Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



В тихой ночи. Лирика. В тихой ночи. Лирика.

Тилль Линдеманн – легенда мира музыки, автор текстов группы Rammstein. Его стихи проведут нас по чувственному миру, сотканному из сексуальности, любовной аддикции и рефлексии.

далее


Рассказы фанатов


Ближе к природе
или
История о том, как Rammstein поехали в отпуск в сельскую местность

Автор: Varda Автор: Varda

Часть 2.

День третий.

«Утро. Надо вставать. Надо. Надо.… Не хочу! Нет, надо» - такие мысли копошились в полупроснувшемся сознании Рихарда. Он нехотя открыл один глаз, посмотрел на окружающую его обстановку. Потом открыл второй глаз. По ужасному беспорядку он понял, что они еще ничего не убрали после позавчерашнего веселья. Дома никого не было.
Рихард нехотя встал, зевнул, потянулся. Первым делом он побрел на кухню в поисках пищи, но там, как назло, ничего не оказалось. «Вот сволочи, все съели!» - думал про себя Рихард. В общем, лидер-гитарист остался без завтрака и ничего с этим не поделаешь. От безысходности он решил выйти на улицу.
Но только он ступил на порог, как увидел перед собой кучу всякого хлама, которая коптила черным дымом: пустые бутылки, какие-то баночки, баллончики, тряпки, бумажки, Рихина одежда… Стоп! Рихина одежда?! Риха круто изменился в лице, только хотел вытащить одежду из огня, но понял, что было уже поздно.
- Какая тварь это сделала?! – закричал разъяренный лидер-гитарист.
- Я! А что? – послышалось невдалеке.
Рихард начал озираться по сторонам, ища виновника, пока его прожигающий взгляд не остановился на заборе. На нем, жуя яблоко, сидел Шнайдер. Он мило и невинно смотрел на разборзевшего Рихарда.
- В таком случае объясни: что это?! – закричал Рихард, указывая на кучу пепла.
- Это? – удивленно переспросил Шнайдер. - Это костер.
- Я вижу, что это костер, башка твоя садовая! Но что в нем горит, ты это видел?!
- Видел.
- Так ЧТО?
- Ну, тряпки всякие!
- Тряпки?! Тряпки! Ты это называешь тряпками?! – уже чуть ли не выл Рихард. - Это МОЯ одежда!!!
- Как твоя? – не понял Шнайдер.
- Да так! Моя! Ну, морда ты Шнайдеровская, сейчас ты у меня получишь! – и Рихард стал искать предмет, каким бы можно было запульнуть в обидчика.
Как итог, в Шнайдера полетело железное ведро. Как говорится, что под руку подвернулось, тем и швыряемся. Шнайдер успел увернуться от «снаряда», но неудачно - потеряв равновесие, он начал падать назад с забора, то есть прямо на проселочную дорогу. Стоит сказать, что до приезда Раммов шел сильный дождь, поэтому некоторые лужи еще не успели высохнуть. Итак, Шнайдер с диким ревом шлепнулся прямо в лужу. Рихард, завидя это, весь просиял от сладостной мести и пулей вылетел во двор. Он остановился перед Шнайдером, лежащим в луже, и сквозь смех произнес:
- Я требую объяснений! Любое несказанное тобой слово, Шнайдер, будет использовано против тебя!
Но Шнайдер, вместо ответа хитро улыбнулся, и вдарил ладонью по луже, отчего грязная вода разлетелась в радиусе метра и, естественно, окатила Рихарда с ног да головы. Последний не ожидал такого поворота событий. Увидев, что он с ног до головы заляпан какой-то грязью, Риха запрокинул голову и взвыл! Приведя этим в ужас добрую половину деревенского населения, Рихард устремил пронзительный взгляд на злорадствующего Шнайдера. Тот до сих пор лежал в луже и любовался испачканным Рихардом.
- Ну, Шнайдер, ну ты сволочь! – заорал на него Риха, - Я же тебе покоя не дам! Только попробуй у меня попросить помощи! Только попроси меня защитить тебя от Тиля! Только….
Таким образом, прошло минут пять. Оно бы так и продолжалось, если б не остальные четверо согруппников. Те подошли бы к дому и лицезрели следующую картину: посреди дороги в луже лежит Шнайдер, а прямо над ним стоит грязный Рихард и орет на лежачего. Естественно, данная картина привела всех в затруднение.
- Чего это с ними? – спросил Пауль у Олливера.
- Не знаю. Вроде бы с утра все было нормально, - ответил Олли, пожав плечами.
Тем временем, Риха уже полез в драку, отчего вместе со Шнайдером оказался в луже. Но это не помешало лидер-гитаристу вершить расправу.
- Ой, похоже, их надо растащить! – заметил Пауль и тут же кинулся разнимать разбушевавшихся согруппников. Остальные последовали его примеру.
Через пять минут Пауль держал Рихарда (из-за чего изрядно измазался, так как тот так и норовил вырваться из объятий ритм-гитариста), а Флейк с Олливером держали не менее агрессивного Шнайдера. Когда страсти улеглись, Пауль, переведя дух, спросил:
- А в чем, собственно, причина вашего боя?
И тут Рихард запричитал и начал рассказывать всю историю в деталях. Каждую минуту он так и норовил дотянуться до Шная, но их посадили далеко друг от друга, поэтому снова встретиться в бою им не пришлось.
Когда замолчал Рихард, Пауль заходил по дороге, глядя себе под ноги (видимо, обдумывал полученную информацию).
- Блин, у нас тут и без вас проблем навалом! – вдруг вскрикнул Флейк.
- А какие у вас проблемы? – поинтересовался Шнайдер.
- Какие? – переспросил Пауль, - да такие, что Тиль опять куда-то запропастился!
- Ох, Тиль как всегда – в своем репертуаре, - изрек Рихард, делая затяжку, - но если вы собираетесь его искать, то я не пойду.
- Как это? – не понял Пауль.
- А так! – ответил Рихард, выбросив недокуренную сигарету и закинув ногу на ногу. - Мне надоело вечно его разыскивать! Хотите – идите, ищите! Но я не пойду!
- Нет, ты пойдешь! – сказал Пауль, посмотрев Рихарду прямо в глаза.
- Нет! – ответил непоколебимый Риха.
- Пойдешь! – Пауль подошел поближе к Рихе, что очень ему не понравилось.
- Не-а! – вякнул тот.
- Ну, ну, Рихард, Риха, Ришка, Ришенька! – вдруг залепетал Пауль миленьким голоском, скрестив ручки на груди. - А кто же спасет меня, если Тиль опять стукнет меня по голове? Кто мне поможет, как не ты? А? – и посмотрел на испуганного Рихарда глазами преданной собаки.
Рихард посмотрел на Пауля, потом замахал руками и затараторил:
- Нет, нет, нет! Не смотри на меня так! Не надо! Ведь… ведь… ой, Пауль, ну зачем ты так смотришь на меня?! А?! Ну, ну ладно! Пойду! Уговорил! – и Рихард покорно взглянул на Пауля. Тот весь просиял от счастья.
- Да, только я пойду переоденусь! – заявил Рихард и тут же скрылся за дверью дома.

- Ну что там можно так долго одевать на себя? – нервничал Флейк, рисуя палкой на песке какие-то значки.
- Ну, это же Риха, - ответил Пауль, пытавшийся разглядеть художество Флейка.
Через двадцать минут Рихард вышел переодетый, весь такой «намыленный», с причесочкой, в общем, как обычно.
- Ну, наконец-то! – вздохнул Флейк.
И пятерка мужчин отправилась на поиски Тиля. Стоит опустить их препирания по дороге, так как на них просто не хватит места.

В семь часов вечера усталые раммы приплелись домой. Тиля они не нашли. Они облазили всю деревню, всю ее округу, заглянули в каждый закоулок в поисках «тупого вокалиста», как сказал изнывавший от усталости Рихард.
Итак, раммы оказались дома. Олливер заварил чай, до этого еле-еле найдя чайник в бардаке, творившемся в доме. Пауль сбегал в ближайший магазин за печеньем, Флейк быстренько прибрался в большой комнате, Рихард принимал душ, а Шнайдер сидел за дверью на ступеньках и курил. Кристоф любовался ночным небом, пытаясь отыскать среди кучи звезд Большую Медведицу. Тут он услышал, как сзади открылась дверь, и обернулся - это был Пауль. Он присел рядом со Шнайдером, и задумчиво сказал:
- Где же нам теперь искать Тиля?
- Не знаю, - ответил Шнайдер, пожав плечами
. - Если мы его не найдем, что же мы скажем Якобу? Он же нас прибьет! Да и вообще – где мы еще найдем такого вокалиста, как Тиля?
- Такого же сумасшедшего и неповторимого? – усмехнулся Шнайдер.
- Ха-ха, да! – поддакнул Пауль.
И тут он заметил невдалеке человека, который по фигуре и походке уж очень был похож на Тиля.
- Шнай, смотри! – вскрикнул Пауль и указал на человека.
Шнайдер вгляделся в темноту.
- Это он! – воскликнул ударник, вскочил со ступенек и побежал навстречу вокалисту. Пауль последовал за ним. Шнайдер подбежал к Тилю, полез обниматься, но тот легким жестом руки отстранил его от себя, сказав пьяным голосом: «не трогайте меня!» и поплелся к двери. После сотой попытки поймать ручку «деревянной сволочи» (как сказал Тиль) он ввалился в помещение.
- Что это с ним? – спросил Шнайдер, ошарашено глядя вслед вокалисту.
- Что–что! Пьяный! – вздохнув, ответил Пауль и, скрестив руки на груди, пошел к двери.
Оказавшись внутри, они только успели заметить, как Тиль пробрался к дивану, завалился на него и захрапел. Находившийся в то время в комнате Флейк смотрел на вокалиста, потом посмотрел на Пауля и неоригинально спросил:
- Чего это он?
- Напился, - ответил Пауль.
Появившиеся в комнате Олливер и Рихард тоже лицезрели храпяще-сопящего Тиля и, поняв, в чем дело, сказали в один голос:
- Приперся!
- Да, похоже, чай на сегодня отменяется, - сказал Шнайдер.
- Ладно, пошлите спать! – сказал Рихард и направился в сторону личной спальни. Остальные последовали его примеру.
Они еще не знали, что поджидало их завтра…

День четвертый.

Проснувшийся рано утром Пауль, бодро вскочил с постели, быстренько оделся, прилизал непослушные волосы, тайком воспользовавшись Рихиным гелем для волос, и вышел на улицу.
На дворе стояла жаркая летняя пора. Светило яркое солнце, пели птички, в общем, погода была замечательная, настроение у Пауля тоже великолепное. Пауль потянулся, и, подставив солнечным лучам свою мордашку, пошел прогуляться по деревушке. Он сунул руки в карманы и, не спеша, отправился бродить по улицам. Но тут сработал знаменитый закон подлости. Ведь у Пауля было замечательное настроение! И, как всегда, какая-нибудь сволочь тебе его обязательно испортит! Вот и сейчас, мимо Пауля, такого веселого и доброго, пробегал какой-то мелкий шибзик со стаканом вишневого сока в руках. Но прямо на расстоянии одного метра от прогуливающегося он споткнулся о камень и выплеснул все содержимое стакана прямо на белую футболку Пауля! Пауль, увидев это, заорал на пацана:
- Новая майка! Убью собаку! Ты мне за это ответишь!
И с этими словами Пауль схватил веник, лежавший неподалеку, и помчался за этой мелочью. Та, в свою очередь, с диким визгом побежала от разъяренного Пауля. Он уже буквально нагнал «обидчика» и уже практически замахнулся на пацана, как вдруг почувствовал, что он врезался во что-то лбом. Пауль поднял голову и увидел перед собой здоровенного амбала, который был в два раза шире и выше Тиля, а что уж говорить о маленьком Пауле.
- А…, - замялся Пауль.
- Это ты гнался за моим сыном?! – прохрипел тот жутким басом, от которого у Пауля прямо мурашки побежали по спине. Тут он понял, что пора убирать ноги. Как только амбал попытался схватить своими загребущими ручищами маленького Пауля, герр «кнопка» увернулся от его жутких объятий и, как лань, понесся подальше от этого места.

Через пять минут Пауль оказался перед калиткой во двор их временного «пристанища». Он остановился, обернулся, увидел, что никто за ним уже не гонится, перевел дух и открыл калитку.
Войдя во двор, он увидел, что под дверью сидели все, за исключением Тиля. Пауль подошел к ним и спросил:
- А в чем дело?
- Тиль разбушевался, - ответил Шнайдер, прикладывая к голове платок со льдом.
- А что с тобой? – опять спросил Пауль.
- Да мы, значит, проснулись, - ответил Рихард, сидевший на пороге. - Вышли в большую комнату, а там – Тиль, вокруг него штук много пустых бутылок.
- А где он их взял? – опять спросил еще ничего не понявший Пауль.
- Да в этой «потайной комнате»! – ответил Оливер, сидевший на траве и поливавший цветочки.
- Ага, - сказал Пауль. - А зачем они ему?
- Так вот! – продолжил Рихард. - Видим мы эту картину. А он увидел нас. И как заорет: «А ну пошли отседова, черти!», - и Рихард изобразил Тиля с бутылкой в руке. - И кинул ее в нас. Мы–то успели пригнуться, а вот Шнайдер… - Рихард кивнул в сторону Шная, - не успел. Мы вылетели во двор, заперли Тиля и сидим, думаем, что делать.
Пауль посмотрел на всех, присел на скамейку, подпер подбородок рукой и задумался. Все смотрели на него, в надежде, что Пауль хоть что-нибудь придумает. Тот сидел и молчал в течение пяти минут.
- Слушайте, а может мне попробовать зайти к нему и поговорить? – предложил Пауль.
- Да, не мог чего похуже придумать?! – вскрикнул Рихард, - Что, давно тебя бутылкой из-под самогона не били?! Нам ритм-гитарист еще нужен!
- М-да, - вздохнул Пауль, поняв, что это была плохая идея.
Прошло еще пять минут, в течение которых Пауль пытался что-нибудь придумать.
Сидевший на бочке Флейк, вдруг заметил пятно на футболке Пауля, похожее на кровь, и вскрикнул:
- Пауль, что с тобой?!
Погрузившийся в раздумья Пауль испугался от неожиданно прозвучавшего вопроса, подпрыгнул на месте, а потом, переведя дух, ответил: - А, это! Это сок!
- Какой сок? – спросил Шнайдер.
- Обычный, вишневый сок!
- А что он делает у тебя на футболке? – спросил ничего не понявший Рихард.
И Пауль рассказал все в мельчайших подробностях.
- Нет, вы представляете, у меня было замечательное настроение, и эта… мелкая тварь мне его испортила! – возмущался Пауль. - И еще Тиль тут такое вытворяет! Какое же тут к черту хорошее настроение!
Остальные даже не стали смеяться над горем Пауля, что бы сделали в обычной ситуации, так как сейчас у них самих было паршивое настроение.
- Ладно, что будем делать с Тилем? – снова спросил Оливер.
- Для начала надо конфисковать у него все бутылки! – ответил Пауль.
- Да, понятно! Только как? – спросил Рихард.
Только Пауль открыл рот, чтобы выдать свою блестящую идею, как из-за двери послышалось:
- Oi, maroz, maro-oz! Ne maroz’ menya! Ne maroz’ menya-a! Moego konya! – и следом за этим звук разбивавшейся бутылки, а следом за этим – звук, с которым бьются стеклянные предметы о пол.
- Это была вазочка, - вздохнул Шнайдер.
- О-о-о… - протянул Пауль.
- Да, да, - констатировал факт Рихард, - Он еще не отошел от вчерашнего!
И опять во дворе воцарилась тишина.

- Знаете, у меня есть идея! – вскрикнул вдруг Пауль, подняв указательный палец кверху.
Все посмотрели наверх, надеясь найти там решение их проблемы, но кроме чистого голубого неба ничего не обнаружили.
- Так вот! – продолжил Пауль, опустив руку. - Помните, в большой комнате прямо над диваном в потолке есть застекленное отверстие!
- Ну, помним, - ответил Флейк, рисуя на песке свои закорючки.
- Так вот! Если стекло убрать, то получится, что Тиль будет прямо под дырой!
- А почему он будет именно под дырой, а не, к примеру, в другом месте комнаты? – сказал Рихард, - может, он вообще пойдет на кухню!
- Ну, - Пауль не предусмотрел этот момент. - Ведь он же заснет! Так?
- Так, - ответил Рихард.
- А он будет спать на диване! – сказал Пауль.
- Почему? А может он пойдет в спальню! – сказал, прищурившись, Рихард.
- А он не дойдет до спальни! Ведь он… - начал, было, Пауль, но Рихард его перебил:
- Ну, хорошо, хорошо, я согласен! Пошли, показывай, что ты придумал, а то мы так до вечера просидим!

Пауль, просияв от радости, что Рихард отступил, вскочил с места и повел всех за собой. Он сделал круга три–четыре вокруг дома, все время смотря наверх.
- Мы долго будем куролесить вокруг дома? – поинтересовался Рихард, которого это уже, честно говоря, достало.
- Нет, еще пару кружочков! – ответил невозмутимый Пауль.
- Ох, - вздохнул Рихард, уже пожалевший, что он так быстро уступил Паулю.
Сделав еще два круга, Пауль, наконец, остановился возле самого низкого места крыши. Все тоже остановились. Пауль то подходил к дому, то подальше отходил, смотря наверх, и что-то примеряя глазами. Все стояли в сторонке и наблюдали за ним:
- Что это он делает? – спросил Шнайдер у Оливера.
- Не знаю, - ответил тот, - Но, думаю, что он знает, что делать.
Через десять минут Рауль повернулся к согруппникам, которые маялись от безделья.
- Мне надо лестницу! – заявил Пауль.
- Зачем? – поинтересовался Рихард.
- Чтобы залезть на крышу! – ответил Пауль.
- И нам надо будет всем туда лезть? – с опаской спросил Рихард.
- Да!
- О, я не полезу! – заотмахивался Рихард, но стоило Паулю посмотреть на него испепеляющим взглядом, как сразу согласился.
- А где мы ее возьмем? – спросил Шнайдер.
- Ну, не знаю, надо одолжить у соседей! – ответил Пауль, смотря через забор. - Вон, кстати, лестница! Пошлите, возьмем!
- Но нам ведь не дадут ее!
- Ой, Шнай, ты опять в своем репертуаре! – махнул рукой Пауль. - А мы и спрашивать не будем! Риха, пошли со мной!
- Но почему я? – возмутился Рихард. - Я что, крайний?
- Нет, просто ты тут самый здоровый! – сказал Пауль первое, что пришло в голову.
- Ну ладно.

И они вдвоем пошли в соседний двор. Но, оказавшись там, они вдруг заметили здоровенную собаку, которая оперативно начала облаивание. Риха и Пауль, не теряя времени, схватили лестницу и с трудом перемахнули через забор.
- Фух, еле успели! – перевел дух Рихард, - еще чуть-чуть, и нас бы заметили!
- Ладно, давайте за дело! – сказал Пауль и приставил лестницу к стене. Забравшись наверх, он позвал остальных:
- Давайте, лезьте!
Первым, несмотря на протесты, залез Рихард, за ним следом Шнайдер, потом Оливер и в конце Флейк.
- Ну, и как мы вытащим все бутылки? – спросил Рихард, смотря вниз сквозь стекло.
- Легко! – ответил Пауль, - мы поднимем стекло и спустим вниз кого-нибудь на веревке! – и обвел взглядом всех присутствующих.
Естественно, никому не хотелось стать жертвой измывательства Пауля. Все крупно пожалели, что полезли на крышу
. - Так, Шнайдера с Рихой мы опускать не будем, они слишком тяжелые! – сказал Пауль, и тут его взгляд остановился на Флейке, который больше всех трясся и пытался спрятаться от взгляда Пауля (наивный).
- Ага! Флейк! Тебя-то мы и опустим вниз! – изрек радостный Пауль.
- Нет, только не меня! – запричитал Флейк, заламывая руки.
- Нет, ты! – ехидничал Пауль, предвкушая момент расправы над «другом» Флейком.
- А почему бы не ты? – спросил вдруг Флейк, ухмыльнувшись.
- А потому что я, во-первых, инициатор всего этого, а во-вторых, а тоже тяжелый!
- Как же! Самый мелкий - и тяжелый?!
- Что?! Это ты сейчас будешь самым мелким! – заорал Пауль и уже, было, двинулся в сторону Флейка, но его удержал Рихард:
- Спокойно, Пауль, он просто пошутил! Пойдет Флейк! Ведь все согласны? – и Рихард окинул всех взглядом. Все тут же согласно закивали, так как уже давно хотели избавиться от настырного клавишника. Тот жалобно завыл.
- Значит так! – сказал Рихард. - Мы с Паулем пойдем за веревкой, а вы, - и указал на Шнайдера с Оливером, - вырежете в стекле дыру.
- А веревка зачем? – испуганно спросил Флейк.
- Ну, что б тебя привязать и опустить!
- А… - заныл Флейк.
Рихард с Паулем спустились с лестницы в поисках веревки, а Шнайдер достал откуда-то стеклорез, и они на пару с Оливером вырезали нужное. Флейк решил было уйти под шумок, но Шнайдер не сводил с него глаз, и как только клавишник начал красться к лестнице, ударник схватил его за плечо и спросил:
- Куда это ты намылился?
Но Флейк не успел ответить, так как появились Рихард с Паулем, который нес веревку. Флейк был даже рад, что они пришли, так как они избавили его от ответа.
- Ну что? Вырезали? – спросил Рихард.
- Да, - ответил Оливер, смотря на результат.
- Края слишком острые, - боязливо сказал Флейк.
- Да ладно тебе уж! – сказал Пауль. - Веревочка-то крепкая!
- Не волнуйся, все под контролем! – добавил Шнайдер.
- Ну, ладно, - вздохнул Флейк.
- Мужики, Тиль пришел! – прошептал Рихард, смотря вниз. Все облепили смотровую дыру и посмотрели туда же. Действительно, Тиль пришел в зал, лег на диван и захрапел.
- Я же говорил, что он будет тут спать! – прошептал Пауль.

- Давай, Флейк, лезь! – скомандовал Пауль.
- Мужики, а может не надо? – спросил Флейк, остановившись возле дыры.
- Флейк, спокуха! – ответил Рихард, - ну, давай, лезь!
Флейк вздохнул и осторожно присел на край.
- Ой, а там высоко! – сказал он.
- Ну мы тебя на веревке опустим! – отмазался Рихард.
- А вы меня не уроните?
- Ты что? Конечно, нет!
И Флейк осторожно начал спускаться. Оставшиеся наверху крепко держали веревку, а Пауль смотрел и контролировал спуск.
- Давай, Флейк! Бери бутылки! Мужики, хватит его опускать! – командовал Пауль.
- Я взял четыре! – сказал Флейк. – Поднимайте!
- Давайте, поднимайте его! – крикнул Пауль остальным.
- Не ори ты! Тиля разбудишь! – сказал Шнайдер.
- Да он спит, как убитый… – протянул Флейк, - Ну что вы там копошитесь? А?
Молчание.
- Эй, там, наверху!
Молчание.
- Мужики!
Молчание.
- Пауль! Риха! Олли!
Молчание. Клавишник занервничал.
- Да мать вашу, что вы там делаете? Вы что, заснули?! – Флейк посмотрел наверх и вдруг увидел озадаченное личико Пауля. Клавишник рассвирепел:
- Ну что вы не поднимаете меня?
- Флейк, у нас проблемы, - сказал по слогам Пауль.
- В смысле? – заволновался Флейк.
- Веревка перетирается, она вот-вот лопнет, - ответил Пауль, тревожно смотря на веревку. Нет, он волновался не за клавишника, а за то, что его план вот-вот провалится.
Флейк же висел без движения. Его глаза достигли радиуса трех сантиметров (заметьте, только радиус!), а сам он пролепетал:
- К-как? П-п-перетирается?
- Черт, что ж нам делать? – спросил Рихард, у которого уже руки затекли от держания веревки.
- Я же говорил! Я же говорил! – возникал, чуть ли не плача, Флейк.
- Да ты много, чего говорил! – вякнул Шнайдер, которому тоже порядком надоело это занятие.
- Так, ладно, поднимайте его быстрее, пока она совсем не порвалась! – затараторил Пауль.
- Ох, тянем, - протянул Шнайдер.
И Шнайдер с Рихой и Оливером стали тянуть веревку. Но тут тянуться перестало.
- Пауль, что там такое? – спросил Рихард, дергая веревку.
- Черт, - ответил Пауль, смотря в дыру, - он зацепился за люстру!
- Как? – чуть не задохнулся Шнайдер.
- Елки–палки! Да чтоб ей, этой люстре! – шипел внизу Флейк. – Я не могу отцепиться!
- Давай дернем посильнее? – предложил Шнайдер Рихарду.
- Давай! – согласился Рихард, который хотел поскорее освободить руки.
Пауль, услышав их разговор, только и успел раскрыть рот, но дело было сделано: они так сильно дернули, что веревка оборвалась. Затем все произошло очень быстро: очумевший Флейк полетел вниз, с диким криком шлепнулся на Тиля, который проснулся и тут же ударил клавишника по голове пустой бутылкой. Пауль смотрел на это ошарашенными глазами, но, не успев очухаться, заметил, что Тиль уже запустил в него бутылку, и с криком «Ложись!» отпрыгнул в сторону. На лету он сбил Риху, который сбил Шная, а тот сбил Олливера. И эта куча-мала покатилась с крыши. Причем, стоит заметить, прямо в сторону соседей. И вот они докатились до края крыши и шлепнулись прямо в соседский двор на стог сена, чем смягчили падение. Стоявший рядом со стогом старичок с вилами в руках, видя все это, взбеленился и заорал:
- Ну вот! Только собрал его в кучу, как придется заново! Убью гадов! – и направил вилы прямо на только что вылезших и отряхнувшихся Раммов.
- Мягкая посадочка, мать твою! – пробубнил Рихард.
Но, завидев недружелюбно настроенного старичка, Раммы бросились бежать. Старичок бежал следом за ними, по пути размахивая вилами и крича:
- Заколю, как поросят!
Раммы с дикими криками залетели в свой двор и заперли калитку. Старичок ломился, ломился, потом плюнул и ушел.
- Сам поросенок! – крикнул ему вслед Шнайдер.

Рихард сидел под калиткой и поправлял свою прическу.
- Ну, Пауль, ну, Пауль! – причитал он. - Ну кто так убегает! Надо же осторожнее! Скажи спасибо, что я себе ничего не ушиб!
- Да, спасибо, мы на сено свалились! – добавил Оливер.
Пауль стоял, потупив взгляд.
- Ну, извините! – сказал он. - Ведь я не хотел получить в лоб бутылкой! Я бежал и не заметил вас! Вот и все!
- Ну, ладно, прощаем! – смилостивился Рихард, спрятав зеркало в карман.
Тем временем, Флейку пришлось несладко. Так как Тиль проснулся и начал швырять в него всё, что попадалось под руку: и тарелки, и бутылки, и вазы, и сковородки, и подушки, и даже кошку, которая залезла в окно - на ходу выкрикивая:
- А ну пошел отседова! Ух, черт рогатый! Сгинь, нечистая сила! Сгинь! Ух, чертово отродье!
Флейк еле унес ноги, и закрыл входную дверь. Из-за двери слышался отборный мат, из которого самыми приличными были слова «на» и «в». К этому времени подоспели остальные.
- Что там было? – спросил Пауль у дрожащего от страха Флейка.
- В общем, все бутылки он побил, бросая в меня, я его там запер, а результат – сам слышишь!
- Да, бутылки он побил, значит опасность миновала, - сказал Пауль. – Надо к нему кого-нибудь подослать.
- Кого? – спросили остальные в один голос.
- Рихарда! – ответил Пауль.
- А почему сразу меня?! – возмутился тот.
- Ну, ты же с ним дружишь! И ты можешь говорить сладким голоском! – ответил Пауль.
- Хорошо, я пойду, - тут же согласился Рихард.
Они осторожно открыли дверь и впустили в дом Рихарда. Тиль сидел на диване, уставившись в телевизор. Риха состроил ангельское выражение личика и миленьким голоском пропел:
- Тилюша, а что ты делаешь?
Тиль покосился на него, хотел, было рявкнуть и запустить чем-нибудь в вошедшего, но увидев, что это Риха, и увидев его выражение лица, тихо сказал:
- Ришка, помоги мне, - и хлюпнул носом.
Риха перевел дух, потом осторожно подошел к дивану и сел рядом с Тилем.
- Что случилось? Расскажи Ришке!
Тиль посмотрел на Риху, потом снова хлюпнул носом да и разрыдался! Рихард такого поворота событий не ожидал. Тиль обнял Риху, уткнулся носом в его плечо и залепетал:
- Мне, (хлюп), м-мне, у-у-у…, (хлюп), мне ме-ме-ме-ме…
- Что «ме»? – спросил Рихард, погладив Тиля по плечу.
- Мерещатся (хлюп), ч-ч-ч-ч… - и Тиль снова разрыдался. Рихард полез в карман, достал носовой платок и протянул его Тилю. Тот взял платок, смачно высморкался и продолжил:
- Черти.
- Что «черти»? – переспросил Рихард, потеряв ход мысли.
- Мерещатся, - буркнул Тиль.
- А, теперь я понял! – сказал Рихард, вскочив с места. - Тебе с утра мерещатся черти, поэтому ты принял ребят за них. И пять минут назад вместо Флейка ты тоже увидел этого рогатого! Тут все очень просто!
- Как? Я принял их за чертей? – удивился Тиль.
- Да! И именно в них ты кидал бутылки! – Рихард весь аж просиял от своей догадливости.
- Ой, а я не знал, что это они! – сказал Тиль и стыдливо опустил глаза.
- Ты ж с похмелья!
- Угу, - пробурчал Тиль.
- А где ты был вчера?
- Ну, ну…
- Говори!
- Ну… пил!
- Весь день?!
- Угу…
- Так, ребята, заходите! – сказал Риха, открыв входную дверь.
- Мы уже все слышали, - сказал Пауль. - Ну, Тилюша, ну ты даешь!
- Извините меня, мужики! – оправдывался Тиль все еще со слезами на глазах. - Я не хотел! Ведь вы знаете, как я вас всех люблю! Простите! – и полез их обнимать. Сразу всех. Одним махом. От чего все чуть не задохнулись.
- Хорошо, прощаем! – сказал Пауль сдавленным голосом. - Только отпусти нас, а то задушишь!
Тиль отпустил согруппников и растянулся в улыбке.
- Спасибо, спасибо вам, что вы меня понимаете!
- Хорошо, что все закончилось хорошо! – вздохнул Рихард.
- А я что-то есть хочу! – сказал Пауль, поглаживая свой живот. – Кто пойдет в магазин?
- Тот, кто предложил! – съязвил Шнайдер.
- Ах ты! – Пауль полез к Шнайдеру.
- Ну вот! Они опять ругаются! – всплеснул руками Тиль.
- Знаешь, Тиль, - сказал Рихард. - По-моему, хоть мы и одна группа, но без ссор и драк нам бы было скучно вместе!
- Это точно! – усмехнулся Тиль.
Они разняли Пауля и Шная, после чего Оливер со Шнайдером потопали в магазин, Пауль и Флейк - готовить ужин, а Тиль с Рихой убрались в зале.

День пятый.

Шнайдер проснулся от солнечного луча, который светил ему в лицо и не давал спать. Он нехотя открыл глаза, посмотрел на часы – было восемь часов утра. Плюнув за кровать (рано еще, видите ли), Шнай натянул одежду, почесал голову, чем взъерошил и так непокорные волосы, и, зевнув, вышел в большую комнату. По пути он споткнулся об абажур, который сам же стянул с тумбочки, зацепившись ногой за провод.
Выйдя в зал, Шнайдер увидел, что Тиль развалился на диване и смотрел телек, Рихард что-то живо объяснял, разговаривая по телефону и размахивая свободной рукой, Пауль пел песенку «Reise, Reise» с кухни, а Олливер с Флейком куда-то ушли.
Шнайдер опять почесал голову, потом посмотрел на телевизор. Показывали какой-то фильм. Тиль совершенно безразлично смотрел в «ящик», потом повернул голову в сторону Шнайдера, который до сих пор оживленно чесался.
- Если перхоть начинается двигаться, то это уже вши, Шнайдер! – сказал барабанщику Тиль и усмехнулся.
- Что? – Шнайдер аж раздулся от переходившей все границы Тиллевской наглости. - Да они сейчас у тебя будут бегать! – и с этими словами он прыгнул к Тилю, который уже успел забаррикадироваться подушками. Шнай издал боевой крик и в одну секунду разгромил Тиллевскую оборону. Тот, увидев, что остался без прикрытия, схватил оставшуюся подушку и вскочил на диван. Шнайдер тоже взял подушку и запрыгнул следом за вокалистом. Тиль начал дубасить барабанщика подушкой, но последний тоже не спал. От них во все стороны летели перья, так как в пылу боя они разорвали подушки.
Рихард, в это время разговаривавший с Карен, протараторил в трубку:
- Милая, понимаешь, тут мужики устроили побоище, поэтому я не могу с тобой говорить! – и повесил трубку, несмотря на недовольные возгласы жены.
Потом он повернулся к распетушившимся согруппникам и рявкнул:
- Успокойтесь! Уже задолбали! Даже по телефону не дадут спокойно поговорить!
Тиль и Шнайдер остановились, посмотрели на Риху. Тот стоял и смотрел на них уничтожающим взглядом.
- Риха, тебе что-то не нравится? – невинно спросил Шнайдер.
- Да, мне не нравится то, что вы орете! – вякнул в ответ лидер-гитарист.
- Ну, я думаю, что Шнайдер может поделиться с тобой своими… э, домашними животными, чтобы ты успокоился! – вставил слово Тиль, хитро прищурив один глаз.
- Какими животными? – искренне удивился Рихард. – Нет у него никаких животных!
- Не было! – поправил его вокалист, - а теперь есть!
- И кто же это?
- Вши!
- Вши?! – Рихард чуть не задохнулся от удивления. - А мне они зачем?!
- Ну, чтобы были и у тебя! – честно ответил Тиль.
- Где были? – Рихард от переполнявшего его удивления тормозил.
- На голове! – и с этими словами вокалист ударил зазевавшегося Шнайдера подушкой по кумполу, и тот лихо спикировал вниз, упав на Рихарда, который не успел отпрыгнуть в сторону.
- Фу! Встань с меня, вшивый! – заверещал Рихард, отбиваясь и пытаясь спихнуть с себя барабанщика, который все еще плохо понимал, что произошло. Тиль стоял на диване с подушкой в руках и удовлетворенно смотрел на происходящее.

На шум прибежал Пауль, в фартуке (с клубничками) и сковородкой в руках, на которой шипели поджаренные колбаски.
- Что тут происходит? – спросил он сам не зная у кого и удивленно посмотрел на происходящее.
На полу лежали Шнайдер и Рихард, отпихивающий барабанщика, который не мог с него (Рихарда) слезть, а на диване с довольной рожицей стоял Тиль.
- Тиль, что тут случилось? – опять спросил Пауль, не отрывая взгляда от парочки на полу.
Вокалист лишь пожал плечами. Пауль, опять–таки, неясно зачем, направился к дивану. А Рихард пытался дотянуться хоть до чего-нибудь, чтобы ударить этим «чем-нибудь» проклятого барабанщика. И тут как раз мимо проходил Пауль. Рихард, не видя, что он схватил, потянул это на себя. Это была нога Пауля.… В итоге, ритм-гитарист, потеряв равновесие, стал падать, на ходу зацепившись за тумбочку, с которой упал и разбился телефон. Видя, как к нему с дикой скоростью приближается пол, точнее, Пауль к нему приближается, ритм-гитарист выронил из рук сковороду и в последнюю секунду схватился за ручку дивана, чем спас себя от падения. А вот раскаленная сковорода с наглостью и некоторым злорадством спланировала прямо на голову Шнайдеру. Тот, почувствовав на макушке что-то очень горячее, вскрикнул от боли, вскочил с Рихарда и, схватившись за прижаренное место, понесся в ванную. Злополучная сковорода хотела запечатлеть «поцелуй» на лице Рихарда, но тот живо увернулся, и посудина шлепнулась на ковер прямо рядом с головой Рихи. Тот, ощутив свободу, вскочил на ноги и, посмотрев на Тиля и Пауля, сказал:
- Ну, наконец-то! Пауль, спасибо за сковородку!
- Да, не за что! – ответил Пауль, который еле говорил от неуместного смеха.

Тут входная дверь распахнулась и в комнату влетели Флейк и Оливер с огромными напуганными глазами. Они глянули на согруппников и выпалили:
- Они сюда идут!
- К-кто (ик) сюда идет? – спросил отошедший Пауль.
- Они! – повторил напуганный и весь побледневший Оливер.
- Да кто они? Что с вами? – спросил их Рихард, присев на край дивана.
- Да эти, которые дали нам этот дом! Они идут проверять, как мы тут живем! – выпалил Флейк, сделав ударение на слово «как».
При этих словах всем сразу стало не до смеха. У Тиля глаза стали по пять марок, у Пауля отвисла челюсть, а Рихард только и смог, что удивленно похлопать ресницами.
- Как проверять? – прошептал Пауль, подобрав челюсть с пола.
- Да вот так! Мы, как только их увидели, понеслись домой! – ответил Оливер.
Тут появился Шнайдер, у которого дымился затылок. Шнайдер только хотел наброситься на Пауля, чтобы придушить его, как Оливер (вовремя) известил его о происходящем, и тот тоже успокоился, огорчился и задумался.
Но ждать им пришлось недолго. Отворилась входная дверь, и в проеме появилось человек десять, среди которых был старичок, довезший их до деревни, и мужик, отведший их в «Дом для приезжих». Сначала они мило посмотрели на Раммов, но, увидев, ЧТО творилось вокруг, обалдели. Первое, что они увидели, была сковородка без колбасок, валявшаяся на полу - из-за нее на ковре образовалась черная дырка. Затем они увидели разбитый вдребезги телефон, возле которого валялись полуразодранные подушки. После этого их взгляд перешел на сорванные шторы, разбитые вазочки, светильнички... В дополнении ко всему по комнате летали перья.
Ошарашенная «комиссия» прошла на кухню, за ними последовали не менее ошарашенные Раммы. А на кухне… Разбитые тарелки, кружки, разбросанные кастрюли, вилки, ложки, половники! Полная раковина грязной посуды, сгоревший чайник, и, в конце концов, сваленный холодильник, за которым в стене была дырка, точнее дверной проем.
Глухонемой старичок подковылял к проему, испуганно заглянул в него, а потом высунулся из него, замахал руками в сторону потайной комнаты. Все ринулись туда. А там, естественно, были совершенно пустые полки. Все молча смотрели на исчезнувший годовой запас. Мужик, приведший сюда Раммов, повернулся к потупившей в пол взгляд шестерке и сказал:
- Знаете, что? Вы сегодня же уедете отсюда! Мы позвоним вашему… э, как его? А, продюсеру и пусть он вас забирает!
Все очень расстроились, услышав это, один лишь Рихард обрадовался, что они, наконец, уедут из этой глуши.

Через несколько часов.

Якоб стоял, поставив руки в боки, перед сидящими на диване Раммами и распинался:
- И как я мог послать вас сюда?! Вы же здесь такое натворили! Вы бы еще всю деревню разбомбили! Полнаселения ввели в ужас своими песнями! – и обвел всех взглядом, - Выпили все спиртное, какое только было в деревне! – и посмотрел на Тиля, который зарылся в подушки. - От некоторых личностей девушки города слегка сбрендили! – и уставился на Рихарда, который в глубине души гордился собой. - Разгромили все кафе! – теперь перевел взгляд на Пауля, смотревшего на продюсера исподлобья, а потом на Тиля. - Вытоптали все кукурузное поле! – и опять посмотрел на Тиля, который просто утонул в подушках. - Украли соседскую лестницу! – посмотрел на Пауля и Рихарда. - Довели до инфаркта маленького мальчика! – и смерил взглядом Пауля, еще больше насупившегося. - Раздербандили соседский стог сена, который бедный старичок складывал полдня, и даже не попросили прощения! – и обвел взглядом Риху, Пауля, Шная и Оливера. - А в довершении ко всему вы разгромили Дом для Приезжих! – и посмотрел на всех шестерых. - Да чтоб я вас еще раз куда-нибудь отправил?! Нет, можете даже не просить! – и, задрав нос кверху, отвернулся.
Тут Тиль встал, подошел к продюсеру и сказал:
- Подожди, Якоб! Я что, ослышался? Ты сказал «можете даже не просить»? Да? – и, прищурив глаз, пытливо посмотрел на продюсера.
- Ну, да! – ответил тот, плохо понимая, к чему клонит Тиль, но, видимо, к чему нехорошему, и поэтому отошел на шаг назад.
- Так вот, дорогой нас продюссерик! – зарычал вокалист, отчего у бедного Якоба подвернулись ноги. - Знай! Что это не мы, а ТЫ нас сюда закинул! Это из-за ТЕБЯ мы тут устроили бардак! Это из-за ТЕБЯ мы тут пропадали! Это ТЫ во всем виноват! И знаешь что? – ткнул он пальцем в нос Якобу. Тот отрицательно замотал головой. А Тиль закончил:
- Мы уезжаем отсюда на ТВОЕЙ машине, а ты остаешься тут «на недельку-другую, отдохнешь тут, типа, в отпуск», - процитировал вокалист некогда сказанную Якобом фразу, при этом изображая самого Якоба.
Сидевшие в это время на диване Раммы просто не могли поверить в свое счастье! Как Тиль отшил его!
- Как? Вы уедете без меня? – испугался Якоб.
- Да, отдохнем в Берлине, как нормальные люди! – ответил ему Рихард, вставая с дивана и подходя к Тилю. - Ну что, Тиль, кто поведет машину?
- Оливер! – предложил вокалист.
- Только меня не бить и в лесу не высаживать! – предупредил всех Шнайдер.
- Конечно! Да, Якоб, ты сам дашь ключи? – спросил Тиль у Якоба заискивающим голосом. Тот отрицательно замотал головой.
- Что ж, - вздохнул Рихард, скрестив руки на груди, - Придется самим забрать, - и вопросительно посмотрел на Тиля. Тот со злорадным лицом кивнул. Последнее, что увидел Якоб, было шесть пар рук, которые тянулись к нему. Потом он потерял сознание.

- Ну что, мужики, загружайтесь! – скомандовал Тиль, стоявший перед машиной и самодовольно потиравший руки.
- Тиль, слушай, ведь моя машина разбилась! Как ты думаешь, Якоб не обидится, если я заберу его машину себе? – спросил подошедший к вокалисту Оливер.
- Я думаю, что нет, - ответил ему Тиль, представляя приклеенного скотчем к стулу продюсера с залепленным ртом, связанными руками и запертым в подвале, садясь в машину.
- Так, все в сборе? – спросил Пауль, устраиваясь поудобнее.
- Все, все, - подтвердил Тиль, заглядывая в бардачок. - Так-с, а что тут у нас? – и, вытащив большой бутерброд с ветчиной, радостно облизнулся и чавкнул на всю машину.
- О-о-о, Тиль нашел еду, - констатировал факт Рихард, обращаясь к Паулю. Тот согласно кивнул.
- Ну, ребята, поехали! – сказал Оливер, повернув ключ.
И машина с Раммами уехала из деревушки, оставив за собой полуужаснувшееся рамштайновскими песнями население с доброй половиной сбрендивших от Рихарда девушек, мальчиком, получившим инфаркт, старичком с раздербанденным стогом сена, разгромленное кафе, вытоптанное кукурузное поле, Якоба, раздолбанный Дом для Приезжих, и жителей, которые лишились лестницы и годового запаса самогона. Но зато они на всю жизнь запомнили эти пять дней!

А машина со знаменитой немецкой группой тихо ехала по дороге в родную Германию, и только один крик нарушил тишину и покой природы:
- Шнайдер, мать твою! Твои вши у меня на голове! Да чтоб тебя перекосило с четверга на пятницу! Что теперь будет с моими волосами?! Мне теперь ни один шампунь, ни одна пенка, ни один гель не поможет! Это все из-за тебя, морда ты Шнайдеровская! Кто меня посадил рядом с ним?
А Тиль тихо, одному себе, сказал под нос:
- Ну, я же сказал, что Шнайдер поделится своими «домашними животными»…


  Количество комментариев: 2

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]