Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



В тихой ночи. Лирика. В тихой ночи. Лирика.

Тилль Линдеманн – легенда мира музыки, автор текстов группы Rammstein. Его стихи проведут нас по чувственному миру, сотканному из сексуальности, любовной аддикции и рефлексии.

далее


Рассказы фанатов


Таинственное исчезновение

Автор: Laidenschaft Дата: 02.03.2003
Автор: Leidenschaft

Кристоф проснулся уже под вечер, смутно осознавая, где он находится. На улице было уже достаточно темно, а к тому же и холодно. Шнайдер попытался восстановить в памяти события вчерашнего вечера: концерт… да, был, это точно… затем - банкет (у-у-у, как голова болит!), а потом… Вот это потом никак не хотело лезть в его больную голову. Ну да ладно. Кристоф встал, глянул на замерзшую улицу и побрел на кухню, натягивая по дороге штаны. На кухне царил такой бардак, что ударник поспешил убраться оттуда. Когда он вышел в коридор, его взгляд машинально упал на часы, висевшие на стене… Было ровно 17.30.
- O, mein Gott! - воскликнул Шнайдер, хватаясь за голову, - Как я мог забыть?!! У нас же через 2 часа концерт!
Крис схватил свою одежду и бросился к выходу. "Стоп! А где все остальные?" Кристоф снова напряг память. Он точно помнил, что домой они пришли все вместе. "Странно… Неужели они уехали без меня?" - размышлял Шнайдер, дергая за ручку входной двери, которая упорно не хотела открываться. Очнувшись, ударник понял, что дверь открывается в другую сторону… Надев свой любимый шарфик, связанной старшей сестричкой, Кристоф вышел на улицу. В лицо ему сразу ударил сильный северный ветер, пробирающий до самых костей. Шнайдер поежился и поспешил к машине. Усевшись, он сразу включил печку и начал отогревать руки, успевшие замерзнуть за какие-то 10 секунд. Отогревшись, Крис уверенно направил машину по знакомым улицам, которые были неожиданно пустынны в этот час. "Такое впечатление, что весь город собрался идти на наш концерт" - усмехнулся Шнайдер, сворачивая на темную берлинскую улицу, ведущую к центральному стадиону города, ожидая увидеть огромную толпу фанатов, собравшихся перед входом. Но там тоже никого не было.
Он вышел из машины и направился в гримерку, где, по идее, должны были дожидаться все остальные. Проходя по коридору, Кристоф не услышал ни одного звука, что крайне его удивило. Ударник вошел в пустую комнату и тут же бросился к телефону. Первым объектом должен был быть Якоб - ненавистный продюсер, заставляющий Раммов трудиться целыми днями. В обычной жизни Шнайдер не только никогда не звонил ему, но и не всегда отвечал на продюсерские звонки, но данная ситуация была настолько необычна, что ударник даже не стал задумываться над этим. Он набрал номер и стал ждать. В трубке слышались длинные громкие гудки… Дома, судя по всему, никого не было. "Наверно в дороге!" - догадался Шнайдер. Кристоф положил трубку и стал набирать номер Полика. После невыносимо долгих минут ожидания на другом конце провода послышался жуткий грохот и сонный голос герра Ландерса:
- Да… кто это?
- Привет, это я. Ты где? У нас же скоро концерт, не забыл?
- Что? Какой конверт? Это кто? - недоверчиво донеслось из телефонной трубки.
- Пауль!!!!! Проснись же ты, наконец! Это я, Шнайдер. Почему ты не на сцене? Где все? - вопросы сыпались один за другим, не давая сонному Полю осознать их смысл.
- Я… я не знаю… Слушай, а откуда ты звонишь? Почему такая спешка? Время-то еще…
Тут опять послышался страшный грохот и громкие возгласы Полика. "Интересно, это Пауль с кровати грохнулся или будильник с тумбочки упал?" - размышлял Кристоф.
- Пауль, ты меня слушаешь?
В трубке неопределенно засипели.
- Так вот. Слушай меня внимательно. У меня сложилось впечатление, что происходит что-то не то. На улице не души и…
- Что ты за чушь несешь? - прервал друга гитарист, - мало того, что разбудил меня, так еще и ерунду всякую пытаешься мне в голову вбить! - как всегда Полик не смог удержать язык за зубами.
- Слушай, ты, умник! Сию минуту сползай с постели и собирайся! И чтобы был здесь ровно через пять минут!!! - с такой злобой проорал ударник в трубку, что на другом конце провода что-то щелкнуло и в трубке раздались гудки.
Шнайдер присел на диванчик, стоящий у стены, пытаясь успокоиться после столь содержательного разговора с Ландерсом. Но расслабиться ему не удалось: в коридоре послышались неуверенные шаги и тихие голоса. Крис насторожился, голоса показались ему знакомыми. Чем громче становились звуки, тем легче становилось у Шнайдера на сердце: он узнал Тиля и Флейка. Дверь распахнулась и двое вышеупомянутых ввалились в дверь.
- Слушай, Кристоф, а почему никого нет? Якоб что, решил концерт отменить? - прямо с порога начал допрос Тиль.
- Представь себе, меня это тоже интересует! Ты ничего странного на улице не заметил?
- Странного? - Тиль почесал затылок и глянул на Флейка, - да вроде нет, а что я должен был что-нибудь заметить?
- А я заметил! - вмешался клавишник, выглядывая из-за широкой спины вокалиста, - на улице как-то подозрительно мало народу…
- Я бы сказал, что его там нет вообще, - уточнил Кристоф, - ну ладно, вы тут пока подумайте, что бы это все могло значить, а я пока попробую дозвониться Рихарду и Оливеру.
Рихард схватил трубку почти сразу, но слова ударника доходили до него.
плохо. После получаса переговоров Рихард наконец понял, что от него хотят и пообещал приехать как можно скорее. С Оливером оказалось намного проще - он вчера ничего не пил, кроме своих загадочных чайков.
Кристоф вернулся в гримерку, где уже шли ожесточенные споры по поводу исчезновения людей из самого центра Берлина. Причем спорившие Раммштайновцы не заметили прихода ударника, даже после того, как он с такой силой хлопнул дверью, что картина, висевшая на стене шлепнулась на пол, разлетевшись на мелкие кусочки. Шнайдер поудобнее устроился на диване и погрузился в глубокие раздумья. "Нужно четко восстановить в памяти вчерашний вечер, иначе…". Мысль ему не дал закончить Полик, влетевший в комнату и приземлившийся на диван.
- Ну, кто может мне четко объяснить, что здесь происходит? - вопросил он у уставившихся на него трех пар глаз.
- Если бы мы сами понимали, то скорее всего все бы тебе разъяснили, - заявил известный всем "доктор".

- А по-моему вы все зря тратите время! У нас концерт на носу, а вы тут прохлаждаетесь! - донесся из дверного проема голос лидер-гитариста.
- Молчать! - зарычал вокалист, - сейчас нам надо обследовать прилежащие к стадиону улицы, но сначала я предлагаю пойти перекусить!
- Только не это!!! Тиль!!! - в вокалиста вцепилось пять пар рук, но это не помогло - мысли о еде придавали тому силы.
Вылетев на улицу и добежав до ближайшего перекрестка, Раммштайн остановились в нерешительности, куда же идти дальше.
Ну, как я понимаю, мы в городе одни, - нарушил молчание Тиль, - следовательно, из этого нужно извлекать и положительные моменты!
Произнеся это, Тиль скрылся в ближайшем продуктовом магазине. Вскоре послышался звон стекла, грохот падающих стеллажей и громкие ругательства вокалиста. Оставшаяся пятерка прислушивалась к этим звукам, периодически вздрагивая. Рихард, воспользовавшись тем, что на него никто не обращает внимания, поспешил удалиться в магазинчик напротив с названием "Все для идеального макияжа и прически". Следующим уползли Флейк и Оливер: первый в направлении аптеки, а второй - к известному магазину "Для душа и души". Пауль Ландерс со сверкающими от радости глазами бросился к многострадальному продуктовому магазину вслед за Тилем, только в винно-водочный отдел.
Придя, наконец, в себя от душераздирающего звука бьющейся посуды, Кристоф оглянулся по сторонам. Ни души. Шнайдер обернулся и с мрачным выражением лица побрел по улице. Вскоре оказался около какого-то небольшого антикварного магазинчика. Зашел, сел в старенькое кресло у окна. Мысли так и лезли в голову: "Почему все это случилось? Почему остались именно мы? Когда все это кончится и кончится ли вообще"? Кристоф встал и начал оглядываться. Он никогда не видел такого количества старинных вещей: лампы, кресла, диваны, столы, сундуки… И тут его взгляд упал на старинную, пыльную книгу. Ударник подошел к столу, сдул пыль с книги и взял ее в руки. На ветхой обложке были какие-то непонятные строчки. Кристоф открыл книгу, пролистал несколько страниц и наткнулся на картинку. На ней были изображены несколько человек, стоящие на земном шаре красного цвета. Под картинкой красовалась извилистая надпись. "Чушь какая-то", - мелькнуло в голове у Шнайдера. Он бросил книжку на диван и вышел из магазина…
…А в это время…
- Тиль, отойди, дай мне взять вино! Маленьким надо уступать! - пищал Пауль, выглядывая из-за широкой спины вокалиста.
- Ну да! А что старших надо уважать, никогда не слышал? - прорычал Тиль, отцепляя от себя настырного гитариста.
Полик встал на четвереньки и хитро попытался пролезть между ног Тиля. Но не тут-то было! Герр Линдеманн заметил покушение "на святое" и схватил "несчастного расхитителя" за шиворот. Гитарист отчаянно отбивался руками и ногами, пытаясь укусить вокалиста за палец. Тиль на провокационные действия не поддался и засунул верещавщего Ландерса в бочку с огурцами, стоящую рядом со стеллажом с надписью "Водка". Пауль, воспользовавшись такой возможностью, вылез из бочки и, нахватав бутылок, бросился к выходу - подальше "от злобного (по его словам) обидчика маленьких и беззащитных".

Рихард в это время рассматривал косметические принадлежности.
- Так! Вот этот цвет мне очень пойдет… Ой, какой лак! Какая краска! - глаза гитариста светились как два королевских бриллианта.
Тут где-то со стороны двери раздалось слабое поскребывание. Скреблись Оливер и Флэйк. Рихард, наконец, оторвался от косметики и побрел открывать забаррикадированную шкафом дверь. Вместе с гитаристом и клавишником в магазинчик ворвались приторные запахи лекарств и различных восточных трав. Чувствительный герр Круспе-Бернштайн от такого смешения бухнулся в обморок.
- Чего это он? - Флейк подошел к телу и попихал его ногой. Реакция полностью отсутствовала.
Оливер, не удостоив Флейка ответом, взял "безжизненное" тело за ноги и потащил к выходу, треснув пару раз бедного гитариста головой о косяк двери. Протащив Рихарда по мостовой к ближайшему крану с водой, Оливер обрушил ему на лицо мощную струю. Рихард завопил как сирена и бросился на обидчика.
-Ты что? С ума сошел?! О, Teufel! Мой макияж! Где зеркало?! Дайте мне зеркало!!!
Наблюдавший за этим клавишник хохотал без остановки, пока не привлек к себе внимание злобного Рихарда. Тот бросился на Флэйка как бык на красную тряпку. Доктор Лоренц не выдержал такого напора и хлопнулся на землю. По дороге с жуткими воплями и визгами катался неопределенного вида клубок, из которого периодически высовывались различные конечности, принадлежащие участникам битвы. Все это продолжалось около 15 минут, пока Оливеру не надоело зрелище. Тогда он схватил двух "петухов" за шкирку и поволок в направлении перекрестка, предварительно получив ногой в грудь…
…Кристоф медленно шел по улице, заглядывая в окна пустых квартир. На улице была устрашающая тишина. Ударник прошел мимо разоренного продуктового магазина, где еще недавно вели ожесточенные споры вокалист и гитарист. Зайдя за поворот, Кристоф увидел знакомые лица. Он улыбнулся и двинулся к ним навстречу. Но подойдя поближе резко остановился. Участники группы выглядели более чем странно: мокрый Рихард с расплывшимся макияжем, опять же мокрый Пауль с торчащим из кармана огурцом, грязный и оборванный Флэйк, Оливер со следами ботинок на рубашке. Неизменным оставался только вид вокалиста, дожевывающего гамбургер.
- О, какие люди! - воскликнул он, - Кристоф, а мы давно тебя ждем! Пора бы, наверно, разобраться в сложившейся ситуации!
- Да уж, ситуация оставляет желать лучшего! - обиженным голосом протянул Рихард, пытаясь стереть со своего лица остатки туши.
- А я предложил бы пойти в более теплое место, - подал голос замерзший Пауль.
Дружная команда с радостью поддержала это предложение и двинулась к стадиону в заветную гримерку. Придя туда, группа Раммштайн устроила нечто отдаленно напоминающее совет в Филях.
- Итак, что мы имеем? - взял на себя первое слово вокалист.
- Скажем так: мы имеем полное отсутствие народа в городе и отсутствие тому причины! - высказался согревшийся гитарист.
- Мне кажется, что виной всему этому вчерашний день, только я не могу вспомнить, что же там такое произошло, - беспамятство у Кристофа так и не прошло.
- Если остались только мы, значит мы в этом всем и виноваты, - до этого молчаливый Оливер изрек по истине мудрую фразу, - сейчас попытаюсь все вспомнить. Так… Я вчера сначала долго говорил с Якобом, потом давал автографы, а потом… потом я пошел спать. Рихард и Кристоф сидели за столом и пили. Флэйк обсуждал с кем-то разведение нового вида цветочков. Тиль как всегда поглощал еду, ни на кого не обращая внимания. Пауль… Пауль читал какую-то книжку, бормоча себе под нос…
- Это что это он там читал? - подозрительно глянул на гитариста Тиль.
- Книжка как книжка, черненькая такая, с картинками, - ответил за него Оливер.
- И что же в ней было написано? - не унимался Тиль.
- Ну, не знаю, но болтал он не на нашем языке, - Оливер все также поддерживал разговор за Полика.
- Оливер, да замолчи ты наконец! Ландерс, отвечай, что за книга была?! - вокалист разозлился уже не на шутку.
- Ну, это так… Я же это… Потомственный маг… Вот и тренировался, новые заклинания учил… - начал оправдываться Полик.
- Так это все он!!! Вот кто во всем виноват!!! - набросился на гитариста разъяренный ударник, - куда ты людей-то всех дел, голова твоя бестолковая?!
- Не я это! Не я! - орал Пауль, убегая и прячась за шкаф.
- Ну да! Не он это! А кто еще? Где эта книжка? Куда ты ее дел?! Верни всех на место!
- А книжка… Она… Ну… Короче, ее нет! - Пауль на всякий случай прикрылся подушкой.
- То есть как нет? - в один голос закричали участники Раммштайн.
- А так, - послышался приглушенный голос, - у меня вчера ничего не получилось, и я с горя ее выбросил.
- Куда?
- В бак около дома Кристофа…
Флэйк сделал попытку сдвинуться с места, но Тиль остановил его.
- Это бесполезно. Мусор по вечерам вывозят. Так умник, ну и что нам теперь делать?
- Не знаю, - в голосе Полика слышались слезы, - но без книги я ничего не смогу сделать…
- Значит надо искать книгу! - высказался Рихард.
- И где мы ее искать будем? - Тиль покосился на лидер-гитариста, - А такого понятия как мусороперерабатывающий завод ты не слышал? Остатки нашей книги давно витают в воздухе! Пауль, а вторая такая есть?
- Есть, но я не знаю, где она может быть.
В голове у Кристофа крутилось много разных мыслей, но он никак не мог поймать нужную.
- Слушай, Пауль, а как твоя книжка выглядела?
- Оливер же говорил, черненькая такая, а еще там надпись на обложке, золотыми буквами. Внутри картинки.
- Картинки говоришь? - Шнайдер даже подпрыгнул, - я видел эту книгу!
- Где ты мог ее видеть? - Полик вылез из-под своего подушечного укрытия и теперь пристально вглядывался в лицо ударника.
- Там, недалеко от перекрестка есть магазинчик. В нем разные старые вещи продают. И там была эта книга.
- Ты уверен? - недоверчиво спросил Рихард.
- На все сто процентов! Пошли туда, я покажу!
Все же не очень доверяя Шнайдеру, шестерка вышла из гримерки и по пустым коридорам направилась к выходу. Полик, чтобы особо не привлекать к себе злобных взглядов товарищей шел сзади. Кристоф целеустремленно шагал вперед, за ним тянулись остальные. "Неужели это та книга? Вряд ли… Разве такая книга может хранится в антикварном магазине?" По пути группе попадались разоренные ими магазины. Некоторые в лице вокалиста и гитариста начинали краснеть. Вскоре их взору открылся небольшой магазинчик, на дверях которого висела надпись - "Закрыто". Правда сейчас эта надпись не представляла никакого препятствия. Кристоф уверенно открыл дверь и дружна шестерка вошла внутрь.
- Вот, - сказал Кристоф, указывая на раскрытую книгу, лежащую на диване.
- Это? - Полик аккуратно приблизился к объекту. Он взял книгу в руки и начал критически ее осматривать. - Кстати похоже… Да, это она! Вот оно, заклинание!
- Ты нашел? - губы Рихарда расплылись в довольной улыбке.
- Да! Но… но… оно очень трудное, боюсь, мне его не сделать…
- Но ведь как-то тебе удалось заставить людей исчезнуть? - не выдержал Флэйк, - попробуй теперь вернуть их обратно.
- Я конечно могу попробовать, но неправильно прочитанное заклинание может дать очень нехорошие последствие! - предупредил Пауль, тряся книгой у Флэйка перед носом.
- Пауль, ну попробуй! Вдруг получится… - заскулил Рихард.
- Ну ладно, уговорили! - Полик уткнулся в книгу и начал что-то бормотать.
- Ты уже колдуешь? - полюбопытствовал Оливер.
- Нет, не мешай… Так. Это есть, это тоже, это можно найти… Вот. У меня почти все есть. Осталось найти еще одну травку и все будет готово!
- А где ее найти? - осторожно спросил Тиль.
- Да в любом магазине. Я сейчас приду.
Полик выбежал на улицу и понесся в ближайший магазин, где уже успел побывать Оливер. Остальные участники Раммштайн молча ждали его. Каждый думал о своем. Но долго им думать не пришлось: не прошло и пяти минут, как Ландерс снова оказался с ними. В руке он держал пакетик с какой-то непонятной травой фиолетового цвета.
- Вот, я нашел. Теперь можно приступать к процессу. Только вы не должны мне мешать.
Раммштайновцы отошли подальше и стали наблюдать за Поликом. Сначала он взял стул и забаррикадировал им дверь.
- А это зачем? - удивился Рихард, - мы же в городе одни.
- Я предупреждал, не мешай мне, а то я вообще ничего делать не буду!
Остальные, не сговариваясь, бросились к Рихарду, чтобы заткнуть ему рот. Первое, что попалось под руку, было покрывало с дивана. Тиль тут же попытался впихнуть его в рот гитаристу, но быстро отказался от этой идеи, потому что Рихард начал отчаянно отбиваться ногами и кусаться. Пауль продолжал производить непонятные действия: сначала разорвал фиолетовую траву на мелкие кусочки, потом развесил ее на спинке стула.
- Ну вот, почти все готово. Теперь вы должны сесть на диван и закрыть глаза. Попробую начать перемещение.
Пять человек, с трудом уместившись на диване, дружно закрыли глаза. Полик взял книгу и начал что-то бормотать. С каждым словом, его голос становился все громче и увереннее. Он стоял спиной к друзьям, все его внимание было сконцентрировано на стуле. Он поднял руки вверх, выкрикнул последние слова заклинания и замолчал, прислушиваясь к тишине…
- Мы уже дома? - спросил Оливер, убирая руки от лица. Его взору предстал Пауль на фоне забаррикадированной двери.
- Не понимаю, - изрек он, - почему ничего не получилось? Я же сделал все правильно.
- Может быть, ты что-то пропустил? Или не учел какой-либо компонент? - поинтересовался Кристоф, открывая глаза.
- Тоже мне, великий маг, - заворчал вокалист.
- Нет, все на месте. Наверно, я что-то не так произнес, - Пауль вновь уткнулся в книжку. - Слава Богу, что ничего плохого не произошло, а то вы могли тут уже не сидеть!
- Ладно, хватит нас пугать. Тиль, сядь на место, - Кристоф потянул вокалиста за рукав и усадил на диван.
- Так. Надо сосредоточиться.
Пауль снова повернулся лицом к стулу с травкой. Медленно, но уверенно он начал читать слова заклинания. Кристоф вслушивался в каждое слово, стараясь уловить хоть что-то на родном языке. Голос гитариста стал звучать немного приглушенно. Кристоф попытался приоткрыть глаза, но веки стали тяжелыми. Голос Полика стал еще слабее и вскоре замолк совсем. Его голос заменил рев тысяч голосов. "Уж больно знакомый шум" - мелькнуло в голове ударника. Яркий свет ударил в лицо, Кристоф сначала зажмурился, а потом открыл глаза. Он стоял за своей ударной установкой. Глянув в сторону он увидел Флейка, недоуменно смотрящего на него…

Вырезки из газет:
…Прошел год. Концерт в Берлине до сих пор считается лучшим визуальным шоу группы Rammstein. Первое время было много споров по поводу того, как удалось осуществить столь эффектное появление группы. Один за другим участники группы возникали из ярких вспышек света. Первым появился Флейк Лоренц. Быстро войдя в образ, он начал с удивлением оглядываться по сторонам, продолжая играть вступление. Затем "из света родился" Пауль Ландерс. Многим показалось, что на его лице они заметили легкую улыбку. Третьим появился Кристоф Шнайдер, ударник группы. По какой-то причине он долго не открывал глаза, а когда открыл, с испугом уставился на клавишника. Четвертым возник Рихард Круспе-Бернштайн. Скрестив руки на груди, он внимательно вглядывался в толпу, видимо пытаясь найти там кого-то или что-то. Немного запоздав, на сцене появился пятый участник - Оливер Ридель. Последним взору фанатов предстал Тиль Линдеманн. На специально сделанных качелях он спустился на сцену с потолка, что было действительно странно: Тиль очень боялся высоты. Спускаясь, он бросал умоляющие взоры на своих коллег…


  Количество комментариев: 3

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]