Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



Сегодня День рождения мира Сегодня День рождения мира

Вам когда-нибудь хотелось проехаться гастрольным туром вместе с любимой группой хотя бы в качестве наблюдателя? Благодаря этим мемуарам ваша мечта наконец-то сбудется!

далее


Рассказы фанатов


Суровые будни

Автор: Chups-18 Автор: Chups-18

Глава 1: Кто живёт в Японии?

- ААА! Смотрите! Китайцы! – истошно завопил Пауль, показывая пальцем на прохожих, едва выйдя из гостиницы.
- Дурак ты, Ландерс, и шутки у тебя дурацкие! – попытался усмирить его Рихард, - будто ты их вчера не видел?
- Пауль, мы понимаем, что ты жертва аборта и родился в лифте, но стоять в центре Токио и орать «Китайцы!» - более чем неприлично, - укорил его Тилль.
- Но это же ЖИВЫЕ КИТАЙЦЫ! – никак не мог успокоиться Пауль, рассеяно оглядываясь по сторонам.
- Не позорь мои барабаны, - вздохнул Кристоф, - это Япония.
- Будто в Японии не может быть китайцев! – упирался Пауль, которого тащил за собой Рихард, ухватившись за ярко-голубые подтяжки с медвежатами.
- В Японии живут японцы, в Англии англичане, - начал свою назидательно–воспитательно-развивающую лекцию Тилль.
- Тогда почему в Африке живут негры? – поставил в тупик всю группу Пауль.
- ЭЭЭ, - задумался Тилль, - их нельзя неграми называть, а то за расизм посадят, они – афроамериканцы!
- В Африке живут афроамериканцы, а в Америке тогда кто? Америкоафры? – задал очередной риторический вопрос Пауль, над которым задумались все: Кристоф закурил, Кристиан достал записную книжку с готовыми умными ответами на неожиданные глупые вопросы, Рихард достал из кармана очередной шоколадный батончик с цельными лесными орехами, который по уверениям Кристиана стимулировал работу головного мозга, Оливер принялся сосредоточено смотреть в небо, ожидая ответа от провидения, Тилль начал нервно тереть подбородок. - В Америке кто только не живёт! Все национальности, представленные в мире! Это интернациональное государство! – пришёл всем на выручку Кристиан.
- Офалтеть! – выдал Рихард, усердно жуя шоколадку, - Фрифтиан! Фы хений!
- Проглоти, а то подавишься, - посоветовал Тилль.
- Спасибо, спасибо, не стоит благодарности, - скромно расшаркался Кристиан. Пауль нахмурился и, помолчав с минуту, выдал:
- Я всё равно не понимаю, почему они – не китайцы! У них же глаза узкие!
- У тебя тоже глаза узкие с похмелья, у Кристиана они не то, что не открываются, на них даже очки не лезут! Но это же значит, что вы – китайцы! – привёл очень убедительный аргумент Кристоф, бросив окурок в урну. Пауль подумал немного и нашёл этот ответ убедительным. - Может, хватит уже о национальностях? Пойдёмте есть! – предложил Рихард.
- А где здесь можно поесть? – поинтересовался Пауль, горячо поддерживаемый урчанием желудка.
- В путеводителе написано, что в центре Токио целая куча уютных ресторанчиков с отменной кухней, - углубился в изучение карманного гида по Японии Тилль, отыскав нужную страницу, он ткнул пальцем в картинку, - надо искать нечто этакое!
- С бумажными фонариками и иероглифами на вывеске над входом? – огляделся по сторонам Рихард. Тилль старательно сверил стоящее на углу улицы здание и картинку в путеводителе. Идентификация прошла удачно, поэтому Рихард побежал вперёд всех занимать места.
- Кто – нибудь хоть словечко по - японски знает? – вежливо поинтересовался Пауль, оглядев непривычное помещение ресторана с низкими столами и подушками вместо стульев.
- «Косикасенокосикасам!» и «тояматоканава» - всё, что я знаю, - выдал свои глубокие познания Рихард.
- Хватит материться в общественном месте, - остановил его Тилль.
- Может тогда «Сузуки», «Тойота» и «Томагоччи» матные слова? – усмехнулся Рихард, пытаясь усесться на подушке возле низкого столика.
- Круспе, ты бездушная сволочь! – вдруг выпалил Кристоф, положив руку на плечо Тилля.
- Это ещё почему? – удивился Рихард, стукнувшись коленями об столешницу.
- Ты забыл, как два года назад у Тилля умер Томагоччи? – процедил сквозь зубы Кристоф.
- Его звали Марвин, - всхлипнул Тилль.
- Всё, всё, успокоились, - вклинился Пауль, - мы сюда есть пришли или вспоминать сопливых динозавров?
- Это был крокодильчик, - со слезами в голосе пробормотал Тилль.
- Так, больше ни слова, не надо травмировать и без того травмированную психику Тилля! – приказал Кристоф, помогая Тиллю сесть.
- Какой же ты, Рихард, не тактичный, - шёпотом укорил Кристоф.
- Да, любите меня таким! – дьявольски усмехнулся основатель группы.
- Как же здесь всё сложно! – нахмурился Пауль, старательно вглядываясь в меню.
- Может, я его вверх ногами взял? – перевернул меню Рихард, - мда… эффект тот же…
- Давайте наугад, может, повезёт? – предложил Кристиан.
- Ну ты мозг, везде выпендришься! – послышался из – за меню голос Пауля.
- Самое главное, что слово водка – интернациональное! – подвёл итог Оливер. Все остальные оторвались от меню и посмотрели на него с укоризной.
- Ну тогда ты просто самоубийца, потому что напьёшься, не сможешь выговорить название отеля, в который тебя надо будет отнести, и умрешь голодной смертью в чужой стране, - совершенно серьёзно произнёс Рихард.
- Кто – нибудь, заткните этому пессимисту рот салфеткой! – взмолился Пауль.
- Здесь водка называется «саке», - несмело выдал информационную справку Кристиан, но его слов никто не услышал.
- А самому слабо? – злорадно ухмыльнулся Рихард.
- Мне? Нет, просто я заткну тебя раз и навсегда, а потом Тилль будет на меня целую неделю злиться, что я лишил нашу группу лидер-гитариста и основу женской фанатской любви, - небрежно отмахнулся Пауль.
- Вы когда – нибудь перестанете цеплять друг друга? – поинтересовался Тилль.
- Лучше молчи, - прошелестел Кристоф, - а то он на тебя переключится…
К столику музыкантов подплыла миниатюрная японочка в нежно-розовом кимоно, каждый из Раммштайновцев по очереди ткнул пальцем в меню.
- Ой, я вспомнил! – подпрыгнул на своей подушке Пауль, - здесь надо есть палочками!
- По поводу палочек – обращайся к Кристофу, он большой специалист, может и настучать! – предупредил Рихард.
- Я никогда не ел палочками, но теорию знаю, - пробормотал Кристиан, рассматривая свои палочки.
- А я – человек без комплексов, могу и руками поесть, и палочками, - улыбнулся Оливер.
- Оливеру хоть лопату дай, он и ей есть сможет! – фыркнул Пауль.
- Тогда лучше грабли, - мечтательно улыбнулся Оливер.
- Что за тема для интеллектуальной беседы? Что о нас люди подумают! – возмутился Тилль, быстро забывший трагическую смерть любимого крокодильчика, - сначала Пауль на улице вопил, как зарезанный или недорезанный, не разбери – поймёшь! Теперь ещё ты будешь есть руками…
- Картина маслом, - закончил Кристоф, - мы особо никуда не торопимся, можем и потренироваться в виртуозном владении палочками.
Заказ принесли довольно быстро, и каждый из Раммштайнов с нетерпением уставился в свою тарелку. По закону подлости больше вех повезло Оливеру – ему удалось ткнуть пальцем во вполне съедобный на вид салат из зелени и креветок, который он начал быстро уплетать, вполне сносно владея палочками. Тиллю достались кусочки мяса неизвестного зверя в красном соусе, Кристоф благоговейно разглядывал в своей тарелке щупальца кальмаров, Кристиан осторожно пытался ткнуть палочкой жирную морскую звезду, лениво распластавшуюся на тарелке. На Рихарда из миски подозрительно выглядывая из-под зелёного соуса, пялился чей – то глаз, Пауль пытался сдержать тошноту, увидев на своей тарелке нечто, сильно напоминавшее жирненьких беленьких гусениц.
- Офень инфефефный фкуф! – восхищался Оливер, отправляя в рот очередную креветку.
- Прожуй сначала! – остановил его Тилль, - а у меня по-моему кролик…
- Здесь кролики не водятся, - вставил своё веское слово Кристиан, пытаясь препарировать свою звезду.
- Главное, что есть можно! – вздохнул Кристоф, опять уронив щупальца, брызги от которых оставили очередной автограф на футболке Пауля, который сосредоточено смотрел в свою тарелку, словно пытался силой мысли превратить гусениц в кусок жареного мяса.
- Он на меня как – то не по – доброму смотрит… - нахмурился Рихард, играя с глазом в тарелке в «гляделки».
- Просто ты ему не нравишься, - усмехнулся Кристоф, - кстати, Пауль, у тебя обед уползает!
Пауль вышел из нирваны и увидел, что одна из его гусениц под действием его взгляда ожила и пытается дезертировать в салат к Оливеру.
- Лови её! – взвизгнул Пауль, пытаясь схватить гусеницу, но это жирное насекомое выскальзывало у него из рук. В конце концов гусеница притаилась в тарелке Рихарда по соседству с недобрым глазом и тоже стала пялиться на лидер – гитариста.
- Я не могу есть то, что на меня смотрит! – брезгливо отодвинул тарелку Рихард, - хорошо, что я догадался купить много шоколаду!
- Я помню с каким ужасом в глазах на тебя смотрели дети, видя что такой взрослый дяденька скупил все шоколадки… - усмехнулся Тилль.
- Если бы нас с ним не было, детишки бы увели его в подворотню и объяснили кому можно и нужно есть шоколад, а кому есть
шоколад будет нечем … - выдал Кристоф.
- Надо его отселить от Кристиана, - поперхнулся Тилль, - а то тяга к умным изречениям передаётся воздушно-капельным путём!
В результате оценить достоинства и недостатки местной кухни в полной мере смогли только Тилль, Оливер и Кристоф. Рихард так и не притронулся к своему глазастому блюду, обед Пауля расползся по столу, а Кристиан так и не понял с какого
конца надо было есть звезду. Тилль быстро расплатился и оперативно выгнал согруппников из ресторана.
- Ну что все сыты? – поинтересовался Тилль, когда музыканты с удовольствием разминали затёкшие ноги и спины на улице. Рихард тут же развернул шоколадный батончик.
- Я так объелся, что в метро придётся два билета брать: для меня и для моего пуза! – сострил Пауль, пытаясь отобр
ать у Рихарда шоколадку, но лидер – гитарист крепко вцепился в неё зубами.
- Рихард, не жидись, дай Паулю хоть кусочек, - воскликнул Кристоф, которому надоело, что дерущаяся парочка всё время норовила наступить ему на ноги.
- Фолько фереф мой фруп! – прошамкал Рихард, усиленно перемалывая мощными челюстями цельные лесные орехи.
- Прожуй сначала, - повторился Тилль.
- Это мы быстро устроим, умрёшь на чужбине! – расплылся в широкой улыбке Пауль, готовясь вцепиться Рихарду в правую руку зубами.
- А ну тихо, - приструнил драчунов Кристоф, - а то заметут в обезьянник, и будете там объяснять японским полицаям, что вы из – за шоколадки подрались…
- Ну, Рихард, я тебе припомню, - погрозил кулаком Пауль.
- Будешь припоминать – не перепутай ботинки Рихарда с ботинками Кристиана, - усмехнулся Кристоф, - а то в прошлый раз ты решил припомнить Рихарду и прибил к полу вместо его ботинок боты Кристиана, который пытался объяснить сей феномен глобальными изменениями сил всемирного тяготения!
- Его точно надо отселить от Кристиана, - пробормотал Тилль.
- А мне больше всего понравилось, когда Тилль боты Кристиана монтировкой вместе с паркетом выдрал, - засмеялся Рихард.
- Смейся – смейся, вредитель! Знаешь, сколько денег пришлось отелю отдать? – назидательно произнёс Кристоф.
- Страшнее всего было, когда администратор грохнулся в обморок, увидев огромную дырину в номере Кристиана, - усмехнулся Оливер, - он тогда ещё спросил, какого размера должна быть мышь, чтобы прогрызть такую яму в полу…
- А помните, когда Пауль подкинул Тиллю футболку слонячьего размера? – прыснул Рихард, стукнув по руке Пауля, который пытался незаметно выудить из его кармана шоколадку, - Тилль тогда влетел в студию и завопил: «Я похудел!».
- Что это мы всё о хорошем? Давайте о плохом! – азартно потёр ладони Кристоф, - помните, когда Пауль намазал супер – клеем большую черпательную ложку Рихарда?
Все засмеялись, Пауль покрылся румянцем и стал похож на мальчика – одуванчика, а Рихард показал всему цивилизованному обществу язык и принялся за очередную шоколадку.
- Бедный Рихард ходил с ней три дня подряд! А все кому не лень говорили: «Помешай сахар в чае, всё равно с ложкой стоишь!» - продолжил Кристоф.
- Ему даже пришлось перекопать все твои клумбы и пересадить все цветы, в надежде, что ложка сама отвалиться! – засмеялся Оливер.
- Может лучше вспомнить тот момент жестокой мести Пауля, когда он подсыпал Кристофу в ужин красный перец? – не остался в долгу Рихард.
- Пауль нам всем что – нибудь подсыпал и подливал, - пожал плечами Кристоф.
- Да, всем, но далеко не все пытались затушить жжение во рту водой из аквариума Тилля, - улыбнулся с издёвкой Рихард.
- Ты пил из моего аквариума? – ужаснулся Тилль, бледнея.
- Просто рядом, как на зло, ничего не оказалось, - пытался оправдаться Кристоф.
- Когда приедем домой – попросишь прощения у Джимми, Карла и Джессики, - сказал Тилль и пошёл к переходу.
- А кто это? – поинтересовался Кристоф у Кристиана.
- Это имена его любимых рыбок, - прошептал Кристиан.
- Теперь я начинаю понимать Пауля, который каждый день устраивает Рихарду маленькую пакость, - вздохнул Кристоф.
- Если ты понимаешь Пауля, то тебе надо стать ведущим ток-шоу «Я понимаю людей!», - нахмурился Кристиан.

- Ты уверен, что подсыпал снотворное в чашку Рихарда? – шёпотом поинтересовался Кристоф.
- Я восемь раз перепроверил, - успокоил его Пауль, - особенно после того случая, когда апельсиновый сок с Пургеном выпил Тилль и оккупировал туалет на три дня! А почему ты спрашиваешь? Не доверяешь?
- Нет, просто я не слышу храпа Тилля, - беспокоился Кристоф, идя по стеночке в потёмках коридора.
- Точно, слишком тихо, - прислушался Пауль, - может он излечился от храпа?
- Скорее Рихард станет президентом США! – усмехнулся Кристоф.
- Тьфу-тьфу, не дай Бог! – сплюнул Пауль и постучал в дверь ближайшего номера.
- Войдите, - раздалось из-за двери. Пауль с Кристофом тихо ойкнули и затаились за горшком с пальмой. Через несколько минут они выбрались из своего укрытия и продолжили свой трудный путь «из ворюг в зеки».
Рихард безмятежно спал и видел цветные сны, провоцируемые слонячьей дозой снотворного, когда в номер бесшумно прокрались Кристоф и Пауль. Нечеловеческая изобретательность Пауля в совокупности с огромным творческим потенциалом Кристофа превратилась в гремучую смесь, которая должна была опрокинуться на Рихарда во всём великолепии. Ближе к утру утомленные выдумщики доползли до своих номеров и замертво упали на кровати.
Музыкантам приносили завтрак в номер Тилля только потому, что там был стол нормальной высоты и стулья. Тилль с умным видом читал свежий выпуск японской прессы, периодически кивая головой и бормоча что-то нечленораздельное, когда в его номер как две сонные мухи, пережившие ледниковый период, вползли Пауль с Кристофом.
- Пауль, - вежливо поинтересовался Тилль, отложив газету, - а что у тебя на лице белое?
- Я, наверное, когда чистил зубы – промазал, - зевнул Пауль, пытаясь на ощупь найти кофейник.
- Я думаю, что чистить нос зубной пастой тоже полезно, - сделал выводы Тилль и посмотрел на Кристофа, на руках которого виднелись чёрные пятнышки.
- А ты, наверное, ботинки начищал? – нахмурился Тилль, предчувствуя беду.
- Тилль, ты же всё прекрасно знаешь, а ещё спрашиваешь, - зевнул Кристоф, пытаясь отпить из пустой чашки.
Пятеро музыкантов допивали свой кофе, когда дверь номера Тилля распахнулась с пинка. Все обратили свои взоры к стоящему на пороге. Кристиан быстро снял очки, тщательно протёр их уголком скатерти и снова надел, Оливер на всякий случай разом допил кофе из кофейника, Кристоф и Пауль сидели с выпученными глазами, а Тилль поймал отпавшую челюсть в сантиметре от пола.
- Кто это сделал? – вежливо поинтересовался Рихард, стоящий на пороге. Но о том, что ЭТО был Рихард можно было догадаться исключительно по волосатым ногам. Его волосы блестели, как от жирного геля, и были собраны в пучок в районе темечка с помощью большой пластмассовой косточки, явно купленной в зоомагазине; лицо было густо оштукатуренно чем-то белым, а брови и глаза жирно подведены чёрным; на губах красовалась алая помада; нежно-голубое кимоно, очень шедшее к его голубым глазам, было выбрано явно не по размеру потому, что не сходилось на мужественной волосатой груди лидер-гитариста и едва дотягивалось до середины бедра; белый широкий пояс кимоно был завязан спереди на морской узел; ноги в белых сетчатых носочках украшали национальные деревянные галоши. - Кто это с тобой сделал? - прошептал Тилль, всё ещё придерживая ненадёжную нижнюю челюсть.
- Я не знаю, у какого хватило ума, - Рихард злобно посмотрел на Пауля, - и изобретательности отворить со мной такое, пока я спал… Но я точно знаю, что виновник уже может заказывать гроб и приглашать родственников на поминки!
- Даже не смотри в мою сторону, я бы тебя и с домкратом не поднял бы, чтобы так нарядить, - отрёкся Пауль.
- Неужели ты нашёл себе сообщника? – усмехнулся Рихард.
- Я всегда работаю один, - небрежно отмахнулся Пауль.
- С виновником случившегося я разберусь позже, сейчас я хочу, чтобы вы помогли мне избавиться от этого маскарада, - заявил Рихард.
- А сам что, не можешь? – удивился Оливер, мысленно представив, как снимает с изящной лапы Рихарда сорок какого-то размера деревянную галошу, как хрустальную тапочку Золушки.
- Я бы с радостью, но краска не смывается, узел не развязывается, эти дурацкие сандалии приклеены супер – клеем вместе с носками! А с волосами вообще не знаю что делать! – поднял глаза к потолку Рихард, - а нам сегодня ночью улетать!
- Нас точно неправильно поймут, если мы заявимся в аэропорт с такой красоткой! Китайцы…
- Японцы, - поправил Тилль.
- Ну хорошо, японцы, - согласился Пауль, - японцы решат, что по документам Рихарда мы решили вывезти гейшу!
- Я тебя сейчас чайником придушу! – вскочил Рихард.
- Не горячись, возьми лучше кофейник, он длиннее! – усмехнулся Пауль, приготовившись нырнуть под стол.
- Хватит ссориться, нам ещё Рихарда надо отмывать, - усмирил всех Тилль.
Спустя четыре часа невероятных усилий Рихарда удалось отмыть до цвета свежего трупа, морской узел разрезать, беря пример с великого Шурика Македонского, но отодрать тапки оказалось невозможно.
- Ладно, более или менее похож на живого человека, - критически осмотрел себя в зеркале Рихард.
- Скорее на живого мертвеца, - улыбнулся Пауль и быстро выбежал из ванны.
- Я думаю, что вы с Кристофом мне должны, - мягко намекнул Тилль, на которого имел несчастье налететь Пауль, - я вас не выдал… - Тилль, ты настоящий друг, мы с Кристофом сделаем для тебя что-нибудь приятное, - расплылся в широкой улыбке Пауль.
- Надеюсь, что после этого я не попаду в реанимацию, - вздохнул Тилль и пошёл помогать Рихарду выпутывать из волос косточку.

Поздним вечером в аэропорт Токио вошла подозрительная шестёрка: впереди гордо вышагивал Тилль, крепко держа в правой руке чайную чашку, позади него цокал деревянными каблуками по плиточному полу Рихард, придерживая на голове шляпу а`ля Бритни Спирс, слева семенил Кристиан, уткнувшись в очередную книжку, справа не спеша брёл Оливер, насвистывая «Mein Teil», процессию замыкали Кристоф и Пауль, в мокрых до локтя рубашках. Японские хранители правопорядка уже более или менее привыкли к экстравагантным европейцам, но эта процессия вызвала смутные подозрения даже у начальника охраны аэропорта.
- Сколько осталось до вылета? – поинтересовался Рихард, в очередной раз поправив шляпу, скрывавшую от людских глаз его постмодернистскую причёску.
- У нас в запасе почти сорок минут, думаю, успеем, - пробормотал Тилль, изучая табло с указателями.
- Кристоф, ну почему ты не мог купить мне хотя бы кепку? – вздохнул Рихард.
- Ну не было там кепок! – схватился за голову Кристоф, - я не виноват, что у тебя такая большая голова, что размер не подобрать!
- У Рихарда совсем другая проблема, - улыбаясь, произнёс Пауль, - ему шляпа не мала, а великовата, всё время на глаза спадает!
- А я не виноват, что у меня уши не как у слона! – пытался оправдаться Рихард.
- Тебе до Чебурашки, как до Луны ползком! – резюмировал Пауль и, на всякий пожарный, подошёл поближе к Тиллю. Неожиданно к музыкантам подошло три японских полицая, которые вежливыми тычками в спину попросили следовать за ними.
- Мы ведь правда ничего не натворили? – опасливо спросил Тилль, внимательно оглядев своих криминальных коллег.
- Не надо на меня так смотреть! – замахал руками Пауль, - я только лишь взял из номера кусок мыла на память!
- Шутить изволите, сударь! – нахмурился Тилль, прижимая к груди чайную чашку, - а где вы её купили?
Пауль с Кристофом посмотрели на чашку в руках Тилля, потом друг на друга, а затем начали закатывать мокрые рукава.
- Вы её не купили? – ужаснулся Тилль, наблюдая за манипуляциями коллег по оружию, - где вы её взяли?
- Да никто и не заметит, там таких много, мы всё аккуратно сделали, - пытался оправдаться Кристоф.
- Мы её в вестибюле вытащили! Без происшествий, только несколько человек на мокром полу поскользнулось, но их сразу в морг увезли, чтобы не мучались, - вставил Пауль. Тилль побледнел, как туалетная бумага.
- Если с нами что – то случится… - начал Рихард.
- Да что с тобой может случиться? – махнул рукой Пауль, - расстреляют - и всё!
- Помолчи, а то накаркаешь! – остановил его Оливер.
- Я не каркаю! Я предсказываю! – тщательно выговорил каждую букву Пауль.
- Да у вас всё семейство шарлатаны до десятого колена! – буркнул Рихард.
- Не смей наговаривать на моих родственников! – замахнулся рюкзаком Пауль.
- Да ты вообще жертва аборта! – показал язык Рихард.
- На себя посмотри! Папуас в босоножках! – не остался в долгу Пауль.
- Нас сейчас за нарушение спокойствия и общественного порядка посадят! – вмешался Кристиан.
- Золотые слова, жаль, что никто их не понял! – вздохнул Тилль.
- Что у вас в руках? – с сильным акцентом поинтересовался один из полицаев. Тилль посмотрел по сторонам и аккуратно поднёс чашку к лицу полицая, который с нескрываемым любопытством заглянул внутрь. То, что он там увидел, поразило его до такой степени, что он выдал длинную и очень эмоционально окрашенную тираду на японском и принялся куда-то звонить по сотовому.
- Чтоб я так умел материться! – восхитился Пауль шёпотом. Тем временем оставшиеся полицаи по очереди заглянули в чашку и удивлённо отпрыгнули на два шага назад. На дне чашки, в которой была до середины налита вода, смотря на мир большими глазами, плавала золотая рыбка. Вся охрана аэропорта была в замешательстве, возникло предположение, что это новый способ контрабанды. Было только не совсем понятно, что является контрабандой: чашка, вода, рыбка или то, что невероятным образом удалось запихать в рыбку. Через пятнадцать минут, с огромным трудом отобрав у Тилля чашку, было проведено множество компьютерных тестов и экспертиз. Выводы были неоднозначны: обычная чашка, которую можно купить в любом магазине сувениров, обычная водопроводная вода и самая обыкновенная золотая рыбка, плотно позавтракавшая мотылём. Недоумённая охрана вручила чашку обратно Тиллю. Он заглянул внутрь и с невероятной нежностью, перемешанной с искренним восторгом, сказал:
- Смотрите, она улыбается!
Эта трогательная сцена сразила наповал всех, высокий мужчина плотного телосложения с честными голубыми глазами и золотая улыбающаяся рыбка. Психика японцев не выдержала такого напряжения, рыдали все.
- А чего это китайцы, ой…японцы, чего они такие сентиментальные? – до сих пор не прийти в себя Пауль.
- Слабые они… - всхлипнул Кристоф, утирая скупую мужскую слезу.
- Плюньте вы на них, главное, что пропустили! – махнул рукой Тилль, скоро будем дома!

Глава 2: Главная ошибка проектировщика.

В столь замечательный, солнечный день Пауль встал не с той ноги, и она тут же застряла между стеной и кроватью. Остатки сна мгновенно улетучились. Пауль попытался вытащить ногу, но она застряла окончательно и бесповоротно. Ритм - гитарист напряг все имеющиеся у себя серые клетки, чтобы придумать способ своего освобождения. Спустя сорок минут Пауль лежал на кровати, с особой тщательностью покрывая нецензурными выражениями тех, кто придумал привинчивать кровать к полу. Тут же Пауль вспомнил, что в одном отеле стали даже стулья прикручивать после того случая, когда он попытался вынести стул, который ему очень понравился.
Пауль вновь попытался дотянуться до сотового, но либо кровать была слишком широкой, либо у него были слишком короткие руки. В этот трагический момент Пауль мысленно дал в глаз изобретателю широких кроватей. Но тут ему вспомнилось, как в начале их бурной музыкальной карьеры они ночевали вшестером в одном номере всего с двумя узенькими кроватками.
Наступил день, но на помощь Паулю никто не спешил.
- Неужели они даже не заметили, что меня нет? – спрашивал Пауль у подушки, искренне жалея самого себя. Но в это время среди остальных музыкантов поселилась паника.
- Это ненормально! Это не похоже на Пауля! – ходил взад вперёд по номеру Тилля Рихард.
- Не мельтеши, я читаю газету! – безразлично откликнулся Тилль.
- Уже день, а его нет! У этого может быть только одно объяснение! – махал руками Рихард.
- Что он придумал супер-мега-подставу? – отложил газету Тилль, буравля Рихарда подозрительным взглядом.
- Да! – обрадовался Рихард, - именно!
- Пауль у нас способный мальчик, но он мыслит слишком локально, - блеснул интеллектом Кристиан и громко чихнул. Кристиан ухитрился где – то подцепить насморк и теперь ходил с красными глазами и опухшим носом. Весь ужас ситуации был в том, что платки он либо терял, либо забывал, поэтому использовал для облегчения дыхания всё, что попало под руку: скатерти, полотенца, туалетную бумагу, занавески, газеты Тилля, рубашку Рихарда, за которую попало самому Кристиану.
- А теперь тоже самое, только попроще, для идиотов, - вежливо попросил Тилль.
- Выражаясь примитивным языком, АААПЧХИИИИ! Извиняюсь! На крупную подставу он не способен! – перевёл Кристиан.
- Один он может только всякие пакости делать, но, объединившись с кем-нибудь из нас, он может многое… - закивал головой Оливер.
- Не надо кидать в меня кроссовком, - закрылся подушкой Кристоф, - я сижу с вами и тоже ничего не знаю!
- Всё это очень подозрительно, - нахмурился Рихард, - может, стоит наведаться в его номер?
- Может он только этого и ждёт, - снова углубился в чтение газеты Тилль, - то вы жалуетесь, что с ним невозможно, теперь вы плачете, что без него нельзя!
- Мы очень любим Пауля и не можем без него! – неожиданно выдал Рихард.
- Сам – то поверил в то, что сказал? – удивленно поднял правую бровь Тилль.
- Он же абсолютно безвредное существо! – умоляюще сложил руки Рихард.
- Я бы сказал бесценное, - вновь закрылся газетой Тилль, - что означает, что наносимый им ущерб невозможно выразить в денежных единицах.
- Это ты сам придумал? Или подсказал кто? – восхитился Рихард.
- Тебе заняться нечем? – поинтересовался Тилль, внимательно изучая страничку спортивных новостей.
- Я… - начал было Рихард.
- От Пауля ни толку, ни удовольствия! – пробурчал Тилль, - Кристиан спит в ботах, чтобы Пауль их не прибил; я хожу с набором «Юного химика», чтобы проверять еду и напитки на наличие ядов и примесей; Оливер спит в шлеме, чтобы Пауль у него на лысине ничего не нарисовал, как в прошлый раз; Кристоф всегда держит при себе палочки…
- Правда что ли? – повернулся к Кристофу Рихард.
- А что делать? Кому сейчас легко? Это лучше, чем остаться без палочек вообще! – отмахнулся Кристоф.
- А ты, Рихард, всегда проверяешь, нет ли клея или жвачки на стуле перед тем, как сесть! – закончил Тилль.
- Да неправда! – воскликнул Рихард и, машинально проведя по сидению стула рукой, сел.
- Ну да, отмазывайся! – усмехнулся Тилль, глядя на усмехающихся собратьев по цеху.
- Ладно, хватит мудрить. Сейчас я позвоню Паулю на сотовый! – решил Кристоф и извлёк из кармана мобильный.
- Что за нафиг! – воскликнул Кристоф, набрав номер Пауля четыре раза и выслушав сотню гудков.
- Не берёт? – ужаснулся Рихард.
- Неа! – вздохнул Кристоф.
- Если Пауль не берёт трубку…аапчхииии! - загадочно начал Кристиан.
- То что? – хором воскликнули все остальные.
- Значит и правда что-то случилось! – закончил Кристиан, вытирая нос диванной подушкой.
- Хватит мне в номер бактерий подселять! – нахмурился Тилль, выглянув из-за отогнутого угла газеты.
- Всё! – вскочил Рихард, - я пошёл его искать! Как же я буду без него жить!
Тем временем Пауль мучался в заточении. Звонил сотовый, но дотянуться до трубки Пауль не смог, поэтому он дал клятву самому себе, что теперь будет ходить с трубкой даже в душ. Если, конечно, выживет.
- ДА ЗА ЧТО МНЕ ТАКОЕ НАКАЗАНИЕ! – в сердцах крикнул Пауль, нервы которого были натянуты до предела, и со всей дури стукнул кулаком по злополучной стене. К несчастью, а может быть и, наоборот, на стройматериалах экономили не только в России. Стенка оказалась сделана из материала, похожего на картон, стукнув по ней ещё раз, Пауль оказался на свободе.
- Ура! – запрыгал по кровати Пауль, - я свободен!
Но его счастье мгновенно сменилось острым приступом ненависти к товарищам, которые даже не беспокоились о нём.
- Придётся пощадить только Кристофа, он мне хотя бы пытался позвонить, - мрачно заключил Пауль. Неожиданно раздался стук в дверь. Пауль засунул мобильный в карман пижамы и в один прыжок оказался у двери.
- Пауль? Ты где? – очень вежливо поинтересовался Рихард, осторожно заглядывая в номер.
- Предатель! – напрыгнул на него с кулаками Пауль. От неожиданности Рихард не удержался на ногах и, запнувшись о пушистый ковер, как торпеда залетел под кровать.
- Вот дела, - почесал затылок Пауль.
- Мамочки, - прошептал Рихард, - я, кажется, застрял!
- Так тебе и надо! – фыркнул Пауль, роясь в шкафу в поисках одежды, - я тут чуть не умер! А вы даже не почесались!
- Паульчик! Мне с ребятами с самого утра на измене! – причитал из-под кровати Рихард, усиленно пытаясь выбраться, - это всё Тилль! Сидел, читал свою газету и нас успокаивал!
- Значит, вы обо мне беспокоились, а Тилль вас сдерживал? – приподнял левую бровь Пауль.
- Пауль! Любовь моя! – заключил в крепкие объятия сопротивляющегося ритм-гитариста улыбающийся Кристоф, появившийся из ниоткуда.
- Я сейчас задохнусь, - прошипел Пауль, угрожающе закатив глаза.
- С тобой всё хорошо! – причитал Кристоф, - мы все перетряслись! Так за тебя переживали!
- Оно заметно, - процедил сквозь зубы Пауль, - хорошо, что хоть к вечеру вспомнили!
- А это что? – шёпотом спросил Кристоф, показав на ноги, торчавшие из-под кровати.
- Это Рихард, - отмахнулся Пауль, - он там застрял. И мы его не вытащим, кровать к полу привинчена!
- А что тогда делать? – запаниковал Кристоф, - как его оттуда вытащить?
- А обо мне кто подумал, когда я между стенкой и кроватью застрял? – воскликнул Пауль.
- Как же ты вылез? – саркастически поинтересовался Рихард из-под кровати.
- Спасибо строителям! Стенка оказалась картонной! – усмехнулся Пауль, внимательно изучая ножки кровати.
- АААПчхи! – раздалось в дверном проёме. Пауль и Кристоф обернулись. На пороге стояли Кристиан с пачкой салфеток и Оливер в прозрачной плащ - палатке с повязкой на лице.
- Мама дорогая! – воскликнул Пауль, - не хватало только, чтобы нас инопланетяне похитили!
- Просто я не хочу заразиться – это раз, а во – вторых, он, когда чихает – от него брызги во все стороны! – оправдался Оливер.
- Кристоф, за зонтиком и противогазами не сходишь? – улыбнулся Пауль.
- Вам смешно! АААпчхи! А мне не очень! – обиделся Кристиан, - я смотрю, что с тобой, Пауль, всё в порядке! А чьи это, кстати, ноги?
- А ты догадайся у кого такая огромная лапа! – отступив на пару шагов назад, ответил Кристоф.
- Вытащите меня отсюда! Если я сам вылезу, будет хуже! – шантажировал из-под кровати Рихард.
- В твоём положении я бы уже мысленно переводил деньги со своего банковского счета на счёт того, кто меня оттуда вытащит! – охладил его пыл Пауль.
- Вот халтурщики! А ещё пятизвёздочный отель! – воскликнул Кристоф, - кровать не привинчена к полу, а приклеена!
- Да ладно! – одновременно воскликнули Рихард и Пауль.
- Шоколадно! – обиделся Кристоф, - и, судя по всему клей – не очень крепкий! Рихард, а ну-ка, напрягись!
- А если случится непоправимое? – испугался Пауль.
- Мне всё равно, у меня нос заложен! – пробубнил Кристиан, усердно высмаркиваясь в салфетку.
- У меня повязка, - пожал плечами Оливер.
- Если что, Пауль, я вынесу тебя из загазованной зоны на руках, - трагически всхлипнул Кристоф, пряча нос в ворот водолазки.
- Ты настоящий друг, - припал к груди ударника Пауль.
- Кончайте сырость разводить! – воскликнул из-под кровати Рихард, - напрягаться уже можно?
- Если ты даёшь честное слово, что не ел вчера бобовых, то давай на счёт три! – зажал нос Пауль и спрятался за Кристофа.
- Раз, два, три! – сосчитал Кристиан. Рихард напрягся изо всех сил, раздался треск, ножки кровати отскочили вместе с кусками паркета из светлого полиакрилового дерева.
- Непоправимое случилось? – пробулькал Пауль, всё ещё зажимая нос - а то я сейчас задохнусь.
- Вроде нет, глаза не режет! – резюмировал Кристоф и вытащил нос, - нет, всё чисто!
- Помогите мне вылезти! – взмолился Рихард.
- Ты был на высоте! – отряхнул рубашку Рихарда Кристоф.
- На высоте своей платформы, - захихикал Пауль.

Глава 3: Сладкая месть или лекарство от глюков.

- Значит так! – начал Пауль, когда остальные музыканты сели в круг на ковре, - для начала Рихард заплатит за выкорчеванную кровать и сломанную стенку!
- За стенку я платить не буду! Я её не ломал! – возмутился Рихард.
- Я скажу, что ты, когда залетал под кровать, проломил её головой! – отрезал Пауль, - это твоя плата за спасение.
- Ты мне что, мстишь? – взвился Рихард.
- Конечно, - улыбнулся Пауль, - за ту шоколадку, которую ты мне не дал, когда мы были в Японии.
- А говоришь, что не злопамятный! – закрыл лицо рукой Рихард.
- Я не злопамятный, - согласился Пауль, - я просто злой и у меня память хорошая!
- Да ты опасный человек! – восхитился Оливер.
- Я Родину не продаю, - гордо произнёс Пауль, - только за большие деньги. Но сейчас не об этом…Мой план таков…
Ужин проходил в тёплой дружеской атмосфере в номере Тилля. Всё было как обычно. Рихард разругался в пух и прах с Паулем, который рассказал о своём чудесном освобождении уже раз двадцать.
В воздухе свистели столовые приборы; Кристиан отчаянно чихал, не смотря на количество выпитых антибиотиков; Оливер шуршал плащом – палаткой, тщательно оберегая свою тарелку широким рукавом; Кристоф решил использовать вместо шлема большое ведерко для льда, после того, как Рихард вывалил весь лёд за шиворот Паулю; Пауль ловко отбивал посылаемые в него Рихардом ложки с помощью пустой хлебной корзины; Тилль апатично читал газету, изредка смахивая крошки с головы. Наконец, ужин был съеден, боевые снаряды подобраны с пола и сданы ошеломлённому официанту. Музыканты по очереди пожелали Тиллю «Спокойной ночи!» и разбежались по своим номерам.
- Ура, - провёл по лицу рукой Тилль, - кажется ушли!
Взяв очередную газету, Тилль медленно побрёл в «кабинет задумчивости», совмещённый с душевой кабиной и ванной, страстно пытающейся закосить под джаккузи. Удобно устроившись на голубом «белом друге», Тилль развернул газету и погрузился в чтение. Едва он добрался до новостей культуры, как в санузел без стука вошёл Оливер в махровом халате, в желтой купальной шапочке из ткани на резинке, с большой массажной щеткой для спины на длинной ручке. От неожиданности Тилль слегка подпрыгнул и нервно прикрылся газетой.
- Доброй ночи, Тилль! – без тени смущения произнёс Оливер, зачем-то открыв кран, - у меня в номере нет горячей воды, а у тебя есть. Можно я у тебя помоюсь?
- Э… - промямлил Тилль.
- Спасибо, ты настоящий друг! – воскликнул Оливер, забравшись в душевую кабину. Тилль поёрзал и, не решившись встать, продолжил читать помятую газету. Но тут в санузел ворвался Рихард с пеной на лице и бритвенным станком наперевес, он подбежал к раковине и повернул кран.
- Тилль, я у тебя побреюсь, а то у меня горячей воды нет, я смотрю у тебя уже кто-то моется! - выпалил Рихард, подходя к душевой кабине. Из – за приоткрывшейся створки вынырнула мыльная рука Оливера, которую Рихард так энергично пожал, что во все стороны полетела пена для бритья и мыльные пузыри.
- Ах вот вы где собрались, буржуи! У меня нет горячей воды, а они тут бреются третий раз за день! – раздался голос Пауля, который возник на пороге с огромным (скорее всего двухлитровым) бутылём пены для ванны и небольшим спасательным кругом подмышкой, - доброй ночи, Тилль.
- Э… - протянул Тилль, стыдливо прикрываясь газетой.
- Ты бы хоть за новостями культуры прятался или шоубиза, а то закрылся статьёй про стриптиз – индустрию, да ещё с картинками! – так громко возмутился Пауль, что Рихард перестал бриться, а из-за створки показалась купальная шапочка Оливера.
- А зачем тебе шапочка, Оливер? – недоуменно поинтересовался Пауль, - ты же лысый, с тебя вода стекает!
- А затем, что горячая вода вредна для кожи головы, - отрезал Оливер, хлопнув створкой.
- Вот, что значит с Кристианом пообщался, повысил свой “IQ” и нас, дураков, просветил, - покачал головой Пауль, заткнув сливное отверстие в ванне – джаккузи. В дверь робко постучали.
- АААпчхИ! Судя по количеству народа, здесь есть горячая вода! – Кристиан пожал руку ошеломлённому Тиллю и, отмотав длинный кусок от розовой туалетной бумаги, громко высморкался, - мне только зубы почистить, я быстро.
- Я пока отойду, чтобы не заразиться, - отошёл в сторону Рихард, наблюдая, как Кристиан извлекает из кармана зубную щётку и тюбик с пастой.
Не прошло и пяти минут, как в санузел влетел Кристоф. В правой руке он держал чёрные носки, с которых на плиточный пол стекала грязная вода. Его взору предстала следующая картина: на унитазе белый как мел Тилль с выпученными глазами; возле раковины Кристиан чихает зубной пастой, забрызгивая всё вокруг; Рихард, половина лица которого в пене для бритья, пытается утопить орущего благим матом Пауля в джаккузи; из душевой кабины слышится партия Фаринелли Кастрата в исполнении Оливера.
- Тилль, ты бы лицо попроще сделал, - посоветовал добродушный Кристоф, - тут же все свои!
- Э… - протянул Тилль, истово молясь, чтобы весь этот кошмар закончился. Банно-ванные процедуры согруппников закончились нескоро. Только спустя полтора часа они строем покинули санузел Тилля, не забыв пожелать ему «Спокойной ночи!».
- Вот это было шоу! – шёпотом восхитился Пауль, когда они отошли от номера Тилля на безопасное расстояние.
- Здорово повеселились, я даже пожалел, что не взял камеру или хотя бы фотоаппарат! – усмехнулся Рихард.
- Какой ещё фотоаппарат! – махнул рукой Кристоф, - ты так вошёл в роль, что чуть не отправил к Пауля к селёдкам!
- Да – да, - вмешался Пауль, - я даже пены наглотался!
- Тилль знает нас много лет, - произнёс Оливер, пытаясь стянуть с головы шапочку, - он бы почувствовал подставу.
- Лично мне…АААпЧхи! Кажется, что он был настолько шокирован, что ничего не успел понять! – высказал свой довод Кристиан.
- Даже если бы он и понял, всё равно бы ничего не сделал! – веселился Пауль, - мы его в таком положении застали! Но расслабляться рано, впереди вторая часть нашей маленькой мести подавлятелю нашей воли!
- Ну, Пауль, ты и сказанул! – улыбнулся Кристоф, - просто Кристиана переплюнул!
- Стараемся, - скромно потупил взгляд Пауль.
- Тихо, - приложил палец к губам Рихард, - кажется, Тилль вышел из номера!
- А вы уверены, что администраторша не проболтается? – забеспокоился Оливер.
- Уверены, - улыбнулся Пауль, - сначала Рихард прошёлся мимо неё в обтягивающей футболке, потом я ей широко улыбнулся своей самой очаровательной улыбкой….
- И она не устояла… - мечтательно вздохнул Оливер.
- Ага, как же, подставляй ладошки для денег! – махнул рукой Рихард, - пока Кристиан не чихнул на неё раз двадцать, она держалась, как кремень!
- Боюсь, Тилля ждёт глубокое разочарование! – потёр руки Пауль.
- Тихо, - шепнул Оливер, зажимая рот Кристиану, который только собрался раскатисто чихнуть, - он обратно идёт!
- Приготовились, - скомандовал Пауль, - вторая часть на выход!

Тилль вернулся в свой номер в лёгком недоумении. Администратор долго и заискивающе улыбалась, объясняя, почему в названых Тиллем номерах нет горячей воды. На первый взгляд всё выглядело, как случайность. Тилль вздохнул и пошёл в душ. Едва он намылился, как услышал жуткий шум в номере. Наспех обмотавшись полотенцем, Тилль подбежал на цыпочках к двери и слегка её приоткрыл. Увиденное повергло его в состояние нестояния. В номере были включены абсолютно все осветительные приборы; на всю громкость вопил телевизор, по которому с банкой пива смотрел хоккей Оливер; на диване играли в шашки Кристоф и Пауль, причем, когда ударник «съедал» одну из шашек ритм-гитариста, тот снимал с ноги тапочек в виде фиолетовой собаки и пытался ударить им Кристофа по голове, но тот защищался диванной подушкой; Кристиан возлежал на кровати Тилля в ботинках, читая научно – популярный журнал «Техника немецкой молодёжи»; но больше всего Тилля поразило то, что возле включённого на всю громкость музыкального центра Рихард лихо отплясывал под «O`ops! I did it again!» Бритни Спирс. Тилль закрыл дверь, пытаясь прийти в себя после увиденного. Наконец, приняв единственно правильное решение, набрал в лёгкие побольше воздуха и резко открыл дверь. Как ни странно, но в номере было пусто и тихо, на прикроватной тумбочке одиноко горел неярким светом ночник.
- Спокойствие, только спокойствие! – сказал сам себе Тилль, возвращаясь в душевую кабину, - переутомление сказывается.
Тем временем заговорщики прятались на балконе.
- Кажется, я забыл вытащить диск, - спохватился Рихард, - вдруг Тилль решит проверить?
- Иди, забери, пока Тилль в ванной! – прошептал Кристоф, открывая балконную дверь. Едва Рихард сделал шаг, как из ванны неспешно вышел Тилль. Лидер – гитарист понял, что вернуться на балкон незамеченным он не сможет. Не придумав ничего лучше, Рихард стыдливо, как невеста перед алтарём, прикрылся прозрачной занавеской. Остальные заговорщики в ужасе затаились на балконе, предчувствуя скорое рассекречивание. Тем временем Тилль вытер голову, бросил полотенце в кресло и подошёл к музыкальному центру. Рихард, вспомнив многочисленные рассказы Оливера, пытался стать невидимым с помощью силы мысли. Но то ли сил не хватало, то ли мысли были неправильными, но Рихард выпирал из-за занавески, как бегемот из -за ромашки.
- А это как здесь оказалось? – удивлённо воскликнул Тилль, обнаружив в дисководе диск Бритни, - я же вроде его прятал! Если ребята узнают – засмеют!
Рихард даже покраснел от напряжения, пытаясь сдержать смех, слыша, как с балкона доносятся бульканье и тихое хихиканье. Тилль взял полотенце и скрылся в ванной, Рихард мгновенно оказался на балконе рядом с давящимися от смеха товарищами.
- Тилль слушает Бритни Спирс! – задыхался Пауль, держась за сползающего по стенке от смеха Кристофа. Тилль вернулся из ванной и стал бродить по номеру в поисках чего-то. Бедным музыкантам пришлось вжаться в стенку, чтобы Тилль их не заметил. Их тихое перешёптывание напоминало диалоги в общественном транспорте в час пик.
- Встань с моей руки, а то я тебе коленку отгрызу!
- Вот блин, я очками зацепился за чей-то носок!
- Уберите с меня руки! А, это ты, Кристоф, тебе можно!
- Что это за странный запах?
- Это новый шампунь Пауля, Кря-Кря называется!
- А по – моему кто – то душится туалетным освежителем!
- Это чья такая нога волосатая? Бриться пробовал?
- Кто пытается залезть ко мне в пижаму?
- Я думал это мой карман!
- А это ещё что?
- Это прищепка, чтобы Кристиан не чихал!
- Вы можете помолчать! – взмолился Рихард, но было уже поздно, Тилль направился к балкону в поисках источника непонятных звуков. Выглянув на балкон, он не заметил ничего странного, зато постоялец этажом ниже, вышедший выкурить сигарету перед сном, заметил. Он заметил свисающих сверху пять пар разномастных ног: очень длинные в белых носках, прикрытые до колена белыми семейниками в крупный красный горох; худые в чёрных полуботинках и белый медицинский халат до колена (Кристиан экономил на пижаме, предпочитая спать в старом сценическом костюме); ноги в шёлковых пижамных штанах цвета бешеных канареек и фиолетовых тапочках – собачках; ничем ни примечательные ноги в синих носках и ноги, прикрытые до середины бедра чёрным шёлковым халатом, в чёрных кроссовках. Несчастный постоялец, которого угораздило поселиться под номером Тилля, бесшумно упал в обморок, крепко стиснув сигарету зубами.
Тилль не заметил ничего странного на балконе, даже пять пар рук, вцепившихся мёртвой хваткой в резные перила.
- Что такое не везёт и как с этим бороться! – просипел Пауль, слегка покачиваясь.
- У меня сейчас ботинок соскользнёт! – грустно предупредил Кристиан.
- Надо было крепче шнурки к ушам привязывать! – вздохнул Кристоф.
- Ну и долго мы здесь будем висеть, как бельё на заборе? – вежливо поинтересовался Оливер, но все уловили в его голосе угрожающую интонацию.
- Сейчас, ещё чуть-чуть, Тилль уже ложиться, - прошептал Рихард. «Ещё чуть-чуть» длилось ещё сорок минут. Несчастные музыканты тихо перелезли через перила и бессильно распластались на холодных плитах балкона.
- Ещё чуть-чуть и меня бы выковыривали из крыши вон той замечательной синей машинки, - показал вниз дрожащим пальцем Пауль.
- Боюсь, хозяину машины придётся выковыривать из крыши мой ботинок, - тихо вздохнул Кристина, пошевелив пальцами босой левой ноги.
- Настоящий пакостник следов не оставляет, а если и оставляет, то ложные! – с чувством плохо скрываемой гордости произнёс Кристоф.
- А ты откуда знаешь? – удивился Оливер.
- А мне Пауль рассказал, - быстро перевёл стрелки Кристоф.
- Тоже мне, друг! – фыркнул Пауль, - не пойду с тобой больше в разведку!
- Ну и не надо, - обиделся Кристоф, - Рихарду больше не придётся мучиться, как в Японии…
- Так это были вы… - гневно прохрипел Рихард, завязывая покрепче пояс на халате. Кристоф поняв, что сболтнул лишнее, в ужасе закрыл рот руками.
- Учти, тебе тоже достанется, - погрозил кулаком Пауль.
- Ну всё! В живых останется только один! – потёр руки Рихард.
- Это будет Оливер, - безразлично бросил Пауль.
- Это ещё почему? – нахмурился Рихард.
- Он один знает способ продления жизни и рецепт бессмертия! – отвернулся Пауль. Оливер тем временем любовался ночным городом, усиленно делая вид, что он вовсе не при чём. Рихард шумно вздохнул и рванулся в бой.

Тилль проснулся от жутких крика и шума. Он включил светильник и похолодел от ужаса. По номеру бегало нечто, сильно смахивающее на Пауля, запутавшегося в занавеске, за этим нечто бегал Рихард в развевающемся чёрном шёлковом халате. За креслом прятался Оливер, а Кристиан в одном ботинке пытался залезть в шкаф. Кристоф тем временем переползал от окопа к окопу, стремясь к заветной цели – двери. Тилль в ужасе накрылся одеялом с головой. Шум тут же прекратился. Переждав пару минут для верности, Тилль выглянул из – под одеяла: в номере никого не было, а занавеска висела на месте.
- Ну зачем тебе понадобилась занавеска! – тихо ругался Кристоф, пока остальные музыканты берегли последние силы, чтобы добраться до собственных номеров.
- Я не специально, - оправдывался Пауль, дёргаясь из стороны в сторону, чтобы избежать встречи с кроссовком Рихарда, - я от неожиданности в ней запутался!
- Ты вообще ничего специально не делаешь! – просипел Рихард, не замечая развязавшихся шнурков. Это стало главным упущением в идеальном плане. Он наступил на шнурки и, нелепо взмахнув руками, словно страус крыльями, упал, успев схватить Пауля за ноги. Перед бедным ритм-гитаристом встал нелёгкий выбор: потерять штаны, в которые Рихард вцепился, как в родные, или упасть.
- Японский кабачок! – тихо выругался Пауль, глухо падая на ковровую дорожку. Упал он очень неудачно, аккурат под ноги Кристофу, который от неожиданности раскинул руки в стороны, повалил Оливера и Кристиана, а потом уже упал сам, на мягкое.
- Ну, чего лежим? Кого ждём? – раздался снизу приглушённый голос Рихарда.
- Лично я, после сегодняшнего, - простонал Пауль, придерживая рукой штаны, - жду экспресса до рая с обязательной остановкой в отеле чистилища.
- До рая тебе билет не продадут, - пытался собрать глаза в кучу Оливер, - фейс – котнроль не пройдёшь.
- Везите меня куда угодно, лишь бы кормили и подушку дали, - бессильно произнёс Пауль.
- Кажется кто-то идёт! – зашевелился внизу Рихард.
- Это Тилль! – подпрыгнул Кристоф, - его шаги я узнаю даже среди топота стада бешеных слонов.
- Может вы с меня всё – таки слезете? – взмолился Рихард.
- Так, всё по номерам! – вскочил Пауль и исчез за поворотом.
Тилль на цыпочках крался по коридору, от его тихой поступи тихо позвякивали настенные зеркала в коридоре, и тихо вибрировал пол, где – то на два балла по шкале Рихтера. Солист подошёл к номеру Рихарда и, прислонившись к двери, прислушался, а затем постучал. После того, как Тилль начал биться в номер головой, дверь распахнулась: на пороге, слегка покачиваясь, возник Рихард, замотанный в одеяло, с повязкой на глазах.
- Привет, как дела? – глупо улыбнулся Тилль. Рихард освободил из-под повязки правый глаз, с трудом разлепил его с помощью пальцев, и попытался сфокусировать его на Тилле.
- Ну… - выдал Рихард.
- Ну ладно, я пошёл, извини, что разбудил, - широко улыбнулся Тилль и двинулся к номеру Кристофа. Ударник тоже открыл дверь не сразу. - Я сейчас сплю, но вы можете оставить своё сообщение после… - Кристоф сладко зевнул, - сигнала.
- Да вот, решил тебя проведать, - смотрел в пол Тилль.
- Как мило, почти четыре утра, я польщён, - снова зевнул Кристоф, - можёт зайдёшь?
- Нет, спасибо, я просто так зашёл, - смутился Тилль и поспешил уйти. Пауль открыл Тилль дверь в ослепительно белой атласной пижаме и чёрных тапочках.
- Как дела? – улыбнулся Тилль.
- Не дождётесь! – показал язык Пауль, - я буду жить назло врагам и зависть людям!
- А почему у тебя тапки не по цвет пижамы? – задал очередной глупый вопрос Тилль.
- Чтобы ты спросил, шутник! – буркнул Пауль и закрыл дверь. Рихард укрылся одеялом, поправил подушку, закрыл глаза и … раздался стук в дверь и возгласы Пауля.
- Что ещё? – высунулся из – за двери Рихард.
- Оливер Тилля вырубил! – выпалил Пауль, слившийся по цвету со своей пижамой.
- Как? – ужаснулся Рихард.
- Так же, как и джунгли Амазонки! – рассердился Пауль, - побежали!
- А теперь объясни всё по порядку! – потребовал Рихард.
- А что тут объяснять? – отмахнулся Пауль, пытаясь тащить за собой сопротивляющегося Рихарда, - Оливер не запер дверь, Тилль зачем – то ворвался к нему в номер, пытался залезть к нему под одеяло, Оливер спросонья ничего не понял, но решил, что кто – то посягает на его честь и достоинство, и дал в глаз Тиллю!
- И что? – ужаснулся Рихард.
- Ну ты и тугодум! – простонал Пауль, - Оливер в шоке, Тилль в отрубе, Кристиан ему лёд прикладывает, а Кристоф отбивает такт только что придуманной им песни на всём, чём можно!
- Ужас! – нахмурился Рихард.
- Ну почему сразу ужас? – нахмурился Пауль, - всё идёт по плану!
- А Оливер дал Тиллю в глаз по плану? – всё ещё недоумевал Рихард.
- В жизни нет справедливости! Создатель наградил тебя внешностью и некоторым талантом, но совершенно забыл тебе в череп хотя бы опилок насыпать! – вспылил Пауль, - я тебя позвал только для того, чтобы ты нам помог Тилля к нему в номер оттащить, а то мы вчетвером грыжу заработаем!
- Так бы сразу и сказал! – улыбнулся Рихард.
- И с ним я должен жить в одном отеле! – обречёно поднял глаза к потолку Пауль.
Тилль проснулся и открыл правый глаз, левый не желал открываться ни под каким предлогом. Вспоминая события прошедшей ночи, как страшный сон (в этом Тилль не сомневался), Тилль дошлёпал до зеркала и тихо ужаснулся.
- Мама дорогая, - воскликнули Пауль и Кристоф одновременно, первыми ворвавшись в номер Тилля на завтрак.
- Кто это тебя так? – с неподдельным ужасом в голосе поинтересовался Пауль.
- Ты про глаз? – улыбнулся Тилль, - это у меня от перенапряжения сосуды лопнули!
- Он что, всю ночь читал медицинские справочники, чтобы так правдоподобно отмазаться? – шёпотом поинтересовался Кристоф.
- Вот как надо работать! – тихо ответил Пауль, - на научной основе!
- Ну и кто из вас умудрился заехать Тиллю в глаз? – угрожающе поинтересовался Рихард, оглядев всех присутствующих с порога.
- Это не я! – замахал руками Пауль, словно решил взлететь.
- Пауль, не создавай сквозняки, а то мы как Кристиан будем во всё, что не прибито сморкаться! – успокоил его Кристоф.
- Рихард, не переживай, у меня просто лопнули сосуды, - улыбался Тилль.
Всё оставшееся время до самолёта, который должен был увезти великих музыкантов на Родину, Тилль вёл себя безукоризненно, не читал всё время, разговаривал со всеми, улыбался, не сказал ни слова, когда Пауль с Рихардом в разгаре очередного поединка попали в него цветочной вазой.
- Диктатура герра Линдеманна была свергнута практически без потерь и в рекордные сроки, с чем я вас и поздравляю! – произнёс торжественную речь Пауль перед остальными музыкантами, собравшимися в его номере, после того, как Тилль был уложен спать.
- Я хочу выразить особую благодарность, - встал с кресла Кристоф, - нашему дорогому Оливеру, чей благородный жест стал решающим ударом по тоталитарному режиму в нашей группе!
- Хорошо сказал, - смахнул несуществующую слезу Пауль и посмотрел на заливающегося румянцем Оливера.
- А я хочу сказать спасибо Кристиану, - поднял вверх бутылку пива Рихард, - который в течение всей операции ни разу не чихнул!
- А вообще, надо поблагодарить Пауля, нашего неутомимого массовика – затейника, без его мелкопокастливой натуры мы бы ничего не добились! – помпезно произнёс Кристоф.
- Если бы не добились, то бы добили с помощью Оливера! – расхохотался Пауль.
- Я так скажу: раз Пауль всё придумал – ему и отдуваться в случае чего! – как между прочим вставил Рихард.
- Ничего, я тебе потом ещё раз покажу, какие в Японии китайцы живут! – ухмыльнулся Пауль, - кстати, я как знал, что ты так скажешь, и на всякий случай намазал стул клеем!
Рихард поперхнулся пивом, резко покраснел, потом резко вскочил вместе со стулом.
- Ландерс! – завопил Рихард, - я тебя убью!!!!!
- Сначала догони! – показал язык Пауль и выбежал из номера.

Утро у музыкантов выдалось на редкость замечательным: в очередной раз пришлось спасать Рихарда. Но каторжный труд сближает, поэтому в аэропорт Пауль и Рихард ехали, сидя рядом, с особой любовью говорили друг другу гадости и были абсолютно счастливы!


  Количество комментариев: 21

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]