Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



В тихой ночи. Лирика. В тихой ночи. Лирика.

Тилль Линдеманн – легенда мира музыки, автор текстов группы Rammstein. Его стихи проведут нас по чувственному миру, сотканному из сексуальности, любовной аддикции и рефлексии.

далее


Рассказы фанатов


"Обыск и свидание". Часть 2.

Автор: Актри Автор: Актри

Пауль сидел на телефоне. Нет, конечно, не буквально, хотя иногда и такое случалось, но в данном конкретном случае его «сидение» означало следующее: вот уже минут десять он не мог дозвониться ни до Тилля, ни до Оливера, ни до Рихарда. Шнайдер сидел рядом с ним и внимательно рассматривал журналы, в художественном беспорядке лежащие на столике. Флака был дома, Пауль дозвонился до него почти сразу. Доктор не пожелал слушать обеспокоенного ритм-гитариста и положил трубку, перед этим твердо сказав, что до окончания нового опыта он ни с кем не будет говорить, даже если наступит конец света.
Было полдевятого утра. Пауль еще вчера вечером пытался дозвониться до перечисленных выше согруппников, но никто не брал трубку. Утром он продолжил мучить телефон, позвав составить компанию Шнайдера. Телефон продолжал мучиться, но результат был нулевой.
- Куда же они подевались? – уже в сотый раз спрашивал Шнайдера герр Ландерс.
Шнайдер уже открыл рот, чтобы выдавить из себя нечто недоумевающее, но тут раздался звонок в дверь. Переглянувшись, ритм-гитарист и барабанщик встали и пошли в коридор.
Пауль открыл дверь. В следующее мгновение ему показалось, что в коридор ворвался черный вихрь. Этот вихрь, не церемонясь, схватил ритм-гитариста за руки и ноги и потащил вниз по лестнице. Услышав сзади пыхтение, герр Ландерс понял, что черный вихрь так же подхватил и Шнайдера.
Оказавшись на улице, вихрь аккуратно забросил ритм-гитариста и барабанщика в распахнутые двери черного микроавтобуса. Машина тут же тронулась, заставив Пауля и Шнайдера перекатиться к стенке.
- Нас похитили! – завопил Шнайдер. – Что же нам делать, Пауль?
- Перво-наперво, - как-то хрипло отозвался ритм-гитарист, - тебе надо убрать ногу с моей шеи!
Шнайдер отодвинулся. Пауль сел, потирая шею и оглядываясь.
- А-а-а, - заорал вдруг барабанщик и отскочил к противоположной стенке. На том месте, где ранее он сидел, вибрировал маленький сотовый.
- Алло, - взяв трубку, сказал Пауль. – Якоб? – через секунду ошалело воскликнул он.
- Что? – во все глаза смотря на Пауля, спросил Шнай.
Гитарист еще секунд пятнадцать послушал, а потом захлопнул «раскладушку».
- Да, Шнай, прав был Тиль, когда на прошлой пьянке сказал, что нам пора менять себе продюсера.
- Почему? – не понял Шнайдер.
- Потому что по нашему Якобу психушка плачет, - ответил Пауль и рассказал, что он услышал.
- Мда… - только и смог протянуть Шнайдер.

* * *

Флаке, как уже стало известно, был очень занят. Но совсем не тем, что сказал Паулю. Никаких опытов он не проводил, а просто валялся на диване и смотрел телевизор. Можно было бы еще понять, если он смотрел бы канал «Дискавери» или просто какую-нибудь научную программу. Хотя, окружающие так считали, потому что все люди – жертвы стереотипов. Вот и из Флаке они сделали какого ученого-психа, который не может просто расслабиться. Но он человек, и он может. А то, что он сказал Паулю… Ну, просто это было первое, что пришло ему на ум.
Так вот, он валялся на диване и смотрел телевизор.
Раздался звонок в дверь.
Флаке не шевельнулся.
Звонок повторился.
Флаке недовольно нахмурился.
Звонок, на этот раз более длинный.
Флаке дернул левой ногой.
К звонку прибавился стук.
Флаке дернул правой ногой и послал в сторону коридора несколько непечатных выражений.
Стук усилился, а звонок уже завывал не переставая.
Флаке медленно сел, потом встал и взял со стола толстый том энциклопедического словаря (да, стереотип, ну и что?).
- У меня просто плохое настроение, - пробормотал он, выходя в коридор.
Он честно подождал еще пять секунд, но звонок и стук не прекращались. Тогда он медленно подошел к двери, правой рукой замахнулся тяжеленным словарем, а левой быстро отпер и распахнул дверь. Книга нашла свою жертву, со всего маху приземлившись на лоб некоего субъекта в черном. Субъект, не произнеся ни звука, рухнул на площадку. Флаке захлопнул дверь и вернулся в комнату.
- Определенно, у меня плохое настроение, - еще раз задумчиво пробормотал герр Лоренц.
Только он примостился на диване, как вновь раздался звонок в дверь.
- Быстро очухался, - Флаке встал, взял снова в руки словарь и пошел в коридор.
Замахнувшись, он распахнул дверь и ударил по… воздуху. Сила инерции заставила его сделать шаг вперед, и тут на него напали два каких-то амбала и потащили вниз. Через несколько секунд он оказался в микроавтобусе.
- Флаке! И тебя тоже! – воскликнул кто-то очень знакомый сбоку.
Поправив на носу очки, герр Лоренц увидел немного потрепанных Пауля и Шнайдера.
- Слушай, ты не поверишь, что придумал Якоб! – воскликнул герр Ландерс. – Он… - тут ритм-гитарист заметил словарь, который клавишник продолжал держать. – А зачем тебе эта книга?
Флаке опустил глаза и только сейчас вспомнил о том, что у него в руках.
- Да это так, - несколько смущенно ответил он, - ничего другого под руки не попалось, когда это напали. Кстати, а кто они?
- Так я же тебе рассказываю, - взмахнул руками Пауль и начал пересказывать разговор с Якобом.

* * *

- Все взяты, - пискнул телефон. – У нас один пострадавший.
- Шнайдер наконец-то нашел нужное применение своим палочкам? – хихикнул Рихард.
Он, Оливер и Тилль сидели в кожаных креслах позади Якоба, который, судя по тому, как он постоянно оглядывался назад, был очень недоволен таким соседством.
- Последний, герр Лоренц, ударил нашего агента по голове большой книгой. У агента небольшое сотрясение мозга, он… - писк потонул во взрыве хохота.
- Ой, мама… не могу… - сквозь смех бормотал Рихард.
- А Флаке наш не так прост, как кажется на первый взгляд, - смахнув с левого глаз слезинку, усмехнулся Тилль.
- Хорошо, пустите им запись этой девчонки, - сердито гаркнул в трубку Якоб и повернулся к музыкантам.
- Ты что-то хочешь нам сказать, Якоб? – невинно воззрился на него Тилль.
Якоб поспешно отвернулся к мониторам.
- Тилль, а как прошел вечер с Александрой? – полюбопытствовал Оливер.
- Глупа, как пробка, о чем-то весь вечер болтала, а потом сбежала.
- Сбежала? – удивился Рихард. – Тиль, что ты сделал?
- Да ничего, - улыбнулся вокалист, - просто сказал, что я давно ищу себе музу.
- И что? – не понял Оливер.
- Ну, - блеснув глазами, протянул герр Линдеманн, - я потом уточнил, что для меня муза – это тот, с кого я пишу свои стихи.
В голове Якоба промелькнули тексты «Weisses Fleisch», «Heirate Mich», «Stein Um Stein» и других шедевров воспаленной фантазии Тилля и понял, почему сбежала девушка.
Комната вновь наполнилась раскатами хохота.

* * *

А в это время Пауль, Флаке и Шнайдер смотрели в телевизор, сидя запертыми в микроавтобусе.
С экрана, весело улыбаясь, на них смотрела Мадлен.
- Привет, рада вас приветствовать на программе «Обыск и свидание»! Сегодня я осмотрю ваши комнаты, а потом одного из вас приглашу на свидание. Но я не смогу увидеть вас до принятия решения, поэтому мне придется основательно покопошиться в ваших квартирках, чтобы понять, подходите вы мне или нет! Для это у меня есть мой шпионский чемоданчик, - она постучала указательным пальцем по черному дипломату. – Не будем терять зря времени, в путь!
- Мдя… - протянул Флаке.
- Вот тебе и «мдя» - передразнил его Пауль. – А ничего девушка.
- Угу, - согласился Шнайдер. - А у меня в комнате такой беспорядок, я как раз искал лейку, когда ты мне позвонил.
- Да ладно тебе, Шнай, - хлопнул его по спине ритм-гитарист, - будто бы тебе хочется, чтобы эта малолетка пригласила тебя на свидание! Да она просто в обморок упадет, когда увидит нас!
- Бедная девушка, - покачал головой Флаке. – Якоб совсем обнаглел, то раньше только нас доставал, так теперь еще за невинных людей принялся!
- Не думаю, что эта девушка так уж невинна, - усмехнулся Пауль.
- Ты знаешь, о чем я! – воскликнул клавишник.
- Да-да, конечно, - закивал герр Ландерс, косясь на словарь, который лежал рядом с Флаке.
- Смотрите! – привлек их внимание Шнайдер, - это мой дом!

* * *

- Вот и первая квартира! – улыбнулась Мадлен. – Заходим!
- Ого, - удивленно скинула она тонко подведенные брови, - какой бардак!
- Да уж, - хихикнул Пауль, - даже у меня такого нет.
- Я искал лейку, - чуть-чуть покраснев, повторил барабанщик.
- Что это? – указала на что-то Мадлен.
Камера придвинулась и наклонилась.
- О-о-о, - протянул Шнайдер, а Пауль снова захихикал.
На полу в два ряда стояли бутылки из-под пива и еще чего-то покрепче.
- Это с прошлой недели осталось, - взлохматив шевелюру, начал оправдываться Шнайдер.
- Мы то это знаем, - усмехнулся ритм-гитарист, - а вот она – нет.
- Пожалуй, я не буду это комментировать, - пробормотала Мадлен и вошла в спальню. – Ну, хоть здесь порядок. Сколько растений! – вышла он на лоджию. – Апчхи! Апчхи! Ап-апчхи! – зашлась она в чихе.
- Что у тебя там такое растет? – поинтересовался Пауль.
- Наверное, у нее аллергия на пыльцу, а у меня как раз зацвел …, - тут он произнес какое-то длинное латинское название.
- Ой, мамочки, - захлопнув дверь лоджии, Мадлен стала протирать глаза. – Извините, но я не могу тут находить, поехали в следующую комнату.
- Усе, Шнай, - усмехнулся герр Ландерс, - твои акции на нуле.

Из передачи: «Хозяин квартиры явно хорошо обеспечен, обстановка не из дешевых, но беспорядок… Хотя ладно, я это еще могу понять, сам не блюститель порядка, но два ряда бутылок навевают нехорошие мысли. Да и еще его растения, на которых у меня аллергия… Не знаю пока, но у меня еще есть две комнаты!»

- Поезжайте ко второму дому, - сказал Якоб в трубку, пытаясь заглушить бурное обсуждение сзади.

* * *

- А это мой дом, - констатировал Пауль, когда камера вновь включилась и показала Мадлен.
- Поднимаемся? – подмигнула она и вошла в дом.
- Ну, надеюсь, у тебя нет растений, - с этими словами она открыла дверь квартиры.
Шнайдер нахмурился и отвернулся от телевизора.
- Симпатично, - кивнула она. – Сам все обставил?
- Нет, жена. Бывшая, - усмехнулся Пауль.
Мадлен прошла в комнату.
- Так, а здесь что такое? – она указала на столик. – Это же порно-журналы!
- Если бы ты не обчихалась в комнате Шнайдера, то и у него заметила кучу подобной макулатуры, - ничуть не смутился ритм-гитарист.
- А живых девушек тебе не хватает?
Тут уж захихикал Шнайдер.
- Хватает, не беспокойся, - чуть сощурившись, буркнул Пауль.
- Гитара, это круто, может, потом сыграешь мне что-нибудь?
- Ну нет, так просто ты мои мелодии не услышишь, - покачал головой герр Ландерс, лукаво улыбаясь
- Ой, кажется, кто-то пришел, - прошептала вдруг Мадлен и поманила камеру в зал.
- Ты кого-то ждал? – поинтересовался Шнайдер.
- Да вроде бы нет, - задумался ритм-гитарист. – Но ключи есть у Эмиля.
- Вы кто? - на экране появился очень удивленный молодой парень с красивой густой шевелюрой.
- Эмиль, - кивнул Пауль.
- О-о-о, - протянула Мадлен, которая явно растерялась, - понимаете, мы…
- Или отвечайте, или я вызову полицию! – нахмурившись, отрезал Эмиль.
- Не надо! – испугалась Мадлен. – Мы из «Обыска и свидание». Мы…
- Откуда? – поразился герр Ландерс-младший.
- Есть такая программа на MTV, - зачастила Мадлен, но Эмиль перебил ее.
- Ах вот как? Знаете что? Я хорошо помню, как MTV не давала жизни моему отцу и его друзьям, так что извините, но валите отсюда! – он стал активно теснить камеру и девушку в коридор.
- Но, послушайте, - пыталась что-то возразить Мадлен, но уже оказалась перед закрытой дверью. – О чем это он? – удивленно посмотрела она в камеру. – Ты что, какая-то знаменитость?
Она немного постояла, закусив в раздумье нижнюю губу, а потом двинулась вниз по лестнице.
- Что это с ним? – удивился Шнайдер. – Эмиль всегда такой вежливый.
- Его девушка бросила, - вздохнув, ответил Пауль. – Вот он и ходит расстроенный и злой.

* * *

«В принципе, мне понравилась квартира, хотя насторожили журналы, но, если задуматься, то у всех лиц мужского пола они есть. Но этот парень… Если это сын хозяина квартиры, то мне подсунули какого-то старика! Да еще и странного, знакомого с MTV… Ничего не понимаю…»

- Осталось немного, - пробормотал Якоб.
- Чего-то Эмиль какой-то нервный, - покачал головой Оливер.
Рихард хотел что-то ответить, но тут в комнату ворвался какой-то мужчина.
- Вы понимаете, что творите?! - заорал он на бедного Якоба. – Кто впустил в квартиру этого идиота? Он мне все шоу испортил! И девчонка стала догадываться! Я бы этому пацаненку шею свернул! Нет, как ты допустил, что…
Вошедший неожиданно осекся, ощутив у себя на плече тяжелую руку.
- Я советую вам взять свои слова обратно, - тихим, не предвещающим ничего хорошего голосом, сказал кто-то сзади.
- Да как вы смеете! – взвизгнул мужчина. – Я…
- Что? – спросил Тилль, посмотрев прямо ему в глаза.
- Я… - подавился мужчина, - ничего… я так…
- Вы берете свои слова обратно? – спросил кто-то другой.
Мужчина, скосив глаза, увидел еще одного мужчину - с прической-ежиком. Человек серьезно смотрел на него.
- Да… да, беру… - загипнотизированный взглядом глаз с белыми линзами, пробормотал мужчина.
- Можете идти, - милостиво бросил Тилль и убрал руку. Мужчину как ветром сдуло.

* * *

- Остался ты, Флаке, - бросил Пауль.
- Что? – не понял клавишник, оторвавшись от словаря. Все это время он не следил за тем, что происходит на экране, а погрузился в свои мысли, автоматически перелистывая страницы.
- Смотри, - кивнул ритм-гитарист на экран, где герр Лоренц увидел свой дом.
- Ну, вот и последний дом, - улыбнулась Мадлен, - наше приключение подходит к концу.
- Скорее бы уже, - буркнул Шнайдер, - мне не хватает свежего воздуха.
- Входим в третью квартиру, - Мадлен отрыла дверь.- Как много книг! – ахнула она, увидев шкафы, закрывавшие стены.
- Мда, Флаке у нас профессор, - кивнул Пауль.
- Книги, книги, книги, - бормотала девушка. – И здесь тоже! – она зашла в спальню. – Да ты книжный червь!
Пауль и Шнайдер прыснули, а Флаке нахмурился.
- Все так аккуратно, прибрано, нигде ни пылинки…
- Утром приходила уборщица, - прошептал клавишник. – А где мой синтезатор? – вдруг воскликнул он, когда камера показала тот угол комнаты, где обычно стоял этот предмет музыцирования.
- Украли! Говорил я тебе, не ставь дом такую навороченную модель! – скрывая улыбку, сочувственно похлопал Шнайдер герра Лоренца по плечу.
- Давайте посмотрим, что у нас с одеждой, - Мадлен подошла к шкафу. – Ты высокий, это точно. Хм, ничего костюмчик мне нрави… А это что? – она указала куда-то внутрь. Камера пододвинулась, и перед зрителями оказался концертный костюм Флаке в туре Reise Reise.
Пауль и Шнайдер захохотали, Флаке остался внешне невозмутим.
- Э-э-э, я, конечно, все могу понять, но это… Ладно, - тряхнула волосами Мадлен, - пойдемте, мне пора принимать решение.
- Молодцы, парни! Мы все показали себя с лучшей стороны! – воскликнул герр Ландерс, когда экран телевизора погас.

* * *

Из передачи: «Квартирка ничего, сразу видно, что хозяин очень умный… или прикидывается таковым. Но этот костюм… У меня прямо слов нету… Но мне пора выбирать кого-то одного, и сейчас я серьезно задумаюсь над этой проблемой».

- Слушайте, у меня идея, - наклонившись, прошептал Рихард.
- Какая? – заинтересовался Тилль.
Оглядываясь на Якоба, который в это время отдавал указание везти музыкантов в дом Мадлен, лидер-гитарист высказал свой замысел. - Отлично! – кивнул Оливер, а Тилль кровожадно потер ладони.

* * *

- Вот и свежий воздух! – глубоко дыша, сказал Шнайдер, пока Пауль и Флаке разминали немного затекшие ноги.
- Ладно, пойдемте, - позвал друзей ритм-гитарист. – Чем раньше закончим, тем раньше освободимся.
Музыканты поднялись на восьмой этаж (лифт, по закону мирового свинства, не работал) и вошли в квартиру девушки.
- Ой, - только и смог сказать Шнайдер, оказавшись внутри.
- Да-а-а, - протянул пораженный Пауль, а Флаке просто молча осматривался.
Стены были черные, мебель была обита черной кожей, стол и стулья были из черного дерева. С потолка (тоже черного) свисала витая люстра, укрытая черной прозрачной тканью. На стене, напротив музыкантов, была нарисована красной светящейся краской большая перевернутая пентаграмма. В шкафу виднелись какие-то странные металлические предметы и… несколько комплектов блестящих ножей. - К-к-куда они н-нас пр-при-привезли? – заикаясь, спросил Шнайдер.
- Слушайте, пошлем эту девку и эту программу, - предложил Пауль, зачарованно рассматривая ножи, - давайте мотать отсюда!
- Согласен, - кивнул Флаке и двинулся в коридор.
- Ага! – раздался до боли знакомый возглас, и из коридора показались Рихард, Тилль и Оливер. Герр Линдеманн и герр Круспе держали связанного Якоба, рот которого был заклеен скотчем.
- Не думал, что когда-нибудь скажу это, но я так рад вас всех видеть! – воскликнул Пауль.
- Мы тут подумали, - сказал Оливер, осматривая комнату, - что у Якоба совсем нет личной жизни, в отличие от нас. Вот и решили заменить вас троих одним им.
- Прально! – обрадовался Шнайдер!
Музыканты оставили мычащего Якоба и быстренько смотались из этой странной квартиры.

* * *

Вечером, поделившись друг с другом впечатлениями о двух долгих днях и пообсуждав, что же сейчас происходит с Якобом, группа замолчала, расслабленно потягивая пиво.
- Ой, - вдруг дернулся Рихард и расплескал по белой рубашке пиво. Цвет его лица с обычного изменился на серый, на красный, на светло-синенький, потом на нежно-сиреневый, и, наконец, принял благородный очень бледный оттенок.
Группа с большим интересом наблюдал за этими метаморфозами, а потом Пауль спросил:
- Что случилось?
- Я тут вспомнил, - медленно ответил лидер-гитарист, - помните, когда мы сидели с Якобом, ему позвонил какой-то человек, а Якоб сказал что-то насчет цикла программ?
- Ну да, - кивнул Тилль, - это он про «Обыск и свидание». Мы же в двух программах снялись.
- А я вот подумал, что под циклом он имел ввиду цикл программ с нашим участием, которые идут на MTV. Это «Уроки соблазна», «Свидание вслепую» и еще много подобной гадости…
Теперь уже Тилль, Пауль, Оливер, Шнайдер и Флаке стали менять цвет и обливаться остатками пива.


  Количество комментариев: 15

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]