Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



В тихой ночи. Лирика. В тихой ночи. Лирика.

Тилль Линдеманн – легенда мира музыки, автор текстов группы Rammstein. Его стихи проведут нас по чувственному миру, сотканному из сексуальности, любовной аддикции и рефлексии.

далее


Рассказы фанатов


Загран-тур в сказку

Автор: Littledrop Автор: Littledrop

Часть 3

В замке Кощея

Корабль был очень быстрым и нёсся по волнам как птица. Раммы в основном сидели за столом на палубе, ели и играли любимые песни, развлекая матросов и самих себя. Ветер был несильным и приятно обдувал им лица. Только несчастный Рихард сидел в каюте. Дело было в том, что его на первом же часу плавания начала съедать морская болезнь, и никакие даже самые лучшие лекарства ему не помогали. Пришлось ему валяться в гамаке. Но он не особенно жаловался и позволял остальным жить, не тяготясь его проблемами. Только к вечеру он выбрался на свет божий и встал на носу корабля, с тоской смотря на море. К нему присоединился Тилль. Он уже горло содрал от песен и решил посочинять стихи, раз уж есть вдохновение. Рихарду пришлось выслушивать его экспромт и одобрять, так как на другое он был не способен. Тилль же радовался, что у него сегодня так хорошо получается и грустил, оттого что под рукой не было блокнота.
- Ладно, Тилль, пойду я, - простонал Риха и чуть не свалился.
- Ты что? Ничего, скоро будет земля. Земля… о, земля! – Тилль заметил сиреневую полоску на горизонте. – Как быстро мы приплыли! Выходит, тут всего ничего, а Горыныч отказался нас довезти до конца.
- Земля, правда?
- Земля-земля!
Тем временем они подплывали всё ближе к той самой полоске. К ним подошёл капитан и спросил:
- Это ваш берег?
- Да. Высадите нас вот там, пожалуйста! – Тилль, поддерживая еле стоящего на ногах Рихарда, показал рукой на плохонькую, полуразвалившуюся пристань у берега.
- Хорошо, - кивнул капитан. – Курс на пристань, право руля!
Через три минуты корабль оказался у назначенного места, и матросы с горем пополам сумели пришвартовать судно к пристани. Раммы, прихватив рюкзаки и инструменты, а также попрощавшись с командой корабля, спустились по трапу и вынесли Риху. Он тихо стонал и шептал о чём-то, то есть был совсем плох и зелен, как весенняя трава (что было верно подмечено Паулем).
- Сколько здесь проломов, аж идти страшно! – даже длинноногий Оливер с трудом преодолевал препятствия.
- Слушайте, у меня предложение, - Пауль перескочил огромную дыру и чуть не свалился в море. – Давайте Тилля как мост класть? Пройдём безопасно. Тилль, Тилль, ты только не кипятись, не надо! А то будет ещё одна дыра.
- Я её твоей головой проделаю. Вот сейчас Рихарда донесём, я тебя схвачу, и будет рамм-штайн.
Пауль стал продвигаться вперёд не в пример быстрее, иногда оглядываясь назад.
Уже наступили густые вечерние сумерки, и на берегу моря лежала темень. Быстро холодало. Раммы добрались до земли и устроили привал. Им пришлось развести костёр из обломков кораблей и стволов деревьев, вынесенных волнами на берег. Поев, они улеглись в спальных мешках вокруг костра.
- Как вы думаете, далеко нам ещё до замка герра Кост-чея? – Рихард к этому времени уже заметно повеселел.
- Не знаю, может, у Будды спросить? – Олли закатил глаза и ушёл в астрал. Его долго не было на земле, и разговор продолжился:
- Ещё Лягушка сказала, что должен быть дуб.
- Здесь дубы на каждом шагу растут, так что это ещё ни о чём не говорит. Мы куда не явимся – везде дубы, да такие, как будто в одной оранжерее росли, - возмутился Пауль, выглядывая из мешка.
- Ага. И на всех кто-нибудь живёт: либо Робин-Гуд, либо кот в галстуке. Кто следующий?
- Боюсь, вопрос неразрешим. – Дум широко зевнул. – Будем лучше по горе ориентироваться, так надежнее. Всё, ребят, я сплю.
Он и вправду прижал к груди палочки и засопел. Вышедший из астрала Оливер возвестил, что Будда ничего не знает, и тоже завалился спать. Остальные поговорили ещё немного и тоже утонули в объятиях Морфея.

Утром:
- Смотрите! Вон скала, а вот дуб! А на дубе гроб!
- А кто в гробу? – подскочил Флэйк.
- Хочешь, иди проверь! – предложил Пауль.
- Отсюда даже гору видно. Как удачно нас высадили. – Тилль зевнул и принялся искать скатерть в рюкзаке Флэйка. – Покушаем, и пойдём. День с завтрака начинать надо.
- Согласны.
Кое-как набив животы, они непривычно взвалили на себя рюкзаки и побрели к горе. С каждым шагом она как будто становилась всё выше и выше, росла и росла. Казалось, это будет продолжаться до бесконечности. К тому же у подножия не было ни холмов, ни леса. Эта огромная скала как будто продырявила землю и вылезла наружу, пробив себе дорогу.
У первых отрогов раммы остановились на обед.
- А как мы туда взберёмся? Мы не альпинисты! – Пауль задрал голову вверх. Гора ему очень не нравилась.
- А ты по сторонам посмотри и увидишь указатель, - Флэйк повернул его голову влево. Там и вправду был указатель.
- «Дорога там». А там это где?
- Там, куда стрелочка показывает, умненький ты наш дебильчик! – подколол его Риха. Сам он схватил самый маленький рюкзачок и пошёл по стрелочке. Остальные побежали за ним.
- И это дорога? Писали бы уж честно: щель. Здесь даже Флэйк не просочится! Тилль вообще на первых порах застрянет.
- Не застряну. – Тилль полез первым.
Он, конечно, не застревал, но было весьма трудно. Тропинка постепенно поднималась вверх, а потом и вовсе начались скользкие и крутые каменные ступени. Затем и они кончились. Снова нарисовался указатель. На этот раз с двумя стрелочками: «К Кощею» и «К Жар-Птице». - Нам туда. – Тилль, согласно стрелочке, показал пальцем вверх. – Только меня это что-то не прельщает.
Тоненькие уступчики, уходившие вверх, не прельстили бы никого. Но делать было нечего. Не соваться же к загадочной Жар-Птице? Олли высказался, что это, скорее всего, русский феникс, но его никто не слушал. Риха и Пауль вытащили длинную верёвку и обматывали всех по очереди, вспоминая съёмки клипа “Ohne dich”.
Они начали потихоньку-полегоньку взбираться по уступам и трещинам вверх. Первыми лезли Флэйк с Оливером и на верёвках тащили остальных. Но если Дум и Риха кое-как помогали, то Пауль и Тилль висели на их совести полностью. Первый просто как всегда решил воспользоваться чужим трудом, а вот с Тиллем всё обстояло гораздо сложнее…
Как только ему приходилось ставить ногу на новый уступ, он начинал жутким голосом шептать:
- Mutter, mutter, mutter!!!
- Мы тут его тащим, а он песни поёт! – разозлился Пауль. – Ты это, Тилль, давай прекращай.
- Чего вы там? – Флэйк с трудом втащил на большую площадку Пауля, а затем и продолжавшего причитать Тилля. – Ландерса прощаю, он привык на нас ездить, а ты-то что?
Они ещё долго пытались вытрясти из Линдеманна, что случилось. Но он молчал как пионер и сидел, зажмурив глаза.
- Тиллюша, аллё! А мы тут перекусить собираемся, - бросил в бой тяжёлую артиллерию Риха. – Хочешь с нами?
- Нет! – брякнул Тилль и все не на шутку испугались. – Вам это местечко ничего не напоминает? Нет? А мне напоминает! Я не хочу, чтобы как в клипе было! Я жить хочу!
- Зато ты умрёшь героически. Ты… - Пауль хотел продолжить, но на него цыкнули, и он замолчал.
- Я вообще никак умирать не хочу.
После этого заявления никакие уговоры, угрозы и увещевания не могли сдвинуть Тилля с места. Он сидел на уступе, свесив ноги, и не хотел ни подниматься вверх, ни спускаться вниз.
- И что мы будем с ним делать? Олли, научи его левитировать! – Пауль сел рядом с Тиллем. – И меня тоже.
- Хорошо. Для начала сядьте в позу лотоса… Закройте глаза и спойте: «Ум-м-м… О-о-о…» - для примера друг Будды сам всё это проделал и медленно взлетел на пару метров. На его лице появилось блаженное выражение.
Пауль попытался повторить действия, но сколько он не мычал, ничего не выходило. Тилль, наблюдавший за этим из-под полуприкрытых век, хмыкнул:
- Красиво, нечего сказать. Лезьте наверх без меня. Попросите там для меня лестницу, и только тогда я поднимусь.
- Ну и оставайся.
Тоже обидевшийся на Тилля Шнайдер полез вверх. Пауль за ним. Остальные остались сидеть с Тиллем. Но не прошло и минуты, как бросившие их ритм-гитарист и ударник вернулись с отчаянными воплями.
- Что случилось?
- Там!!! Огромное!!!
- Горит!!! А-а-а-а!!! Вон оно, вон оно!
Действительно, сверху на них пикировало нечто совершенно ужасное. Все заголосили, только Флэйк не растерялся. Он быстро вытащил скатерть и заказал два ведра воды. Как только оно приблизилось, он вылил на него оба ведра. Это возымело огромный эффект.
Нечто мокрое и маленькое шлёпнулось прямо на голову Тиллю. Тут же решилась его проблема: завывая и пыхтя, как паровоз, Тилль мигом вскарабкался вверх по скале, только его и видели. А кинутое им в Пауля существо встало на ноги и заругалось:
- Очумели? Я – Жар-Птица!
- Правда? Непохожа что-то… - Олли оглядел пташку. Она была размером с ворону, мокрая, местами облезлая, похожая на красного попугая.
– Я думал, ты как феникс будешь.
- Пока этот… меня водой не облил, я нормальная была! Тьфу на вас! Помочь хотела…
Отряхнувшись, взъерошенный попугай улетел куда-то за выступ скалы.
- Между прочим, она нам хорошо помогла, - Риха показал вверх пальцем.
- Ага, Тилль на гору влез, вон он! – Пауль показал кулак свешивавшемуся с верхней площадки Тиллю. Тот отчего-то замотал головой.
- Полезли дальше.
Повздыхав и поворчав, Раммы подхватили своё имущество и полезли навстречу Тиллю. Тот, подав руку каждому, помог им преодолеть последние метры. Они оказались на большом плато, выступающем над пропастью.
- Смотрите, вот она, наша цель, - Риха кивнул на огромный замок, теснившийся на самом краешке утёса. – Скорее туда!
Уставшим музыкантам мигом прибавилось сил, и они побежали к массивным воротам замка. В минуту добравшись до них, они остановились, переводя дух.
- А где же стража? – Шнай толкнул створку, но она не поддалась, так как вся дверь была наглухо заперта.
- Эге-гей! Есть тут кто-нибудь? – крикнул Тилль. Его тихий голосок разнёсся по ущельям, и где-то на другой стороне горы случился маленький обвал.
- Не ори! – из бойницы высунулся скелет в шлеме. – Я чуть не развалился!
- А-а-а-а! Скелет! Живой! Вестник загробной жизни! – Олли, прижимая к себе басуху, спрятался за Тиллем.
- Подумаешь, скелет! Всякого навидались! – Флэйк бесстрашно выступил вперёд. – Впусти нас. Мы музыканты, приехали к герру Кост-чею, хотим дать концерт. Он, кажется, сам нас звал!
- Да?! Ну наконец-то, пожаловали! Господин заждался. Ох, как он ругался, что вас не туда направили! Уточняю: вы – “Rammstein”?
- Да-да-да!!! – закивали головами Раммы.
- Отлично! Заходите. Я побегу, сообщу о вашем приезде!
Скелет открыл ворота и побежал во двор замка, клацая костями. Раммы же вошли в проходную и неудобно устроились на лавочке, сделанной из костей. Предположительно, человеческих.
- Послушайте, - тихо сказал Риха. – Да это же настоящий «замок плохого героя»! А я думал, что герр Кост-чей хороший.
- Молчи, вдруг услышат! – остальные тоже всё поняли. – Наше дело – концерт сыграть. А уж кто его слушать будет – не к нам вопрос.
- Да, улыбаемся и машем, парни, улыбаемся и машем… - процитировал Пауль.
Больше они ничего не успели сказать: в проходную вошёл всё тот же скелет в сопровождении ещё нескольких коллег и встал у двери, поклонился. Тут в арку вошёл сам герр Кощей – старик, высохший до костей, седой, в короне с яркими камнями, в чёрном плаще с красной подкладкой и сапогах со шпорами. Самый настоящий плохой герой. Он важно прошествовал к лавочке, на которой жались друг к другу несчастные Раммы и противно заухмылялся.
- Здравствуйте, дорогие! С приездом вас!
Его слова тут же перевёл один из скелетов.
- З-з-з-з… Здрасьте, - пропищали Раммы, которым вдруг стало очень холодно. (Смертный дух!)
- Пройдёмте со мной. Я устрою вас во дворце, выделю лучшие комнаты для проживания и репетиций! – расщедрился Кощей.
- С-с-спасибо…
Кощей развернулся, махнул рукой и вышел. Скелеты взяли за Раммов всю поклажу, хотели отобрать и инструменты, но им их, конечно, не доверили. Тилль так же отобрал флэйков рюкзак по причине скатерти-самобранки.
Пройдя маленький двор вслед за Кощеем, они вступили в холл замка. Отделан он был безвкусно, но сверкал. Синее пламя волшебных свечей отражалось от множества гранёных алмазов, сапфиров, рубинов и изумрудов и переливалось на золоте, серебре и платине. Следующей шла небольшая гардеробная, заставленная всевозможными статуями Пушкина из драгоценных металлов.
- Благодаря этому человеку моё имя знает каждый россиянин! – похвалился Кощей и пошёл дальше. – «Там царь Кощей над златом чахнет…» А дальше неинтересно, потому что не про меня.
Им пришлось пройти два коридора с дверями. Потом по лестнице на второй этаж. Там была та же самая картина. На третьем и четвёртом тоже.
- Скажите, а где вы нас собираетесь поселить? Мы прошли уже столько комнат… - Пауль попытался заглянуть в одну из дверей, но она была заперта.
- Понимаете, у меня осталось всего ничего свободных комнат.
- У вас столько гостей? – удивился Флэйк. – Мы пока никого не видели.
- На первом, втором, третьем, четвёртом этажах и в трех башнях находится моя коллекция богатств, на пятом – коллекция швейных и других иголок. В северной башне живёт моя невеста. Свободна сейчас только южная, и то там половина комнат занята под совятню. Вам придётся жить на чердаке.
- Великолепно, - поделился с Тиллем Шнайдер. – И где нам только не приходилось жить во время гастролей. Теперь можно будет записать и чердак.
- Да вы не подумайте чего. Чердак у меня жутко удобный! Правда там живёт упырь… Но он старый, редко кого пугает. – Тут они по лестнице поднялись на пятый этаж. – Здесь находится самая большая коллекция иголок в мире! Я собрал их столько, сколько никому не снилось! – зазнавался Кощей. – Если захотите посмотреть, я могу устроить вам экскурсию.
- Ну, иголки разве что Тилля заинтересуют, с его маниакальными наклонностями, - махнул рукой Оливер. – Правда, Тилль? Постойте, а где он?
- Нету? Потерялся? – обернулся Кощей.
- Странно… Постойте, а мы кухню не проходили? Может, он там отстал? – Пауль обернулся во тьму коридора.
- Да нет, у меня вообще нет кухни, мне есть не нужно. Ладно, пойдёмте, положите вещи, и будем его искать. – Кощей пошёл дальше.
Остальным пришлось идти за ним.

Тем временем в начале коридора пятого этажа.
Тилль остановился. Ему понравилась небольшая картина в огромной золотой раме, и он начал пристально её разглядывать. Подсвечник, который нёс один из скелетов, всё удалялся, но Тилль не спешил. Он ещё пару секунд полюбовался на дивный пейзаж, обернулся и хотел догонять остальных, но не увидел даже намёка на огонёк. Он пробежал вперёд несколько метров, но вдруг его кто-то схватил за руку. Он решил заорать, но послышался тихий женский голосок:
- Молчать! Не беспокойся, не потеряешься со мной. Я – Василиса Премудрая, пошли ко мне в башню. Кощеева невеста я и хочу тебе кое-что рассказать.
Заинтригованный Тилль повиновался и посеменил вслед за девушкой по тёмному до «выколи-глаз» коридору.
Шли они так довольно долго, пока Тилль не споткнулся об ступеньки винтовой лестницы. Тогда Василиса шикнула на него, быстро втащила наверх и ввела в освещённую обыкновенной электрической лампочкой. В небольшой уютной комнатке стоял телевизор, навороченный компьютер, музыкальный центр, который тихонько играл что-то знакомое. Тилль прислушался и сказал:
- Да это ж наше творчество: “Spieluhr”!
- Правильно, признал песенку.
Василиса прошла вперёд и села на диванчик, оглядела Тилля. Тот тоже её осмотрел. Сарафан, кокошник, коса… ничего примечательного. Очки, нос курносый, мелкие прыщики… Так себе девчонка. По виду жуткий ботаник.
- Это я стихи написал и спел! – поднял подбородок Великий Моралист.
- Значит ты – Тилль Линдеманн? На фотках, честно скажу, выглядишь страшнее атомной войны, а так ничего.
- Знаю, не фотогеничный я. Так какой у тебя ко мне вопрос?
- Знаешь, в Кощее, женихе моём разлюбезном, есть только одно хорошее – он правильную музыку слушает и другим вкус к хорошему прививает. А так не верьте ни одному его слову. Он вас заставит концерт сыграть.
- Знаю.
- А потом ещё и ещё.
- Ну, мы контракт заключим на определённое количество выступлений. Потом домой.
- Не выйдет! В том-то и вопрос! Он мне по секрету сказал, что никуда вас отпускать не собирается. Будете тут сидеть до самой старости, и играть ему. Он-то бессмертный, будет слушать, пока не надоест, а до вас ему особого дела нет. Эксплуатировать будет нещадно. Вам бежать отсюда надо.
- Правда? А каким образом?
- Убейте Кощея. Больше никак.
- Любишь ты своего жениха, сказать нечего…
- Вы мне больше нравитесь и от вас пользы больше. Только так сможете из замка сбежать. Заодно и я из заточения выберусь.
- Только как мы его убьём?! Ты только что говорила, что он бессмертный! – Тиллю стало страшновато. Куда ж они попали?
- Смерть его – на конце иглы, не знаешь разве? У него на пятом этаже в ста комнатах находится коллекция швейных иголок. Вы должны найти ту самую. Я премудрая, и точно знаю, что она там. Первый свой подарочный набор в пасхальных яйцах, с которого и началась коллекция, Кощей получил в подарок от Ивана-Царевича. Тот достал их из гроба, который висел на ёлке.
- А я думал, ты щас скажешь «на дубе»…
- Нет, на ёлке. Вы должны найти эту иголку и отломать её кончик. Кощей тут же сгинет, волшебство его прекратится, и вы перенесётесь домой. А вот нам из замка бежать придётся. Они обычно после смерти главного злодея рушиться начинают.
- Хорошо, но как мы найдём иголку? Она особенная какая-нибудь? Ты сказала, у него коллекция в ста комнатах…
- Ничем от других не отличается. Но от неё волшебством веет. По этому признаку и найдёте. Понял? Всё, пошли, а то тебя уже ищут кощеевы слуги. Ты потерялся случайно, а я тебя нашла и назад привела. Короче, делайте вид, что ничего не знаете – не понимаете, иначе плохо будет.
- Ладно.
Они снова побежали по лестницам и коридорам. Вдруг впереди показались огоньки синих свечей. Это вместе с Кощеем искали Тилля остальные Раммы. Василиса быстро привела его к ним и огласила легенду. Кощей попросил одного из скелетов отвести их назад, на чердак, а сам потопал в тронный зал пересчитывать своё золото, предвкушая удовольствие от концерта.
- Тилль, где ты был? – спросил его Риха, как только они поднялись на чердак и скелет затворил за ними дверь.
- Ой, братцы, щас я вам такое расскажу…
Они присели на старый рояль – единственную хорошо сохранившуюся мебель на всём чердаке, и Тилль поведал им рассказ Василисы. Сполна поужасавшись и поспрашивав «куда ж они попали?» друг у друга, Раммы начали думать, как определить иголку. У них ничего не вышло, как ни напрягали они мозги. Пришлось, наскоро поужинав, лечь спать. Завтра предстояло начать подготовку к концерту. Кощей сказал, что разошлёт приглашения на концерт по всей сказочной глубинке.

На следующий день они поняли, что Василиса их не обманула. На их чердак пустили скелетов, чтобы они убрались, и они это сделали, но не ушли. Оказалось, Кощей приказал им сидеть здесь и наблюдать, а если что не так, оповещать. Теперь о побеге приходилось разговаривать шёпотом в перерывах между репетициями.
Следующий день прошёл точно так же. Но ночью, посредством перебрасывания записок из одного спального мешка в другой, был придуман план.
На их счастье утром зашёл Кощей. Порадовавшись тому, что артисты так усердно репетируют, он хотел уйти, но к нему подскочили Оливер и Тилль.
- Извините, помните, вы обещали сделать нам экскурсию по вашей коллекции иголок? Олли у нас йог и обожает иголки. Не могли вы показать нам самые интересные экземпляры?
- С удовольствием! – мигом согласился Кощей. – Я могу даже одолжить для тебя, Олли, несколько иголок.
- Обязательно возьму! – на это предложение Оливер и надеялся.
Вместе с Кощеем под конвоем двух скелетов они прошли на пятый этаж. Там Кощей завёл их в первую комнату. Ничего интересного там не был. Тилль отчаянно боролся с зевотой, а Олли напрягал Будду. Но Будда говорил, что во всех этих иголках нет никакой волшебной силы. Они прошли в другой зал.
- Скажите, а где у вас хранится набор самых первых иголок, который вы получили в подарок? – спросил, чтобы не заснуть, Тилль. Его уже жутко утомили однообразные полочки и «фепелявый» монотонный говорок Кощея.
- О-о-о, эти! Ржавеют в самом последнем зале. Их могу одолжить с радостью. Никакой особой ценности они не представляют.
Как только Олли поглядел на шесть иголок под стеклом, Будда тут же сказал, что одна из них точно несёт в себе какой-то секрет. Сердечно поблагодарив Будду, Оливер подпрыгнул и сказал:
- Вот то, о чём я мечтал! Прямо набор йога! Вы можете дать мне их?
- Бери. – Кощей мановением руки открыл крышку, и Ридель бережно снял с подушечек все шесть иголок.
- Вот спасибо! – сказал он, убирая их в карман. – Теперь моя душа спокойна.
С трудом дождавшись окончания экскурсии, добытчики иголок вернулись на чердак. Там сидели скелеты, и потому Оливер просто стал нахвалить «набор йога», но остальные всё поняли.
Вечером «за автографами» пришла Василиса и выгнала всех скелетов, благо у неё были такие полномочия. Она на самом деле взяла у каждого автограф, а потом сказала:
- Концерт будет завтра вечером. К замку подтягиваются гости. Скелеты мастерят сцену. Всё будет проходить в Тронном зале. Кощей уже убрал оттуда все дорогие сердцу вещички и готовит световое шоу. Вы достали иглу?
- Да!
- Отлично. Предлагаю сломать её, как только допоёте последнюю песню. Все будут в зале, и потому успеют убежать, пока замок не разрушился. Заодно увидят нечто незабываемое. Не только концерт знаменитостей, но и как помирает мой горе-жених. Хорошо? Договорились?
- По рукам! Спасибо за помощь! – каждый участник группы пожал ей руку. Да уж, не встреться им Вася, сидеть бы им на чердаке веки вечные, соседствуя с упырём.

Следующий вечер. - Пиротехника готова? Запасную зажигалку мне! – распоряжался Тилль, запихивая за пояс скатерть-самобранку. Он решил забрать столь полезную вещь с собой. – Упырь готов? Он тоже участвует!
- Пауль, Пауль! Не дёргайся, я же гримирую тебя!
- Красной помадой? Бери розовую!
- Будда, Будда, помоги нам…
- Буль-буль-буль… - это Флэйк подкреплялся алкоголем. Тилль собрался петь “Mein Тeil” и клавишнику был необходим заряд мужества.
- Где палочки? Где палочки?!!
- Ладно, ребята, пошли. Вон, скелет уже за нами пришёл. – Тилль окончательно скрыл от чужих глаз самобранку, поправил поварской колпак, взял микрофон и ножик. Он был готов.
Невозможно описать концерт, так как на это не хватает даже богатого воображения. Сказать надо только, что было сыграно много песен, замучен упырь и чуть не съеден Флэйк. То есть, концерт прошёл очень успешно, а зрители решили сразу после действа броситься в магазины за дисками “Rammstein”. Но для них был заготовлен славный финал.
- Вы думаете, что концерт окончен? – Риха подмигнул толпе самых разных волшебных существ красиво подведённым глазом. – А вот и нет. Держитесь и не падайте!
Он выхватил из кармана иголку. Все охнули, зная легенду Кощея. Сам он вскочил и замахал руками. Риха же злорадно улыбнулся, ну совсем как Тилль, и попытался сломать иголку. Но не тут-то было. Как он не силился, кончик не отламывался.
- Отнять иголку, отнять!!! – заорал Кощей, и сам побежал на сцену. Ему оставалось две ступеньки, но тут Тилль вырвал у Рихи иглу.
- Вот как надо! – он одним движением отломал её кончик.
Грохнула молния. Кощей весь перекосился и упал, только корона покатилась. Зрители повскакивали с мест и захлопали. Раммы поклонились и… исчезли.

А появились они в тот же самый момент и в том же самом месте, откуда перенеслись в Сказочную Глубинку. Они были в тех же самых костюмах, с тем же самым гримом, а на ногах не было сапог-скороходов. Внизу шумела толпа обыкновенных людей, а петарда номер 803 взорвалась в руке Тилля снопом искр.

Эпилог.

С трудом ничего не понимающие Раммы доиграли концерт. Еле успев вбежать в гримёрку Рихи, они начали разглядывать друга и спрашивать, был ли это сон или коллективные глюки. Всё исчезло, как будто этого не было. Скатерть-самобранка, к ужасу Тилля, тоже пропала. Так же их рабочий сказал, что таких петард – номер 803, вообще не существует. Есть №802 и №804, а 803 нет.
Пригорюнившись, Раммы сели на диванчик.
- Знаете, парни, наверное, это была сказка. – Тилль устало вздохнул. – Пойду-ка я поем.


  Количество комментариев: 7

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]