Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + концерты
  + статьи из прессы
  + книга записей
  + официальная фэн-зона
  + квизарий
  + фэн-лист
  + "Messer"



Комиксы Комиксы

Рисованные истории из жизни группы.
Если вы обладаете умением держать в руке карандаш или ловко гонять мышку по коврику, то вы можете принять участие в жизни этого раздела.

далее


Интервью и публикации в прессе


Интервью с Паулем и Флаке для Rockhard

Wolf-Rudiger Muhlmann,
www.rockhard.de, 25.06.2005

Пауль, Флаке, одной из фирменных фишек Rammstein является вживание в роль людей – я имею в виду ваши тексты, - которые чем-либо особо примечательны в асоциальном плане: психопаты, уголовники, сумасшедшие… Существовали ли роли, которые вам, как рассказчикам, самим отвратительны, или вы всегда соблюдаете достаточную дистанцию по отношению к вашим «героям»?

Пауль: Вообще-то мы все роли играем с удовольствием… лишь бы это была не роль какого-нибудь симпатичного неонациста-гея родом из Берлина. (смеется) Нет-нет, это я какую-то чепуху сказал. Дело в том, что Тиллю, нашему солисту, всегда удается – я понятия не имею, как он это делает, - деликатно и чутко касаться будто раскаленного железа и так подавать неприятные темы или те темы, которых люди не любят касаться, что стыдно не становится. Лучший пример этому – песня Wiener Blut. Я не знаю, существуют ли еще способы так рассказать эту историю инцеста, чтобы это выглядело лиричным. Так что я фанат Тилля. И, возвращаясь к твоему вопросу: в принципе, вживание в роль – это задача одного только Тилля. Это он должен ставить себя на место героя и «играть» его. Мы, остальные участники группы, почти всегда находимся как бы позади Тилля. При этом не стоит также упускать из виду, что все мы шестеро – музыканты. А заставить шестерых человек мыслить и чувствовать одинаково довольно сложно: кто-нибудь всегда будет находиться чуть в стороне от остальных. Но в итоге мы, как правило, прекрасно сосущствуем со всеми своими сыгранными ролями и рассказанными историями.

Флаке: Меня не задевала ни одна из «ролей», которые были у нас до нынешнего момента. У нас каждый имеет право на свое мнение и каждый всегда может сказать: «эту песню я так исполнять не желаю». Когда я говорю о Тилле и его текстах, я всегда примеряю их на себя. В целом я считаю умение поставить себя на место другого человека более интересным и важным, чем умение вынести ему приговор.

Были ли до нынешнего момента тексты, в которых Тилль, по твоему мнению, заходил чересчур далеко?

Флаке: Нет. Потому что я знаю, что я – не тот, кто «стоит в школьном дворе». (Флаке имеет в виду текст песни "Weisses Fleisch" – прим. Рита) И пока это так, я готов принимать участие в создании каждого текста и в исполнении каждой роли.

В "Wiener Blut" вы шагнули чуть дальше, чем в своей «каннибальской» песне "Mein Teil", потому что жертва, ставшая прототипом вашей героини, живет и здравствует*. Может получиться и так, что жертва услышит эту вашу песню. Были ли в связи с этим обстоятельством сомнения или просто угрызения совести у кого-либо из группы, когда вы решали записывать этот трек?

Пауль: Мы должны чувствовать угрызения совести?

Нет, вопрос состоял в том, возникали ли они вообще.

Пауль: Вот это пример, из которого мне ясно видно, что мы – слава Богу – видим мир иначе, нежели журналисты. Мы ни в коем случае не хотели потешаться над жертвой; это было бы слишком пошло. Потом, если исходить из такой логики, свою первую песню – Rammstein – мы вообще не имели права сочинять, потому что многие жертвы катастрофы на том авиашоу тоже остались живы. Но никто никогда не жаловался на содержание наших песен, просто потому что мы лишь используем эти темы для создания текста – мы не даем происходящему никакой оценки и не собираемся ее давать. Мы словно дикторы в программе новостей. Если такой диктор заявляет, что Майкл Джексон мертв, это означает только, что так оно и есть. А если он говорит, что есть на свете такой человек, на протяжении 20-ти лет державший собственную дочь запертой в подвале, то это тоже делается не для того, чтобы как-то ранить жертву. В противном случае надо было бы запрещать все газеты. В любом случае я тешу себя надежной, что мы единственные, кто это умеет, и поэтому имеем право на то, чтобы работать с подобными темами. При этом пользуясь не ломом, а по крайней мере кузнечным молотом. (смеется)

Флаке: Мы не стремимся кого-то осуждать, мы лишь ставим опыт, пытаясь взглянуть на историю изнутри глазами одного из ее участников. И я не думаю, что жертва должна чувствовать себя оскорбленной из-за этого. Я не могу говорить только за жертву, но я могу попытаться представить себя на ее месте. И если жертвой когда-нибудь стану я сам, а кто-то захочет написать об этом песню, я буду этому только рад. В нашей песне Rammstein речь ведь шла о катастрофе на авиашоу. Спустя несколько лет мы навещали жертв этой катастрофы в больнице. Некоторые из них до сих пор вынуждены наблюдаться стационарно, потому что их ожоги настолько обширны, что могут заживать только постепенно. И, знаете - люди были рады нашему визиту.

* Текст песни "Wiener Blut" был основан на реальной истории Йозефа Фритцля (Josef Fritzl) - австрийского инженера-электрика из г. Амштеттен, Австрия. В апреле 2008 Йозеф был арестован по обвинению в принудительном содержании взаперти своей младшей дочери Элизабет Фритцль, которую он держал в подземном звуконепроницаемом бункере в подвале собственного дома с 1984 года. При этом она подвергалась бытовому насилию со стороны отца с 1977 года. Постепенно их отношения стали носить сексуальный характер - инцест, в результате которого Элизабет родила 7 детей.

Перевод: Рита