Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



Нож. Лирика Нож. Лирика

Сборник составлен из стихотворений на двух языках, немецком и русском, а иллюстрации на разворотах выполнены Дэном Зозулей.

далее


Рассказы фанатов


Спасение.

Автор: Волчица 13.10.2002.
Авторы: Волчица


От автора: Все это повествование, от начала и до "хеппи энда", сплошь состоит из фантастических и выдуманных событий. Взять, к примеру, год, в который, по прогнозам ученых, астероид должен будет врезаться в Землю. 2019. Сколько лет будет участникам группы Rammstein? По крайней мере, самому старшему из них - Тиллю - будет никак не менее пятидесяти девяти лет. Возраст, в котором не только концерты нельзя давать, но и вообще лучше сидеть дома на пенсии и доживать свои дни в спокойствии и уюте. Впрочем, чего уж не бывает в наших фантазиях? Итак, переносимся на 17 лет вперед и видим перед собою группу Rammstein такими, какие они есть сейчас - молодыми и полными энергии, готовыми радовать глаза поклонников своим внешним видом и восхитительным огненным шоу…

14 марта 2019 года.

Пауль медленно прохаживался перед домом, ежеминутно бросая взгляд на часы. Ворча себе под нос что-то наподобие: "Черт бы их побрал", он присел на скамейку и замер, не отрывая взгляда от дороги. Он ждал. Он ждал, что вот-вот за поворотом раздастся отчаянный визг тормозов, мужские подбадривающие крики, рев мощного мотора и перед его глазами, как было уже сотни раз, вырастет огромный черный, как ночь джип, сияющий хромированными деталями, отражающий солнечные блики… Замрет на дороге, подняв тучу пыли, и из него выйдут… кто бы подумал… пятеро его лучших друзей! Только по прошествии многих лет Пауль понял, как дороги ему эти ребята - Тилль, Кристоф, Рихард, Оливер и Флака… Работа в одной команде сплотила их, сделала единым целым, нерушимым законом мощи и силы.
И вот сейчас, сидя на скамейке, Пауль тосковал и волновался - вдруг что-нибудь случилось? Ведь безбашенные водители джипа, коими и были Rammstein, могут сделать какой угодно опасный пируэт на дороге, всегда, правда, почему-то оканчивающийся лишь штрафом. В мыслях Пауля уже рисовались ужасные картины - груда пылающего металла, возле которой валяются обгоревшие тела, разлившийся бензин, дорожкой тянущийся от бензобака, к которому кто-то невзначай подносит спичку, оторванные руки и ноги, организмы, висящие на деревьях…
"Что же я буду делать без них, - в панике думал Пауль, - кто будет покупать мне пиво, разбирать мне постель, отбирать для меня лучших женщин? Кто, наконец, будет заезжать за мной на машине?!"
В сотый раз взглянув на часы, он поднялся, нервно закурил, сдерживая дрожь в коленях.
"Как же я пойду пешком?! Я хочу на машине!"
И все же, через несколько минут, хлопнув калиткой, Пауль вышел на пустынную дорогу. Горестно вздохнул и, медленно делая шаг за шагом, побрел куда глаза глядят. Зашел за поворот…
Визг тормозов, надвигающаяся черная стена с желтыми огнями фар, крики ужаса, доносящиеся откуда-то из утробы автомобиля. Пауль отпрянул назад, размахивая руками, и свалился на тротуар. Вот он - черный джип, железный конь, который сейчас чуть не оказался последним видением в жизни Пауля.
Медленно открыв глаза, он увидел расплывчатые пятна лиц. Лицо Рихарда наклонилось, показывая три пальца.
- Эй, Пауль, сколько видишь?
- Пятерых.
- Значит, все нормально. - Рихард, словно пушинку, оторвал Пауля от асфальта и поставил на ноги.
- Вы почему… Почему вы… - немедля накинулся Пауль на остальных, от злости даже не находя слов.
- Почему мы опоздали? - Тилль приоткрыл дверцу автомобиля и вытащил из бардачка мятую газету. - На вот, почитай.
Газетный лист ткнулся Паулю в нос. Под картинкой, изображающей поверхность Земли из космоса, усыпанного звездами, черным по белому была напечатана небольшая статья.
"17 лет назад астрономами был обнаружен астероид, который они поспешили назвать самым опасным космическим объектом, грозящим человечеству. До недавнего времени он был скрыт за Солнцем, но, сделав полный оборот вокруг него, сейчас направляется к Земле.
Способы предотвратить столкновение не найдены. По прогнозам ученых, еще не существует ракеты, которая могла бы разрушить это небесное тело. По самым оптимистичным расчетам, она была бы создана лишь через 12 лет.
В момент столкновения NT7 с поверхностью планеты, будет уничтожен целый континент. Уже точно расчитано место, куда врежется астероид - Западная Европа. Гигантские цунами пронесутся по всей поверхности Земли, тучи обломков и пыли закроют солнце - наступит ядерная зима. До столкновения остается пять дней…
"

Часом ранее

Встреча, как всегда, была назначена ровно на 9 часов утра. И, конечно же, никто не опоздал. Никто и не думал нарушать обычный распорядок дня - 9.00: встреча в студии, 9.15: мойка машины, 9.30: заезд за Паулем и, наконец, во сколько получится: совещание с продюсером. Но сегодня все с самого утра пошло наперекосяк. Первым в студии оказался Кристоф. Предварительно вынув из почтового ящика газету, он бросил ее на стол и уже собрался заварить себе кофе, как его взгляд совершенно случайно упал на титульный лист. Ничего особенного там не было - лишь картинка, изображающая космос да надпись - "Угроза из космоса. Астероид возвращается".
Если бы сейчас на месте Кристофа оказался Тилль, он бы и внимания не обратил на столь заманчивую фразу, а если бы и обратил, то память, как всегда, отказалась бы подсовывать ему воспоминания. Но, слава небесам, Кристоф-то прекрасно помнил, что было 17 лет назад…
А 17 лет назад эфиры разрывались от сообщений: "Обнаружен астероид диаметром 2 километра!", "Он направляется к Земле!!", "Ровно через 19 лет он столкнется с нашей планетой!!!"
- Прекрасно… - побормотал Кристоф, оставив кофе в покое, и беря в руки газету.
Ровно в 9 часов в студию, рассказывая пошлые анекдоты, ввалились остальные четверо участников, как всегда, навеселе. Заметив угрюмого Шнайдера, сидящего в углу с газетой (очень редкий случай), все застыли, как вкопанные.
- Кристоф, ты что там делаешь? Никак, чтением увлекся? - Рихард заглянул Шнайдеру через плечо. - О, я вижу, что тебе понравилась фантастика! Хорошее название. Дашь потом почитать, а?
- Это не фантастика, Рихард! Взгляни! - Шнайдер протянул Рихарду газету.
- 17 лет назад астрономами был обнаружен… - начал читать вслух Рихард, - … астероид, который они поспешили назвать…
Далее мертвая тишина разрывалась лишь его задумчивым бубнением.
- До столкновения остается пять дней… - глаза Рихарда очень медленно появились из-за газеты, по мере того, насколько медленно опускались его руки. - Это что, получается, что через пять дней мы все погибнем?
Первым очнулся Тилль. Подбежав к Рихарду, он выдернул газету из его рук и, с трудом найдя статью, вперился в нее глазами. Молчание длилось ровно 15 минут, пока все ждали, когда же он наконец закончит читать.
- Знаете что? - Тилль положил злополучную газету на стол. - Если уж нам осталось пять дней, то нужно прожить их как можно лучше! Например, обожраться и помереть молодым.
- Нет же! Успеть переспать со всеми девочками Берлина! - встрял Шнайдер, поднимаясь со стула и потирая руки.
- Успеть вывести новую породу кур! - верещал Флака. - Новую! Новую!! Новую!!!
Подергиваясь, Флака бросился на Тилля и, схватив его руками, начал трясти, непрестанно вереща и тараща глаза. На помощь солисту бросился Кристоф, незамедлительно схвативший Флаку за ноги. Завязалась возня. В ней не участвовали только двое. Один стоял возле стены с безразличным видом, и смотрел в потолок, а другой, напротив, держась на безопасном расстоянии пытался утихомирить остальных:
- Ребята! Прекратите! Ре-бя-та… Да хватит уже в конце концов!!! - спорщики мгновенно повернули лица в сторону Рихарда. Флака замер на месте, вцепившись в рубаху Тилля, Кристоф валялся на полу, держа ноги Флаки. Зрелище отдаленно было похоже на сцену из сказки "Репка".
- Единственное, что нам нужно успеть сделать за оставшиеся пять дней - это дать самый лучший концерт в нашей жизни.
Все медленно переглянулись. Через несколько минут, устроив заседание вокруг стола, притащенного Рихардом откуда-то с чердака, группа обсуждала, что же нового нужно внести в последний концерт, в какой день его провести, и какую сделать рекламу. В конце концов пришли к единому решению - надо ехать к продюсеру.
- И еще заехать… - начал было Тилль.
- За Паулем. - Рихард посмотрел на часы.
Было десять утра.

Езда

Тилль призывно распахнул перед Паулем дверцу автомобиля. Бросив на него косой и полный злобы взгляд, тот забрался на заднее сиденье и затих.
- Так, следующая остановка - дом продюсера. Осторожно, двери закрываются, - проговорил Кристоф, садясь за руль.
- Эй, что это, Кристоф опять за рулем?! - раздраженно подал голос Пауль с заднего сиденья. - В прошлый раз нас оштрафовали из-за него на сто марок!
- Что значат сто марок по сравнению с удовольствием от езды? - Шнайдер вставил ключ, - Пристегнитесь.
Взревел мощный мотор. Засияли огни фар. Машина тронулась с места. И тут началось то, что можно сравнить с чемпионатом по Формуле-1.
Сделав крутой разворот на сто восемьдесят градусов, Шнайдер до отказа вдавил педаль, заставив своих "пассажиров" сначала удариться о стены, а затем прижаться к спинкам сидений. Одним колесом джип заехал на тротуар, чуть не сбив мирную старушку с корзиной, полной овощей. Вслед удаляющейся машине понеслись ругательства.
Ревя и поднимая тучи пыли, автомобиль несся по улицам, игнорируя светофоры, прохожих и свистки полицейских. Бросив взгляд на спидометр, Кристоф сдержал смешок: стрелка колыхалась возле отметки 180 км/ч.
Сзади послышался нарастающий вой сирен. Оглянувшись через плечо, Рихард заметил, что, держась на почтительном расстоянии, за ними следует целая вереница черно-белых машин.
- Эй, Кристоф, сбавь скорость! - Рихард пытался перекричать рев мотора.
- Чего?!
- Скорость, говорю, сбавь!!
- А-а, сейчас!
Шнайдер резко, очень резко затормозил. Все, кто находился в салоне, полетели вперед, Рихард, сидевший на переднем сиденьи, чуть не врезался головой в стекло. Под раздраженные вопли Пауля, полицейские машины пронеслись мимо.
- Да что ж ты делаешь-то? Да что ж ты себе позволяешь, дурья твоя башка?!! Не дрова везешь-то!!! - Пауль топал ногами, подпрыгивая на сиденьи.
- Угомонись, Пауль, - Тилль схватил его за руки. - Если хочешь прогуляться пешком, я открою тебе дверь.
Крики смолкли.
- Уф, хорошо прокатились, - выдохнул Кристоф, отдирая ногу от педали, - Рихард, теперь, кажется, твоя очередь.
Рихард, с видом мастера, уселся за руль. Мягко тронувшись, машина, как ни в чем не бывало, покатилась по дороге, не привлекая особого внимания.

Встреча с продюсером

И вот, наконец, долгожданный особняк. Джип мягко затормозил прямо возле двери. Закурив, Рихард открыл окно и несколько раз посигналил.
Стоит заметить, что за долгое время своего существования группа Rammstein успела сменить несколько продюсеров - один им не нравился, другому не нравилась сама группа, третий занимался махинациями и так далее… Новый же представлял собой образец добродушия, щедрости и веселья. Весь Rammstein был от него без ума, равно, как и сам продюссер остался без крупинки этого самого ума, работая с шестерыми монстрами рока.
Дверь приоткрылась и из-за щели на джип воззрился глаз.
- Да мы это, мы! Вылезай! - выкрикнул в окошко Рихард, выбрасывая окурок.
Дверь приоткрылась еще шире, и на свет Божий вывалилось толстое тело с короткими ножками, толстыми руками и начавшей лысеть головой, на лице которой выделялись пронзительно-голубые глаза.
- Ну… это… привет что ль? - забормотал Френк. - Как дела?
- Плохо дела! - Тилль вылез из машины, держа в руках изрядно помятую газету. - Когда прочитаешь, будем обсуждать.
- Это… А что обсуждать-то?
- Ты прочитай сначала, черт возьми!
- Ну… В дом что ль пройдемте…
Все шестеро участников гордо прошествовали в холл особняка и разместились на огромном диване. Шнайдер, по своему обыкновению, закинул ногу на ногу, Пауль нервно оглядывался по сторонам, бросая злобные взгляды на Тилля, Рихард закуривал новую сигарету.
- Ну… это… и что? - буркнул Френк, прочитав статью.
- Мы решили сделать самый классный и наикрутейший концерт! - выступил Рихард. - И ты нам в этом поможешь!
- Чем?..
- У нас есть три вопроса: что нового внести в программу, в какой день провести шоу и какую создать рекламу?
Незамедлительно из тормоза Френк превратился в оратора, со скоростью швейной машинки создающего различные идеи и выдавая их так, что всю эту мешанину трудно было разобрать:
- Итак, вы хотите знать, что нового можно внести в шоу? Хорошо, как насчет того, чтобы создать по всему периметру сцены горящий барьер, который взорвется в самом конце сотнями искр? Не подходит? А если опустить Тилля сверху на веревках и продержать так до конца вниз головой? Тоже не то? Ну а если… Если поставить на сцене ящики с ракетами, а затем, в конце дать одновременный залп?..
Последняя идея весьма заинтересовала Тилля. Взмахом руки он прервал пламенную речь Френка:
- Ракеты, говоришь? Но у нас уже были ракеты, правда, если их направить немного под другим углом…
- Например, прямо в небо, - предложил Френк, - так, чтобы они взорвались все разом.
- Неплохо, - согласился Тилль, - заказывай. Всегда пригодится. Закажешь побольше ракет и самую мощную установку, которую сможешь найти. Деньги за нами.
- Тем более, что скоро они никому из нас нужны уже не будут. - Мрачно пошутил Рихард.
- Теперь второй вопрос: в какой день нам провести концерт? - не обращая на него внимания, продожал Тилль, - может быть, за день…
- До нашей смерти. - Снова встрял Рихард, злобно колупая обивку дивана.
- А вот я считаю, что нужно провести В ТОТ САМЫЙ день! Представьте себе: темное небо, с которого прямо на нас несется астероид, толпы визжащих от ужаса фанаток, самая прекрасная из которых спасется в моих объятиях, всполохи пламени, как в аду… - Кристоф предался радужным мечтам.
- В аду… аду… Мы будем гореть… - запричитал Флака, обхватив голову руками. - Мы все будем…
- Угомоните его кто-нибудь! - взмолился Тилль. - Пусть он замолкнет!
Рихард, не долго думая, наступил своим ботом Флаке на ногу, заставив того завизжать.
- Не так, кретин!!! - Пауль раздраженно поднялся со своего места и, вытеснив Рихарда, подсел к Флаке. - Флакочка, хочешь, я тебе цыпленочка подарю? Хочешь?.. Же-е-олтенького…
Все, находясь в полнейшем шоке, повернулись в сторону Пауля. Первый раз в жизни он говорил тихим голосом, не повышая интонаций и не переходя на вой. Флака положил голову ему на плечо, тихо всхлипывая.
- А хочешь леденечик в форме петушка? А?
- Хочу… - пробормотал Флака, отворачиваясь ото всех и обнимая Пауля за шею.
- Вот и хорошо, завтра куплю тебе леденечик, - ласково погладил Пауль Флаку по голове. - Ну что смотрите?!! Худеньких-то обижать всегда первые!!! Вот я вам!.. - накинулся он на остальных, привычно начиная орать, будто сел одним местом на гвоздь.
Все облегченно вздохнули. Все же это был ИХ Пауль.

19 марта 2019 года

Обсудив все мелкие и крупные детали, группа пришла к единому решению - проводиться концерт будет вечером того дня, когда Земля начнет погибать от визита космического гостя. Уповая на то, что астероид не прилетит раньше, чем они успеют отыграть концерт, Rammstein как никогда тщательно готовились к выступлению. Долго придумывая себе рекламу, группа решила заняться самодеятельностью. Вооружившись кистями и банками с краской, они собрались в студии и, расстелив на полу кусок ватмана, начали художественные работы. По задумке Тилля плакат должен был выглядеть примерно так: поверхность Земли из космоса, срисованная с титульного листа злополучной газеты, и на этом фоне огромные красно-оранжево-желтые буквы: "Спешите увидеть! Последний концерт группы Rammstein! Впервые используется новейшая техника! Впервые астероид станет частью шоу!"
И всю эту фразу нужно было уместить на листе бумаги длиной менее трех метров.
Обмакнув кисть в банку с черной краской, Кристоф внимательно наблюдал, как огромная капля стекает вниз, попадает на его руку и кляксой падает на лист.
- Хватит дурью маяться! Смотри, что ты наделал! - закапризничал Пауль, пытаясь отвинтить крышку с банки оранжевой краски. - Помоги мне лучше отвинтить эту… дурацкую…
Подошедший сзади Рихард одним движением свинтил крышку и бросил ее Паулю, еле переводящему дыхание от своих безуспешных попыток.
- Спасибо тебе, о добрый Рихард, - Пауль как всегда старался язвить, - Ты очень добр, но я просил это сделать ШНАЙДЕРА, А НЕ ТЕБЯ!!!
Рихард, не обращая на его вопли ни малейшего внимания, тем временем огромной кистью замазывал поверхность ватмана иссиня-черной краской. Тилль, бегающий туда-сюда с маленькой кисточкой и баночкой, рисовал звезды. Они расплывались на еще не успевшей просохнуть черной краске и выделялись, словно огромные кляксы.
- Очень красиво, - бубнил Пауль, - Но сейчас у меня получится еще лучше.
И он мазнул оранжевой краской в углу ватмана. Получилась длинная полоса.
- И что это?! - Тут же накинулся на него Шнайдер. - Что это за фигня?
- Это хвост астероида. - с важным видом произнес Ландерс, с удовольствием глядя на плод своей деятельности.
- Идиот… У астероидов не бывает хвостов! Хвосты - у кошек!
Готовую вспыхнуть драку прервал Оливер, до сих пор не произнесший ни слова:
- Смотрите, ребята, здесь нарисован какой-то камень, который направляется к Земле! Как вы думаете, что это может быть?
- О-о-о… - Пауль со стоном вырвал из его рук газету и швырнул ее в угол. - Сколько можно объяснять…
Громкое "а-а-а-апчхи!" прервало его тираду. Повернувшись в сторону звука, Пауль заметил Флаку, с ног до головы облитого желтой краской.
- Что произошло?!!
- Он чихнул. - Ответил за всех Тилль.
- Ну все, конец света!
И в это время за окном раздался ужасающий грохот. Грянул гром. С неба устремились вниз потоки воды. Сразу же стало темно, как в танке. Включив свет, Тилль задумался.
- Если не прекратится дождь, то весь наш плакат смоет к чертовой матери, - логично заключил он. - Нужно придумывать что-то другое. До концерта остается всего лишь шесть часов.

Rammstein в качестве ходячей рекламы.

- Так, первый раз в жизни мы выходим на улицу без охраны, в дождь!!! Я же простыну!!! Кто будет за мной ухаживать, а?! - Пауль нервно подпрыгивал, обходя стороною лужи и подозрительных людей.
- Скоро тебе не понадобится никакая помощь, как и всем нам. - Рихард, впавший в апатию, одетый во все черное, как на похоронах, брел прямо по лужам, - Ох, я ноги промочил! Ненавижу дождь…
- Рихард, только не говори, что ты согласен с Паулем, - Кристоф крутил перед собой зонтик с цветочками. - Иначе нам не унять вас обоих.
- И унимать скоро никого не понадобится…
- О, Боже!
- Пришли! - Тилль оглядел открытую площадь, по которой сновали люди. Закрываясь зонтами, прохожие, казалось, не замечали, КТО стоит прямо перед ними. Воистину, дождь делает злые дела.
- Ладно, распаковываемся. - Тилль достал из сумки несколько толстенных пачек билетов и рекламы, которые обычно некоторые, те, кто сидят в переходах метро, вешают себе на шею. - Нам придется ходить здесь без зонтов, но ничего, выживем!
- Тем более, что жить осталось недолго, - подал голос Рихард, беря пачку билетов.
- И что, мы будем бродить здесь, как нищие, которые просят милостыню?! - завыл Пауль. - Это испортит мой имидж!!!
Тилль, в следующую секунду одним прыжком преодолевший расстояние между собой и Паулем, ловко напялил ему на шею картонную табличку, на которой обычным черным несмываемым маркером было написано: "Только здесь! Участники легендарной группы Rammstein продают вам билеты на свой последний и самый лучший концерт! Спешите купить!"

Прошло полчаса. К радости группы, большая часть билетов была расхвачена за несколько минут, причем, еще и пришлось раздавать сотни автографов, поэтому все были измучены, словно весь день таскали кирпичи.
- Эх, нелегкая это работа… - простонал, потягиваясь Рихард.
- Работа наша такая. - Парировал Пауль, пытаясь снять с себя насквозь промокший пиджак.
За полчаса небо немного посветлело, и теперь с него сыпал лишь маленький надоедливый дождик. Но дело было сделано.
- Пойдемте в кафе что ль? - предложил ненавязчиво Тилль. - Жрать охота.
- Да, пойдемте! Я так проголодался! А перед концертом нужно быть в форме, - оглядел себя Кристоф. - Я же должен оставаться красивым.

Оставшиеся пять с половиной часов группа провела, разглядывая темнеющее небо. Медленно появлялись звезды, но долгожданного гостя видно не было.
- А может быть, он и не прилетит вовсе? - с надеждой бросил Рихард, потягивая кофе.
- Если он не прилетит, то мы зря простояли под дождем!!! - набросился на него Ландерс, распугав половину посетителей.
- Ладно, ребята, зря или не зря, но нам пора. - Тилль поднялся с места. Надеюсь, что Френк все сделал правильно.
Rammstein собрали свои немногочисленные вещи и, смотря в небо, уже давно избавившееся от туч, вышли из кафе.

Последний концерт

Стало совсем темно. Огромный стадион освещался сотнями прожекторов, вылавливающих из толпы отдельные лица, поднятые руки и глаза, устремленные на сцену. С минуты на минуту должно было начаться шоу, которое не видел еще никто из смертных. Правда, от обычного оно отличалось лишь тем, что в конце выступления со сцены разом запускалось несколько десятков ракет, но это никого не волновало. А волновало то, что это - последний концерт легендарной группы Rammstein.
До начала оставалось несколько минут. Тилль, Кристоф, Пауль, Рихард, Оливер и Флака сидели в гримерной, докуривая последние сигареты.
- Ну, как вы думаете, удастся? - спросил, волнуясь, Рихард. - Все пройдет нормально?
- Да, надо только верить в это, - обнадежил его Тилль. - Он должен прилететь не раньше и не позже самого окончания нашего концерта.
- Дай мне руку, Тилль. Дайте мне все свои руки, - прошептал Рихард.
- Зачем тебе моя рука?! - подозрительно проговорил Пауль. - Не получишь ты мою руку!
- Я хочу пожать ее в последний раз!
- Ага, знаю я твое пожатие!!! В прошлый раз у меня ладонь два дня болела!!!
- Успокойся! - не сдержался Тилль. - Все, нам пора.
Перекрестившись, как это было очень давно на Family Values, он ухватил свой огнемет и вышел в коридор.

Толпа орала. Они не могли сдержать воплей восторга вперемешку с воплями ужаса. На сцене грохотала музыка, горели стойки микрофонов, стоял полнейший ад. Публика была в шоке. Не понимая, что творится, они переводили взгляд со сцены на небо и обратно. В небе висело нечто огромное и пламенное, и оно медленно приближалось. Тем временем на сцене звучала последняя песня.
- Ramm…stein,- скандировал Тилль, подняв взгляд кверху и не отрывая глаз от астероида. - Ein Massengrab…
И в следующую же секунду раздался взрыв и грохот. Семьдесят ракет устремилось в небо, прочертив на нем огненные полосы. Они должны были взорваться на высоте двух километров…
Концерт был закончен. Публика молча смотрела вверх, теперь уже не обращая внимания на то, что было на сцене. А на сцене, уронив свои гитары, огнемет и оставив в покое ударную установку, стояла группа Rammstein, обняв друг друга за плечи и полным горечи взглядом глядя, как четверть неба занимает пламенный, горящий шар…

Тем временем в небе…

Семьдесят ракет замедляли свою скорость, готовясь разорваться миллионами искр и погибнуть, не совершив в своей жизни ни единого подвига. Та, что летела впереди, чувствовала, как ее переполняет такая сила, что грехом будет не направить ее на что-нибудь. Почувствовав высоко над собой что-то горячее и огромное, ракета набрала скорость.
- Поднажмем и повеселимся! - и с воем повлекла за собой остальных.

Заметки в газете

23 марта 2019 года.
"Несколько дней назад абсолютно непостижимым способом астероид, грозивший стереть жизнь с лица Земли, был уничтожен. По словам очевидцев он раскололся на тысячи кусков, которые затем приземлились на поверхность планеты, не нанеся ей вреда. Возможно, причиной была высокая температура, из-за которой астероид просто взорвался изнутри или столкновение с другим, более мощным космическим объектом…"

30 марта 2019 года.
"Сенсация! Тайна гибели астероида раскрыта!
Огромный космический объект был разрушен под действием семидясети ракет, запущенных со сцены во время выступления группы Rammstein. Участники говорят, что действий с их стороны почти не было, и переносят все похвалы на своего продюсера Френка. Тем не менее, все они награждены почетными медалями "За заслуги перед миром", и получают право доступа во все страны, где ранее их концерты были запрещены…"

Студия

Группа Rammstein в полном составе сидит за столом и разглядывает разрешение на выступления во всех странах мира. На их лицах написано глубочайшее удовлетворение и безмерное блаженство.
- И все-таки я вас люблю, ребята! И теперь все буду делать сам, честное слово. - весело говорит Пауль.
Группа в шоке поворачивает головы в его сторону, а затем, вслед за Рихардом, с хохотом налетает на Пауля и валит его на пол вместе со стулом.


  Количество комментариев: 2

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]