Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди
  + сайты о группе



Официальное видео группы Rammstein Официальное видео группы Rammstein

Каталог DVD Дисков, которые выпустила группа. Вы также можете ознакомиться с обзорами некоторых дисков.

далее


Рассказы фанатов


Der Wahnsinn. Next. Часть 3.

Автор: lien25 Автор: lien25

Глава седьмая
Во сне и наяву.

Это было странно, нелепо, непонятно, не поддавалось никаким разумным объяснениям, но на часах была половина восьмого утра, а Рихард уже снова сидел за компьютером с чашкой горячего кофе и перечитывал послания Ангелы. Странность была в том, что он лег спать в половине третьего утра и спал кошмарно, отвратительно, но при этом проснулся сам и не чувствовал ни обычной в таких случаях сонливости, ни каких других последствий почти бессонной ночи.

Уснул он сразу, как только голова его коснулась подушки, лишь успел подумать о том, что с утра нужно обязательно позвонить Шнайдеру, и мозг тут же отключился. Но это было обманом, мозгу хватило пары часов, чтобы прейти в себя и начать мучить спящего Рихарда своими размышлениями и активной работой. Ему снилось, что он продолжает читать документы из послания Ангелы. Причем с утра ему сложно было определить, что было сном, а что он прочел на самом деле. Ко всему прочему в снящиеся ему документы каким-то невероятным образом затесалось вручную написанное письмо, прочитанное им у комиссара. Оно представляло собой отсканированный документ с оригинала и, кроме того, о чем он уже знал, имело приложение, в котором Ангела упрашивала его отомстить за ее смерть. Как это часто бывает во сне, он совершал непонятные действия, а именно пытался убедить экран компьютера в том, что месть не выход, нужно лишь найти виновного и указать на него в полиции. В ответ на его здравые слова (ну, по крайней мере, в ту секунду он был уверен в их здравости) на экране компьютера появились два перекрещенных клинка. Сей знак он принял за предупреждение о том, что скоро полетят чьи то головы и, испугавшись, закрыл письмо, вернувшись к другим, менее кровожадным документам.

«Странный человек этот Шнайдер», - говорилось в одном из них. – « Сначала он уговаривает тебя стать его женщиной, а потом устраивает на работу в публичный дом. И что это, позвольте узнать? Тайная месть? Обидно как-то и досадно. Хотя если подумать, он хотя бы воспринимал меня как женщину, не то что Рихард», прочитав это, Круспе тут же обиделся и снова попробовал убедить компьютер в честности своих намерений, но почему-то не смог (пропал голос) и поэтому стал читать другое.

«Это закрытый элитный клуб только для избранных. Если ты захочешь найти его сам, и пойдешь бродить по городу, (пускай даже у тебя будет точный адрес с указанием номера дома и подъезда), то точно заблудишься в хитросплетении улочек и никогда не отыщешь его. Но если вдруг судьба сжалиться над тобой и ты каким-то чудесным образом найдешь-таки нужный дом и подъезд, то без рекомендации тебе не попасть внутрь, как бы ты не старался. Ни лучезарная улыбка, ни модельная внешность, ни раскрученное имя, ни туго набитый бумажник не откроют перед тобой потаенной дверцы в «рай на земле», как называют свой бордель хозяева. Мне повезло, я попала внутрь, спасибо одному моему другу с его рекомендацией, и поэтому я смогу рассказать вам, что же скрывают за собой эти таинственные и почти всегда закрытые двери. Вы может, будете разочарованны, но, по сути, там нет ничего особенного, кроме сервиса на высшем уровне и девочек, о которых многие не могут даже и мечтать (да что там мечтать, многие даже не представляют, что на свете есть настолько красивые женщины и при этом эта красота может продаваться). Все заведение состоит из одной большой гостевой комнаты, где клиент может хорошо отдохнуть, расслабиться и без смущения разглядеть «товар» лицом, а так же выпить чего-нибудь горячительного и расслабляющего. Я работаю как раз в этой самой комнате. Бармен. Смешно. Всегда думала, что данная профессия предполагает хотя бы барную стойку, но не здесь. Я просто наливаю гостям напитки, смешиваю коктейли, готовлю кофе, чай, в общем, все, что те пожелают. Кроме одного – я никогда не продаюсь. Это какая-то особенная фишка, странная причуда владельцев свято верящих в то, что даже в таком месте что-то должно оставаться запретным. Мне это, как вы понимаете только на руку…. описать спальни с подробностями, не забыть про камеры»

Видимо пометки не помогли Ангеле не забыть про спальни, потому что нигде больше упоминаний о них не встречалось.

Когда Рихард проснулся, он несколько минут пытался тщетно вспомнить существует ли подобный документ на самом деле, поняв, что все настолько переплелось в его несчастном мозгу, что отделить вымысел от правды он не в состоянии Круспе снова сел за компьютер.

Документ существовал, он отличался от увиденного во сне, но суть оставалась той же. Причем видимо это были наброски к другой статье, о самом борделе и его обитателях. Немного поразмыслив, Рихард пришел к выводу, что не только политик мог желать смерти Ангелы. Он взял листочек и выписал на него имена всех тех, кого мог подозревать. Список получился коротким. Первым там стояло имя политика, затем слово бордель, после загадочный Кристоф, за ним некая Ева, стажерка (в эту версию он почти не верил, но все же решил записать и ее) и в самом конце маньяк, хотя в маньяка он верил еще меньше чем в убийцу-стажерку. С этим листочком он и пошел будить Тилля, но на пол дороге его остановил телефонный звонок. Чертыхнувшись, он вернулся в спальню, где оставил мобильный телефон. Звонил комиссар Мерхен.

- Герр Круспе?

- Да, - видимо у Рихарда был сонный голос, потому что после небольшой паузы Мерхен спросил.

- Я разбудил вас?

Рихард машинально взглянул на часы на тумбочке, была половина девятого.

- Нет, я не сплю.

- Хорошо, - Мерхен снова немного помолчал.

Круспе сел на краешек кровати и еще раз пробежал список подозреваемых глазами.

- Вы меня слышите? – снова спросил комиссар.

- Прекрасно слышу.

- Я хотел предупредить вас, что мои ребята приедут в течение часа. Вам будет удобно?

- Какие ребята, - не сразу сообразил Рихард.

- Мы вчера договаривались с вами, насчет жучков, прослушки.

- Ах, да. Пускай приезжают, - как ни странно, но после уверений Тилля в том, что агентство совершенно не опасно Рихард расслабился и даже на какое-то время забыл об этом. Теперь вспомнив, он решил дописать агентство в свой список.

- Замечательно. Всего доброго герр Круспе.

- До свидания, - Рихард отключился. Еще некоторое время он сидел на кровати, уставившись в одну точку. Мягкая и еще не застеленная постель манила его, все-таки сонливость, пускай с небольшим опозданием, пришла. Положив список и мобильник на тумбочку, он забрался под одеяло и закрыл глаза.

Раздался звонок в дверь, ему казалось, что прошло всего несколько минут с того момента как он лег.

- Ничего себе, час, - недовольно пробурчал он и протер глаза.

- Ты кого-то ждешь? – Тилль стоял в дверях спальни, бодрый и выспавшийся.

- Ты уже встал, открой это полиция, проверять квартиру пришли, - Рихард зевнул

- Ага, - Тилль скрылся за дверью.

Рихард спустил ноги на пол и потянулся. В прихожей слышались голоса, сквозь тонированное стекло двери он видел силуэты полицейских, они как он и предполагал, начали проверку с прихожей. Рихард лег спать в брюках и футболке, теперь в отражении большого напольного зеркала он видел, что одежда помялась до неприличия, волосы, уложенные гелем, растрепались, и вся прическа съехала на один бок. Несколько минут он потратил на то, чтобы привести волосы в порядок, но ничего не получалось. Плюнув, он стал переодеваться.

Тилля нигде не было, в прихожей с недовольными и угрюмыми лицами копошились два похожих друг на друга немолодых полицейских. На Рихарда они не обратили ни малейшего внимания. Круспе сходил в гостиную, увидев, что компьютер все еще работает и на экране по-прежнему открыт один из документов с диска Ангелы, он поспешно закрыл все и перевел компьютер в ждущий режим. В гостевой спальне Тилля тоже не было, кровать была аккуратно застелена, и о том, что здесь кто-то ночевал, говорил лишь один носок, одиноко висевший на спинке стула, второй валялся под стулом и имел вид не менее сиротливый, чем его «собрат». Рихард почему-то подумал, что носки видимо, скучают в разлуке, тут же сам испугался бедовости своих мыслей и поспешно вышел из спальни. Он прошел через прихожую и снова был полностью проигнорирован полицейскими, это начинало действовать на нервы. Тилль сидел на кухне, положив ногу на ногу, и со скучающим видом смотрел в окно. Рихард взглянул на его босые ступни и спросил:

- Ты носки свои, зачем по спальне раскидал?

Тилль вздрогнул, повернулся и несколько секунд смотрел на него непонимающим взглядом.

- Чего? – наконец спросил он.

- Носки, - повторил Рихард.

Тилль открыл было рот, чтобы ответить, но тут его мобильник на столе завибрировал. Вокалист коротко взглянул на Круспе, взял телефон и, поднявшись, поспешно вышел из кухни. Рихард проводил его взглядом, тяжело вздохнул и сел на стул. В его голове была какая-то каша, видимо лишний час сна пошел ему во вред. Немного подумав, он решил позвонить Шнайдеру.

Шнайдер ничего не знал ни об Ангеле, ни о борделе. С одной стороны Рихард испытал облегчение, но с другой теперь все становилось еще сложнее. Нужно было что-то делать, с чего-то начинать, кому-то позвонить, ну или на худой конец посоветоваться с Тиллем, но вокалист по-прежнему не возвращался, а сил думать, совершенно не было. Тогда он решил выпить кофе. Видимо это было хорошей идеей, потому что как только кофе сварился, вернулся Тилль, словно приманенный пленительным ароматом.

- Чего ты мне там про носки говорил, я не понял? – спросил он, беря кружку из шкафа.

Рихард снова взглянул на ноги вокалиста, но тот уже надел носки и теперь вопрос потерял актуальность:

- Не важно, - отмахнулся он. Тилль лишь пожал плечами. Круспе разлил кофе, достал из холодильника сливки и уселся на стул.

- Я список подозреваемых составил, - шепотом сказал он и покосился на дверь.

- Видел уже, я его в стол убрал. Разбрасываешь ты все по квартире, а тут полиция,- Тилль налил в чашку сливок, - И эти записки читал.

- Какие записки?

- В компьютере твоем, я пол часа назад встал и прочел все. Мутное это дело, Риха, мутное.

- Я даже не знаю с чего начать.

- Зато я знаю, правда, лезть в это не хочу, - Тилль отпил из кружки.- Поесть бы.

- Посмотри в холодильнике, - Рихард провел рукой по лицу, потер виски. - С чего?

- Можно сходить в бордель, - Тилль поднялся и пошел к холодильнику. – У тебя что, голова болит?

- Да, погано как-то.

Открыв дверцу, Линдеманн несколько секунд с интересом разглядывал его содержимое, наконец, извлек оттуда небольшой огрызок сырокопченой колбасы и закрыл дверь.

- А хлеб?

Рихард неопределенно махнул рукой, но Тилль понял его жест и открыл верхний шкафчик.

- Нас туда не пустят, - Рихард допил кофе и отодвинул кружку.

- Пустят, у меня есть знакомые, нам дадут рекомендацию.

Тилль вернулся к столу с небольшим бутербродом.

- Тогда пойдем сегодня, ты как?

Тилль кивнул головой.

- Еще можно позвонить Олливеру.

- Зачем? – Рихард поднялся и посмотрел в окно. Солнце слепило его, и он задернул шторы.

- У него есть друг-политик. Я как-то давно с этим парнем говорил, на какой-то вечеринке. Насколько помню, он в политике давно и должен все знать.

- Ты хочешь узнать про… - Рихард замолчал.

На кухню заглянул полицейский.

- Мы проверим в спальнях? – спросил он.

- Да, конечно. Нашли что-нибудь?

- Ничего, - сказал мужчина и ушел.

- Да, можем у него узнать про этого развратника с фото, как у него вообще дела идут и чем ему грозила бы эта статья, - вернулся к прерванному разговору Тилль. Он уже съел бутерброд и теперь вытирал руки салфеткой.

- А что за знакомые у тебя такие?

- Какие знакомые? – Тилль выкинул салфетку в пепельницу.

- Которые рекомендацию дадут.

- Это друзья друзей. Ты не знаешь. Давай, собирайся, приходи в себя, а я пока позвоню Олли.

- Я в душ, - сказал Рихард, поднявшись, и вышел из кухни.

Ангела не обманула, самим бы им никогда не удалось отыскать это заведение. После звонка Тилля и недолгого разговора минут через десять им перезвонили. Полицейские уже заканчивали осмотр квартиры, поэтому немного посовещавшись, музыканты, решили не откладывать поход в долгий ящик и договорились на полпервого. Адрес им не дали, а лишь сказали, что к двенадцати к дому подъедет машина с водителем, он то и отвезет их куда нужно.

Полицейские ушли в половине двенадцатого, в квартире никаких жучков и камер слежения не обнаружили. Рихард был удивлен, но это было приятным удивлением, теперь из списка можно было смело вычеркивать одного подозреваемого. Он полагал, что это загадочное агентство, на самом деле банальный лохотрон по выкачиванию денег из глупых влюбленных девочек и, как и говорил ему Тилль, никакой угрозы представлять не может. Пол часа до приезда машины Рихард в волнении бродил по квартире. Тилль сидел на кухне и со спокойствием достойным буддиста листал старый журнал об автомобилях. Иногда ему приходили смс и он как-то немного лениво отвечал на них. На все расспросы о том кто постоянно ему звонит и пишет, он лишь отмахивался и снова погружался в чтение. Наконец машина подъехала. Рихард увидел ее из окна спальни. Большой черный джип с тонированными стеклами, он остановился прямо рядом с подъездом и Круспе некоторое время смотрел на него из окна, в надежде, что водитель выйдет на улицу. Но водитель не выходил, он уже собирался идти на кухню, звать Тилля, как вокалист сам пришел.

- Пошли, он приехал.

- В окно тоже увидел?

- Нет, мне позвонили, - Тилль махнул мобильником и пошел в прихожую.

Рихард кивнул головой, еще несколько секунд посмотрел на машину в окно и отправился следом.

Как только они вышли на улицу, водитель завел двигатель. Рихард взглянул на Тилля, тот пожал плечами и, открыв заднюю дверь, забрался в салон, Круспе сел рядом и захлопнул дверь. Машина поехала. В салоне сильно пахло сосновым освежителем, запах был таким терпким и резким, что Круспе чихнул. Тилль удивленно взглянул на него.

- Ты что, собрался заболеть в середине июня?

Рихард покачал головой и взглянул на водителя. Тот молчал и смотрел на дорогу, мужчина средних лет, коротко стриженный, ничем не примечательный. Круспе взглянул на его руки и заметил перстень на среднем пальце правой руки, слишком уж дорогой перстень для обычного водителя. Ему вдруг захотелось бросить всю эту затею и вернуться домой, но, пожалуй, сейчас было уже поздно. Тогда он попытался расслабиться и закрыл глаза. Видимо он снова уснул, потому что Тилль тряс его за плечо.

- Приехали, Риха.

Глава восьмая
Паранойя герра Лоренца.

После разговора в студии у Флаки пропал аппетит и сон. Он пытался отрешиться от дурных мыслей: сначала он попробовал читать книгу, но в голове вертелись посторонние мысли и он никак не мог уследить за сюжетом, тогда он решил посмотреть телевизор. Шел какой-то второсортный боевик, поначалу Кристиан смотрел с интересом и даже начал сопереживать главному герою, попавшему в западню сицилийской мафии, но вскоре он снова вернулся к своим мыслям и постоянно размахивающий огромными кулачищами герой начал раздражать его. К тому же началась гроза, и сигнал телевизора постоянно прерывался. Выключив телевизор Флака, никогда не увлекавшийся ничем подобным, вдруг решил заняться медитацией. Он сел в позу лотоса, закрыл глаза и подумал о приятном. Приятное быстро вытиснилось из его мозга гадкими воспоминаниями о фрайбургском маньяке, ко всему прочему, с непривычки у него затекли ноги и медитацию пришлось прекратить. Тогда он решил напиться, это был не лучший и не самый правильный способ вернуть себе спокойствие, но обычно это помогало. Порывшись в баре, Лоренц нашел почти полную бутылку шотландского виски и чуть больше чем за час выпил ее, закусывая дольками лимона. Он быстро опьянел и пошел спать. А через два часа проснулся от страшной боли в ноге, видимо он лежал на ней все это время и мышцу свело. Кристиан, чуть не плача, вскочил с кровати и стал растирать икру, через пять мучительных минут боль прошла, мышца расслабилась и он смог снова лечь в кровать, но теперь сон не шел. Во рту был противный вкус алкоголя, голова начинала болеть, а как только он закрывал глаза, все плыло куда-то влево и вниз, а потом начинало вращаться с колоссальной скоростью. От этого его стало тошнить и пришлось бежать в туалет, освобождать итак пустой желудок. Выйдя из туалета со слезящимися и покрасневшими глазами, он побрел на кухню, не зажигая света, включил чайник и сел на стул. За окном гремел гром, крупные капли дождя стучали в окна, изредка темноту разрывала вспышка молнии. Поднялся ветер, и было слышно, как с тревожным скрипом раскачиваются высокие деревья. Боль в голове усиливалась, и его снова начинало тошнить. Порывшись на полках в кухне, Кристиан нашел таблетку обезболивающего, проглотил ее и запил минеральной водой из бутылки. Желудок попытался протестовать, но Флака не сдался. Закипел чайник и выключился с резким щелчком, Лоренц медленно поднялся, нашел пакетик чая и заварил его в большой кружке. Через минут пятнадцать он справился с чаем и головной болью и успокоенный побрел спать, но то ли чай взбодрил его, то ли он просто выспался, сна не было. Полежав час в темноте, Флака поднялся, нашел свои очки на тумбочке, нацепил их на нос, перебрался в кресло, захватив плед, укрыл им ноги и стал ждать рассвета.

Рассвело, гроза закончилась, взошло робкое солнце, а Флака так и сидел в кресле, погрузившись в ужасные воспоминания. Где-то в восемь он поднялся и снова пошел пить чай. Зазвонил телефон, тяжело вздохнув Лоренц, пошел в комнату, подняв трубку он сказал:

- Алло.

На том конце провода кто-то молчал и тяжело дышал.

- Алло, - немного громче повторил клавишник, в ответ раздались короткие гудки.

Он положил трубку и пошел обратно на кухню, но телефон снова зазвонил. Флака замер на месте, сердце бешено колотилось в груди. Медленно он вернулся к телефону и приложил трубку к уху. Человек все так же молчал и дышал.

- Что вам надо?! – крикнул Флака.

В ответ лишь сопение.

- Кто это?

Сопение.

- Я слышу ваше дыхание, прекратите дышать в мой телефон! Вы сумасшедший! – Флака швырнул трубку на рычаг, несколько секунд постоял рядом с аппаратом, пытаясь унять бешеное биение собственного сердца, и потом уже в третий раз побрел на кухню. За спиной раздался звонок, но он не стал возвращаться, понимая, что телефонный хулиган так успокоиться быстрее.

В чашке на столе лежал уже высохший спитый и показавшийся ему почему-то очень жалким пакетик чая, Флака выкинул его в мусорное ведро и полез в шкаф за новым, но пачка оказалась пустой. На дне картонной коробки была лишь серая пыль, все еще хранившая аромат фруктовой заварки. Коробка отправилась вслед за пакетиком. Еще несколько минут Кристиан потратил на поиски новой пачки чая, все это время телефон в гостиной не умолкал. Чая не было, как не было и кофе. В холодильнике стоял пакет сока, но тот тоже был пустым, лишь на донышке осталось несколько капель, которые Флака с жадностью выпил прямо из пакета.

- Да прекрати ты звонить, урод! – крикнул он в гостиную.

То ли послушавшись его слов, то ли по собственной воле, но телефон действительно умолк. В квартире на несколько секунд воцарилась тишина. Но не надолго, через некоторое время телефон зазвонил снова.

Стараясь не обращать внимания на звонки Флака вернулся в спальню, отыскал в шкафу чистую и даже заботливо выглаженную рубашку (ах, зачем же ты ушла, о таинственная женщина Кристиана, творящая добро), брюки, которых не коснулась раскаленная пятка утюга и приятно пахнущие кондиционером для белья, носки. Через десять минут, причесанный и относительно приличный герр Лоренц надевал ботинки в прихожей. Телефон по-прежнему не умолкал, хулиган попался неприлично настойчивый. Немного подумав, Кристиан прямо в ботинках вернулся в гостиную и выдернул телефонный шнур из розетки, воцарилась благодатная тишина, нарушаемая лишь радостным щебетанием птиц за окном, да приглушенным звуком игры на фортепьяно соседского мальчика. Еще с минуту постояв в прихожей, Флака вышел из квартиры, закрыл дверь и не спеша пошел пешком по лестнице, он в тайне считал, что таким образом тренирует мышцы и улучшает свою физическую форму.

Пахло летом: от нагретого асфальта, от деревьев, которые словно от жары выглядели какими-то уставшими и блеклыми, от цветов на клумбах, ярких, пестрых и оттого каких-то по-детски восторженных. Выходя из дома, Флака планировал дойти до стоянки, забраться в автомобиль, включить кондиционер и в прохладе и тишине доехать до ближайшего супермаркета, но выйдя на улицу, он передумал. Было так непривычно хорошо и радостно, что он решил пройтись пешком.

Где-то в получасе ходьбы от его дома недавно открылся новый магазин, и Лоренц подумал что, наконец, появился повод туда заглянуть. Он шел не спеша, посматривая по сторонам, заглядываясь на красивых, открывших успевшие уже где-то загореть тела, девушек, разглядывая витрины магазинов, останавливаясь у небольших открытых лотков, торгующих холодной водой и мороженным. Не удержавшись в одном из таких, он купил вафельный рожок, и раскрыв упаковку, стал, есть его, прямо на ходу. Все казалось радостным, нарядным. Лица людей, встречавшихся ему на пути, были приветливыми и добрыми. Солнце светило как-то по-особенному, мягко и дружелюбно. Даже угрюмый молодой человек, следящий за ним глазами, с другой стороны улицы не казался таким уж неприятным. И тут Флака вдруг понял, что этот человек идет за ним от самого дома. Когда он вышел из подъезда, этот парень стоял так же на другой стороне улицы, в тени высокой липы и, так же как и сейчас угрюмо смотрел на него. Невысокий, крепко сложенный светлый блондин, одетый в черную, явно на два размера больше, футболку и вытянутые на коленях голубые джинсы. «Он ведь следит за мной», - подумал Лоренц, и словно услышав его мысли, парень повернулся к нему спиной и пошел прочь. – «Нет, не следит. Ушел» - тут же успокоился, Флака и пошел дальше, правда, изредка оглядываясь.

В магазине Лоренц снова увидел странного незнакомца, тот стоял у отдела сыров и равнодушно вертел в руках небольшой кусочек Дор-Блю, причем покупать его он явно не собирался. Флака попытался скрыться за стеллажами с йогуртами, и видимо ему это удалось, потому что, постояв там несколько минут, он вернулся к сырам, но парня там уже не было. Рассеяно заполняя корзину, клавишник изредка поглядывал по сторонам, опасаясь увидеть где-нибудь своего преследователя, и не ошибся. Парень проявился рядом с хлебным прилавком. Закинув в тележку совершенно не нужный ему французский багет, и попавшуюся под руку еще теплую и ароматную сдобу, Лоренц почти бегом направился к кассе. Парень снова пропал из его поля зрения. Уже на кассе Лоренц вспомнил, что пошел в магазин за чаем, критически оглядев содержимое тележки, чая он не увидел, пришлось извиняясь и расталкивая стоящих позади людей возвращаться в зал и искать куда же в этом гастрономическом мире запрятали такой необходимый ему напиток. Чай был-таки найден. Кроме того по дороге клавишник поддавшись какому-то соблазну, а именно красивому ценнику с волшебными словами «акция, товар за пол цены», захватил две зубные щетки, тюбик геля для укладки волос, которым он никогда не пользовался, и геля для душа, и со всем этим добром прошел на кассу. Расплатившись, и упаковав продукты, он понял, что у него теперь семь мешков и при всем желании это добро ему в одиночку и без машины из магазина не вынести. Он огляделся и снова увидел парня в черной футболке. Тот стоял рядом с выходом и равнодушно поглядывал на него. « И чего ему надо от меня? Маньяк проклятый!» подумал он, словно маньяк напомнило ему о Фрайбурге, и в голове его вдруг совершенно четко выстроилась логическая цепочка. Убийство журналистки, для привлечения внимания, потом покушение на его жизнь, потом эти звонки с утра и вот, наконец, слежка. Теперь он не сомневался, его хотят убить, кто-то мстит за Брингера, кто-то желает ему зла. Девушка, правда, в цепочку не очень вписывалась, но Флака не стал задумываться над этим. Нужно было как-то выбираться из магазина, теперь затея с пешей прогулкой не казалась ему такой уж замечательной.

Обвешанный пакетами, и поэтому чувствовавший себя глупо и беспомощно, Лоренц вышел на улицу. Парень снова скрылся из его поля зрения. Нелогичное и странное поведение преследователя напугало его еще больше, теперь он не сомневался, действует самый настоящий маньяк, и эти звонки и слежка часть какой-то страшной и опасной игры, адского плана по сведению его с ума.

Обливаясь потом, (теперь лето не казалось ему таким уж благодатным, а солнце дружелюбным) и балансируя на краешке тротуара, (пакеты он составил к ногам, и поэтому приходилось проявлять отменную ловкость, чтобы икроножными мышцами удержать их от позорного падения) Флака попытался поймать такси, но то ли удача отвернулась от него, то ли он выбрал не самое подходящее время для отлова машин (может здесь тоже действовал какой-то свой, неведомый ему закон, как и в рыбалке), но никто не останавливался. Он было уже отчаялся, как рядом с ним остановилась старая, изуродованная временем и не очень аккуратным вождением «Ауди». Водитель, угрюмый, бородатый, восточного вида мужчина, облаченный во что-то похожее на странный банный халат, даже не выслушав его, любезно открыл заднюю дверь, перегнувшись через сиденье и не взглянув на Лоренца снова уставился на дорогу. Флака закинул сумки на заднее сидение, стараясь производить как можно меньше шума, хотя это было почти невозможно и потратить на это как можно меньше времени, что тоже оказалось невыполнимой задачей, и забрался следом. Машина поехала.

- Мне не далеко, я вас сильно не задержу. Вон там налево, потом прямо, направо и мы на месте, - сказал Флака, указывая на дорогу, но водитель снова никак не среагировал ни на его жест, ни на слова.

Флаке уже в который раз за сегодняшний день стало страшно, он подумал, что этот индус (почему-то он решил, что водитель должен быть непременно индусом, а не арабом или турком) сейчас завезет его куда-нибудь и там, отобрав деньги и вещи, стукнет по голове, а тело выбросит на помойку. Но, несмотря на его опасения, мужчина повернул где нужно, налево, потом через какое-то время, направо и Флака увидел свой дом, который уже и не ждал больше увидеть.

- Вон тот дом, - Флака махнул рукой, но вспомнил, что водитель не реагирует на жесты и безвольно опустил руку. Тем не менее, машина остановилась как раз где нужно, удивленный и ничего не понимающий клавишник протянул водителю заранее приготовленную купюру, тот, наконец, повернулся, молча взял ее и небрежно бросил на соседнее сиденье. Выбравшись из машины, Лоренц по одному выудил свои пакеты, составил их на тротуар и, не удержавшись, перед тем как закрыть дверь, спросил:

- Простите, конечно, но как вы поняли, где свернуть, а где остановить? Вы же не поворачивались, когда я вам дорогу показывал?

Индус медленно повернул голову, непонимающим взглядом посмотрел на него и на хорошем немецком ответил:

- А зеркальце мне на что? Вы что в машине никогда не ездили?

- Э…, - Флака растерялся. Он не мог понять, почему не вспомнил о зеркальце, почему решил, что в поведении водителя есть что-то странное и неестественное и почему вдруг приписал ему какие-то сверхъестественные способности.

- Дверь закрывайте, мне некогда, - немного раздраженно сказал водитель.

Флака захлопнул дверь, посмотрел вслед уезжающей машине, и, подняв мешки с земли, пошел домой.

Оказалось, что такое простое и обыденное дело, как вход в подъезд и подъем по лестнице, без участия рук почти невозможно. Искренне сочувствуя судьбе инвалидов и проклиная собственную глупость, Флака с горем пополам добрался-таки до своей квартиры. Он собирался уже снова ставить проклятые им же продукты на пол, и открывать дверь, как совершенно неожиданно она сама распахнулась, больно ударив его по плечу, и из его квартиры со страшным, почти нечеловеческим криком на него выскочил какой-то мужчина. Разглядеть его он не смог, на голове у него был капюшон, а на лице повязана какая-то тряпка, наподобие маски у ниндзя, причем в тряпке Флака успел узнать свое любимое кухонное полотенце. Растерявшись, Лоренц, замер на месте и тут же поплатился за медлительность, мужчина со всего маху ударил его кулаком в живот, а потом, когда клавишник согнулся пополам от боли, выронив мешки, добавил ударом сверху по голове. Рука у мужчины была тяжелая, от удара по голове у Флаки зазвенело в ушах, и на несколько секунд он потерял ориентацию, и мог лишь слышать, как злодей убегает прочь. Топот ног, хлопнула дверь, ведущая на лестницу и снова топот, уже тише и вскоре вообще никаких звуков, кроме ставшей уже чем-то обыденным, неумелой игры на фортепьяно соседского мальчика.

Флака с трудом разогнулся, стал собирать пакеты. Один порвался и из него выпал гель для укладки волос, зубные щетки, французский багет. Почему-то именно этот пакет особенно разозлил его, словно его ненадежность стала лишним доказательством неудачного дня, не понимая, зачем он это делает, Лоренц наступил на гель ногой. Тюбик вздулся, напрягся, словно живой, а потом крышка не выдержала, отлетела, и прозрачный гель вырвался из тюбика, как из брандспойта, обрызгав стену и коврик пред дверью. Это немного успокоило, и позволило не злясь, собрать продукты и занести в квартиру. Бросив их в прихожей и закрыв дверь на все замки Флака, не разуваясь, пошел в гостиную. Взяв трубку, он несколько секунд слушал тишину, не понимая, почему же телефон не работает, потом вспомнил, как отключал его перед уходом, нашел шнур, вставил в розетку, набрал номер.

- Полиция, слушаю вас, - ответили ему.

- Меня хотят убить, - пошептал Флака и сел в кресло.

- Я не поняла вас, говорите, пожалуйста, громче.

- Меня зовут Кристиан Лоренц, меня пытаются убить, мне нужна помощь, я живу по адресу…

Глава девятая
И снова Рихард и его болтливость.

Бордель (политически корректно называемый клубом) занимал весь второй этаж шестиэтажного кирпичного дома, стоящего во дворе. Как только они вышли из машины, к ним подошла неприметная женщина в легком простеньком сарафане и, улыбнувшись, попросила следовать за ней. Они прошли в арку ближайшего к ним дома, свернули направо, пересекли небольшой скверик и вышли к тому самому, скрытому от посторонних глаз, строению. Подъезд запирался электронным замком, женщина достала откуда-то небольшую пластиковую карточку и, открыв дверь, жестом пригласила их войти.

В подъезде сильно пахло дорогой мужской туалетной водой. Ярко горели лампы. Все так же молча женщина подошла к лифту, нажала кнопку вызова и когда двери открылись, сказала:

- Вам на второй этаж, а я вас покину.

Тилль, не раздумывая вошел в лифт, Круспе зашел следом. Когда двери лифта закрылись, он шепотом спросил.

- Слушай, может, нам не нужно было сюда идти?

Тилль лишь посмотрел куда-то под потолок, Рихард проследил за его взглядом и увидел маленький объектив камеры, прикрепленной в правом верхнем углу кабины. Он замолк, опустил глаза и стал разглядывать носки своих ботинок.

Лифт остановился, двери медленно, бесшумно открылись и Круспе увидел небольшой коридор, заканчивающийся широкой дверью, обтянутой темно бордовой кожей. Над дверью, как и в лифте, висела камера. Он первым вышел из лифта, подождал Тилля и они пошли к двери. Звонка не было, как не было и ручки. Рихард повернулся к другу и удивленно посмотрел на него, Тилль лишь пожал плечами. Из-за двери не раздавалось ни одного звука, они стояли перед ней молча и подняв головы, смотрели в камеру. Некоторое время ничего не происходило, но наконец, послышался звук отпираемого засова, и дверь стала медленно открываться внутрь.

Внутри было темно, сильно пахло, какими-то пряностями и женскими духами. На пороге показалась молодая темнокожая девушка, она приветливо улыбнулась им, показав безупречные белоснежные зубы, и сказала:

- Добрый день, мы вас ждали, проходите.

Рихард тоже улыбнулся, но улыбка вышла какой-то неестественной, он почему-то очень волновался. Тилль же казалось, был спокоен, он кивнул головой девушке и вошел в дверь.

- Герр Круспе, проходите, пожалуйста, - снова повторила девушка.

Рихард вздрогнул, услышав свое имя, хотя и ожидал чего-то подобного, еще недолго помялся на пороге и тоже вошел.

В прихожей стояло несколько низеньких пуфиков, с потолка свисала большая, почти не дающая света лампа в черном кружевном абажуре, на стене было прикреплено огромное зеркало, а вместо платяного шкафа прямо с потолка на больших железных крюках свисали несколько настоящих толстых железных цепей. На звеньях цепи в разной последовательности были развешаны плечики для одежды.

- Оригинально, - сказал Рихард, указав на цепи.

Девушка улыбнулась и кивнула головой.

- Всем нравиться, - она повела худенькими плечами, словно от холода. – Вы у нас впервые, так что я хочу сначала показать вам наш клуб. Идемте.

Она пошла к двери и, открыв ее, пропустила их вперед. Они оказались в большой, дорого обставленной гостиной. В углу стояли несколько низких кожаных диванов, напротив два кресла, из того же комплекта. Посредине комнаты стоял невысокий стеклянный столик. Здесь света было побольше. Рядом с окном, плотно зашторенным, стоял включенный торшер, с потолка свисала люстра, похожая скелет осьминога, на кончиках каждого «отростка» горела миниатюрная лампочка. На стенах в кажущемся беспорядке были развешаны картины, изображающие полных и развратных обнаженных женщин в самых разнообразных позах. У стены, напротив окна стоял большой плазменный телевизор на низком столике, рядом высился огромный музыкальный центр, и две узкие напольные колонки. Из центра тихо играла спокойная музыка. Напротив входа была еще одна дверь, сейчас она была закрыта. Тилль и Рихард остановились посреди комнаты и повернулись к девушке. Она беззвучно закрыла за собой дверь и сказала:

- Здесь мы отдыхаем с гостями, говорим, пьем чай, кофе. А там, кабинеты - она указала рукой на закрытую дверь, - где вы можете уединиться с понравившейся вам девушкой. Если желаете, я могу показать вам.

- Не нужно, - Тилль подошел к креслу и опустился в него. – А кроме вас здесь есть девушки?

- Да, конечно, - хотя вопрос получился не тактичным, девушка, казалось, не обиделась. – Я бармен, меня зовут Нарина, а девушки сейчас подойдут. Могу я вам предложить напитки?

- Да, что-нибудь легкое.

Рихард сел в кресло рядом с Тиллем.

- Пиво? Вино? Коктейль?

- Вино, красное, - Тилль шумно вздохнул и откинулся на спинку кресла.

Нарина кивнула головой и посмотрела на Рихарда. У нее были огромные раскосые глаза, широкий, плоский, но ничуть не портящий ее лицо, нос, полные, словно немного припухшие губы. Ее густые, тяжелые черные волосы были перехвачены широкой деревянной заколкой. Одета она была просто, и не вызывающе. Голубая кофточка на тонких бретельках, и широкие светлые тканевые брюки с большими накладными карманами. Круспе попробовал, представит на ее месте Ангелу. Высокую, светловолосую, с надменным выражением лица, одетую всегда немного вульгарно, разговаривающую чуть свысока и не смог, это казалось невозможным, противоестественным. Он покачал головой и сказал:

- Мне, если можно, просто минеральной воды.

- Хорошо, девушки сейчас выйдут, - она еще раз посмотрела на них и медленно ушла в дверь, ведущую в кабинеты.

Рихард тут же повернулся к Тиллю, хотел было спросить его, что они собираются делать дальше, но у вокалиста зазвонил мобильник. Взглянув на номер, Тилль тихо сказал:

- Олливер.

Круспе кивнул головой.

- Да, Олли.

- Прямо сейчас я занят и Рихард тоже. Думаю где-то ближе к вечеру.

- Что-то серьезное?

- Хорошо, давай как освободимся в этом кафе. А по телефону не скажешь?

- А, понятно. Тогда до встречи. Ты ведь тоже придешь?

- Хорошо, пока. Я позвоню.

Тилль убрал мобильник в карман и, повернувшись к Круспе, сказал:

- Это по поводу того человека, друга Риделя, помнишь?

- Политика?

Тилль закатил глаза, покачал головой:

- Да, вечером мы с ним встретимся, Олли говорит, что у него для нас есть несколько интересных новостей. Он поговорил с…

Тилль замолк, открылась дверь и в комнату одна за другой тихо вошли пять девушек. Двух из них Круспе узнал сразу, это были те самые школьницы со снимков. Только теперь они не выглядели малолетками. Одеты все пятеро были в длинные вечерние платья с глубоким вырезом на спине, волосы были подобраны и уложены в прически, у всех были высоченные каблуки. Ангела была права, это были первоклассные девушки. Стройные, высокие, с пышной грудью, правильными чертами лица. Если бы Рихард не знал кто они, то никогда бы не подумал, что такие красавицы работают в интим услугах. Следом за ними с подносом зашла Нарина и поставила на стол бокал с красным вином и стакан с минеральной водой.

Девушки сели на диван, напротив музыкантов. Нарина присела на подлокотник:

- Познакомьтесь, это Кармен, Анжела, Фиона, Талита и Сара, - называя имена, она рукой указывала не девушек. – А это наши гости Рихард и Тилль.

Та, кого назвали Кармен, темноволосая восточного вида, очень красивая, девушка кивнула головой, другие просто молча смотрели на них.

- Замечательно, - Тилль поднял стакан, отпил немного вина. Поставил его на стол и сказал:

- Очень приятно познакомиться. Мы могли бы поговорить с вами наедине?

Нарина улыбнулась, поднялась на ноги и едва заметно кивнула девушкам. Они бесшумно поднялись и, так же как и входили, одна за другой, вышли из комнаты.

- Нам, как я понял, нужно выбрать, - Нарина кивнула. - А вы участвуете? - Тилль хитро улыбнулся.

Нарина лишь покачала головой и повторила:

- Я бармен.

- Жаль, - Тилль снова отпил вина и повернулся к Круспе. – Ты выбрал?

Рихард вздрогнул, почему-то покраснел и тихо ответил:

- Да, те, что слева сидели, две, - он забыл имена «школьниц», и от этого смутился еще больше.

- Талита и Сара, - Нарина казалось, даже не удивилась тому, что он выбрал двоих, видимо здесь это бывало не раз.

- А я пока с вами посижу, можно? – Тилль поднялся и пересел на диван рядом с Нарина.

- Если хотите, можете, я только провожу вашего друга. И давайте сразу определимся с оплатой и временем.

Рихард полез за бумажником в карман, не нащупал его, вспомнил, что бумажник по-прежнему в полиции, а все его деньги и кредитки остались дома на столе, с тревогой посмотрел на Тилля.

- Я расплачусь, - Тилль махнул ему рукой. – Давайте с часа начнем, если не хватит времени, доплатим.

- Без проблем, - Нарина поднялась и повернулась к Круспе. – Не желаете принять ванну с девочками? Или может какие-нибудь особые фантазии?

- Нет, никаких фантазий. – Рихард смотрел на Тилля, но тот отвернулся и разглядывал торшер в углу.

Круспе не мог поверить, что Тилль бросил его. Он думал, что они вместе пойдут в комнату и поговорят с девочками, но видимо вокалист решил иначе. Теперь он чувствовал себя глупо и неуверенно.

Нарина пересекла комнату, поманила Рихарда пальцем за собой:

- Идемте, я провожу вас.

Круспе поднялся, и на ватных ногах пошел за ней.

За дверью оказался небольшой, тускло освещенный коридор. По стенам были развешаны все те же тематические картины с толстыми обнаженными женщинами. На полу лежал мягкий, глушащий все звуки ковер с густым ворсом. Из коридора было несколько дверей, рядом с каждой дверью стоял торшер, почти не дающий света.

- У нас четыре кабинета, - сказала Нарина. – Синий, красный, бежевый и тематический. Какой предпочитаете?

- Все равно.

Нарина остановилась у одной из дверей.

- Хорошо, тогда давайте пройдем сюда, - Она открыла дверь. – Синий кабинет.

Рихард вошел в комнату. Посредине стояла широкая кровать, укрытая огромным темно синим пледом. Окно, как и в гостиной, было занавешено тяжелыми, не пропускающими света шторами, такого же оттенка, как и плед. На потолке висела большая люстра из толстого стекла, правильной геометрической формы. На полу лежал кремовый палас. Слева от кровати, у стены, стоял небольшой низкий плюшевый диванчик. Рядом с ним на невысоком деревянном столике лежала нераспечатанная пачка презервативов. В другом углу Рихард увидел стул, с изящно изогнутыми ножками.

- Располагайтесь, девочки сейчас подойдут, - Нарина стояла на пороге. – Вы точно не желаете принять ванну, у нас отличная джакузи, в зеркальной комнате. Это очень расслабляет.

- Нет спасибо, - Рихард сел на краешек кровати.

- Хорошо, - Нарина улыбнулась и вышла, закрыв за собой дверь.

Рихард не мог понять, почему чувствует такое смущение. Он не раз пользовался услугами проституток, и секс за деньги не мог вогнать его в краску. Здесь же он вел себя как великовозрастный девственник. Может причина была как раз в том, что он пришел сюда не за сексом. Может именно желание получить в борделе иную услугу смущало его, и он опасался реакции, которую может вызвать его отказ спать с девочками. Хотя, с другой стороны им это должно быть только в удовольствие.

Открылась дверь, и в комнату, держась за руки, вошли Сара и Талита. Теперь на них были прозрачные темно синие короткие пеньюары, черные чулки в сеточку, и все те же туфли на высоченных каблуках.

- Привет, - сказала Талита, и, отпустив руку подруги, подошла к Рихарду.

Он смотрел на нее снизу вверх, не произнося не слова. Это была великолепная, стройная, сексапильная блондинка с умопомрачительными формами.

- Хочешь, мы покажем тебе стриптиз? – она присела на корточки рядом с ним и положила руки ему на колени. Подруга, рыжая, с томным взглядом, и плавными кошачьими движениями, не спеша подошла к дивану и присела на подлокотник, закинув ногу на ногу.

- А мы могли бы просто поговорить? – Рихард посмотрел в темные глаза блондинки.

- Конечно, любое твое желание, - Она поднялась на ноги, легонько провела рукой по волосам и села на диван, рядом с подругой. – О чем ты хочешь говорить? Мы можем рассказать тебе самые интересные наши фантазии.

- А если о реальности? Об Ангеле?

Ему показалось что рыжая, он все никак не мог запомнить их имен, вздрогнула. Блондинка улыбнулась.

- Ангела была барменом, причем она уже не работает у нас. Но Анжела могла бы вполне заменить ее, если хочешь, я позову Анжелу. Они очень похожи, и не только именами.

- Да нет, не нужно.

- А кто тебе рассказал о ней, - рыжая девушка поднялась и присела рядом с ним, положив руку ему на колено. У нее был глубокий, бархатный голос, от нее пахло тяжелыми сладкими духами.

- Кристоф, - с ходу соврал Круспе.

- Он твой друг? – Рука девушки медленно поглаживала его бедро.

- Знакомый, - Рихард почувствовал слабое желание, это было совсем не то, чего он хотел. Тогда он аккуратно снял руку девушки со своего бедра и, поднявшись, отошел к двери. – Он говорил, что Ангела просто бомба, секс бомба.

- О, что ты. Настоящие бомбы здесь мы, - Рыжая тоже поднялась на ноги и подошла к нему, заглянула в глаза, легонько погладила по щеке.- Не хочешь выпить мартини?

- Можно, - Рихард сделал несколько шагов и отошел к стене. Девушка загадочно улыбнулась и вышла из комнаты, закрывая дверь, она сказала:

- Дождитесь меня, я скоро вернусь.

Талита тоже поднялась и переместилась на кровать, она легла на бок, подперла рукой щеку и сказала:

- Иди ко мне, ты так напряжен, я расслаблю тебя. Обещаю, с нами ты забудешь о других.

Рихард посмотрел на нее, она была очень соблазнительна, ему на секунду действительно захотелось забыть об Ангеле, загадочном убийце, неприятных воспоминаниях и отдаться в ее ласковые умелые руки, но он сдержал себя.

- А давно она уволилась?

Девушка тяжело вздохнула, села, расправила руками пеньюар на бедрах и сказала:

- Нет, меньше недели. Пропала, просто не вышла и все. Теперь Нарина осталась одна, у нас ведь всегда два бармена, а теперь вот только она. Нарина ведь красавица, наша барменша. Твой друг, наверное, хочет уговорить ее, - Она улыбнулась. – Но это бесполезно.

Талита несколько секунд помолчала, а потом спросила:

- Ты любишь танцы?

Рихард растерялся и нерешительно ответил:

- Ну, да. Не то что я танцор, но люблю.

Талита встала, покачивая бедрами, подошла вплотную и положила руки ему на плечи:

- А я очень люблю, потанцуй со мной.

Рихард нерешительно обнял девушку за талию, почувствовал тепло ее тела, крепкие мышцы спины под пальцами, легкий аромат ее духов. Она смотрела ему в глаза и улыбалась. Ее руки медленно поглаживали его спину. Она увлекала его за собой к кровати, легко направляя его, поворачивая . Рихард понял, что пожалуй еще несколько минут и он уже не сможет это остановить. Она была настойчивой, соблазнительной, сексуальной. Поддавшись желанию, он начал стягивать с нее пеньюар, медленно спуская с плеч. Он так увлекся, что даже не сразу услышал, как открылась дверь за спиной. Вдруг Талита резко отстранилась. Рихард на несколько секунд потерял ориентацию, повернулся и увидел высокого, крепкого бритого на лысо мужчину, стоящего в дверях комнаты. Талита поспешно вышла из комнаты.

- Мне придется попросить вас покинуть наше заведение, - сказал мужчина.

- А что собственно случилось?

- К сожалению, вам придется уйти, - повторил мужчина.

- Я ничего не понимаю, в чем дело?

- Давайте я провожу вас, - мужчина смотрел на него холодными, пустыми глазами. Рихард заметил, что из-под расстегнутого пиджака у него выглядывает кобура пистолета. Ему стало страшно, липкий пот выступил на спине, сердце бешено стучало в груди. Пожалуй, немного с опозданием, он понял, что приходить сюда и расспрашивать об Ангеле, было не самым удачным решением.

- Где Тилль? – спросил он, и с отвращением отметил, что его голос немного дрожит.

- Ваш друг в гостиной, ждет вас. Идемте, я провожу.

Круспе вздохнул, и пошел из комнаты. Они снова прошли по коридору, мужчина неотступно шел следом, вышли в гостиную. Тилль сидел на диване, один. Он с тревогой посмотрел на Круспе, потом на мужчину, идущего следом.

- С тобой все в порядке? – спросил он.

Рихард лишь кивнул головой. Нарины нигде не было видно. На столе стояло два недопитых стакана вина.

Мужчина вывел их в прихожую, открыл дверь, подождал пока они выйдут, и сказал вслед:

- Я надеюсь, вы не станете больше беспокоить нас, и вам хватит ума никогда не упоминать об этом заведении. А другу, рекомендовавшему вас, предайте, пожалуйста, что мы отказываем ему в посещениях. Всего доброго.

Мужчина закрыл дверь, послышался звук запираемого замка.

- Идем, - Тилль пошел к лифту.

- Подожди, я не понимаю. В чем дело?

- Пошли, - повторил Тилль, не оборачиваясь. Он вызвал лифт, когда двери открылись, вошел в кабину, дождался пока Круспе зайдет следом и нажал на кнопку первого этажа. В лифте он молчал, молчал и в подъезде. Они вышли на улицу, прошли по скверу,и через арку вышли к дороге.

- Что ты там наговорил? – Тилль остановился и посмотрел на Круспе.

- Да, ничего. Я просто спросил про Ангелу, и все.

- Черт, надо было с тобой идти.

- Надо, - Рихард отвернулся. – Бросил меня одного, остался с этой барменшей. Что за ерунда, Тилль? Зачем ты так поступил?

- У меня были свои причины, - Тилль махнул рукой проезжающему такси. – Я не мог идти к проституткам, об этом бы сразу же узнала, - он осекся. Такси остановилось рядом с ним, он открыл дверцу, сказал что-то водителю и жестом пригласил Рихарда садиться.

Круспе забрался на заднее сиденье, Тилль сел впереди.

- Кто узнал бы? – спросил он, когда машина поехала.

- Не важно, человек, который дал рекомендацию.

- Твоя загадочная женщина? – Рихард попытался поймать взгляд вокалиста в зеркальце, но тот смотрел в окно и молчал.

- Тилль, ответь мне? Почему у тебя какие-то секреты? Кто она?

Тилль по-прежнему молчал. Рихард заметил, что водитель с интересом поглядывает на него в зеркальце. Он подумал, что, наверное, со стороны похож на ревнивого педераста и замолчал. В кармане завибрировал мобильник. Рихард достал его, посмотрел на экран. Звонил Флака.

- Алло, - сказал он.

- Рихард, это маньяк. Ты был прав.

- Что? Кто маньяк? – не понял Круспе. Тилль повернулся на сидении и посмотрел на него.

- Я сейчас дома, у меня полиция. На меня напали, прямо в подъезде. Они следили за мной, в магазине, а потом напали. Это маньяк, меня хотят убить, – у Флаки срывался голос, он говорил быстро, проглатывая окончания.

- Успокойся, кто на тебя напал? Ты как?

- Он ударил меня, и убежал. У меня пропали личные вещи, одежда, драгоценности. Золотая зажигалка.

- Так это просто воры, Кристиан.

- Нет, это не воры. Деньги целы, техника, все цело. Пропали только очень личные вещи и эта зажигалка.

- В смысле очень личные? – Рихард поднял глаза и посмотрел на Тилля. Вокалист, повернув голову, внимательно смотрел на него.

- Белье, - тихо сказал Лоренц.

- Господи, Кристиан, - Рихард не удержался и улыбнулся. - А зачем маньяку твое белье?

Тилль тоже улыбнулся, покачал головой и отвернулся.

- Не знаю, я еще не понял. Это все ужасно и опасно. Я не могу говорить, мне нужно ехать в участок, просто будь осторожен.

- Хорошо, спасибо что предупредил. Удачи тебе, – Рихард отключил телефон и убрал в карман.

- На Флаку напали грабители, утащили его белье.

- Я понял уже, - по голосу Рихард понял, что Тилль улыбался. – А он все еще думает на маньяка?

- Ага, думает.

- А ты что думаешь?

- Не знаю, мне кажется, это воры были, просто он их видимо спугнул, - Рихард посмотрел в окно. - А куда мы едем?

- На встречу с другом Олли, в кафе.

- С тем самым? – Рихард взглянул на водителя, тот внимательно следил за дорогой.

- Да, он раскопал что-то очень важное. Сказал, что это не телефонный разговор.

Круспе кивнул головой, и откинулся на сидении. Дело принимало неожиданный оборот.

Продолжение


  Количество комментариев: 5

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]