Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + концерты
  + статьи из прессы
  + книга записей
  + официальная фэн-зона
  + квизарий
  + фэн-лист
  + "Messer"



Фэн-лист Фэн-лист

Ищите друзей по переписке? Имена и контакты фанатов - все собрано в одном месте.
Добавьте и свою анкету.

далее


Интервью и публикации в прессе


"Нарушая границы"

журнал Metal Hammer, ноябрь 2006
текст: Thorsten Zahn

Уже давно у Раммштайн тихо. Выходящий сейчас “Voelkerball” - это развернутый портрет Reise, Reise тура, показывающий группу с личной стороны так, как никогда прежде. METAL HAMMER расспросил, как обстоят дела, менеджера группы и продюсера DVD Эмануэля Фиалика.

DVD Voelkerball выходит наконец в продажу 17-го ноября, после некоторой задержки. Почему его выпуск так надолго затянулся?

Изначально мы хотели подготовить DVD еще к прошлогоднему Рождеству, но не сделали этого по причине большого количества материала. В качестве следующей даты мы ориентировались на март 2006-го. Мы полагали, что к этому моменту основная часть работы будет готова. Но когда мы засели за оформление упаковки, то оказались в большой дыре. Нам недоставало адекватного иллюстративного материала и подходящего на наш взгляд названия. Изначально DVD должен был называться “Los!”, но мнения членов группы, которые к тому моменту разъехались по разным местам, сильно разошлись. Я лично предпочел, вместе с несколькими членами группы, название “Voelkerball”. В то время как мы продолжали обсуждение с группой посредством телефонов, факсов и электронной почты и в течение многих недель получали необходимое одобрение из отдаленнейших уголков мира, прошло еще некоторое время. Ну а потом началось лето, когда обычно релизы не выпускаются, но зато возникла идея подготовить Limited Edition с большой фото-книгой. Мы приходили к этому решению медленно и, вероятно, работали бы даже во время отпуска, но на нем упорно настояла группа. Подготовка заняла много времени, но оказалась очень плодотворной.

“Voelkerball” возвращает нас в памяти к Reise, Reise туру, но на DVD нет ни одного концерта в Германии. Почему?

Самый представительный концерт в Германии был снова в Wuhlheide в Берлине, но эту концертную площадку мы уже выбирали для “Live Aus Berlin” (1999 – прим. авт.) В Германии самые крупные концерты приходились на начало тура, а тогда голова была слишком забита другими вещами, чтобы учитывать еще и DVD. Позже мы предприняли серьезную попытку, а именно в Scheessel на Hurricane-Festival, но там, к сожалению, не все удалось, к примеру, запись звука была испорчена. Ну ладно, мы могли бы многое исправить и, допустим, наложить запись звука с другого концерта на имеющуюся картинку, но подлинность была бы в результате утеряна. Так что мы в конце концов пришли к решению отказаться от германского концерта, так как у нас уже есть “Live Aus Berlin”. Мы бы с удовольствием показали больше съемок из Англии или Японии, но в итоге был Ним, Франция, слишком великолепный, чтобы его не показать, хотя по бюджетным соображениям он снимался только на цифровые камеры. Мы также с удовольствием сняли бы шоу в Париже, но, к сожалению, не могли быть уверены, что сможем выполнить все требования пожарной охраны. Так что Ним был последним шансом сделать хорошую съемку. К тому же, это было последнее шоу тура.

Ты очень заботишься о том, чтобы группа была показана в самом лучшем виде. Насколько проблематично было делать монтаж Live-концерта?

Чрезвычайно трудно, потому что вначале я воспринимал материал как очень эклектичный. У меня был клубный концерт в Японии, концерт в Брикстонской Академии, где размер сцены, как в театре, что для Раммштайна не очень подходит, совершенно испорченная запись из Scheessel и отличный зал в Бирмингеме. Но так как мы там до этого ни разу не выступали, публика вела себя, как во времена, когда мы только начинали. Фанаты были скорее зрителями, чем участниками концерта. Для переложения на видео это, к сожалению, совершенно не годится, так что мы смогли использовать только отдельные кадры для добавления к концерту в Ниме. На концерте под открытым небом в Ниме условия для хорошей съемки были, вообще-то, из всех самыми плохими, так как в городе существует опасность мистралей. Это ветра, встречающиеся именно в этой области юга Франции, поэтому для фестивалей существуют строгие ограничения. Например, мы не могли повесить сценический задник, чтобы он не поймал ветер и не надулся как парус. Поскольку сцена там смонтирована очень монолитно, мы не смогли сделать все необходимые надстройки, что повлияло прежде всего на световое шоу. Чтобы передать ощущение, каковы были шоу и сцена в туре в целом, мы должны были несколько раз поработать с вмонтированием кадров из других концертов. Но что определенно было непередаваемо – это публика. Поэтому к публике и атмосфере в Ниме понятие аутентичности применимо стопроцентно.

Ты замечал на тех концертах, которые вы снимали, что члены группы нервничают из-за камер?

Проблема одновременной записи аудио и видео существует всегда, потому что Раммштайн – в первую очередь музыканты. Когда музыкантам говорят, что их будут снимать и записывать звук, они зачастую останавливаются на сцене как приклеенные, так как хотят, чтобы звук был как можно более хороший. Но результат редко бывает хорошим, потому что в итоге часто не хватает той энергии, которая обычно является сутью Live-шоу. Мы уже пытались это попробовать для “Live Aus Berlin”, записать звук без публики. Но когда музыкант без публики, он играет только для себя самого. И тогда аудиозапись часто теряет типичную энергетику Live-концерта. На Reise, Reise туре в Брикстоне мы вели запись все три дня. В первые два дня Раммштайн знали, что их записывают, а в последний - нет. Третий день был лучшим. На видеосъемку все в группе реагируют по-разному. Например, внешне часто кажется, что Флаке это вообще не интересует. У этого есть свои недостатки, ведь если он каждый раз одевается по-разному, то стыковать при монтаже кадры с различной одеждой приходится очень тщательно. Рихард и Пауль, напротив, очень сознательно относятся к работе камер, а Шнайдер очень сосредоточен, так как должен выдерживать ритм и придает большое значение точности.

Какой же образ группы вы хотели показать на “Voelkerball”?

Как можно видеть из названия, мы хотели представить и публику тоже; взглянуть в лицо фанам Раммштайна и тем показать, как их видит группа со сцены. Центр внимания – это, конечно, группа, но мне было важно присутствие публики - то, чего мне недостает на большинстве DVD. Например, на старых съемках в Rockpalast я постоянно вижу, что происходит на сцене, но публику – слишком редко, не хватает атмосферы. На “Voelkerball” речь идет о том, как люди по всему свету воспринимают шоу. Это было также решающей причиной для выпуска книги, которая поступит в магазины вместе с Limited Edition. Фотограф Frederic Batier сделал чудесные фотографии людей, показывающие обожание, восторг, усталость, смирение – просто все мыслимые проявления чувств. Во многих снимках также ощущается большая печаль. Это потрясающий взгляд снаружи и изнутри. “Voelkerball” для нас – словно целый мир у себя дома. Этот DVD показывает, насколько разной может быть публика.

“Voelkerball” также показывает, что самую горячую любовь к Раммштайн проявляет прежде всего, пожалуй, русская публика. Концерты в Москве – это нечто необыкновенное?

Да, они совершенно особенные. У публики это некая разновидность голода, так как там играет мало групп – по крайней мере, так мы предполагаем. На Западе государственная власть незаметна, в Москве – очень. Мы родом с Востока и пока еще помним известные времена, но так сильно, как в России, мы государство никогда не ощущали. Как менеджер, я в Москве не выходил на сцену отчасти потому, что это не нравилось солдатам позади сцены, при том что у меня был пропуск. Если ты там хочешь пройти через оцепление, нужно кому-нибудь сунуть денег. Снаружи стоят армейские подразделения, а в самом зале пространство перед сценой оцеплено спецподразделением, с которым даже нормальная армия не хочет иметь дела. Это молодые парни с заранее полученным разрешением избивать людей – и это на концерте. Одно происшествие особо отложилось у меня в памяти. На концерте была VIP-зона, билет в которую стоил от 200 до 300 долларов. Один из находившихся в ней состоятельных посетителей концерта в порыве эйфории и воодушевления сорвал с себя рубашку, и туда сразу же ринулся один из этого спецподразделения, вытащил резиновую дубинку и приказал этому господину немедленно одеться, что тот и сделал с кающимся видом.

Ты менеджер и продюсер в одном лице. Увидел ли ты группу как-то по-другому во время выпуска “Voelkerball”?

В классические задачи менеджера входит позаботиться о том, чтобы договор о выпуске DVD был заключен и оплачен. Затем посмотреть на результат, решить, выполнены ли пожелания группы и, если потребуется, переговорить с участниками. При выпуске DVD я не смотрел на группу другими глазами, у меня была другая задача.

И эта твоя задача как менеджера связана с большой ответственностью. Как ты справляешься с этой ответственностью?

Мы уже пару лет как знаем друг друга, они понимают, что я в определенных областях привношу некоторое вдохновение. Группе показали отснятый материал, спросили их мнение. Ведь для всех задействованных лиц очень важно еще во время производственного процесса знать, какое мнение снимавшиеся люди имеют о результате, ведь они, в отличие от массового кино, не актеры, а выступают в роли самих себя. Продюсеру приходится следить за многими вещами, помимо всего прочего - кого как часто можно видеть в различных эпизодах. Иначе возникает вопрос: почему все время показывают только солиста, а остальных вообще не видно? Болезненная тема для многих групп.

А ты когда-нибудь реагируешь бесчувственно, жестко критикуешь группу, если выступление не удалось?

Этого не требуется. Раммштайн, помимо всего прочего, слишком хорошая группа. Я всегда жду, когда непосредственно спросят мое мнение, но уж если меня нет за кулисами, это само по себе однозначный признак. Не стоит подходить к тому, у кого сейчас адреналина выше крыши, еще и с критикой. Концерт так или иначе окончен, для критики случай не подходящий. Музыканты Раммштайн сами знают, когда результат был не самый оптимальный. Когда я подхожу и поздравляю их с хорошим концертом, то они зачастую все равно продолжают считать, что он был плохим. Если я хочу быть услышанным, мне нужно поискать для этого спокойный момент, а иначе я вызову только раздражение, и вот уже вечер испорчен. Я лучше дождусь случая и поговорю с участниками группы по отдельности.

Проводятся ли после завершившегося турне обсуждения, в которых еще раз обговаривается проделанная работа?

Она обсуждается регулярно, прежде всего, в начале тура, почти после каждого концерта. Мы смотрим, все ли проходит гладко или требуется внести изменения. Прислушиваемся к реакции публики и мнениям наших друзей-музыкантов. Это непрерывный процесс, который происходит существенно интенсивнее, пока тур еще не обкатан.

В последнем интервью для METAL HAMMER-Special в ноябре 2004 г. ты сказал, что в вашей карьере это огромный пробел - то, что о Раммштайн никогда не был снят отличный фильм. Приблизился ли к этому “Voelkerball”?

Я, собственно, имел в виду, что мы упустили время для съемок истории Раммштайн, чего-то такого, что показывало бы определенные фазы развития и вследствие этого обладало спонтанностью. Я постоянно об этом жалею. Мы, к примеру, много спорили о том, что Матильда Бонфой (монтажер в “Беги, Лола, беги” и в “Принцессе и Воине” – прим. авт.) должна снять документальный фильм о времени Reise, Reise - группа воспротивилась этому. Для них это было слишком интимно, они хотели в то время быть полностью одни и к тому же опасались, что не справятся с этим. А я с удовольствием посмотрел бы, как такой человек как Матильда, которая подходит к документальным съемкам очень дистанцированно и любит музыку, сняла бы определенный период жизни группы. Как можно увидеть на “Voelkerball” и в 59-минутном документальном фильме “Anakonda im Netz”, ей удается хорошо охарактеризовать музыкантов. Матильда замечательно прорабатывает каждую отдельную черту в музыкантах: о застенчивости Тиля Линдеманна, например, до сих пор мало кто знал.

На “Voelkerball” есть некоторые вещи, которые ранее не были известны – эпизоды за кулисами или ритуал с текилой перед выступлением. Были ли при этом такие сцены, которые были скрыты от общественности?

(после некоторого размышления) Нет, такого не было. Про документальный фильм “Anakonda im Netz” и про живые съемки я могу сказать наверняка. Съемки, из которых Пауль смонтировал фильм “Reise, Reise: The Making Of The Album”, я видел не полностью. Разумеется, всегда есть сцены, которые не всем нравятся, против которых кто-то будет возражать, но слишком личное есть слишком личное и ни в коем случае сниматься не будет.

Как менеджера Раммштайн, тебя вполне можно считать седьмым членом группы. А теперь, когда ты еще и продюсируешь DVD, то встает вопрос, не ставит ли тебя такое положение действительно седьмым человеком в группе.

Нет, совершенно не так. Я знаю, что вопрос, кто в Раммштайн седьмой человек, вызывает жгучий интерес. Но его нет! Рихард, правда, сказал в документальном фильме что-то насчет моей принадлежности к группе, но здесь необходимо очертить круг. Это математический принцип теории множеств. Существует один круг из шестерых человек и существует еще одно множество – в нем, пожалуй, есть своя иерархия, и сам я в проекте “Voelkerball” стою на верхней ступеньке этой иерархии – но сравнивать это с ролью седьмого члена группы нельзя. Для любого круга задач всегда существует какой-нибудь “седьмой” – на короткое время. Касается ли это музыки, организации, денег, продукции, света, костюмов или питания. На каждую потребность существует свой седьмой человек.

Но ты тот “седьмой”, который держит в руках остальных “седьмых”.

(смеется) Ладно, я могу с этим согласиться. Но мысль о том, что я седьмой в группе, мне не нравится. Это внушает представление, будто между шестерыми музыкантами есть некая градация: кто первый, кто шестой. А этого определенно нет, в группе правит демократия – чертова демократия.

В заключение вернемся еще раз к DVD. Какие сцены на “Voelkerball” в целом больше всего нравятся тебе как продюсеру?

Я все съемки просто уже столько раз видел, что в итоге не могу иметь каких-то конкретных “любимчиков”. В документальном фильме есть потрясающие эпизоды, которые хочется донести до зрителей, связанные с тем, что меня радует. Например, Олли Ридель описывает, что он верит в то, что надувная лодка, в которой он плывет поверх людей, может направляться силой мысли. Я люблю Олли за это высказывание. Оно свидетельствует о его воле и серьезности. После двенадцати лет совместной работы радовать способны самые трогательные моменты. Например, короткий смешок Пауля вместе с Рихардом на концерте в Ниме. Буквально доли секунды, но для DVD “Voelkerball” это огромная ценность.

После того как DVD 17-го ноября наконец появится в продаже, вам уже будут предстоять следующие проекты. Коротко: что произойдет с Раммштайн в будущем году?

Я бы хотел, чтобы мы на первой встрече в январе смогли поговорить о гастрольном туре. Мы хотим наверстать тур по Южной Америке, который в свое время был отменен из-за болезни Флаке. Дальше я бы себе пожелал, в разумной по времени последовательности, того, что касается выпуска следующего альбома в связи с этими концертами. Но это только мое личное представление. Если мы будем должны отправиться в тур по Европе, у нас должно быть новое шоу, которого пока совершенно нет. С шоу Reise, Reise тура мы можем выступать в Южной Америке. Может быть, еще будет один-другой фестиваль.

И в Европе?

Да, но это было бы опять же краткосрочно. Приглашения есть, но нам пришлось бы самое позднее в декабре-январе сообщить, будем мы выступать или нет. А в остальном, в 2007 г. Раммштайн собирается приступить к записи нового альбома, который будет выпущен предположительно в 2008 г.