Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



Сегодня День рождения мира Сегодня День рождения мира

Вам когда-нибудь хотелось проехаться гастрольным туром вместе с любимой группой хотя бы в качестве наблюдателя? Благодаря этим мемуарам ваша мечта наконец-то сбудется!

далее


Рассказы фанатов


Reise, Reise nach Moskau

Автор: die helle Seele Автор: die helle Seele

- Ооох!.. Ууууй!... Мм… Тьфу, где я?...
Гитарист группы Раммштайн Пауль Ландерс проснулся часов в семь утра по московскому времени в очень-очень тяжёлый день. Понедельник. С закрытыми глазами он судорожно начал натягивать на себя одеяло, стараясь завернуться в него, укутаться и спокойно похрапывать дальше. Но сознание Полика наполовину проснулось, и в голову начали лезть туманные вопросы: «Ну что тут так жёстко?… башка болит… вот мерзость, почему холодно?» - Ну а вот здесь герру Ландерсу не стоило удивляться. Холодно, конечно. В России зимой всегда холодно. Москва встретила своих героев, может, и не сибирскими морозами, но согласитесь, в Германии теплее.
- Ха-ха-ха!! JA! Coca-cola, Wonderrrrbrrrra! Amerrrika! Всё-всё, последняя!.. - громко раздался из соседней комнаты припев всем известной песни, перебиваемый плеском пенящейся жидкости. А к этому ещё прибавились какие-то смешки и беглая немецкая речь.
Голова Пауля неохотно и очень медленно высунулась из-под одеяла. Он, с опухшим лицом, был похож в тот момент на тугосоображающего хомячка, который не очень-то и понимал, что тут собственно происходит, кто там такой до боли знакомым голосом орёт, а если сейчас утро, то почему тогда не играет на центре «ABBA», которая призвана служить будильником в доме гитариста.…А может он не дома? (Не слишком странный вопрос для человека, которому захотелось «отдохнуть нормально» накануне вечером!) Благо, ассоциации и память Полика совместными усилиями смогли сделать следующие выводы:
- …Тилль…ага, тут Тилль…значит…водка!…ой, нет! Раммштайн!!
Убедившись в правильности вывода, что-то вспомнив и успокоившись, Пауль с силой дёрнул одеяло на голову. Хотя, одеялом эту простынку трудно было назвать. Но, похоже, Раммы сами так захотели и включили в список требований к гостинице вместо одеял простыни. И их можно понять, ведь концерт в Москве-2004 был ох, каким жарким! Ну и кому после этого, всему в ожогах, захочется париться под одеялом? Разве только Паулю, который чудом остался невредим, чего нельзя сказать о других участниках группы. Но пока герра Ландерса не интересовало ничего, кроме сна. Сквозь дремоту, но он был готов убить Тилля, если бы тот ещё раз рявкнул или весело хрюкнул…

За окном было темно и холодно. Небо готовилось к рассвету… Тишину нарушал лишь шум машин. Особо занятые москвичи уже спешили на работу, и большей их части даже дела не было до того, что здесь, в этом номере, достаточно основательно расположились, заполнив зря пустующее пространство номера, кто чем: и носками, и дезодорантами, любимыми шапочками и многим другим, бешено великие и не менее ужасные немцы. Но это не надолго!..
- Ah-hoi!! Reise…!!
- Уберите его от окна! Шнай, помоги!
Удивлённые прохожие, пробегая мимо, прилипали взглядами к окнам. Но ничего особенного они не увидели, потому что Крис и Рихард очень оперативно, хоть и с большими усилиями, сумели затащить Тилля в комнату, причём, Рихард поклялся никогда больше не готовить пончики… и теперь оттуда, закрывая ставни и улыбаясь, на зевак глядел Шнайдер.
- Крис! Ну, вот что ты радуешься? Он же на ногах не стоит! Вот сейчас бы упал туда и!..
- Э не, Христиан! Я на ногах стою! Да я бы и не упал! Хе, подумаешь, из окна высунулся да строчку из песни спел, чего такого? Зато теперь та прекрасная фуксия в таком коричневом горшочке из цветника Шная - моя! Спор есть спор! Я условие выполнил, значит, приз мой! - довольный Тилль плюхнулся на диван. - А поесть что-нибудь есть?
- Ой, дурдом!! - послышался вздох Флаки.
А Дум, глядя на Рихарда, кромсающего колбасу для бутербродов, вспомнил свою сестру, которая до смерти обожает ту самую фуксию, и улыбка сразу же покинула его лицо... Глаза Шная мгновенно расширились, потом он с ужасом прищурился и вздрогнул.
- Тилль, я требую реванша! – в растерянном состоянии проговорил барабанщик. - Ставлю мой собственный мини-виноградник!
Христиан в некотором испуге глядел на друзей сквозь свои очки и не понимал, шутят они или нет.
- Хорошо, Шнай! Я согласен. Если выиграешь, получишь мою фуксию… А вот если проиграешь, хе-хе, то виноградничек мой!
Это заключение Тилля порадовало Дума и он начал соображать, что бы такое придумать для их пари.
Конечно, у каждого свои интересы, но тут, как показалось Флаке, попахивало белой горячкой:
- Ну, нет! Совсем ошалели что ли?! Рих, ты, когда группу собирал, где этих ботаников отрыл?
- Ботаников, говоришь? Гааагаагаа! Да, Рихард, хороший вопрос: где ты этого ботаника отрыл? - съязвил довольный начинавшимся днём Тилль.
А Христиан, на себе испытавший состояние белой горячки, убедился, что Линдеманн всё же ещё не дошёл до такого состояния. Вывод успокоил клавишника и он, ухмыльнувшись, повернулся к Бернштайну, послушать, что тот ответит.
- Ой, ну что вы пристали? Вы на рожу мою гляньте! Кошмар! Пойти, что ли попудри.…Да ничего смешного! Пора завязывать с этими пьянками, я то я совсем поплохею… - видя ждущие ответа на поставленный вопрос лица, Рих немного повеселел и сказал:
- Если интересуетесь ботаниками, то вам к Паулю! Это ж, сколько зубрить надо, чтоб русский язык знать!?..
Флака, в некоторых моментах считавший себя ботаником всех времён и народов, смутился. Чувство достоинства заставило его потянуться к сумке, где лежал на всякий случай взятый с собой русско-немецкий словарик.
- А! А я думаю, что это так тихо? - Шнайдер вспомнил, что после ночной гулянки Полик еле стоял на ногах, и им пришлось тащить его в гостиницу на себе. После делёжки кроватей получилось так, что гитарист должен был остаться с Тиллем в одной комнате.- Тилль, ты где Пауля посеял? Все уже давно встали, а он дрыхнет до сих пор!
Глотнув ещё шампанского в целях борьбы с последствием гулянки, Тилль прищурился:
- Я придумал. Это насчёт Пауля и твоего реванша! - вокалист выложил барабанщику условия пари, а Рихард с Флакой только удивлялись скромняге Тиллю, в чью голову пришла такая идея, и в какой-то степени сочувствовали Шнаю, поскольку оба уже хорошо знали Ландерса, а он был не последней фигурой в этом реванше.

Солнце понемногу вставало из-за горизонта. Пауль дремал, но всё же видел какой-то странный сон, где он жил в Москве и в этот момент находился на скамье подсудимых на заседании парткома!
Испуганный, несчастный, он не понимал, чего от него хотят. В большом красном зале, на красной стене висел портрет Ленина с надписью «Fucking revolution!» А рядом висел большой плакат группы Раммштайн, оклеймённый свастикой, с надписью: РАММОБОИ.
- Национальность?
- Белорус… – сам не понимая, что он говорит, пролепетал Пауль.
- Что ж, товарищ дорогой, как же это получается, что вы, являясь почётным членом партии Раммобоев, позволили себе воспевать вождя F.r. в песне про столицу нашей родной Германии - Москву! К тому же, ваша национальность.… Как объясните?
- Призрак социализма всегда со мной! – гордо заявил Пауль.
- Заседание объявляется закрытым! Подсудимый приговаривается к расстрелу!
…Вот бедный Ландерс стоит у стены, на него направлено дуло пистолета…

Но, к сожалению, Шнайдер всего этого не знал, да и как он мог знать? Ему и голову не могло такое прийти. Он спокойненько пробирался к гитаристу, думая о своём пари, то есть об идее, придуманной Тиллем. И вот дверь в небольшую комнату с двумя кроватями, прочей гостиничной мебелью, ну и собственно с Паулем распахнулась…
- Ага! Ещё одна жертва огня и вчерашнего фейерверка?!!! - оттарабанил Шнай свой боевой клич, хитро улыбаясь и одним рывком влетая во владения спящего, и всё ещё тщетно пытающегося согреться гитариста. Убедившись, что жертва на месте, Крис решил, не останавливаясь совершить задуманное.
-Bang! Bang! - под этот истошный крик Шнай обрушил на Полика два ведёрочка со льдом, которые специально притащил с собой.
- Ааай!! Наайн!! Битте! – и именно в этот момент в подсудимого Пауля во сне выстрелили. Герр Ландерс вскочил с кровати, вмиг проснулся, а, увидев перед собой Шнайдера, просто рассвирепел:
- Дум!! Сволочь, мать твою! Ты что ж творишь, бррр?
Он, как укушенный осой, дёргался, махал руками, стряхивал с себя все кубики льда, попавшие на его незащищённое, замёрзшее тело. Чихнув и запулив в обидчика подушкой, от которой Крис еле успел увернуться, явно не ожидая такой бурной реакции, Пауль медленно поднял голову вверх, потому что на него оттуда что-то дуло…
- А! Эсесовцы!! - заверещал несчастный Пауль. Кристоф решил немедленно удалиться и вылетел из комнаты. Прямо следом за ним, громко матерясь, в гостиную их номера вбежал Пауль. Здесь он, как и ожидал, увидел всех своих согруппников.
Конечно, Пауль не злой, просто во сне его почти убили…
Поэтому Полика распирало от злобы. И он, собрав воедино свои знания русского языка, не останавливаясь ни на минуту, так обложил друзей матом, что Шнай даже улыбнулся, видя эффект проделанной работы и понимая, что Тилль таки проиграл пари! Дум не только сумел разбудить Пауля, но ещё и разозлить его. А значит, теперь сам Крис не станет подобием той колбасы, которую резал Рих, при встрече с сестрой! Теперь и фуксия опять принадлежит ему и мини-виноградник!..
- А теперь по-немецки, пожалуйста! - всё-таки попытался усмирить пыл гитариста Флака, уже давно изучивший нрав Пауля.
Бунтовщик яростно хрюкнул и продолжил:
- Вы что, ополоумели? Какой тварь меня угробить вздумала?! А? И какой козёл кондиционер над моей кроватью включил??! Отвечать!!
- Ну я, - с серьёзным видом, пережёвывая батончик «Натс», сказал Тилль. Он успел уже за это время выпить достаточное количество шампанского и поэтому, расплывшись по дивану, выглядел угрюмо. Да к тому же пари проиграл.
При виде большого и страшного Тилльхена, Паулю вспомнился его кошмар, Раммобои, свастика… Его аж передёрнуло. Всё негодование гитариста исчезло. «Да и какая разница, кто включил кондиционер?» - заговорил внутри Пауля инстинкт самосохранения.
- А... ну я пошёл… тогда, - Ландерс повернулся и хотел уйти от греха подальше.
-Да ладно тебе, Пауль! - оторвавшись от русско-немецкого словарика, произнёс Флака.- Никто на твоё здоровье не посягал! Просто жарко всем, ну ожоги, понимаешь? Вот мы и включили кондиционер! Вчера ведь, когда после бара сюда доползли, тебя в одной комнате с Тиллем положили…
- А я, между прочим, вчера на сцене душ из фейерверка принимал! - кинув на столик последний фантик от «Натс», и укладываясь полностью на диван, пробасил Тиллька. Ему уже захотелось спать, хотя весь город только-только просыпался.
Объяснения звучали убедительно, но Полику всё же не понравилось то, как его разбудили, да и голова ещё болела!
Он хмуро осмотрел комнату. Тилль на диване, Флака напротив него в кресле, со словариком. Шнай вытаскивает из холодильника лёд, а Рихард курит, сидя на подоконнике.
Мысли гитариста начали понемногу проясняться:
«Ну надо же, вчера до 4 часов утра в стриптиз баре гульбанили, а они все уже на ногах! Ну ладно Тилль, он как всегда с бутылочкой заныкался в укромный уголок и аллес нормалес!! Но эти!! Флака до чёртиков нажрался и давай орать: «Пустите! Они ничего не умеют! Да пусти ты меня! Я им сейчас покажу, как надо танцевать! Шест? Какой шест? Да плевал я на этот шест! Я и на шесте умею! Пусти!»
Риха тоже, сначала всё коньячку, ликёрчику… «ой нет, спасибо, это я не ем», «ой нет, не надо, а то у меня рубашка новая»…А потом? Напился как сапожник последний! Даже ногти мне умудрился накрасить! И как я его за это не убил, не знаю?!
А Шнайдер? Вспомнить страшно! Ну какой чёрт меня дёрнул в это заведение гитару притащить?! Ох, помню, как ударил я спьяну по струнам, как заорал: «Buck dich!!! Та-та, та-та, та-та, та-да-да-та!!!» Ой, Шнай как начал лупасить по столу тем, что в руки попало!.. А кто-то ещё заорал тогда: «Прекрати, псих, больно!» И что это он выпил вчера такое?»
«Сладкие» воспоминания Пауля вдруг прервал тот самый Шнайдер:
- Слушай, Пауль, а что ты сегодня злой-то такой? - открывая баночку с колой, спросил он.
- Да вот сообразить пытаюсь, как это вы так быстро оклемались? Да и где вообще Оливер? Спит что ли? Он-то вчера не буянил, так как некоторые!
- Просто Якоб кого хочешь оклемает, - ухмыляясь и гася сигарету, сказал Риха. - С самого же с ранья растрезвонился, разорался.… Ну а Оливеру, как самому трезвому, пришлось отдуваться! Он сейчас на какой-то фотосессии, что ли… Слушай, Полик, а ты это, не обижаешься на меня за вчерашнее, а? А то, как бы, средства для снятия лака-то у меня и нет… - Рихарду вдруг стало совестно за содеянное, возможно, оттого, что уж очень несчастным выглядел его товарищ.
Но пока Ландерс ещё не успел осмыслить сказанное лидер-гитаристом, Шнайдер решил одновременно спасти великодушного Риху от русского мата и успокоить маленького, но очень страшного в гневе Пауля:
- Есть-то будешь? Нам ещё вчера, как заказывали, менеджер гостиницы колы, льда, шампанского, батончики «Натс» доставил… а ещё бутерброды есть, Рихард состряпал…
- Шампанского?? – приятному удивлению Ландерса не было границ. Он даже забыл про то, что ему теперь придётся ходить с крашеными ногтями не известно сколько времени. - А, вот это вы значит, как оклемались? - Пауль оживился и стал искать глазами желаемый предмет, легко и непринуждённо улыбаясь, в предвкушении приятных минут.
А Шнайдер только покачал головой, глядя на рыскающего по комнате Пауля.
- Спасибо, Крис! - благодарно улыбнувшись, сказал Риха. Но, видя, как барабанщик шарит по столу, разгребая одни фантики, смятые салфетки и пустые банки из-под напитков, он добавил:
- Шнай, давай я сейчас докурю и пойду тебе мой фирменный завтрак сделаю?
Ответ был понятен без слов.

- Да что же это такое, Флака, ты шампанское не видел? - спросил Пауль, устав искать.
Но тут, мирно дремавший на диване Тилль, со своим «рыльцем в пушку», вмешался:
- Не, Пауль, ты это шампанское не пей, оно плохое. Я уже продуге… продегу… продегустировал!
- Ага, ну-ну, продегустировал он! Мне бы так дегустировать, каждый день! - с издевающейся ухмылкой в адрес Тилля проговорил Флака, в который раз отрываясь от словаря.
- Это называется: с утра принял и весь день свободен! Правда, Тиллюш? - вкрадчиво пропел Рихард и, спрыгнув с подоконника, отправился кулинарить. По пути он ободряюще похлопал Полика по плечу.
- Да блин, всегда так! Ладно, ну вас… давайте тогда уж что ли бутерброды. С колбасой, я надеюсь? - Пауль вопросительно посмотрел вслед Рихарду, потом повернулся к Шнаю, но тут его взгляд снова перепрыгнул на герра Линдеманна:
- Или может Тилль колбасу тоже продегустировал?!
- Не приставай к нему, Пауль. Видишь, как он страдает. А нам ещё сегодня на раздачу автографов идти и на этот их МТВ! Якоб же звонил! Наш Райзе золотым стал! Вот на торжественное вручение тоже сегодня идти, - Флака поднялся с кресла.- Бутерброды вон лежат. Я сейчас приду и расскажу тебе, что он тут утром вытворял, пока ты спал!
- А ты куда? – схватив блюдо с родным названием, Пауль плюхнулся в кресло.
- А за льдом. Меня Тилль вчера чуть не спалил из своего огнемёта! Шея прямо огнём горит!
Тилль, уже успевший надвинуть на нос тёмные очки, как будто пытаясь спрятаться ото всех и в одиночку пережить мучения похмелья, вдруг, услышав упрёк в свою сторону, возразил:
- Хе! Конечно, а то ты думал умный такой: спрятался от меня наверху со своим агрегатом и всё? А мы тут внизу должны отдуваться? Неет! Всё должно быть честно! - всё выпитое шампанское ударило вокалисту в голову, и он растянул губы в улыбке. - Вот следующий раз надо в этот котёл Оливера посадить, потом Шная, потом…
- Ай ты какой, Тиллёк! Как же мы теперь на улицу с этим борцом за добро и справедливость выйдем? - Пауль подпёр ладонью подбородок и умилённо посмотрел на Шнайдера.
- Не знаю,- ритмично потрясывая головой и, постукивая пальцами по спинке дивана, на которую он опёрся, а также пережёвывая бутерброд, который он нашёл, ответил Кристоф, - ну, нас сколько? Четверо без Пончика? Вот мы его и загородим своими мужественными спинами, а там, как Бог пошлёт!
- Кто пошлёт? Не надо меня посылать, я сам кого хочешь пошлю! - Тилль слегка дремал, но за разговором следил.
- Пошли отсюда, Пауль, пусть он хоть немного поспит, а то и правда на улицу не выйдем! Ну, как там мой фирменный завтрак?- слышался удаляющийся голос Шная.
- Пауль, возьми там, на кресле, мой словарик и дверь закрой, - попросил Флака.
- Ну, вы мне расскажете, наконец, что там у вас утром было? Ой, а мне такой сон приснился! Ужас! - это была последняя фраза, которую слышал Тилль. Он крепко заснул.

* * *

- Ой, устал я! Отдохнуть бы надо.
- В морге отдохнёшь!! Ха!
- В каком морге?! Вечно ты со своими шуточками идиотскими!!
- Да чего ты испугался-то? Я ж не буду тебя убивать! Это к Тиллю!
- Не слушай его, Флака, сейчас мы отдохнём! Эх, Россия-матушка! Тут такой квас делают! Но я пива хочу! Целую бочку выпить могу!..
- А сок здесь делают? Надо же всё-таки здоровый образ жизни вести. Вот вы всё пьянствуете, так от вас все жёны и ушли!
- Да кому они нужны, твои жёны? Дети - цветы жизни! Уж я-то знаю.
- А вот мне всё интересно, большой у тебя букет-то?
- Гы-ыы… Ну, как сказать…
- Да ладно, не напрягайся. Я просто всё это к тому веду, что если уж всё прекрасное в жизни можно назвать цветами, то я сам цветок!
- Ага, цветочек, от которого за километр сигаретным дымом несёт! Хе-хе!
- Ну вот, Флака, слышишь? А ты ещё говоришь, что это у меня шуточки идиотские!
- Так, Шнай, сдаётся, это был камешек в мой огород?
- Ну…
- Да ладно, хватит дурью маяться! Пауль, перестань Шная пытать, а лучше пойди-ка, узнай вон у тех фройляйн, где мы сегодня сможем нормально отдохнуть! Я ж говорю, устал жутко!..
- А давайте, лучше я пойду!
- Не-не-не! Ты, дорогуша, не знаешь самого главного в этом деле!
- Кто? Я? Да я спец!… - тряхнул «бешеным ёжиком» Рихард.
- Ты, РихардИК, не знаешь русского языка!
- Что? Ты как меня назвал?! Эй, куда без меня намылился?
- А ты ему за это гитару расстрой! Или струны поменяй! А ещё лучше сразу…
- И ведь не зря говорят, что в тихом омуте черти водятся! Это я не про себя сейчас. Хе-хе.… Не ожидал я от тебя такого подстрекательства, мой длинноногий друг.
- Эй, вы, тихо! Я не слышу, что он им говорит!
- Всё-то тебе надо знать!
-Да, я такой!- поправляя очки ответствовал Флак.

- Здрасьте! А я есть нэмного говорить по-русски, ja!
- Слышь, подруга, а чевой-то он два раза «я» говорит? Он что, нерусский?
- А хоть бы и нерусский! Вот у нас в деревне…
- Да ты чего?! Это же тот, что на сцене возле нас сегодня с гитарой скакал!
- А! Точняк, девчонки! А вон и остальные стоят, на нас смотрят!
- Ой, а мне, знаете, вон тот карапузенький понравился!..

- А… я хотеть спросить вас повести меня… scheisse!… где можно отдохнуть…

- Я так поняла, в общем-то…только, что такое шайзэ? Это его зовут так?
- Какая разница! Надо ему что-то ответить! Кто-нибудь что-нибудь знает?
- Я знаю! Sehr gut!

- A, schoen! Sie sprechen Deutsch! Doch warum haben Sie nichts gesagt? Gut! Ich moechte jetzt…also…zum Beispiel, in einem Klub fahren!
- Эй, ты что ему такое сказала, что его эвоно как понесло?!
- Да ведь ничего особенного ещё и не сказала!
- Ё моё, дайте я скажу! - Эй, минуточку, херр! Мы руссише ист! Дойч - полный нихьт! Ферштэйн?
- Слушай, Маш, вот это ты шпаришь! А мы-то и не знали…

- А, я понимать… Тогда…

- Ага, девочки, я вас везде ищу! Собираемся быстренько! А ну слушаться директора! У нас ещё мероприятие в баре запланировано!... А это что за...
- Да не кричи! Это же гость из Германии! Группа!
- А! Ой, извините, не признал, не признал… А знаете что, дорогой герр… как вас по отчеству?.. в общем, не хотите ли заглянуть в наше милое заведение? Ммм… танцен, тринкен…

- ДА!

* * *

- Что-то я не слышу криков восторга! А? Ну, неужели вы не рады тому, что мы сейчас едем в бар в компании этих трёх прекрасных фройляйн!..
- А кто тебя просил того жирного типа цеплять? Бедный Рихард не знает, куда от него деться! А чего доброго он и ко мне пристанет!
- К тебе? Какая у тебя высокая самооценка, Флак!
- Пусть он ко мне пристанет! У меня удары отработаны! Я ему так треснуть могу по барабану!
- А в бубен можешь?
- Да хоть в набат!
- Опаньки, приехали!
Пятеро статных маннов косяком рассекли пространство от автомобиля до входа в стрип-бар «Мишка косолапый», словно орлы… за ними семенили три «трясогузки», а «жирная утка» так и норовила прилипнуть к полюбившемуся орлу из косяка.

* * *

- Тышь-тыдышь-тышь-тышь-тыдышь! - радовалась хорошему отдыху нетрезвая мордочка славянской наружности. - ТИИИЛЬ! Ну ты чего там засел! Долго ещё ждать-то?! Ну невтерпёж уже!! Вон ребята даже скачут в нетерпении!! Вставай!.. Все выпить хотят, только тебя ждём! Что ты тут один-то расселся? Как ты этот неприметный столик-то нашёл? Его и не видно в темноте!
- Не кричи! Я думаю! – важно отвечал незаметно присоединившийся к «танцен и тринкен» по звонку товарищей Тилль.
- Что?!
- Пауль, посмотри на нашу жизнь! Студия, репетиции, записи, новый альбом, турне, съёмки…студия, репетиции, записи…
- Ну я понял! А дальше что?
- Вот я и думаю, что дальше?..
- Бр! Не путай меня! Пошли отрываться! Я гитару принёс, сейчас замутим что-нибудь! Да, кстати, ты же даже с пионерками не познакомился! Пойдём, хоть сфотографируешься с ними, а то Рих уже и так во всех ракурсах.
- Да? А тот мужик сгинул уже?
- Да, без проблем!

В центре зала, в ярком свете за столом сидели все раммы, уже навеселе… сюда же подошли три пионерки:
- Маша.
- Даша.
- Глаша.
- Очень приятно, Тилль.
- А знаете, девочки, - произнесло довольное, раскрасневшееся лицо в очках,- ваши танцы, они, на мой взгляд, мягко говоря, не катят! Пауль, переводи! Я словарик не взял! Вот я…
- Флака, опять ты за своё! Ну сколько можно!
- Э-э, куда? Ребят, держи его!
- Ну я же как людей вас просил ему не наливать!
- Ой, Господи, вот позор-то!
- Давай Флакон! Энергичней, энергичней!
- Пауль, ты что там орёшь? А!! Так это ты ему наливал!!! А я-то ещё с тобой за одним столом «Бюк дихь» пел!.. Рих, а ты чего по карманам шаришь?
- Хе-хе! А у тебя помада есть?- «ёжик» был совсем пьяным…
- Что?? -Тогда я буду мстить Паулю своим лаком для ногтей!..

* * *

И вот все шестеро, полным составом, после автограф-сессии, после похода на МТВ, снова собрались в своём номере.
- Ой, как нас тут любят!- расплывшись в улыбке, произнёс Пауль.
- Да! И все что-то говорят, говорят! Запрыгивают, почти одежду рвут! - Рихард закатил глаза, довольный таким успехом.
- И всё-таки, немного агрессивные, - добавил Оливер.
Вдруг, как снег на голову, в комнату заявился Шнай:
- Эй, ребята! Сколько сейчас время?
- Шесть, а что?- ответил Флака.
- Что-что! Продолжение банкета! Нас пригласили на одну вечеринку!.. - Шнай радостно взмахнул листочком с адресом того места, куда они сейчас, скорее всего, направятся.
- Ну, что я говорил, Россия – это праздник! - тут Пауль вскочил, оправился, радостно сверкнул глазами и выжидающе посмотрел на остальных.
- Ох, и достанется нам опять от Якоба! - медленно поднимаясь, запричитал Олли, - но завтра утром я за всех один отвечать не буду!
- Да расслабься. Что может быть бесшабашней, чем Райзе Райзе нах Руссланд! – добавил Тилль и, выходя последним, закрыл дверь.


  Количество комментариев: 10

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]