Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



Сегодня День рождения мира Сегодня День рождения мира

Вам когда-нибудь хотелось проехаться гастрольным туром вместе с любимой группой хотя бы в качестве наблюдателя? Благодаря этим мемуарам ваша мечта наконец-то сбудется!

далее


Рассказы фанатов


Отпуск в Баварии или причины написания нового альбома.

Авторы: Astoll & Werwolf Авторы: Astoll & Werwolf

Февраль, а снега все нет. Посмотришь в окно – хочется застрелиться или, по крайней мере, упиться до потери пульса. Объясняю: серый мрачный город, моросит мерзкий ледяной дождь. По мокрым улицам проезжают грязные машины. Люди бегают с зонтиками по улицам Берлина не оборачиваясь. Унылая пора… Но настроение Паулю Ландерсу, казалось, не способно ухудшить ничто.
Открыв один глаз, он глянул на будильник – 11 утра – раннее утро у великих людей. Потянувшись и сладко зевнув, он сел на край кровати и начал искать глазами тапочки. В поле зрения их не было. Пауль встал и вышел в гостинную. Оглядел комнату и тут же усмехнулся увиденному – его любимые розовые пушистые тапочки мирно покоились на карнизе. Пожелав им доброго утра, Полик пошел в ванную – смыть следы вчерашней пьянки…

* * *

В то же время в квартире Рихарда.
- Нет! Нет... нет... нет!!! Nein!!! Не делай этого! Это мой любимый свитер!!! Герр Линдеманн, какой же вы дерзкий!!! НЕТ!!!
- Рихард! Рихард! Да проснись же!
Риха открыл глаза:
- Где он?
- Кто он? - сонный Кристоф недоуменно посмотрел на одногруппника.
- Ты ведь защитишь меня от него? Ведь защитишь, правда?, - в глазах гитариста было столько скорби, что Шнайдер невольно засмеялся. Вернее сказать заржал, как дикий конь в тумане, да так, что задрожала люстра на потолке и посыпалась штукатурка.
- Ну-у-у! Ты чего? - обиделся Рихард.
- А ты чего? От кого тебя защищать?
- От Тилля, - нуверенно ответил гитарист.
- И где ты видишь Тилля?
- Э-э-э, - Рихард оглянулся по сторонам, - это был сон??? Страшный…
- Кто? Сон или Тилль? - Шнайдер развеселился с самого утра, не к добру это…
- Ужас… - покраснел Рихард, - Кристоф, а что ты тут собственно делаешь?
- Я? - Кристоф огляделся по сторонам, - действительно твой дом, что же я тут делаю?
Это была вторая неожиданность и первая загадка за сегодняшний день.

* * *

11.00 квартира Тилля Линдеманна.
…белки… Санта Барбара… еще одна санта, стоп. Это же он – то есть Санта Клаус…старый добрый дедушка… KDW…Спирс… Боже!!! Уже лучше белки… Черт, куда же они делись?!?! БЕЛОЧКИ!!!!
Тилль коротал время, клацая по каналам. Голос в телевизоре говорил: «Зимняя сказка… Альпы Баварии… Мюнхен, Вассерхайм… чудесные заснеженные долины. Лучший сервис, номера люкс и vip отели. Все, что нужно для полноценного отдыха в горах. Обучение катанию на лыжах и сноубордах. Любое снаряжение на прокат. Круглосуточно работает подъемник. На территории открыты бары и рестораны. Идиллия…»
«Идиллия!» - подумал Тилль и кинулся к телефонной трубке.

* * *

Оливер и Флака проснулись одновременно – ударившись головой соответственно об ножку стола и стул. Открыв глаза, клавишник и басист Раммштайна заметили, что лежат ни много, ни мало под кухонным столом у Оливера дома.
- Что же такое мы вчера пили? - выдавил из себя Кристиан, потирая ушибленный затылок.
- Не пили, а курили, - заметил Олли, успевший подняться на ноги и осматривая себя любимого на наличие синяков. Их оказалось всего 7 (всего-навсего). - Ой, - простонал Флака (видимо синяков у него было больше, чем у Оливера).
Внезапно возле многострадального флакиного уха зазвонил телефон.
- Scheisse! Какой сволочи не спится в, - Кристиан посмотрел на разбитые уже пластмассовые часы – подарок Пауля, - в 11 часов… - немного смутившись проговорил Флака.
- А-л-л-е!!! - протянул Оливер, - Оливера нет дома. Не будет еще до-о-олго!!! Ему что-то передать, когда он вернется?
- Оливер, не валяй дурака! - ответили в трубке.
- Это не Оливер, вы ошиблись, - тем же невозмутимым голосом ответил басист.
- Сейчас я приду и отлуплю кого-то немного! Не догадываетесь кого, уважаемый герр Ридель? - в голосе послышалась угроза.
- О-о-о, Тилль, узнаю… - проговорил Олли, не меняя интонацию.
- Неужели?! В общем слушай… У МЕНЯ ИДЕЯ!!!
- О, Боже! У Тилля идея, - равнодушно пропел басист.
- Оливер, ты напоминаешь мне Пауля!
- Да ну! Тебе показалось! - невозмутимость в голосе Оливера была неиссякаемой.
- Ладно, слушай! Внимай каждому слову! Запомнил? Слушай: МЫ. ЕДЕМ. В. БАВАРИЮ!!!
- Мюнхен… - мечтательно протянул Олли, - вперед, удачи вам!
- Нет, Олли, ты не понял! МЫ едем в Баварию!!!
- То есть ты и я? - удивился басист, косясь на Флаку.
- Не мути, герр Ридель, за кого ты меня принимаешь? Едем мы все вместе – группой!
Послышались короткие гудки. Третья неожиданность за день.

* * *

Шум льющейся воды. Как приятно тепло распределяется по телу, вода стекает по мокрым волосам, по лицу, оставляя капли на бровях и ресницах, капает на плечи и грудь. В дело пошло мыло. Вот уже белоснежная пена переливаясь стекает на спину…
- Черт, мои глаза!!! Кто придумал эти чертовы шампуни! И кто вообще включил будильник? Или это не будильник? А-а-а, телефон – чертова дрынчалка! – Алло!
- Алло! Пауль, доброе утро. Знаешь карту Германии?
- Очень смешно! что тебе надо, Тилль?
- Мюнхен, Вассерхайм…
- Водный домик? Клево! Воды-то и у нас предостаточно… нам бы снега! - объяснил звонившему Пауль.
- И он есть!!! - обрадовал Тилль!
- И где же? - осведомился гитарист.
- В Баварии!!!
- И к чему ты ведешь? - недоумевал гитарист.
- Пауль! Мы едем в Баварию! - который уже раз за день ошеломил вокалист.

* * *

Опять квартира Рихарда. Шнайдер в растерянности сидит посреди комнаты и над чем-то сосредоточенно размышляет (он так сидит уже около часа). За это время хозяин квартиры, то есть Рихард успел принять душ и готовил на кухне завтрак. Его же голос и оторвал Кристофа от раздумий:
- Шанюшка, у меня к тебе предложение!!! - сладким голосом пропел гитарист с кухни.
- Не хочу! Не пойду! Не буду! Не предлагай! - затараторил барабанщик, на своем собственном опыте знавший, что ни с чем, предложенным участниками группы, соглашаться нельзя, - ДАЖЕ И НЕ ДУМАЙ!!!
- Тьфу ты, извращенец!!! Я ж тебе завтракать предлагаю… - отозвался с кухни Рих и мило улыбнувшись добавил: - сладенький ты мой!!!
В сгибающегося от смеха Рихарда полетел тапочек (он был, слава богу, единственным, что попалось Шнаю под руку…)
Так начиналось мирное утро в квартире Рихарда Круспе-Бернштайна.

* * *

Пауль с задумчивым видом листал карту Европы, в надежде найти Германию.
- Ого! Вы только посмотрите, Беларусь тоже в Европе находится, - воскликнул Павлуша, видимо обращаясь к свисавшим с карниза тапочкам, - так! Нашел! О, Мюнхен… значит сюда Тилль хочет отправить нас – несчастных, многострадальных, утомленных жизнью и музыкальной карьерой людей!!! - при каждом новом слове Пауль все больше расплывался в улыбке. – Хороший выбор: тут же делают лучшее в Европе пиво!
Тапочки согласно кивнули. Бодро вскочив с дивана, Пауль помчал на поиски чемодана.

* * *

- Олли! Олли! А что сказал Тилль? - допытывался Флака, прыгая вокруг басиста.
- Какой Тилль? - Оливер, видимо, еще не отошел.
- Ну наш Тилль! Вокалист который!
- Не знаю. Не видел его, - Оливер Ридель готовил кофе, а за этим занятием отвлекать его было нежелательно – могла проявиться обычно скрытая ярость.
- Так никто ж с тобой не спорит, относительно того, виделся ли ты с ним, - развел руками Флака, - ты ж вроде с ним по телефону разговаривал?…
Оливер недоуменно посмотрел на Флаку, а потом на телефонную трубку.
- А-а-а, ну да, вспомнил. Он сказал собираться в Баварию. Отдых у нас, понимаешь ли…
Флака шмыгнул носом, поправил очки, подошел к бассисту и попробовал его лоб на наличие температуры. Убедившись в том, что Олли здоров, по крайней мере внешне, Флака спросил:
- И это все он успел сказать тебе за пару секунд?
- Угу, - Олли опять принялся колдовать над завтраком.
- И когда же мы едем? В каком году? - продолжал любопытствовать Флака.
Оливер в задумчивости посмотрел на пластмассовые часы (опять-таки подарок Пауля).
- Да вот, через час за нами заедет Тилль. Сказал, чтоб готовы были…
Услышав это, Флака задумался стоит ли блестящая музыкальная карьера стольких проблем с одногруппниками. Решив, что стоит, Флака побежал на второй этаж собирать вещи, еще не до конца осознавая ситуацию. На полпути он все же остановился, слетел вниз, схватил Оливера за ухо и поволок его наверх для того, чтоб кумарной басист успел собрать вещи до прихода Тилля, иначе его жизни ( Оливера в смысле) угрожала бы опасность в лице все того же разъяренного Тилля.

* * *

Рихард продолжал корчиться от смеха, когда внезапно возле его уха зазвонил телефон. От такой неожиданности Рихард отлетел метра на три в сторону, попутно задев шкаф. Со шкафа прямо на его бедную головушку свалилось праздничное круглое блюдо, отключив хозяина (и головы и кухни, кстати, тоже). Теперь ржать уже начал до сих пор сидевший в раздумьях на полу Кристоф. Заметив, что гитарист не может подойти к телефону, он кое-как дополз до аппарата:
- А-л-л-е-у! - протянул он сквозь смех, - квартира Рихарда Круспе–Бернштайна.
- Шнайдер, что ты там делаешь? - спросили с другого конца провода.
- Да я и сам никак вспомнить не могу, - хихикнул ударник.
- А где Рихард? - вопрошал немного удивленный Тилль.
- Рихард, - нервно хихикнув, Крис покосился на тело согрупника, - он сейчас не в состоянии подойти к телефону…
Молчание.
- Ну, в общем мы сейчас едем в Баварию, пить пиво, кататься на лыжах. Короче, собирай свои и его вещи. Я заеду за вами через час. Всем быть готовыми.
- Но!.. - Шнайдер хотел что-то сказать, но послышались короткие гудки. Тогда Кристоф подошел к отключенному Риху и решив, что ему, наверное, не очень удобно лежать на холодном полу, да еще и с кусками тарелки на голове, и подпирать шкаф, решил отнести его в комнату на диван. Скажем, «отнести» - не очень удачное слово, так как фантазии барабанщика хватило лишь на том, чтоб оттащить несчастного гитариста за ногу, попутно пересчитав ему все ребра, и пару раз, как бы невзначай, ударив головой от стол, стул и дверной проем. Уложив тело гитариста на диван, Кристоф подумал, что перед тем, как идти собирать собственные шмотки, надо собрать и вещи Риха. Наскоро смахнув в чемодан все летние и осенние веши гитариста, которые имели неосторожность лежать на полках, Крис поставил чемодан рядом с обморочным Рихой и побежал домой.

* * *

- Носочки? Носочки!!! Где же вы родимые?! А черт бы вас побрал, вонючие потняки! У Тилля одолжу или на крайний случай у Шнайдера.
В комнате как будто смерч прошелся. Везде, а именно – на подоконнике, люстре, на кровати, под ней, на тумбочке и за ней, в общем, везде были разбросаны вещи Пауля Ландерса. Он уже 20 минут искал свои носки, точнее у него были 4 разных носка, при чем все правые. А вот с левыми была напряженка. Вот полетели свитера и штаны, - Пауль решил просмотреть содержимое древнего чемодана, доставшегося ему по наследству от прадедушки (хоть не от прабабушки – это радует).
- Ого, какая рубашка! Двенадцать дырок. Такого количества дырок я не видел со времен последнего показа Кристиана Лакруа.
Так продолжалось бы еще долго, если б на пороге не возник Тилль Линдеманн собственной персоной. Загадочно подмигнув, он схватил брыкающегося Пауля в охапку, захватил чемодан и двинулся по направлению к дому Рихарда.

* * *

- А-а-а! Противный гитаристишка! Открывай! - Оливер барабанил ногой по двери Рихарда, не подозревая, что тот никак не может ее открыть.
Флака с мученическим видом сидел на чемодане и думал о своей нелегкой жизни.
- Открывай! Кому говорю! - Олли не унимался.
- Постой, герр Ридель, дай мне! - послышался голос непонятно откуда появившегося вокалиста с сидящим у него на плечах, а-ля попугайчик, широко улыбающимся Паулем Ландерсом.
- МИР ВАМ, дети мои! - весело поприветствовал всех гитарист.
А тут и Шнайдер подоспел во всеоружии, а именно в куртке, делавшей барабанщика похожим на медведя, в очках для лыжников, шапке, натянутой до средины очков и трехметровом шарфе, волочившемся по земле, как у невесты подол платья.
- Не делай этого! - голосом пьяного проповедника произнес Шнайдер.
- Это еще почему? - возмутился вокалист, уже намеревавшийся выбить дверь головой ничего не подозревающего Пауля.
- Он, - Крис ткнул пальцем в дверь, - в отключке.
- Необразованный ты наш! - воскликнул до сих пор молчавший Флака, - дверь женского рода.
- Да я не про нее говорю! - воскликнул ударник, но его перебил полный ужаса вопль Оливера:
- Что-о-о?? Рихард – она? То есть поменял ориентацию? - глаза басиста округлились от ужаса и стали похожи на 2 больших блюдца.
- Да нет же! Мы про дверь говорили, - поспешил объяснить Флака.
- Молчать! - раздалось со стороны Тилля. Пауль согласно кивнул и одарил присутствовавших лучезарной улыбкой во все 73 зуба.
– Пора лететь, - закончил он за Тилля.
Зайдя в квартиру Рихи, Раммы увидели лежавшего на диване несчастного гитариста.
- Придется его кому-то нести, - пролепетал Флака, косясь на Тилля.
- Ладно-ладно, давай его сюда!
- Нет!!! - горячо запротестовал Пауль, который был явно против еще одного халявного непрошеного пассажира. – НЕТ!!! ПРОЕЗД ПЛАТНЫЙ! ЛЬГОТНЫХ МЕСТ НЕТ!
- Пауль, ты не понял, - проговорил вокалист, - СЛЕЗАЙ!!!
Гитарист послушно слез с плеч Тилля и, надувшись, уставился на виновника случившегося, обдумывая план мести. Но привести план в действие ему там и не удалось. Дружески треснув Пауля по спине, Шнайдер вывел его из раздумья, напомнив, что их ждет самолет.

* * *

В аэропорту пришлось совсем тяжко – оказалось, в спешке забыли паспорт Рихарда. Возвращаться за ним никто особо не желал, да и времени не было. Проявив энтузиазм, Тилль решил сам поговорить с таможенником. Глубоко вздохнув и издав боевой клич индейцев племени Чероки в брачный период, Тилль, выпятив грудь, гордо шагнул в сторону кабинки главного таможенника. Со всей силы дернув ручку двери, вокалист попытался зайти во внутрь. Но что-то его не пускало. Тогда он попробовал войти еще раз. Получилось… Сопротивление исчезло и послышался глухой БУХ!!!
- Ой, прости, Рихард!, - закатив глаза и выпятив нижнюю челюсть пролепетал вокалист всех времен и народов. Аккуратненько подняв в пола тело все еще обморочного гитариста, вокалист закинул его себе на плечо, как шарфик.
От увиденного у таможенника потемнело в глазах. Вокалист заметил, что бедняге поплохело и сочувственно подпихнул тому стул на колесиках, чтоб работник мог сесть и успокоиться и начать столь важный и необходимый Тиллю разговор… но не рассчитал силу. Стул сбил беднягу с ног и с грохотом ударился об стенку. Работник аэропорта сидел на полу и оглядывался вокруг дикими глазами, стараясь понять, что случилось. Когда глаза его более – менее сосредоточились на одной точке, он увидел улыбающегося во все 5 рядов зубов вокалиста, приветливо протягивающего ему руку… нервы не выдержали – с диким криком таможенник вылетел из кабинки и долго пытался спуститься по поднимающемуся вверх эскалатору, пока к нему не подбежало двое людей в белых халатах и не забрали с собой… (видимо эту картину когда-то увидел вокалист Oomph Деро и поэтому решил выступать в подобной одежде. Поблагодарим Rammstein за помощь в подборе концертной одежды для “Его Чести”).
Довольный собой Тилль вышел из кабинки с новым документом в руках. И когда он успел его раздобыть? По прохождению таможенного контроля, участники группы устремились к самолету. Вдруг Рихард, гордо восседавший на плечах вокалиста и сопровождаемый злобными взглядами кондуктора по имени Пауль, открыл глаза. Посмотрев вниз, увидел, что находиться почти на двухметровой высоте над уровнем пола! Рихард вцепился ногтями в череп вокалиста, обхватил ногами его грудную клетку и заверещал на весь аэропорт:
- А-а-а-а! Спасите! Я боюсь высоты!!!!
- Ой, проснулся! - просиял Флака, - вот только высоты боишься не ты, а Шнайдер.
- Да? Ну забыл-забыл… И нечего кидать на меня неоднозначные взгляды! - Рихард покосился на мрачного Пауля.
- Уеви огу ф моефо гта!!!
- Что? - не расслышал Рих, - а кто это собственно говорит ? - настороженно проговорил гитарист.
- Я!!!
- То есть кто я? - не унимался Рих.
- Тот, на ком ты сидишь!
- Что? А-а-а-а!!! - Рихард увидел свое и Тиллево отображение на зеркальной двери. Пытаясь спрыгнуть со спины вокалиста, Рих зацепился ногой за подбородок Тилля и шлепнулся (который раз за день?) на пол. Пауль в сторонке злорадно потирал руки, видимо Будда услышал его мольбы…
- Идем уже! - позвал Флака, - опоздаем на самолет.

* * *

Шнайдер стал необычайно молчаливым и чем ближе они подходили к самолету, тем он ( ударник) ставал все мрачнее.
Вот и пришло время рассаживаться по местам. Пауль поспешил занять место возле иллюминатора. Шнай уселся рядом. У него было ужасное настроение и тряслись руки, когда он одевал наушники. Краем глаза Пауль заметил в плеере диск серии Relax. Кроме этого Кристоф одел шелковую ночную повязку на глаза, обнял любимые барабанные палочки и потребовал сейчас же выдать ему спасательный жилет и парашют. Зачем они были нужны легендарному барабанщику оставалось непонятным. Наверное, они были чем-то вроде плюшевого мишки для детей, то есть успокоительным.
Третьим к ним подсадили не прекращающего возмущаться Рихарда. Тилль решил насладиться тишиной и мирной компанией Флаки и Олли и сел в хвост самолета.
В салоне самолета было тихо, лишь в каком-то из рядов спереди раздавалось “Земля в иллюминаторе видна…” с явным немецким акцентом.
Лететь оставалось каких-то полчаса, когда самолет начало трясти. Симпатичная стюардесса объявила, что сейчас самолет находиться в зоне турбулентности, но скоро это пройдет. Но не все так просто, как казалось бы…

У самолета отключился один двигатель и машина отказывалась лететь на автопилоте. Перепуганный Рихард вцепился в Шнайдера мертвой хваткой. Кристоф же сидел с больными глазами (предварительно сняв повязку, конечно) и смотрел в спинку переднего кресла. Видимо он не до конца осознавал ситуацию. Но уже через пару минут Шнай повис на Пауле, вместе с верещавшим Рихардом, до сих пор пытающемся найти свое спасение на барабанщике.
- Ты слышишь?! Они зовут меня! - диким голосом орал ударник Паулю в ухо.
- Да кто они?! - Пауль пытался убрать от себя бешенного ударника.
- Дети ветра! - продолжал дико верещать Шнайдер на ухо гитаристу. - Зовут меня к себе! Говорят братьями мне будут! А-а-а!!!
- Кристоф, собака! Ты совсем сдурел! Слезь с меня немедленно! - в свою очередь проорал барабанщику на ухо Пауль, попутно дав ему подзатыльник.
И вдруг:
- Мы падаем!!
- Как это падаем? - вопрошали с соседнего от Тилля сидения, - что, прям в Альпах?
- Затяните ремни безопасности! Оденьте спасательные жилеты!
- Мда, сложившаяся ситуация не обещает мягкой посадки, - философствовал кто-то слева от Тилля под дикие крики коллег и остальных пассажиров.

Резкий толчок, и самолет скользит по заснеженному склону. Постепенно падает скорость… ну вот, Flugmaschine благополучно останавливается за полметра до обрыва.
Решив, что на этом жизнь не заканчивается, под истерический вопль Шнайдера и возмущения Рихарда, Раммы решили вылезти из самолета, осмотреть окрестности и обсудить ситуацию. Тилль легко выбил аварийные двери, и одногруппники высыпались на улицу. Вот она красота альпийских гор – вершина горы, нос самолета свисает с обрыва, и туман…
- Туман?! Что бы это значило, - многозначительно протянул Пауль, косясь на Шнайдера.
- Наверное, это значит, что мы на вершине очень высокой горы, и до земли километра два, - предположил Флака.
Шнайдер побелел, посерел, позеленел, всхлипнул и грохнулся в обморок (не всё одновременно, конечно). Пауль отомстил назойливому ударнику за происшествие в самолете. Решив, что на сегодня перевыполнил норму таскания одногруппников на собственной спине, Тилль дружески растолкал Шнайдера объявив, что если тот сейчас же не встанет и не перестанет выть, так, что волки в лесу пугаются, то они, то есть Раммштайны, оставят Кристофа здесь. Поднявшись на ноги, Кристоф обвел всех присутствующих многозначительным взглядом и гордо объявил, что без ударника Rammstein распадутся или по крайней мере не видать им прежней славы. Пауль тихонечко посмеивался, сидя на рюкзаке Шная, вытянутом из салона. Рихард же отнесся к заявлению Кристофа очень серьезно:
- Он ведь правду говорит! Один раз мы чуть-таки не распались! - проговорил гитарист дружески похлопывая ударника по спине.
- Ну да. И по чьей же вине? - хмыкнул Оливер, косясь на Рихарда.
- Ну-у, это достаточно сложный вопрос, по этому однозначного ответа на него быть не может! - поспешил закрыть тему соло-гитарист, опуская глаза.
- Вы только посмотрите сколько тут снега! - радостно завопил Флака, чьи конечности были видны из ближайшего сугроба.
- Можно сделать снеговую бабу! - радостно предложил до сих пор молчавший Тилль.
Пятерка музыкантов странно покосилась на мило улыбающегося вокалиста.
- А зачем тебе баба? Да еще и тут, на горе? - скривился Пауль.
- Я всегда знал у нас в группе одни извращенцы!! - Тилль нахмурил брови, - я ж говорю про снежную бабу, про снеговика то есть!
- Надо полагать, эти твои йети еще и разных полов бывают? - заинтересовался Оливер.
- А-а-а-а! Как высоко!! Что ж мы теперь делать будем? И мобильник не принимает! - Шнайдер стоял пошатываясь на краю обрыва.
- Логично, что не принимает! Мы ведь на горе Цугшпитце ( Zugspitze), на высоте 2962 м! Это самая высокая гора в Германии! - осведомил присутствующих пилот самолета, только что вылезший из салона.
- Сколько?!?
- 2962 м. То есть до ближайшего населенного пункта слазить по горам дня два, - высчитал Флака, у которого по математике был наивысший бал (в первом классе).
- И что же нам делать? - пролепетал Рихард несчастным голосочком.
Его видимо не устраивал вариант спуска с горы собственным ходом.
- Идти в поселок, или хотя бы туда, где берет мобильник, - ответил на вопрос гитариста Тилль.
- Ну! Это вам где-то километра на два с половиной спуститься надо… - решил вставить и свое слово пилот.
- Итак, собираем вещи, спускаемся! Всем быть в сборе через 10 минут.

* * *

Через 10 минут. - Эй! Он опаздывает, а сам говорил нам быть готовыми! - возмущался Пауль, не находя себе места. Он то вскакивал с камушка, то опять садился. Его поведение предугадать было просто невозможно.
- Угомонись, Пауль, чем дольше он там будет собираться, тем больше мы успеем выпить, - обратился к Паулю Олли, открывая бутылку шнапса. Гитарист сразу повеселел, подсел к небольшому кругу коллег и больше не вставал, по крайней мере до прихода вокалиста.
Через 15 минут:
- А вот и я, мои дорогие, не соскучились еще за папой Тиллем? Вы уж извините мне мое опоздание.
- Да ничего-ничего, - пролепетал Олли, пряча за Рихину спину почти допитую бутылку.
- Мы на тебя не сердимся, - поддакнул ему Пауль, засовывая в рот горсть снега, чтоб перебить горьковатый запах настоящего немецкого шнапса.
- О! Вы, я вижу, проголодались… - сочувственно протянул Тилль, глядя на искаженное глупой улыбочкой лицо гитариста, пытающегося сделать вид, что снег очень понравился ему на вкус, и чтоб добавить пущей уверенности запихнул в рот вторую горсть
- Ну не то чтобы сильно… - развел руками Рихард, изготовлявший Паулю снежки.
- Я как раз думаю, что пора бы перекусить,- Тилль оглядывал окрестности на наличие мешка с консервами, любовно взятого Флакой (и им же съеденного). Вы не думайте, что клавишник такой худенький, потому что ничего не ест. Просто он ест много и пока никто не видит, а когда он в компании строит из себя вегетарианца употребляя только салатики.
- И куда же он мог деться? - размышлял Тилль, ходя туда-сюда.
- Наверное он выпал из самолета, когда мы падали! - предложил Флака, опуская глаза вниз.
- Когда мы падали все двери были закрыты! - отозвался Шнайдер, не подозревая о Флакиной тайне.
- А может его украли? - загробным голосом спросил Оливер.
- Да-да! Олли прав, - поддержал товарища Флака, - и кто бы это мог пойти на такой подлый и бесчестный поступок?
- Наверное это пилот! Он как-то странно смотрел на нас все это время! Его взгляд выдал его! - подвел итог Рихард.
Раммы схватили ничего не подозревающего пилота, привязали его к крылу самолета, оставив на память пару синяков (а Рихард любезно согласился оставить ему на лбу автограф для дочери), и двинулись вниз по склону…

* * *

- Тиран! Как так можно издеваться над бедными людьми! - стонал Рихард, волочившийся по земле, вцепившись в ногу Оливера.
- Уж кто бы говорил! - сквозь зубы процедил Олли, махая ногой и пытаясь отцепить приклеившегося гитариста, - тебе-то особенно тяжело идти.
- О да! Олли, Олии! Поаккуратнее! Я ж тебе не каменный! Плавнее движения! Больше грации! Вот! Ты достойный ученик своего Мастера.
- Я хочу пи-и-ить! - завывал Шнайдер, плетясь где-то в конце строя. – Нельзя ли нам где-то сделать привал? Попить, поесть…
- С едой у нас напряженка, забыл? Пилот украл наши запасы! - проговорил Флака.
- И с водой тоже, - весело подмигнул Тилль, допивая последние капли из бутылки.
- ЧТО???
- Ну как бы вам объяснить? Кто у нас самый большой? Тилль! Соответственно если я самый большой, то я самый голодный. Правильно? Но так как еды у нас нет, вода на некоторое время может мне ее заменить. Из расчета, что я ем каждые полчаса, максимум час, мне надо выпивать в среднем по пол-литра воды каждые 30 минут, чтоб перебить чувство голода. Учитывая то, что мы идем уже 5 часов, я выпил 10 литров воды, то есть весь наш запас. Ой!…
- Тилль!!
- Все! Нам конец! - Шнайдер сел на камушек и обречено развел руками. – Прощай, Анна! Не увидишь ты больше моих больших красивых голубых глаз! Не увидишь моей доброй и ласковой улыбки…
- А кто такая Анна? - заинтересовался Пауль, подсаживаясь на соседний камушек.
- Анна? Да так…
- Это он поЕму придумывает! - вмешался хихикающий Оливер.
- Олли! А где это ты уже успел накуриться?- настороженно спросил Рихард.
- Да там на лугу возле горного ручья травка растет… - хихикнул бассист.
- Возле ручья??
- Ну да, как раз позади тебя в 30 метрах…

* * *

- Водичка! Родимая! - Раммы сидели на коленях возле горной речки и пили холодную чистую воду.
- Никогда не подумал бы, что буду пить как корова из горного ручья, - пролепетал Рихард, вытирая лицо.
- Знаешь, а иногда я мечтаю быть коровой, - мечтательно протянул Пауль.
- Это еще почему? - не понял Кристоф, подозрительно поглядывая на гитариста.
- Ну чтоб бобры массаж делали…
- Мда…
- Всем собраться! Идем дальше! – голосом не терпящим неповиновения проговорил Тилль.
- Ну Ти-и-иль! Неужели сейчас? - мы ж только сели.
- Раньше выйдешь, раньше придешь! - на философский манер объявил вокалист.
- Это еще как сказать, - подал голос Пауль.
- Что ты имеешь в виду? - настороженно спросил только успокоившийся Кристоф.
- Ну мало ли, пробки на дорогах, террористы…
- Поднимай свой зад и вперед,- подгонял гитариста Тилльберт.
- Ладно- ладно. А как же ты? - недоумевал Риха.
- А я сейчас, только водички еще пару литров выпью…
- Запасается !- шепнул на ухо ударнику маленький гитарист.
- Ага! - барабанщик участливо кивнул. Через пару минут: - а к чему запасается?
- Ну как же! Если он есть хочет – он пьет, потому что другого выхода у него нет. А что ж будет, когда и пить нечего будет?
- О Боже! - выдохнул Кристоф, схватившись рукой за горло.
- Er druckt dir die Klinge an der Hals, - шепнул на ухо перепуганному ударнику Павлуша.
- Эй! Вы о чем там шепчетесь? - спросил вокалист, догоняя Пауля и Кристофа.
- Да так, обсуждаем, что ты делать будешь, когда вода закончится! - объявил гитарист.
- Нет-нет! Мы разговаривали о птичках, - поспешил перебить товарища Крис.
- О птичках? О каких таких птичках?
- Ну знаешь ли, в горах тоже птички водятся, наверное… - замялся ударник.
- Ага, точно, неудачники - сноубордисты называются, - подмигнул Тилль и умчался вперед.
- А чего это ты тему переводишь ! - возмутился гитарист, - птички какие-то…
- Просто я не хочу быть съеденным проголодавшимся солистом! - гордо ответил Шнай.
- А знаешь ли ты, Кристоф, историю о каннибале из Эссена? - загробным голосом спросили сзади.
От такой неожиданности Крис споткнулся, скатился вниз на пару метров, свернулся в клубочек, закрыл голову руками и заорал:
- Не подходи! Я знаю японское боевое искусство!!!
- Мда? И как же оно называется?
- Э-э, камасутра? - открыл один глаз ударник.
Послышался треск. Это Пауль от смеха не удержался и сел на кустик. Судя по его крикам кустик был колючим…

* * *

- Ну вот, конечно, как всегда несет всех Тилль! Что ж будет, если с Тиллем что-то случиться? - пыхтел вокалист под тяжестью стонущего Пауля.
- Не шути так! - проговорил испуганно Рихард.
- Почему? Что жалко меня бедного стало, да? - улыбнулся вокалист.
- В общем-то нет! Просто я не представляю себе, кто тебя нести будет, - пожал плечами Рих.
Тилль обиженно фыркнул:
- Неся этого,- он ткнул пальцем в ногу Паулю, тот жалобно застонал, - я теряю в два раза больше жидкости. Быстрее устаю…
- Он был прав !- закричал где-то сзади Шнайдер.
- Кто был прав? - не понял Олли.
- Пауль! - завыл Шнай. – Теперь нас всех съедят! И не грянет гром с небес, когда он будет пить нашу кровь (пародия на Штиль).
- Кристиан, есть работа, - обратился к клавишнику Олли.
- Какая?- заинтересовался совсем заскучавший Флака.
- Умеешь лечить Белую Горячку?
- Ну не то, чтобы прям умел… да и лекарств у нас нет… а у кого собственно маразм в расцвете сил начался?
- У Шнайдера.
- У Шнайдера? - Флака посмотрел на ударника, стоящего на коленях и возносящего руки к небу. – Мда, надо лечить. А какие симптомы, кроме этого, конечно, - Фляк ткнул пальцем в сторону барабанщика, впавшего по всей видимости в глубокое забытье.
- Ну он что-то про вампиров морозить начал, - пожал плечами Олли, - наверное на него давление плохо действует.
- Он еще в самолета молол что-то про детей ветра, говорил, что они его забрать хотят!, - вставил слово Рихард.
- Может у него Белая Горячка? - оригинально предложил Пауль.

* * *

Красивая горная долина. Речка недалеко. Четыре куста. К ним был привязан по рукам и ногам Кристоф. Он брыкался и пытался выразить собственное отношение к участникам группы.
- Бедняга! Такой молодой, а уже маразматик, - сочувственно вздохнул Рихард, услышав очередной приступ Шнайдеровской ярости.
- Ничего! Мы его вылечим!! - обнадежил гитариста да и самого ударника Флака. Загадочно подмигнув, Фляк начал обыскивать местность на наличие целительной травки.
- Что это он делает? - спросил у лежавшего на животе Пауля Оливер.
- А я откуда знаю! Сам у него спроси!- Пауль был очень злой, видимо колючки от кустика сильно подпортили ему настроение.
- А вот и я! - радостно пропел Флака, садясь на корточки возле Пауля.
- Что значит я? И что ты со мной делать собираешься? - проскрипел Пауль.
- Как это что? Будем твои колючки вытаскивать, - подмигнул клавишник, - вот этим! - он указал на ржавый предмет.
- Что это? - от испуга глаза Пауля стали похожи на чайные блюдца.
- Плоскогубцы! - радостно ответил Фляк, - какой-то дурак забыл на горе такую ценную вещь!
- Флака, дорогой мой, может не будем так рисковать. Это ж ведь не стерильно! Ты как врач со стажем должен зна-а-а!!!!
Паулевы крики огласили окрестности. Услышав их, Шнайдер взбесился еще больше. Теперь он начал орать что-то про садистов, хирургов-извращенцев и т.д.
Покончив с Паулем (вытащив колючки в смысле) Кристиан двинулся в сторону барабанщика. Завидев тощую фигуру клавишника издалека, Шнайдер завыл на таких высоких нотах, что белочки, с интересом наблюдавшие за происходящим из дупел, поспешили ретироваться и закрыть дверь на кодовый замок.

Через час:
- Ой, посмотри какая птичка! Это, наверное, павлин?
- Нее! Журавль! - видишь, какие ноги длинные.
- А не лысоват ли он, как для журавля? - вопрошали слева.
- Это маскировка! Журавли такие скрытные! Всего боятся, вот и шифруются, чтоб их лягушки не увидели, а то мало ли, съедят еще!
- Мда, наверное ты прав, а где же его крылья? - всматривались вдаль затуманенные голубые глазки.
- Как где? Вот он ими машет! Знаки какие-то показывает! Точно, он шаман! - радостно воскликнули справа.
- Кто-кто?
- Шаман, ну колдун который! Черный маг, во! - заключили справа.
- А-а-а! А что он делает? Что за знаки?
- Может духа вызывает? - предположили справа, шмыгнув носом.
- Все может быть, - согласились слева.
- Ну что, пришел уже в нормальное состояние? - спросил невесть откуда взявшийся Рихард.
- Кто это? - спросили слева, кивнув на Риху.
- Может дух?
- Все может быть, - согласились слева.
- Какой я вам дух, - обиделся гитарист, - я ж твоим здоровьем поинтересовался, а ты…
- А ты знаком надо полагать с той большой лысой птицей? - Шнайдер указал на дерево.
- Какой птицей? Это ж дерево! - воскликнул Рих.
- А где же птичка? Где журавлиный маг? Он исчез! Чудеса!!! - воскликнул Крис, возведя глаза к небу.
- Почтим честь его! - добавил Флака и тоже стал на колени.
Рихард подошел к большой лысой птице, тьфу, то есть к Оливеру:
- Олли, надо срочно что-то делать. У нас уже двое больных. Видимо это заразительно!
- Не мешай мне, ящерица! Я колдую! - воскликнул Олли, чертя руками в воздухе какие-то знаки.
- Ти-и-иль! Что делать! Они все сдурели! - запыхавшийся Рих подбежал к вокалисту.
- Попрошу не обобщать! - скривился Пауль.
- Успокойся, Рих, они не сдурели, просто накурились травки, вон той, красненькой в серенькую точечку, что на лугу растет, - Тилль мирно указал рукой в сторону поля.
- И долго она действовать будет?
- Нет, через пару минут отойдут.

* * *

Через 10 минут.
- Кристоф, посмотри на вон того высокого лысого человека. Кого он тебе напоминает?
- Оливера, - скривившись ответил Крис.
- Молодец, отошел наконец, - стихами заговорил довольный Рихард.
- Странный вопрос, а кого он может еще напоминать? - вмешался Флака.
- Ну может птичку какую? Журавля?
- Он что, совсем того? - шепотом спросил у Пауля ударник.
- Не думаю, хотя ВСЕ МОЖЕТ БЫТЬ…
- О чем это ты?

* * *

- Не смотри вниз, только не смотри вниз! - умолял вцепившегося в скалу Кристофа Тилль.
- Вы же мне обещали, что мы не будем лезть вверх! Нам же спускаться надо!!!!
- Ну ты ведь сам видел, что другого выхода у нас нет! Мы пошли не по той дорожке! Надо подняться наверх и пойти по другой, а это самый быстрый способ подняться вверх, - объяснял барабанщику ситуацию Тилль.
- Самый простой и быстрый путь? Значит лезть по скалам над обрывом на высоте двух с половиной тысяч метров – это самый простой и быстрый путь?? - возмущению Шнайдера не было конца. Периодически его охватывала паника, и тогда вся группа была на грани срыва (со скалы).
- Ну Кристоф…
- Пауль, что ты там воешь постоянно? - спросил злой ударник у Павлуши.
- Да так, песенка одна народная про скалолаза : “По горам пробирался и улыбался, но камень сорвался в пропасть горных вершин…” Народное творчество, однако…
- Я надеюсь, ты не намекаешь ни на что? - подозрительно откликнулся ударник.
- Нет, конечно, как ты мог такое подумать…
Внезапно:
- Шнайдер, держи меня! Я падаю!!!
- Что?? Куда это ты собрался? - Шнайдер держал за руку вокалиста, висящего над обрывом.
- Кристоф, не отпускай меня! Пожалуйста, не отпускай! Потому что если я упаду и потом еще и выживу, надеру тебе хвост!!!
- Ну ты и слон! Похудеть не думал? - держать стокилограммовое тело Тилля одной рукой было тяжело.
- Не умничай, а тяни! - Тилль начал нервничать.
- Тяни! Ты все равно меня не вытянешь. Тяни! Я все равно останусь для тебя в тени, в смысле в снегу, - к Паулю, видимо, вернулось хорошее настроение.
- Да кидай ты его! Тут не так высоко! Упадет – поднимем, дальше пойдем… такую проблему из ничего делаете! - фыркнул Рихард.
- Рихард, ты будешь вторым, кому я надеру уши.
- Ты ж вроде что-то про хвост говорил, - недоумевая Олли.
- Это он метафорами говорит! - вторил Флака.
- Какими–какими? - заинтересовался Шнайдер, - ой, прости, Тилль!
- Не шевелится, - загробным голосом проговорил Флака, поглядывая вниз, на тело вокалиста в снегу.
- И что ж теперь делать? - Спросил Олли, - наверное надо спуститься.
- Нее! Это уж как-то без меня, - мило улыбнувшись ответил Шнайдер, - я ж еще жить хочу и барабанить…
- Зато мы будем на твердой почве, не надо будет на скале болтаться, как бревно в проруби.
- Аргумент весомый, - немного помолчав выдал ударник, - лезем вниз.

* * *

- Тилль! Родненький! Ты жив?, - прыгал вокруг вокалиста на манер мартышки Пауль.
- Да жив он жив! Говорил же я! Не высоко тут, недалеко падать пришлось, - Рихард пожал плечами.
- Вот встану я, словлю тебя и скину со скалы! Посмотрим на выражения твоего лица, когда ты откроешь глаза, а на тебя будут смотреть пять обеспокоенных морд твоих коллег! Такое и в кошмаре не приснится! А тут реальность! - Тилль ворчал и злобно косился на Рихарда. Потом перевел взгляд на Шнайдера:
- Ты! - ткнул он пальцем Крису в колено, - ты отпустил меня! Из-за тебя я упал!
- Ага! Конечно Кристоф всегда во всем виноват!, - надулся барабанщик, - ты ж 100 килограмм весишь, как же я могу удержать такую тушу!
- Эй! Побольше уважения! Эта туша, как ты выразился, имеет имя и является великим вокалистом всех времен и народов!
- Здоров, - сделал вывод Флака, наблюдая за поведением Тилля.
- Вставай и пошли! - похлопал Тилля по колену Пауль.
- Не могу. Нога болит, кажется я что-то сломал… - безнадежным голосом проговорил Тилль.
- Кажется, кому-то придется нести нашего страдальца, - подмигнул Пауль Флаке. Тот согласно кивнул:
- Кто у нас самый большой?
- Ой!- “поскользнулся” Рихард,- ой! Кажется я подвернул ногу! - Рихард с невинной улыбкой покосился на Кристофа и Оливера.

* * *

- Ну и слон! Я ему говорил, что похудеть надо! - рассказывал Рихард, вышагивая рядом с несущим вокалиста Шнаем и Олли.
- Не сомневаюсь!, - пробурчал Кристоф, согнутый под тяжестью своей ноши.
- Я считаю, что нам надо где-то остановиться на ночь, - объявил Пауль.
- Хорошая мысль, - сразу повеселел Оливер, - только где мы остановимся?
- Да хоть здесь, - Пауль указал рукой на палатку. Из нее раздавалось пение и веселые голоса туристов.
- Попросим их переночевать и поделиться едой? - Вежливо осведомился Олли.
- Нет, просто выгоним их! Мы ж тоже голодные и уставшие! - отрезал Пауль, потирая руки. Наверное он уже придумал грандиозный план.
- И как же мы их выгоним? Напугать их своим видом не получится, - Кристиан оглядел своих спутников – грязные, уставшие, один вообще без сознания, два других матюкаются на весь лес. - Точно не получиться.
- А мы их оттуда выкурим, - предложил, на минуту задумавшись Оливер.
- Нет, не получиться! У нас и выкурить нечем, только травка с луга… но от нее им хуже не станет, это точно…
- Да и травки жалко, - поддержал товарища Флака.
- Мы их напугаем! - изрек Пауль.
- ???
- Очень просто. Мы вызовем йети! - разведя руками закончил Пауль.
- Снеговика что ль? - Олли задумчиво осмотрелся вокруг.
- Не совсем, хотя это тоже неплохая идея! Итак, делаем армию снеговиков.
Через пару часов.
- Все! Думаю пятидесяти штук нам хватит! - гордо сказал Пауль, оглядывая снежные творения, - теперь, Шнайдер, начинай выть! У тебя ж это хорошо получается.
- Зачем выть? - переспросил ударник.
- Не задавай глупых вопросов, - перебил барабанщика Рихард. – Пауль, а зачем ему выть?

* * *

- Клаус, ты слышишь? Что это?
- Наверное волки, дорогая!
- Какие же тут могут быть волки на такой высоте.
- Наверно это горные волки.
- Ага, на лыжах катаются!
- Штефан, не смешно! Надо пойти посмотреть!
- Если идти, то всем вместе.

- А-а-а! Йети атакуют!!!! - с этими словами один из туристов грохнулся в глубокий обморок. Остальные, на минуту занемев от страха, схватили обморочного товарища за руки и за ноги и с громкими криками кинулись в лес. А что бы вы делали, если б мирно выйдя из палатки увидели полсотни снеговиков, окружавших вашу палатку? Так что думаю этих людей можно понять.

* * *

- Хороший чай, - протянул Пауль сладким голоском, попивая горячую жидкость из железной кружки.
- О да! Олли, что ты так стучишь, как дятел? - спросил Рих, глядя на басиста.
- Делаю тарелочку, - невозмутимо ответил басист.
- Какую такую тарелочку? И что ты на ней выбиваешь?
- Сегодняшнюю дату, конечно.
- А зачем? - не унимался гитарист.
- Ну чтоб помнить тот день, когда йети выиграли войну с людьми, - Оливер широко улыбнулся, - а еще с нее (с тарелки) можно есть.
- Вполне логично, что из тарелки можно есть, - съязвил Пауль, допивая свой чай.
- Тилль, ты как? - поспешил переменить тему Флака.
- А ты как думаешь? - грозно ответил вокалист, - хоть бы покормили бедного человека.
- Мы ж тебя только кормили! - воскликнул Шнайдер, запихиваясь последним круасаном.
- Только??? Это было 40 минут назад! - воскликнул Тилль.
- А вообще лес – это прекрасно! Свежий воздух, никакой пыли…
- А еще белочки есть! - добавил Пауль.
- Что-о-о??? Белочек есть? - не расслышал Тилль, - как это есть белочек? Это ж маленькие беззащитные животные, которые грызут орешки.
- Открыл Америку! - фыркнул Пауль.
- Хватит ссориться! Пора спать! Завтра рано утром опять в путь…

12 ночи.
- Убери от меня свои ноги! Собственные некуда деть, а тут ты еще!
- Не психуй, Олли, все хорошо. Все равно Кристоф тебя не слышит…
- А кто это собственно говорит? - недоумевал Оливер.
- Твой внутренний голос, - устало ответил Рихард, - и он приказывает тебе засыпать, и подвинуться куда-нибудь, а то и твоему внутреннему голосу уже некуда деться. Вот так-то лучше. Спокойной ночи, Оливер.
- Спокойной ночи, внутренний голос, - пролепетал Олли.

Еще через 20 минут:
- Внутренний голос, а можно я буду называть тебя Рихардом? Уж слишком у тебя голос на его похож!
- ОЛИВЕР!!!!

Так начинался новый день в маленькой палатке в долине Альп.

* * *

Прекрасное зимнее утро в горах. Тишина. Ярко светит зимнее яркое солнышко, снег переливается всеми цветами радуги.
- Клаус, что они там делают? - раздалось из- за небольшого кустика на окраине леса.
- Природа к сожалению не дала мне рентгеновского зрения! - нервно ответили из-за толстого ствола елки.
- Может ты пойдешь и посмотришь? - робко предложили все из-за того же кустика.
- Очень смешно. Ты же помнишь нападение непонятных снежных существ! Они, наверное, сейчас сидят там и едят нашу еду! А что будет, когда они уйдут? Мы останемся ни с чем: без еды, воды, жилья и теплых вещей! Нам суждено умереть в этом чертовом лесу-у-у!!!!

* * *

- Пауль, ты слышал? - спросил перепуганный Кристоф.
- Что я должен был слышать? - сонным голосом пролепетал гитарист.
- Ну там вроде как кто-то воет…
- Нет, тебе показалось, - пробурчал Пауль и опять улегся на нагретое место – ноги господина Риделя.
- Ну вот опять! Неужели ты ничего не слышишь? - Кристоф вцепился в рукав рубашки ритм–гитариста.
- Наверное волки! Кристоф, перестань доставать меня! Они же твои родственники, а не мои! Вот и разбирайся с ними сам.
- Может ты пойдешь посмотришь, кто там? - робко предложил ударник.
- Ну уж нет! Тут тепло, а там мороз! Сам иди! Можешь с собой Флаку прихватить, он всю ночь нам спать не давал – скучно ему, видите ли, было!
- А где он собственно? - Кристоф оглядел палатку в поисках Флаки. – Его нет! А может его съели волки! Это вы во всем виноваты! Он говорил, что ему скучно, а вы не захотели повеселить человека, вот он с горя сам решил пойти погулять, а там… НЕТ!!! Как же мы теперь без Флаки, без нашего дорогого клавишника??? Что же делать? - Кристоф Шнайдер в истерике рвал на Оливере волосы (на ногах).
- Доброе вам утро, - широко улыбаясь, в палатке показался Фляк.
- Так ты жив, дорогой мой! Как же мы рады тебя видеть, - Кристоф расплылся в улыбке и крепко обнял Флаку.
- Ну а что ж могло со мной случиться? Да ладно, я тут по солнцу определил, что нам пора идти дальше, если мы хотим до вечера дойти до какого–нибудь поселка.

* * *

- Мое зрение не обманывает меня? Я вижу птичку? - обрадовавшись проговорил Рих.
- Где? - подпрыгнул от неожиданности Пауль.
- Во-он там, - ткнул пальцем в небо Рих, - воробушек?
- Нет, больше на орла похоже… -пролепетал Пауль.
- Это значит, что идти нам осталось совсем не долго, орлы ведь высоко не летают?
- Я вижу город!!! - внезапно заорал Флака, - вон, посмотрите! Дым идет!
- А может это пожар, - поспешил предложить Рих, забыв о птичках.
- Такая вероятность тоже существует, однако это еще не значит, что там не берет мобильник... - задумчиво отозвался Тилль,- пойдем быстрее, там же и еда наверное есть!
- Ну да, тебе легко говорить! Ты ж не тащишь на себе стокилограммовое тело, пускай даже оно является великим вокалистом всех времен и народов, - пробурчал Шнайдер, тащивший вокалиста. Оливер согласно кивнул.
- Как вы думаете, - протянул Рихард, - какие там люди? Они примут нас?
- Ну ж вроде все немцы, не так ли? Мы – одна нация, братья можно сказать. Только вот с Паулем могут возникнуть небольшие проблемы.
- Это еще почему? - обиделся гитарист.
- Ну ты не немец, точнее почти не немец, в смысле почти немец… черт, я запутался. Короче говоря, ты белорус, во! - высказался Рихард.
- Угадал! Но это еще совсем не значит, что я хуже любого среднего немца! Я даже знаю немецкий язык! - гордо сказал гитарист.
До населенного пункта осталось каких-то полкилометра:
- Все, не могу больше идти, понесите меня кто-нибудь, - Рихард театрально закатил глаза.
- Ха! Насмешил, - пробурчал Шнайдер, - у меня есть предложение получше – понеси Тилля, а я пока отдохну. Ты ведь как–никак обязан мне!
- За что это? - недоумевал Рихард.
- Ну помнишь вчерашнее утро? Когда ты отключился прям на кухне, я дотащил тебя до дивана в комнате! И это было не так просто, как тебе кажется – ты постоянно задевал головой то мебель, то дверные проемы! А еще я собрал твои вещи! - гордо перечислял содеянное Шнайдер.
- Какие вещи? - перепугался гитарист. Интуиция заставляла настораживаться.
- Мы дошли! - веселые Флакины вопли огласили окрестности небольшой деревеньки.

* * *

- А что за поселок хоть? - поинтересовался Пауль, ища указатель.
- Можно спросить у местных жителей.
Эту миссию решил выполнять Пауль:
- Здравствуйте, милая фрау! Могу ли я поинтересоваться, куда мы попали? Я имею в виду название этого чудесного городка, - мило улыбнувшись проговорил Пауль.
Милая фрау состроила такую злобную и брезгливую рожу, что ритм–гитарист невольно попятился:
- Хохталь. Эта дыра зовется Хохталь. А вы кто такие будете? Иностранцы?
- О нет, мы берлинцы. Наш самолет потерпел крушение, и мы идем с гор пешком вот уже два дня. Нам бы найти отель…
- Нет здесь отелей! - пробурчала милая фрау, - только гостиницы.
Пауль очень надеялся, что его терпения хватит дождаться того чудесного момента, когда эта старая карга покажет им дорогу до ближайшего отеля. Он мысленно попросил себя не сорваться и не побить эту милую фрау ногами…
- Был бы вам очень признателен, если б вы показали нам дорогу до ближайшего отеля, в смысле гостиницы, - Пауль сжимал кулаки в карманах.
Старуха посмотрела на шестерых измученных музыкантов, мысленно вычисляя свои чаевые, и приказала следовать за ней (видимо, сумма, которую она насчитала, оказалась довольно большой).
Они остановились возле маленькой гостиницы, номеров так на 30. Вежливо поблагодарив проводницу, Пауль сунул ей в руку 50 евро. Наверное старуха рассчитывала на большую сумму, потому начала покрывать Раммиков такими отборными матами, которых они не слышали от панков, вечно заседающих возле Гедахнитскирхе. Терпение гитариста вышло, и он зарядил старушенции такой подзатыльник, что та в бреющем полете обогнала запряженную лошадкой повозку, проезжающую по дороге. Мило улыбнувшись, герр Ландерс двинулся в средину помещения, следуя за товарищами.

- Что??? Самообслуживание? Значит, что никто не будет приносить нам завтрак в постель, и вообще, никто не будет ничего нам готовить? Что же это такое? - возмущался Рихард, измеряя шагами маленькую комнатку.
- А почему нельзя поселиться в другом отеле? - канючил Флака.
- Потому что мест в нормальных отелях НЕТ! Сколько можно повторять, - Пауля уже порядком достали эти вопросы коллег.
- Зато можно ходить в сауну, тренажерный зал, на уроки аэробики в соседний центр и главное брать напрокат лыжи!
- О да! Лыжи ему надо! Оливер, мы приехали сюда, чтоб пить пиво с сосисками, цеплять девчонок и просто отдыхать от Берлина. На лыжах или на крайняк на санках можно и в столице покататься! - отмахивался Шнайдер.
- И где же? Где ты видел в Берлине горы?, - съязвил Риха.
- Заплати – и тебе горы из снега построят! - усмехнулся Тилль.
- А можно еще проще: назначь нескольким фанаткам одновременно встречу и они тебе на радостях бесплатно Альпы соорудят! - хихикнул Рихард.
- Меня сейчас волнует только один вопрос – когда нас покормят? - Тилль лежал на кровати и смотрел в потолок голодными глазами.
- Это хорошая идея – давайте кто-то один или может двое пойдут и приготовят всем ужин? Кто у нас готовить умеет? - Пауль обвел глазами одногруппников. Взгляд остановился на Рихарде.
- Нее! Даже не мечтай! Это ж так долго! Тем более ЧТО можно приготовить на всю вашу ораву? Я ж сам и не справлюсь! - возмущался Рих.
- А самого тебя туда никто и не отправляет, мы тебе помощника дадим, - усмехнулся Пауль, - вон Кристоф сидит. Он у нас изысканный гурман.
- Я? Нет! Не хочу, я не умею готовить! - Кристоф сонными глазами взглянул на коллег.
- Вперед! Приготовьте что-нибудь повкуснее! - пропел Тилль с кровати, зевнул и приготовился уснуть.
- Эй, так не честно! Он спать собрался, а нам ему ужин готовить?! - Рихард опять театрально закатил глаза.
- А что ж еще делать? Я потерял много сил, мне надо отдохнуть. Зная вас, уверен, что можно поспать пару часов, пока вы сможете наконец что-то приготовить.
- Ты о нас плохого мнения! - Рихард подхватил за руку сонного барабанщика и увел на кухню, не забыв громко хлопнуть дверью.
- Он обиделся? - удивленно спросил у вокалиста Оливер.
- Выделывается, - убежденно ответил Тилль и повернулся на бок.

- Да что он себе позволяет, этот противный вокалистишка? - Рихард психовал по дороге и размахивал руками на все стороны. Случайно сбил пожилую даму, перекинул ведро с водой, аккуратненько стоящее возле стеночки, поскользнулся на мокрой тряпке, имевшей неосторожность лежать возле того самого ведра, проехал на пятой точке добрых 5 метров, встал, опять поскользнулся и упал… это немного умерило его пыл. Встав и отряхнувшись, гитарист последовал за барабанщиком на кухню.

- И что теперь? - Кристоф оглядывал помещение: столы, печки, духовка, холодильник, посудомойка, чертова гора разных кастрюль, сковородок и утюг… что он тут делал было загадкой.
- Что теперь? Это ты у меня спрашиваешь? - злился Рих,- ты это лучше у Тилля спроси – что его Величество желает сегодня на ужин.
- Сделай то, что проще всего сделать, - предложил ударник.
- Проще всего насыпать ему собачьей еды!!!
- Что-то подсказывает мне, что ему это не понравится, - задумчиво ответил Крис.
- Ну тогда я думаю он осилит съесть полуфабрикаты! Пусть давится равиоли с сыром...
- Консервированным?
- Жаль, но такого еще не изобрели, - хмыкнул Рих, - Кристоф, подай мне во-о-он ту баночку.
- Шпинат со специями? Ты думаешь ему такое понравится? - с сомнением покрутил в руках баночку Шнайдер.
- Не уверен на счет понравиься, но запомнится на все жизнь, это точно!, - нехорошо усмехнулся Рих.
Шнай в ответ лишь пожал плечами, не уловив явного сарказма в словах гитариста.

* * *

- Ну что, мои дорогие, проголодались? - Рихард улыбнулся присутствующим, - а вот и ваш ужин.
- Ой как хорошо, я вот только проснулся и почувствовал ужасный голод, - зевнув заявил Тилль.
- А что ты потом почувствуешь! - шепотом сказал Рих.
- Ой, какая вкуснятина! Картофельная запеканка? - воскликнул Тилль, заглатывая за раз четверть порции.
- Вообще то это равиоли с сыром, хотя в принципе это уже все равно, - Рихард начал веселиться, глядя с каким восторгом Тилль поглощает даже не разогретые полуфабрикаты.

* * *

- Что-то Тилля не видать… Он куда-то ушел, до сих пор нет… -задумчиво произнес Флака.
- Думается мне, что сегодня дома ночевать он не будет, - хихикнул соло – гитарист.
- А знаете, я заметил странную вещь! -задумчиво произнес Флака, разглядывая себя в зеркало.
- Это какую же? - заинтересовался Кристоф.
- Что со временем, не только Тилль поправился на пару килограмм…
- О да, - мирно проговорил Шнай с дивана, глядя на флакины формы.
- И о чем это говорит? - не сдавался Флака.
- О том, что кто-то слишком много ест, - выдал с кресла Олли, которого проблемы лишнего веса не касались.
- Знаете, у меня есть идея, - проговорил наконец Рихард, - у нас же есть великая возможность ходить в тренажерный зал! Так почему бы нам не начать завтрашний день с посещения этого прекрасного заведения?
- Нет, Рих, ты не понял, здесь нет тренажерного зала, только занятия по шейпингу! - поспешил исправить Олли.
- Тем лучше! Занятия ведь обычно ведут красивые девушки со стройными фигурами! А это замечательный шанс не скучать здесь! Кто за то, чтобы пойти завтра утром на аэробику?
Пауль и Кристоф согласно подняли руки. Рихарда такой поворот устраивал.
- А как же Тилль? Может он тоже захочет пойти с вами? - забеспокоился Флака.
- Я сомневаюсь, что мы вообще увидим его ближайшие 2 дня, - весело хохотнув напомнил Рих.
- Так что завтра утром ровно в 9.00 быть готовыми – мы идем на занятия.
- ОК!

Ночь прошла относительно спокойно, если не считать того, что жители Хохталя позвонили в полицию, жалуясь на какого-то маньяка, бегавшего сначала по поселку с криками и угрозами убить того хорошего человека, который изобрел полуфабрикаты, а потом побежавшего в лес, жаловаться на свою нелегкую судьбу медведям и белочкам.

* * *

- НЕТ!!! Нет! Я заплачу – все отдам, только не делайте ей больно!!!- Шнайдер орал во сне и судорожно дрыгал ногами.
- Эй! Соня, вставай! Нам пора на тренировку, - веселый Рихард улыбаясь смотрел на ударника, - тебе наверное приснилось, что твою любимую украли?
- Точно!!! Палочку! Барабанн-у-у-ую!!! Металлическую! Украли счастливую барабанную палочку и требуют выкуп!!!! Грозятся распилить по частям! Вызывай полицию!!!! – Шнайдер продолжал голосить на всю деревню.
- Кристоф, тебе нужна помощь опытного психиатра, - Флака поучительно поднял вверх указательный палец, - а я вам говорил, что быть членом рок-группы, тем более такой, ни к чему хорошему не приведет.
- Флака, ты ж и сам у нас играешь, - теперь наступила очередь Оливера вклиниться в разговор.
- Да? - клавишник искренне удивился, - а я совсем забыл…
- Вставай, тренировку пропустим! - Рихард прыгал вокруг Шнайдеровской кровати, - а то я сам твою палочку заберу.
- ЧТО??? – глаза Кристофа наполнились слезами. - Я всегда знал, что ты предатель!!!
- Ты радуйся, что он у тебя еще выкуп не требует, - подал голос с кровати Пауль, задумчиво жуя уголок подушки.
- Ради палочки пойду на все, - гордо изрек Шнай, двигаясь по направлению ванной.
- Это любовь, - прокомментировал Фляк.
- Я все слышу, - раздалось из ванной, - и чтоб ты знал, профессор, любви между мужчиной и барабанной палочкой (причем металлической) быть не может.
- Почему? - изумился Рих.
- А что, с деревянной может быть??? - еще больше удивился Олли.
Пауль подавился подушкой, упал прям на собиравшегося медитировать Оливера:
- Здравствуй, милый, - дружески поприветствовал гитариста басист.
- Какой я тебе милый??? - Пауль пытался отбиться от басиста.
- ЭЙ!!! Собираемся! - верещал Рих, одновременно вытягивая Шнайдера за ухо из ванной и оттаскивая Пауля от Оливера, - ПОРА, братцы–кролики.

Клуб находился на другом конце деревни. Самая короткая дорога проходила через лес. Темный лес…
- Рих, а Рих, может, мы туда не пойдем? - Пауль вцепился в рукав свитера Рихарда. – подумаешь, десять минут больше, десять минут меньше…
- Отклоняю. Во-первых, мы опаздываем на тренировку, а во-вторых, в лесу водится много интересных экспонатов.
- Экспонатов чего?
- Да ничего. Просто экспонатов.
- НЕЕЕТ!!!! НЕ ПОЙДУУУ!!! – верещал Шнайдер, пытаясь удержать полотенце на бедрах, к слову сказать, единственное, что на нем было.
- Почему??? – изумился Рихард.
- А ты не помнишь наш вчерашний ужин?? Тилль ведь куда-то убежал и еще не вернулся. Есть предположение, что он пошел излить белочкам душу.
- Неее, белочки не стали бы слушать его бред, – убежденно сказал Пауль.
- А под прицелом?
- Ускоряем темп! Тренировка вот-вот начнется! – подгонял товарищей Рих.

* * *

- Понимаешь, они все против меня. Никто меня не любит, все время пытаются убить. Последний раз с помощью отравления… Белка понимающе кивнула, а медведь поинтересовался, каким способом его пытались убить в прошлый раз.

- Вы слышите? Что это?? – Шнайдер оглядывался по сторонам, пытаясь найти источник звука.
- Это Тилль с белочками общается, – подмигнул Рихин глаз уху Шнайдера.
- Как ты угадал? – спросил Пауль, указывая на дупло.
- И как они все туда поместились?
- Кто – все?
- Ну, лично я кроме Тиллевского баса слышу голос медведя.
- Тилль играет на бас-гитаре? – изумился Шнай.
- Может, к ним подойдем? – спросил Пауль.
- Э-э, нееет. Это уж как-нибудь без меня, – начал отмахиваться Рих, но было поздно. Коллеги схватили Рихарда и потащили к дуплу…

* * *

- Здравствуйте, - вежливо поприветствовал вошедших медведь. – Виделись, - обратился он к Паулю, – ОГО! – медведь перевел взгляд на барабанщика.
Шнай гордо засопел, но затянул полотенце потуже:
- Стараюсь…
- С чем вы к нам сегодня? – поинтересовался медведь.
- Да мы, собственно, мимо проходили.
- Очень вовремя! – обрадовался Тилль. – Белочки как раз за шнапсом пошли…
- Белочки? – переспросил Рихард, все же сторонясь Тилля.
- Ну да, – улыбнулся вокалист. – Присаживайтесь!
- Вообще-то мы торопимся, – пробурчал Рихард, которого отнюдь не прельщала перспектива пьянки с белками и медведями. Схватив Пауля и Кристофа, он пулей вылетел, хм, из дупла. Пока они бежали по направлению к цивилизации, Шнайдер не заметил, как зацепился за кустик, оставив полотенце на нем же. Когда они выскочили на полянку и услышали истошный вопль пожилой фрау, до этого мирно собирающей грибочки и коноплю попутно, Кристоф подумал, что что-то не так. Опустив глаза, он понял что именно.
- АААА!!! Mein Gott!! Где мое полотенце?!?
С этими криками он поспешил ретироваться обратно в лес. Найдя то немногое, что осталось от его полотенца, Штоф снова обмотался им, став счастливым обладателем первой в Хохтале мини-юбки.
В дальнейшем, до зала они добрались без приключений, не считая того, что жители деревни при их виде спешили забрать детишек с улицы, убирались домой, закрывали окна и двери, а также, вооружившись крестами, иконами, чесноком, святой водой и осиновыми колами, приготовились ждать Армагеддона.

* * *

- Добрый день. Чем могу служить? – поинтересовался консьерж на входе.
- Мы хотели бы записаться в группу по шейпингу, – гордо произнес Рихард.
- Прошу за мной. Вам следует сдать верхнюю одежду.
Шнайдер растерянно посмотрел на товарищей.
- А мне что делать?
- Сдавать верхнюю одежду, – весело подмигнул Пауль.
- А если кроме верхней одежды ничего нет?
- У нас элитное заведение, - консьерж обвел рукой деревянный барак. - Прошу следовать правилам, - и он плотоядно улыбнулся.
- Могу предложить тебе только рубашку, - заявил Пауль
- Хмм, давай, - махнул рукой Кристоф. – Прицеплю как-нибудь.
Он скрылся в уборной, а через минуту с победоносным видом появился в рубашке, завязанной а-ля передник, и отдал гардеробщице остатки полотенца. Она, хоть и временно, стала второй счастливой обладательницей первой в Хохтале мини-юбки.
- Я готов! – воскликнул Кристоф, кокетливо подмигнув консьержу.
- Пройдемте за мной. Я представлю вас тренеру, – консьерж весело улыбнулся во все свои 17 зубов.
«Она, наверное, симпатичная», - думал Пауль.
«Надеюсь, она не похожа на Карен», - тревожно размышлял Рих. От этой мысли его аж передернуло.
«120-60-90, – мечтал Штоф. – И внешность Памеллы Андерсон».
Вскоре они подошли к раздевалке. На скамеечке сидел лысый небритый дядя, к тому же весь в татуировках.
- Знакомьтесь, ваш тренер по шейпингу, Амфибрахий Унюбервиндлихь.
- Ууунюуббер… как? – челюсть Пауля с громким стуком упала на пол, и, отрикошетив, чуть не задела еле успевшего увернуться Рихарда.
- Можно просто Мося. – проскрипел дядя. – Итак, мальчики, будем разрабатывать индивидуальную программу для каждого, или со всеми позанимаетесь? - Чем? – поинтересовался Шнайдер, догадываясь, что Памеллы Андерсон ему не видать, как Паулю своей челюсти.
- Шейпингом, - невозмутимо ответил дядя.
- Так это вы наш тренер, - не до конца осознавал всю прелесть ситуации Кристоф.
- Конечно, а ты кого ожидал увидеть? - тренер хрюкнул и улыбнулся, обнажив ряд желтых зубов.
- Ох! - вздохнул Рих. – Что делать? Идемте заниматься…

* * *

- Девочки, берем резиночки! Раз – два – три!!! - выкрикивал тренер, показывая движения пожилым фрау.
- Знаешь, Рихард, что-то подсказывает мне, что не судьба нам здесь познакомиться с какой-нибудь симпатичной особой младше 50 лет, - Пауль пытался попасть в темп диких скачек под наставлением строгого тренера.
- О да… - согласился Рих, - а может нам что-то другое попробовать? Ведь мы на снежном курорте… Люди здесь на лыжах катаются, или на крайний случай на санках.
- А еще можно помылить друг друга снежками!!! - пыхтел Кристоф, растягивая в руках презерватив, который вытащил из Паулевого кармана минутой раньше.
- И что это ты делаешь, позволь узнать, - высказался вслух Пауль, увидев в руках ударника знакомую вещь.
- Как что? – удивился Крис, - делаю упражнения с резиночкой…
- Очень мило с твоей стороны, - надулся Пауль, демонстративно поворачиваясь к ударнику спиной, - и вообще можно было сначала спросить. - О чем? - опять же искренне удивился Шнайдер.
- Хватит вам ссориться! Давайте бежать отсюда пока не поздно, - подкинул идею Рих.
- А что это мы бездельничаем?, - услышал знакомый голос у себя за спиной Пауль, - вы что сюда отдыхать явились??? А ну быстро за работу, стали парами… мда… кому-то из вас троих точно не хватит пары… ну что ж, Кристоф Шнайдер, пройдемте со мной, будете в паре с во-он той леди, - тренер указал на достаточно немолодую, судя по внешнему виду, фрау. - Итак, сейчас у нас небольшая растяжка, а потом антицелюлитный массаж…
- Нет! - Шнайдер вцепился в руку тренера, - не отдавайте меня ей!!!
Но видимо пожелания Кристофа не действовали на строгого тренера с потрясающей баварской фамилией:
- Госпожа Шредер, можно вас попросить, как нашего постоянного клиента, позаботиться о нашем новеньком, - тренер показал кривым пальцем на перепуганного Шнайдера.
- Конечно, дорогой мой, - обрадовалась бабуля, оглядывая барабанщика изучающим взглядом. Вскоре глаза ее счастливо заблестели:
- Деточка, как тебя зовут? - пробасила бабуля в самое ухо ударника, видимо решив по его внешнему виду, что тот совсем глухой.
- Шнайдер. Кристоф Шнайдер, - робко ответил ей ударник, пытаясь высвободиться из цепких натренированных лап бабули.
- Сынок, я надеюсь на взаимное уважение и понимание, - подмигнула бабуся и так шлепнула несчастного барабанщика по спине, что том с громким стуком свалился на пол. – Вот так, дорогуша, а сейчас немного растяжки, она тебе не помешает, - с этими словами госпожа Шредер уселась на Кристофа сверху и начала по очереди растягивать ему руки и ноги.
Пауль и Рихард, наблюдавшие за происходящим, вначале посмеивались и в душе радовались, что не им выпала такая печальная участь быть раздавленным старенькой, но далеко не худенькой баваркой. Но как только они услышали жалобное попискивание, решили, что их ненаглядный барабанщик может двинуть кони, и пришли к выводу, что надо как бы так ни было спасать товарища. Они вдвоем подскочили к отважной фрау (а вы то как думали? Чтоб замучить Кристофа Шнайдера нужны железные нервы, выдержка и не менее железные мускулы). Рих не нашел лучшего выхода, как прыгнуть на ту самую фрау Шредер, чем вызвал бурное неодобрение все еще живого ударника. С перепугу бабуля скатилась на бок, освобождая еле живого Шнайдера. Почувствовав свободу, Кристоф практически без помощи друзей поднялся на ноги и что есть духу прихрамывая поскакал к выходу из этого кошмарного места, которое навсегда запомнилось ему, как камера нетрадиционных пыток. Выбежав на улицу в одной паулевой рубашке и напугав детишек, пинающих кобылу на обочине, Крис помчал к тому месту, где по его мнению находилась гостиница. А тем временем Пауль и Рихард, наконец освободившись из объятий госпожи Шредер, тоже решили пойти отдохнуть в номер и двинулись в противоположную от Кристофа сторону, свернув на дорогу, прямиком ведущую к отелю…

* * *

- Оливер, а тебе не кажется, что их уже долго нет? – Флака мерил комнату шагами то и дело поглядывая на часы. - Успокойся, Флака, у них же тренировка, пока со всеми познакомятся, шнапса за фройндшафт выпьют… - Оливер чертил вокруг своей кровати какие-то языческие символы мелом.
- А я ведь говорил, надо было с ними идти!!! Вот представь, если кто-то из них сейчас заблудился… Уже темнеет как бы… а они сами! Олли, что делать??? – Флака в истерике заламывал руки, поглядывая в окно.
- Что делать спрашиваешь, - Оливер с умным выражением уставился на свои каракули вокруг кровати, - ну-у-у… у меня есть предложение выпить. - ЧТО??? – Флакины глаза округлились до размеров теннисного мячика, - ДА КАК ТЫ МОЖЕШЬ ДУМАТЬ О…! О…? - Флака задумчиво почесал голову, - а что у тебя есть выпить?

* * *

- Говорила же мне мамуля, доведут они меня до бешенства! А я не послушался… Сначала они предлагают на отдых в Баварию поехать – пива попить, а в итоге оказывается что никакого пива здесь и подавно нет, и вообще здесь ничего нет, и никого… НИКОГО??? СПАСИТЕ!!!
Но никто не отозвался на крик о помощи. Тогда Кристоф решил, что его крик звучал не особо убедительно. Он повторил попытку… и ничего.
- Ну вот, как всегда, теперь я один на какой-то пустынной дороге! Ну почему так всегда?!! - его крик отразился эхом. – Ха, так у меня неплохие вокальные данные, - даже в безвыходной ситуации Крис умудрялся находить выход, - может опять себя солистом попробовать? - размышлял он вслух, - а если взять чуть выше? А-А-А-А-А-А! - вороны, мирно сидящие на елках были вынуждены покинуть места обитания, - замечательно! Шарманка-а-а! - сам Басков мог бы позавидовать такому божественному голоску, - решил для себя Кристоф и решительно двинулся дальше по дороге, напевая что-то из русского народного творчества.

* * *

- Бедный Кристоф, - говорил Рихард Паулю по дороге в отель, - нелегко же ему пришлось, боевая бабуля попалась.
- Протестую, - оборвал товарища герр Ландерс, - он должен быть нам благодарен, если б не мы, то эта старушка явно с ним что-то сделала… что-то нехорошее, не буду вдаваться в подробности. Края здесь дикие, не часто встретишь молодого мужика…
- Пауль, не шути так! – Рихард с опаской оглянулся по сторонам, нет ли поблизости какой-либо бабки.
- А кто шутит, - хмыкнул гитарист, - кстати, ты не видел, куда он поскакал? К отелю ведет только одна дорога…
- Ну вот, теперь он еще и заблудится! Может пойти его поискать? – предложил Рих. Ему причудилась страшная картина: Кристоф Шнайдер стоит возле дерева, глубокая ночь, полнолуние. Где-то воют волки… Внезапно Крис слышит шуршание… это что-то приближается все ближе к ударнику. Подходит ближе, ближе и тут… ОЙ!!!!! Кристоф с перепугу карабкается на дерево не хуже проворной белки. Оказавшись на верхушке дерева, Крис смотрит вниз. От увиденного у него темнеет в глазах, и он не хуже Пауля начинает материть несчастного дикого кролика, так напугавшего его и заставившего залезть на высоченное дерево. – Хотя нет, знаешь, я думаю он и сам дорогу найдет, - хихикнул соло-гитарист и бодро пошагал в сторону отеля.
Внезапно они услышали странные звуки.
- Рихард, прекрати петь! – раздраженно проговорил Пауль. – Я конечно понимаю, что тебе нравится Франция, но это еще совсем не значит, что надо петь подобные песни тут! Да еще и таким голосом!
- Эй! Я ничего не пел! Это из леса такие звуки раздаются.
- Ну да! Ты хочешь сказать, что олени петь научились? – хмыкнул Пауль.
- Олешки твои тут не при чем! Этот голос мне что-то напоминает. Какой-то знакомый.
- Пойдем проверим? – предложил Пауль.
- Ты что, совсем рехнулся! А если там барабашка??? – Рих с опаской смотрел в сторону темного леса.
- Какой барабашка? Рих, ты ж уже взрослый мужик! Барабашек не существует! Это скорее всего лесные гномы! – сделал вывод Пауль.
- Лесные кто? – переспросил господин Бернштайн.
- Гномы! Такие маленькие создания… а может и не очень маленькие. Слушай, Рихард, наверное нам лучше уйти от сюда.

* * *

- Знаешь, Оливер, я ведь всегда мечтал играть на гитаре! – растягивал слова Флака, пытаясь сфокусировать оба глаза на физиономии Оливера, только никак не получалось.
- Мда? И почему же? – Олли пытался налить Флаке и себе еще шнапса, но подлая жидкость никак не хотела попадать в граненный стакан.
- Ну-у, я думал это круто! Думал буду супергероем, думал все меня любить будут, вот и взял как-то дедулину антикварную скрипку… по пьяни это было… взял и начал играть… а в скрипке очень скоро струны полопались, не выдержали… вот дед меня этой скрипкой и отдубасил, а то, что осталось на память подарил… Потом желание играть на гитаре отпало.
- Почему отпало? - Олли все еще силился разлить шнапс по стаканам и одновременно на себя, Флаку и на пол.
- После того, как поиграл, обе руки в гипсе 4 месяца были, а когда гипс сняли, пришлось заново учиться ими что-то делать… А потом желание как-то само отпало, - пожал плечами Флака.
- И что потом? – басист оставил идею наливания пойла в стаканы и теперь силился выпить прямо из бутылки. Подлое горлышко никак не желало попадать в рот.
- А потом ничего.
- Как так? – Олли даже привстал.
- Потом не помню… пили много, - Флака раскачивался со стороны в сторону.
- Ой, а кто это? – Оливер показал пальцем в расплывчатую фигуру, входящую в дверь и горланящую что-то о шарманке.
- Галюн? – предложил Флака, - Сгинь, противный!
- Кого это ты галюном обозвал? – возмутился Шнайдер, неизвестно как нашедший дорогу к гостинице, - а вы, я вижу, синячите.
- М-м-м, - протянул Оливер, что с его стороны, видимо, должно было означать согласие.
- Так почему бы вам не пригласить и меня? – расплылся в улыбке Крис, подсаживаясь к столу.
В это же время в комнату вошли гитаристы, вдоволь нагулявшиеся в лесу.
- А что это мы тут делаем? – вопросил Пауль.
- Пьем с галюном шнапс, - поспешил ответить Флака, - вы подсаживайтесь-подсаживайтесь, не стесняйтесь!
- Спасибо, мы как-то обойдемся, - Усмехнулся Рихард, - Шнайдер, а что ты здесь делаешь?
- Как что, разве не видишь, с Флакой и Олли что-то отмечаю.
- Что именно отмечаете? – поинтересовался вошедший в комнату Тилль.
- Еще не придумал, - пожал плечами Шнай. – Ой, Тиллюшка, как мы за тобой соскучились!
- Я представляю, - буркнул Тилль. – А знаете, я нам новое занятие придумал – завтра пойдем кататься на лыжах.
- Ой нет, эти занятия спортом выводят меня из равновесия, - отмахнулся Крис.
- Ударник, даже не думай со мной спорить! – Тилль угрожающе затряс кулаками.
- А я тебе и не ударник уже! Вот! Я нашел повод нашего отмечания – я решил создать собственную сольную карьеру! Для начала пойду в оперу петь, а потом с Басковым в мировое турне.
- У него опять жар? – спросил Рих у Флаки.
- А шо это? – недоуменно поинтересовался клавишник.
- Ну как это! Ты ж у нас доктор! – Риха с испугом покосился на Фляка.
- Я? – Флака искренне удивился. Удивление переросло в широченную улыбку от уха до уха, - а кто такой доктор? И вообще, кто ты такой?
- Разговоры отставить! Уложить Флаку спать, Оливера вывести из состояния экстаза и тоже уложить спать, приготовить мне ужин и всем лечь спать! Быстро! – Тилль не на шутку раскомандовался.
Рихард кинулся выполнять поручения, все еще чувствуя себя виноватым перед Тиллем, такого с ним еще никогда не случалось. Остальные поупрямились немножко, но тоже согласились выполнять поручения. Сегодняшний день был достаточно утомительным для всех – некоторые открыли у себя новые таланты, некоторые забыли прежние дарования. В общем день прошел удачно для всех участников группы. Поужинав уже не консервами и полуфабрикатами, а полноценной едой, купленной в магазине, Раммштайны легли спать. Ночь прошла относительно спокойно.

* * *

- Доброе утро, просыпаемся! Замечательная погода, идем кататься на лыжах, - Тилль бодро подскакивал посреди комнаты, причем с таким энтузиазмом, что люстра времен Первой Мировой подпрыгивала и подскакивала в такт вокалисту. – Что мычите? Говорил я вам - меньше пить надо! Не послушались меня – так вам и надо! И к вашему сведению, мне все равно, что у вас болит – у меня хорошее настроение и мы идем кататься на лыжах.
- Сколько время? – поинтересовались хриплым голосом из-под подушки.
- Ровно 9.00! Встаем, опоздаем на завтрак!
- Какой завтрак, Тилль? Ты не заметил, что мы живем в каком-то сарае, где не обозначено время завтрака. Более того, этого завтрака вообще здесь нет!
- Э-э-э, ты меня недооцениваешь, - весело проговорил Тилль, стягивая одеяло со Шнайдера.
- ЭЙ! Ты чего! Здесь же холодно, - Кристоф пытался залезть всем своим почти двухметровым телом под маленькую подушку.
- Ничего не желаю знать, все встаем на построение!!!
С этими словами вокалист гордо покинул комнату.
Через 20 минут:
- Ну? И где же наш вокалист, который так упорно поднимал нас после вчерашней пьянки, - хмуро поинтересовался Шнайдер шатаясь со стороны в сторону.
- Не имею ни малейшего понятия, - Пауль чертил на снегу какую-то линию. Кто хочет провести тест на трезвость?
- Я! – Флака подошел к гитаристу, - а как?
- Пройдись по линии, - предложил гитарист.
- Ага, без проблем.
- Пауль, а Пауль, а где Флака, - раздалось через пару минут.
- Не знаю, - пожал плечами ритм – гитарист. Он решил проследит траекторию похода клавишника – через 20 сантиметров от начала линии следы уводили в сторону метров так на 50.
- А вот и Флака, - Шнай указал на ползущего на четвереньках господина Лоренца.
- Ура! Я прошел! – воскликнул Фляк, гордо подняв голову.
- Ну и куда ж ты прошел? В лес? – усмехнулся Рих. Клавишник наконец заметил, куда завел его бодун. Потупив ясные очи, Фляк спрятался за спину Оливера, нервно кусающего конец длиннющего шарфа.
- Ой, мои дорогие, вы уже здесь? – вокалист подошел к группке, ожидавшей его, - я тут разузнал у местных жителей, как дойти до ближайшего подъемника. Пойдемте.

Шли с полчаса.
- А вот и он, наверное, я слышу крики.
- Крики о помощи? – переспросил Оливер, воровато озираясь по сторонам.
- Оливер! Как ты можешь о таком думать? Значит так, кто на чем будет кататься? – вопросил вокалист.
- Ну я попробую на сноуборде, - ответил, немного подумав Кристоф.
- Я тоже попробую, - высказался Рих, размышляя, что будет с его нижними конечностями, если он встрянет в сугроб.
- Я на лыжи! И Олли с Флакой со мной, - сделал вывод Тилль.
- Ну тогда я пойду на санках кататься, - недобро улыбнулся Пауль, уже видимо придумывая грандиозный план розыграша.
- Замечательно, Шнайдер, Рихард, вам на подъемник! – скомандывал Тилль, а Пауль отпросился как бы на разведку местности.

- Знаешь, Рихард, я ведь боюсь высоты! – поделился секретом Крис.
- Знаю, Кристоф, знаю! Не бойся, здесь все под контролем, тем более, что тут совсем не высоко.
- Это ты так думаешь, а если подъемник вдруг сейчас остановиться….
- Договорился??? Замечательно! Теперь будем висеть над 40-ка метровым обрывом.
- ЧТО??? 40 метров? Как же это так? Почему???
- Меньше надо было размышлять – а если б, а если б…!

Пауль злорадно потирал руки, стоя возле кабинки управления подъемником. Он не думал их там долго держать – может пару часов…

- Оливер, а ты умеешь на этом кататься? – вопрошал Флака, разглядывая лыжи и палки к ним.
- Нет, откуда? – Олли и сам раздумывал с бодуна, что одевать на ноги – палки или доски (как он собственно обозвал лыжи).
- Тилль, а ты?
- А что я? – пожал плечами вокалист, - нам, танкам, ничего не страшно – надел лыжи и вперед. LOS!
- Как так? Что, прямо вперед?
- Вот – вот! – вокалист толкнул басиста, наконец додумавшегося куда что одевать.
Оливер с протяжным воем помчал по заснеженной горке, сбивая туристов. Палки он потерял еще в начале пути. Проехав метров с 200, Олли мягко встрял лысой головой в сугроб. Подумав, что его ждет подобная участь, Флака добровольно оттолкнулся и полетел по оливеровской траектории, мягко приземлившись на басиста. Тилль же благополучно добрался до низу, сбив всего парочку пенсионеров и вкатав их в землю своим немаленьким весом. Поездка всем понравилась, даже Оливеру, так как холодный снег помог ему немножко отрезветь. Отряхнувшись, они пошли к подъемнику.

- Рих, ты жив? – Шнайдер крепко вцепился в ручку своего кресла.
- Угу, - донеслось рядом.
- Ты что спишь? – не унимался барабанщик.
- Ну да, а что еще делать? Твои бредни слушать? Поговори лучше с воронами – толку больше будет, а меня не трогай, я спать хочу.
Внезапно подъемник снова двинулся. Через каких-то пару минут Штоф и Риха снова твердо стояли на земле.
- А что это вы там висите? – поинтересовался вокалист, - нам тут, понимаешь ли, подъемник нужен, а они тут висят – развлекаются.
Шнайдер кинулся обнимать вокалиста, благодаря его за содеянное и прощая тому все смертные грехи. Пауль, наблюдавший за происходящим из-за дерева, погрустнел – в его планы не входило столь быстрое освобождение заложников. Шмыгнув носом, он пошел пару раз для приличия прокатиться на санках.

- Ты даже не представляешь, что с нами случилось! – Крис возбужденно жестикулировал.
- Да уж, не представляешь, - буркнул сонный Рихард, - мы застряли на подъемнике. Какой ужас, - добавил он, чуть подумав.
- А если бы мы там умерли? – надулся ударник, с неприязнью поглядывая на Риха.
- Пришлось бы нам нового барабанщика искать, - закончил предложение подоспевший Пауль.
- А гитариста что искать не пришлось бы? – возмутился Шнайдер.
- Нее! Я его партии играть могу, - улыбнулся Ландерс.
- Кажется мне, я догадываюсь, кто остановил подъемник, - оживился Рихард.
- И кто же? – нервно хихикнул Пауль Ландерс.
- Угадай!!!

Вот таким образом проходил отпуск всемирно известной группы Раммштайн в Баварии. Представьте, это только маленький город в Баварии, а что говорить о столицах Европейских стран?! Об этом лучше не думать… В Хохтале члены группы отдыхали еще 4 дня, и будьте уверенны, что их отдых не был скучным. После они достаточно спокойно добрались до Мюнхена, откуда вылетели в Берлин. Перелет прошел успешно. Благодаря этому отдыху, Раммы написали много прикольных песен, которые мы можем услышать на альбоме Reise, Reise. Можно сделать вывод, что промучались они не зря :-)))


  Количество комментариев: 10

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]