Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



Долбящий клавиши Долбящий клавиши

Перед вами размышления о жизни и мироустройстве всемирно известного музыканта, клавишника Rammstein Кристиана «Флаке» Лоренца.

далее


Рассказы фанатов


"Rammбинзонада"

Автор: Engel Jul Дата: 01.03.2004
Автор: Ariadna

Робинзонада? Хм-м… Rammбинзонада!

Моему музу посвящается…

- Ну, чё? Спит он? - Тс-с-с, тише ты! Топаешь как слон! - Уж кто его может разбудить, так это ты! Совсем разучился тихо говорить! - Да заткнитесь вы оба! Вот, держите мешок! Аккуратненько, чтобы не почувствовал! - Вот-вот, ещё чуть-чуть! - Ай! Он меня укусил! Он просыпается! - Скорее! Накидывай ему мешок на голову! - Ой-ой-ой! - Он дерётся! - …. … …. !!!!

- Нет, нет, нет! И не настаивайте! Я не хочу! У меня морская болезнь! Я буду жаловаться! - Верещал Флейк, которого самым подлым образом скрутили во сне и, набросив мешок на голову, привезли и выгрузили на борту небольшой яхты.
- Так нельзя! - Нависла над ним фигура Тиля. - Нельзя отрываться от коллектива!
- Помнишь, мы поклялись страшной клятвой, что ВСЕГДА будем отмечать всякие события ВМЕСТЕ, - вынырнул из-за его плеча Пауль, потрясая бутылкой "Абсолюта"
- Ты что…уже? - взревел Тиль, разворачиваясь на 180 градусов и вонзив горящий взгляд в сосуд в руке гитариста.
Пауль ахнул и с быстротой таракана рванул в трюм. Тиль, не долго думая, помчался туда же.
- Я не помню! Я ничего не помню! - Надрывался Флейк, не оставляя попыток вырваться из своих пут.
- Амнезия… - покачал головой Оливер, не отрываясь от перебинтовывания Рихарда.
- Да уж лучше бы ты забыл, что у тебя зубы есть, - всхлипывал гитарист, потрясая укушенной рукой, которую, впрочем, Оливер тут же вновь перехватил и начал методично заливать йодом. - Уй-уй-уй! И ты туда же, садист!!!
- Итак, все готовы? - перед сверкающими яростью глазами Флаки возник Кристоф, облаченный в белый китель и сияющий не менее белоснежной улыбкой.
- Теперь все, - из трюма вылез Тиль, сжимающий в одной руке честно отвоеванный "Абсолют", а в другой - брыкающегося Пауля.
- Тогда можно отчаливать! - Кристоф повернул ключ в замке зажигания и яхта, журча мотором, поплыла прочь из залива.
Флейк закрыл глаза и потёк под лавку…

Нет, Раммы никогда не были садистами. Просто Кристоф наконец-то осуществил мечту своего детства. Кто думает, что это была мечта стать всемирно известным барабанщиком, тот не совсем прав. Это тоже была его мечта. Но… Всем хорошо известно, что Шнайдер до судорог боится высоты. В самолеты его запихивали объединенными усилиями и то, предварительно напоив. Поэтому ударник грезил во сне и наяву более "приземленным" что ли транспортом. Машина у группы уже была, но по воде она ездить не умела, как Раммы ни старались, тонула и всё тут.

И вот однажды, гуляя по бережку Мексиканского залива (музыканты как раз проводили свои очередные ненормированные каникулы в этой столь любимой ими стране), Шнай вдруг увидел… ЕЁ! Небольшую белоснежную яхту!

Короче говоря, ударник, не долго думая, купил это чудо, не долго думая опустошив общую кассу… И теперь группа собиралась обмыть очередное общее новоприобретение, а заодно, по предложению Пауля, порыбачить тропической ночью.

Эта ночь определенно не была похожа ни на одну из своих многочисленных предшественниц. Никогда прежде по этим водам не неслось судно, наполненное такими в высшей мере странными существами. Даже пираты, которые были известны своими оргиями, проводимыми каждый раз после удачного ограбления, смотрели со дна полными зависти глазами.

…Ярко освещенная яхта неслась по волнам с максимальной скоростью, которую из нее могли выжать, а на борту творился кавардак: громко орал магнитофон, не менее громко, а даже может, и более орали, размахивая "Абсолютом" и выплясывая ламбаду, трое сомнительного вида личностей - маленькая, побольше и совсем большая. Некто длинный строил из себя Леонардо Ди Каприо на носу, другой угасал рядом, свесившись через борт. А капитан плавучей психбольницы спал, повиснув всей тяжестью на руле и совершенно не контролируя движение судна…

- Нет… хватит… мне нельзя пить… Я за рулём… - особенно сильно взмахнув рукой, Кристоф не рассчитал и съездил сам себе по уху. Это его и разбудило. Первым ощущением ударника было то, что ему мокро. "Вот это да…" мелькнуло в голове. Какая-то мысль еще пыталась мелькнуть, но тут Шнайдера окатило целым ушатом холодной воды. Он заверещал и открыл глаза. Мысли исчезли, оставив вместо себя лишь эмоции. Точнее, одну эмоцию. Безграничное удивление.

Шнайдер нашел себя лежащим посреди песчаного пляжа, причем нижняя часть ударника отмокала в прибое. Над головой шумели пальмы, а прямо перед носом сидело маленькое крысоподобное существо и шевелило носом. Кристоф снова взвыл и, вскочив на ноги, помчался к ближайшей пальме с твёрдым намереньем влезть на нее. После нескольких безуспешных попыток он, наконец, нашел в себе смелость оглянуться и с радостью заметил, что грызуна и след простыл. Зато недалеко от пальмы на мяконькой травке со всеми возможными в данной ситуации удобствами дрых Пауль.

Все еще нервно подергивая веком, ударник подошел к нему и начал расталкивать соню. Вернее, попытался. Тот не реагировал. Тогда Кристоф плюнул на все и в сердцах уважил гитариста ногой по почкам. Это подействовало на Пауля не хуже, чем грызун на Шная. Он злобно выругался, инстинктивно пнув наглеца в коленную чашечку, и открыл глаза, параллельно принимая сидячее положение.

- Ой, Кристоф! - Радостно воскликнул он, сфокусировав взгляд на шипящем, словно гадюка, ударнике, катающемся на песке в обнимку с коленом. - А где мы?
- Это я у тебя хотел спросить. - Шнайдер уселся рядом, массируя невинно пострадавшую конечность.
- Хм, я думаю, что это… пляж!
Кристоф смерил Пауля взглядом, в котором не было ничего даже отдалённо напоминающего человеколюбие.
- А то я и не заметил!
- А где наша яхта? - Вдруг выдал гитарист, встав столбиком и приложив к глазам ладонь в попытке заглянуть за горизонт.
- Яхта! - тут Кристоф испытал ещё одно моральное потрясение и попытался шлёпнуться в обморок, но воздержался до выяснения обстоятельств дела.

Поскольку подробностей Пауль ему не мог сообщить при всём желании, было решено пойти на поиски остальных, ведь кто-то же должен знать, ЧТО именно произошло.

К счастью, идти им далеко не пришлось, да они и так далеко бы не ушли, - через 50 метров они по звукам нашли стенающего Рихарда и невозмутимо делающего ему очередную перевязку Оливера. Тайна ночи начала проясняться, но не совсем.

Почти исчерпывающий рассказ попытались вытрясти из Флаки, прибредшего на вой знакомых голосов откуда-то из чащи, но клавишник, начхав на своё высшее образование и культуру речи, очень громко и очень нехорошо высказался обо всех здесь собравшихся, потащивших его за собой в это сомнительное мероприятие, не посчитавшись с его аллергией на качку.

- Ладно, Флака, не сердись, - примирительно буркнул Оливер, любуясь на перебинтованного на манер мумии лидер-гитариста, не уставая восхищаться тем, как ловко он это сделал из ма-а-аленького обрывочка бинта, скрывавшего на риховской длани следы флакиных зубов. Мумия подёргивалась и жалобно похрипывала, оплакивая исцарапанные конечности.
Тут басист, наконец, оставил свою жертву в покое, выпрямился в полный рост, и, окинув собравшихся орлиным взором с высоты птичьего полёта, вопросил:
- По-моему, кого-то не хватает.
Остальные тоже заозирались.
- Точно! Тиля нет! Он же, наверняка, весь мой "Абсолют" выдует, - запаниковал Пауль и рысцой побежал вдоль берега, принюхиваясь к запахам, приносимым лёгким бризом.

Гитаристы и ударник последовали его примеру. Флака ещё немного пострадал вслух, но, сообразив, что "эти изверги" совершенно про него забыли и вспоминать не собираются, припустил следом.

… В это время Тиль, как лучший пловец в группе, выплыл к незнакомому берегу своими силами, а не стал из себя корчить обломок кораблекрушения. Поэтому он точно помнил приблизительное место, где затонула яхта. Не долго думая, вокалист, едва отогревшись в лучах восходящего солнышка, занялся глубоководным погружением, которому его никто не учил, но жизнь, как видите, заставила.

Поныряв часика два, он не обнаружил на затонувшем борту ни одного захлебнувшегося трупа, зато спас по бутылке почти весь запас "Абсолюта".
Сейчас же он нырял в надежде спасти баранью ногу, которую успел заметить подслеповатым взором в буре поднятого со дна ила. Баранья нога, видно, родилась в рубашке, поскольку была не сном, а явью, и эту явь Тиль с радостным бульканьем схватил в зубы и начал стремительный подъем на поверхность…

- Вон! Вон там! Я так и знал! - Заверещал Пауль и радостно прибавил ходу.
Шнайдер, стараясь не сбить ритм дыхания, близоруко прищурился в направлении, означенном судорожно машущей рукой Пауля, и тоже заметил солнечные зайчики, играющие на блестящей и, несомненно, стеклянной поверхности. Остальные трое не отвлекались на такие мелочи, поскольку верили чутью ритм-гитариста больше, чем, зачастую, самим себе.

Взрыхлив песок в процессе торможения, Пауль проехался пузом по берегу и влетел в сверкающую кучку, сразу захватив в широкие объятья не меньше полудюжины бутылок. Далее количество обнимаемых остальными прибежавшими убывало в зависимости от скорости пребывания.

Флака откупорил единственную доставшуюся ему бутылку, сделал несколько судорожных глотков и, радостно выдохнув, поинтересовался удивительно повеселевшим голосом:
- Ну, так и где же Тиль?
Ответом ему послужило истошное визжание Рихарда, указующий перст которого, содрогаясь от страха, указывал на выползающего из пучины вод Нептуна.
-Чур меня, чур! - Начали судорожно открещиваться бутылками Раммы.
- Постойте, - вдруг подал голос до этого тихо и мирно сидевший в позе лотоса (не забыв, правда, при этом обложиться добытым "Абсолютом") Оливер. - Во-первых, это не экватор, в смысле, мы же не в открытом море, а во-вторых, разве Нептуны едят бараньи ноги?
- На самом деле! - Переставшие крестить и креститься Раммы обратили внимание на то, что Нептун, утробно ворча, глодал ту самую конечность мелкой рогатой скотины. Но лишь тот взмахнул мослом в сторону собравшейся компании с ну очень ярко выраженными намерениями, как немцы радостно выдохнули:
- Ти-и-иль…
- Интересно, а вы кого ожидали увидеть в этом всеми забытом месте? - Тиль решительной поступью Каменного Гостя направился к нежно воркующему со стеклотарой Паулю, и, схваченный привычным жестом за шкирку, гитарист взвился в воздух, обиженно завывая и протягивая руки к ускользающему нектару.

- Ну, если все вместе, то… Это надо отпраздновать! - Провозгласил Нептун, поднимая тост. Даже не соображая, что они делают, Раммы рефлекторно ответили тем же…

…- Так и никто не знает, где мы?! - взвизгнул Рихард, в ужасе отшатываясь от вида своего изрядно подпорченного маникюра. - Мне срочно нужно в цивилизацию!
- Я думаю, что не так уж мы и далеко отплыли, - высказался Доктор Лоренц, глубокомысленно поправляя очки.
- Интересно, это остров или нет? - Пауль с трудом сдерживал рвущийся наружу энтузиазм.
- Моя бедная яхта, - стенал Кристоф, с челом поникшим сидя у кромки воды и швыряя в летучих рыб галькой.
- Тут наверняка должна быть какая-нибудь живность, - плотоядно облизывался Тиль, сверкая глазами в сторону зарослей лиан.
Оливер по-прежнему сидел в позе лотоса, пытаясь войти в контакт с информационным полем Земли, а через него - выйти на частоту береговой охраны.
- Нет, ну если это и правда остров, то мы тут как Робинзоны Крузо! Представляете! Я всю жизнь об этом мечтал! - Пауль радостно тормошил всех вместе и каждого в отдельности. Восторг его ну прямо переполнял. - Пойдёмте же! Скорее!! Мы должны всё успеть, пока нас не нашли!!!
- Чего успеть? - Недовольно оторвался от своего занятия Кристоф.
- Как что??? Хижину построить!!! Коз приручить!!! И всё такое!!!!!
- Зачем хижину строить? Я тут в лесу что-то такое видел, пока к вам шёл, - заметил Флака, интеллигентным жестом протирая запотевшие от паулевских эмоций стёкла очков.

Радость Пауля несколько померкла. Но не сильно и не надолго. Он тут же вновь засновал вокруг коллег, призывая их в крестовый поход. Те долго сопротивлялись, но близился вечер, и начинало тянуть прохладой, так что отряд Робинзонов под предводительством клавишника направился на поиски крыши над головой.

Уже через полчаса усиленных поисков строение было найдено, и Раммы, оцепив хижину плотным кольцом, приступили к исследованию. Дверь досталась Кристофу. Тот, пожав плечами, рванул ручку на себя и сделал шаг внутрь… Но уже через секунду трясся на верхушке ближайшей пальмы, сливаясь по цвету со своим кителем.

- Да что там такое? Не знаю, как вы, а я спать хочу, - прозвучали наивные слова Рихарда, но, не успели ещё они отзвучать, как сумерки огласил истошный вой лидер-гитариста, обладатель которого составил компанию ударнику на верхушке пальмы.

Остальные участники коллектива обладали более крепкими нервами, поэтому на пальму не полезли, хотя Оливер, нервно сглотнув, попытался было выпасть в Астрал, но в реальности его задержало видение тилевского кулака, который не только выглядел но и был гораздо опаснее какого-то старого и покрывшегося пылью скелета в заброшенной хижине.

- Ух ты! Как здорово! - Тишину нарушил очередной радостный вопль Пауля. - Теперь всё по-настоящему! Даже скелет есть!
- Если тебе он так нравится, то и убери его отсюда. Видишь, он кое-кого нервирует, - мрачно заметил Тиль, разворачивая кулак в сторону гитариста. Но тому и не понадобились никакие внешние стимуляторы для того, чтобы оттащить бывшего жильца подальше в чащу. Зато свежеиспеченные мартышки вовсе не намеревались спускаться с пальмы вниз.

- Нет-нет-нет, лично мне и здесь вполне нравиться, - сложив ладони рупором орал вниз Кристоф.
- И меня не заставите спать в комнате, где столько времени разлагался труп! Там такая антисанитария! - Вторил ему Рихард, судорожно обнимая пальму всеми четырьмя конечностями.
Наконец, приземлённой четверке надоело упрашивать, и она степенно удалилась в хижину, демонстративно хлопнув дверью.
- А мы и здесь прекрасно проживём, правда, Кристоф? - дрожащим голоском вопросил Рихард.
- Тс-с-с, - прошипел вдруг тот, оттопырив ухо по направлению к лесу.
- Что там? - тут же насторожился гитарист.
- Слушай!

Из глубины леса раздались странные звуки, которых то приближались, то удалялись, но с каждым разом звучали всё страшнее и страшнее. Рихард затрясся так, что все мысли вылетели у него из головы и со звоном упали у подножия пальмы. Их бывший обладатель собрался было впасть в тихую с переходом в громкую истерику, но тут у Криса первого не выдержали нервы, и с воплем, похожим на боевые крики команчей, но несколько иного содержания (а именно "Пу-у-усти-и-и-ите-е-е-е!!!") он скатился с пальмы, увлекая за собой Рихарда, и задолбился в дверь чем только мог.

- То-то же, - до нельзя довольный Пауль с жутко ехидной улыбкой запустил нежданных гостей внутрь и, осмотревшись, задвинул огромный и тяжеленный засов. - Можешь опять ложиться!
Поворчав и почесавшись, могучая туша Тиля вновь заняла своё место у двери, служа дополнительной гарантией против того, что могло прийти из леса.

Долго ещё музыканты, тесно сгрудившись в дольнем углу хижины, с ужасом слушали ночные звуки джунглей, пока их, наконец, не сморил сон…

Разбудили их утром не менее ужасные, но гораздо более знакомые звуки, а именно - рычание. Рычал Тиль. Моментально сопоставив все известные факты, группа живенько решила отправиться на поиски продовольствия, пока Тиль не превратил ближних своих в шашлык.
- Давайте сделаем так, - вылез со своими организаторскими способностями Пауль. - Мы с Флейком пойдем в джунгли за бананами и козами, Оливер останется прибираться в хижине. Шнайдер, ты тоже. Будешь следить, чтобы наш йог не отлынивал. И ты, Олли, тоже приглядывай за Шнаем. Тиль, ты у нас признанный пловец, нырни до яхты ещё разочек, там должны быть удочки. Можешь взять с собой Рихарда.

В кои-то веки вокалист не стал перечить. Попытки возражений других членов коллектива были пресечены уже традиционным видением тильского кулака, так что, тяжко вздохнув и мрачно засопев, все разбрелись по указанным местам работы.

Как бы то ни было, вскоре все собрались вместе. Удочки не нашлись, хотя Тиль нырял за ними долго и упорно, а, выдохнувшись, заставил ещё дольше и гораздо упорнее нырять за ними Рихарда. Тот не возражал ровно до тех пор, пока не выловил свой любимый набор "Визажни себя сам", после чего погрузился в глубочайшую прострацию при одном только виде раскисшей пудры. Так что к дальнейшим действиям он был совершенно не способен.

Флака с Паулем тоже вернулись с не очень утешительными вестями - лианы в тропиках были настолько густы, что продраться сквозь них не представлялось возможным. Пальмы были ни банановые, ни кокосовые, а неразбери поймёшь какие, зато следопыты гордо потрясали горстью небольших сморщенных фиг, которые оборвали с какого-то чахлого кустика, имевшего неосторожность подвернуться им под ноги.

Лишь Оливер с Кристофом могли похвастаться успешно проведённой операцией - итогом дня стала худо-бедно подметённая хижина.

Фиги были слопаны с рекордной скоростью, так что даже страдающий потерей аппетита на нервной почве Рихард, недоумевающее похлопав ресницами, поинтересовался:
- Ну, а когда же мы будем обедать по-настоящему?
- Кхм, как бы тебе сказать, чтобы не обидеть?.. - задумчиво поскрёб затылок деликатный Оливер. - …
- Это и был наш обед, идиот, - рявкнул с голодухи совершенно лишившийся даже бывших у него зачатков вежливости Шнайдер, обеими руками отгоняя от себя видение огромной пиццы.
- Знаете, что я думаю? - подал вдруг голос до сих пор молчавший по причине выковыривания из зубов фиговых косточек Тиль. Раммы сжались в кучку в дальнем уголке хижины, смутно догадываясь и подозревая, что им мысли вокалиста не понравятся. - Я думаю… Да нет, я даже уверен, что… Я по-прежнему ГОЛОДНЫЙ!!!!

Кучка судорожно выдохнула и, перебирая многочисленными конечностями на манер сороконожки, попыталась было перебраться куда подальше.

Но Тиль был хоть и голодный, но не слепой, не глухой, и уж конечно и точно не тупой, поэтому новоявленная сороконожка вместо порога уткнулась шмыгающими носами во вставшую у неё на дороге ногу. Нога угрожающе пошевелила пальцами и дёрнула пяткой. Сороконожка моментально распалась на пять частей, каждая из которых попыталась спастись своим собственным оригинальным способом. Но обладатель карающей конечности за пару секунд сгрёб всех убегающих в охапку и понёс на берег.

Рихарду опять пришлось нырять, что, конечно же, не вызвало у него бурного и продолжительного восторга. Он с громкими протестующими воплями рвался из рук вокалиста, тащившего его по направлению к берегу словно муравей дохлую гусеницу.
Пришедшие из леса с пустыми руками остальные везунчики расположились на берегу и откровенно развлекались, наблюдая за плещущимся гитаристом.

И тут Паулю пришла в голову очередная мысль:
- Ой, смотрите сколько тут у нас бутылок!
- Ну и что? Они пустые, - проворчал Кристоф, для достоверности просмотрев на свет, пронюхав все бутылки и даже лизнув те из них, где ему померещились капли чудотворной жидкости.

- Тьфу на тебя, Шнайдер! Никакой в тебе романтики нет, никакого духа приключений!
- И обеда в желудке тоже… - Мрачно буркнул ударник, с тяжелым вздохом откладывая не оправдавшую надежд на светлое будущее стеклотару.
- Вот для чего Робинзон использовал бутылки? - Пауль упорно игнорировал страдания Кристофа. - Не знаешь… А я скажу тебе! Он в них пихал записки с просьбой о помощи и координатами острова!
- И? - в разговор включился Тиль, очередной раз зашвырнувший Рихарда в воду и посему имевший минут 5-10 на отдых, пока тот не доплывёт до берега.
- А нам что мешает? - полным восторга голосом вопросил Ландерс, с любовью заглядывая в глаза вокалисту.
- Для начала, нам мешает отсутствие того, на чём можно писать, и того, чем можно писать, - невозмутимо констатировал очевидные факты Доктор Ландерс, от нечего делать загоравший себе подмышки.
- М-дя… - задумался коллектив.
- Нет, так будет! - Тоном Архимеда, подпрыгнувшего в ванне, провозгласил Тиль. - А ну-ка, ну-ка, цыпа-цыпа, иди к папочке! Иди, кому сказано было!!!

Втихаря выбравшийся на берег и теперь прыгающий на одной ножке по песочку в попытке вытрясти воду из уха Рихард на секунду замер в позе морского конька, а затем рванул вдоль по пляжу под кровожадные завывания кинувшегося за ним в погоню Линдеманна…

- Итак, - Флейк расправил у себя на коленях любовно высушенную под жарким тропическим солнцем страницу из вахтенного журнала, выловленного таки со дна морского несчастным лидер-гитаристом, который, охая и стеная отмывался сейчас в ближайшем пресном ручейке от пропитавшей его насквозь соли и в написании посланий участия потому не принимал. - Диктуй.
- Тэк-с, начало возьми стандартненькое, ну там, SOS, Мэйдэй, - раздуваясь от сознания собственной значимости вещал Пауль. - А потом - всемирно известная группа Раммштайн потерпела кораблекрушение у берегов… берегов… э-э-э…
- Вот-вот, - не удержался от злорадства Шнайдер. - Не знаешь, так не говорил бы… Робинзон…
- Молчать! - рявкнул вдруг Тиль, шарахнув для убедительности кулачищем по песку, от чего тот фонтаном брызнул в разные стороны. - Нам сейчас ссориться ну никак нельзя! Вот ты, Флейк, чего тебе не хватает?
- Координат не знаем мы…
- Ну так определи, кто тебе мешает? Звёзды надо? Вот тебе Шнайдер и поможет.
- А что Шнайдер?! Чуть что сразу Шнайдер!!! - попытался было возмутиться Кристоф, но вдруг вспомнил, что Тиль уже целый день некормленый, так что ему возражать себе дороже.
- Да нет, зачем сразу звёзды, - раздался сзади хриплый голос свежеотмытого Рихарда, - ему не поможет, у него по географии трояк в школе был.
- М-дя-я… - очередной раз задумался коллектив.

- А мы можем сделать так, - вдруг выдал Оливер, во время медитации внезапно вспомнивший какой-то из документальных фильмов о живой планете, который (по словам невинно мигающего Пауля) чудесным образом проявился на видеокассете взамен видеорассказа о путешествии Далай Ламы по Германии. - Костёр жечь, это как-то непродуктивно будет, но мы можем соорудить шест повыше и на него повесить что-нибудь поярче…
- Точно! - Воспрянул духом повесивший было нос Пауль. - Про это напишем, а координаты дадим приблизительные - где-то у берегов Мексики…
- Ага, - открыл было рот Кристоф, но тут же вновь его захлопнул, нечаянно встретившись взглядом с вокалистом.
- И нас найдут? Нас найдут! И я смогу помыться в нормальной ванной! И сходить в нормальный салон красоты! - С радостными воплями Рихард завис на шее у Тиля.
- А я смогу нормально завтракать, обедать и ужинать! - В тон ему орал Линдеманн, в обнимку с гитаристом прыгая по песку, аки кенгуру.
- Плотнее, плотнее пробки запихивай, - шипел Пауль, размахивая руками над головой Кристофа, злобно бурчащего что-то обо "всяких мелких, страдающих манией величия".
- Харе Кришна, харе Кришна, - вновь оторвавшись от этого бренного мира гудел Оливер, паря над песком.
- Зэпетэ… точка, - от усердия Флака даже высунул кончик языка, вырисовывая на бумаге заветные слова SOS и Rammstein…

- …Ну и когда нас спасут? - требовательно осведомился Рихард у сидящих рядочком Пауля, Флейка и Кристофа, которые на него, впрочем, не реагировали и устремлённого за горизонт (где в лучах заката покачивались уплывающие вдаль бутылки) взгляда на лидер-гитариста не обращали.

- Оливер? - взвыл тогда тот, разворачиваясь на 180 градусов.
- Харе Рама, харе Рама… Ты сейчас похож на Карен, - донеслось до него из заоблачных далей.
- Правда? - расцвёл было Круспе.
- Да! Даже, пожалуй, чересчур. Тебе полезно будет от неё отдохнуть, - из-за зарослей лиан показался Тиль, в руках которого жалобно верещала, извиваясь, та самая крысоподобная зверушка, так напугавшая вчера Кристофа. - Я ужин поймал.
- Ой, какая лапочка! - затрещал Пауль, пытаясь выхватить несчастное животное из лап вокалиста.
- Фу, какая гадость! - Хором содрогнулись Кристоф с Рихардом.
- Кхм… Sorex isodon, - ознакомившись с внешним видом жертвы, констатировал Флейк. - Тиль, а тут есть-то нечего.
- Как так нечего? - Тиль поднял пищащую бурозубку на уровень своих немигающих очей, из-за чего она запищала и задрыгалась ещё активнее, и после минутного разглядывания ответствовал: - Есть чего. Особенно если не делиться!

- А-а-а!!! Живодёр и душегуб!!! - вдруг раздался пронзительный вой, и на остолбеневшего от неожиданности и недокорма Тиля пикировал трясущийся от праведного гнева Оливер. - Отпусти!!! Отпусти немедленно!!!
- Да-а-а!!! Выкинь ты эту дрянь!!! - совершенно неожиданно на помощь к нему пришли Кристоф и Рихард.
Тиль, не ожидавший столь вероломного нападения сверху и предательского - с боков, взревел раненым буйволом, но… было уже поздно, и ужин, радостно пища со всех ног бросился наутёк…

- Ах вы так!!! - обиде Тиля не было предела. - Тогда я поужинаю кем-нибудь из вас!!!!
Истошно вопя, группа бросилась наутёк. Но Кристоф… Кристоф не успел увернуться от несущегося, подобно локомотиву, Тиля и с жалобным верещанием забился в его несущих физические увечья объятиях.
- Ну всё, кранты ему… - вздохнул с верхушки пальмы Пауль.
- Придётся нам нового барабанщика теперь искать, - взгрустнул с соседней пальмы Флейк.
- Кристо-о-о-оф!!! - разразился слезами Рихард, уткнувшись носом в непробиваемую спину Оливера, левитирующего где-то… да, где-то на высоте примерно двух этажей от земли.
- Не бойся, Кристоф! Твоя следующая инкарнация будет совершеннее, чем теперешнее воплощение!!! - Оливер был в своём репертуаре.
- Друзья, тоже мне называются!!! Ай!!! - верещал Шнайдер, которого Тиль вращал под разными углами, ворча и плотоядно облизываясь. - Что ты делаешь?

Тиль замер на месте и ещё раз недоверчиво втянул носом воздух. Потом уронил барабанщика на землю и слегка придавил ногой.
- Признавайся! - взревел он. - Откуда пахнет?
- Ты чего? Совсем сдурел?..- начал было Кристоф, но тут же его осенило. - Ремень у меня кожаный! Вот!
- Снимай, - вновь раздался рёв…

- …Слушайте, а что мы делать будем, когда он последний ботинок слопает? - предавался философским размышлениям Пауль, задумчиво жуя корень какого-то растения. Тот был жёстким и противным, но это было всё же лучше, чем пучок зелени, торчащий из челюстного аппарата Рихарда, упорно строившего из себя мученика до тех пор, пока Оливер не рассказал ему, что делают на том свете с нытиками черти, а Флака - что на этом медики с язвенниками. Теперь лидер-гитарист молчал, молился и твёрдо решил стать вегетарианцем.

- Не знаю, но чем скорее бутылочки наши выловят и флот с авиацией на наше спасение пошлют, тем лучше…
- Тихо… - прошипел вдруг Кристоф, стоящий на дозоре, - там что-то происходит.
Все подняли головы и прислушались…
- Лично я ничего не слышу, - вертел головой Флейк.
- И я.
- Я тоже.
- Вам это не кажется подозрительным? - поинтересовался Кристоф. - Ведь раньше Тиль довольно громко чавкал…
- Точно… - пролепетал Флака, медленно зеленея.
- И давно молчит? - из-за помех в околоземном пространстве Оливер оказался отключён от Высших Сфер, а посему вынужден был выживать вместе со всеми. До лучших времён. Ну, если они, конечно, настанут.
- Давно… уже несколько часов…
- Так чего же ты раньше молчал? - накинулся на горе-сторожа Пауль.
- Да?!?!?! Вот ты умный такой, сам бы следил за ним. Я тоже есть хочу!!!
- Тс-с-с… Да тихо вы оба!!!!

Над кучкой потенциального провианта повисла тишина… Зловещая, гнетущая тишина… Но вдруг все подскочили. Тишину разорвал странный звук, отдалённо напоминающий сдавленное хрюканье. Это Пауль обратил внимание на несомненное сходство Рихарда, стоящего на четвереньках с травой в зубах и одного из домашних животных, дающих не только ценный мех, тьфу, то есть шерсть, но ещё и молоко и мясо.

- Вот посидишь тут ещё месяцок, а там с помощью твоей жены совсем окозлеешь, - давился от смеха ритм-гитарист.
- В смысле? - проблеял, отплёвываясь от подножного корма Рихард.
- Рога у тебя отрастут!!! - не в силах больше сдерживаться, Пауль расхохотался.
- Замолчи, дурья твоя башка! Ты же сейчас Тиля приманишь! - Кристоф пузом вжал гогочущего гитариста в песок, но было уже поздно… Вдалеке раздался быстро приближающийся рёв и шум поваленных могучей тушей деревьев.
- Спасайся, кто может!!! - взвыли Раммы и бросились наутёк…

Словно перепуганные зайцы, музыканты прыснули в разные стороны, но уже через полминуты было выяснено, что бегут все в одном направлении - к надёжной, укромной хижинке с её толстой дверью и тяжёлым дубовым запором…

- Скорее, запирай, запирай дверь, - верещал Рихард, бестолково размахивая засовом вместо того, чтобы положить его на его законное место - то есть поперёк двери.
Кристоф, не переставая сквернословить, пытался выхватить его у лидер-гитариста и не попасть под шальной удар.
- Окна! Мы совсем забыли про окна!!! - Пауль с Флейком панически прилаживали обломки стульев в качестве внутренних укреплений.
Оливер, запинаясь от волнения, создавал защитную сферу вокруг хижины…

- Врёте! Не уйдёте! - Раздался голос снаружи. - А ну делитесь тем, чего лопали втихаря!
- А то что? - От сильнейшего нервного потрясения в Рихарде проснулось несвойственное ему нахальство.
- А то я как дуну, и весь ваш домик разлетится, - задушевно пообещал Тиль, обходя хижину кругом и пиная стены, чтобы выявить слабые места.
- Нету у нас ничего!
- Не верю!!!! Начинаю дуть!!!! - с этими словами Тиль разбежался и всеми своими килограммами заехал по двери. Та качнулась, но не поддалась.
Тогда Тиль прыгнул на неё ещё раз. Она жалобно скрипнула и начала коситься внутрь, за чем в хижине с ужасом наблюдало пять пар глаз.

- А вот сейчас… - Тиль, радостно потирая руки, уже загребал копытом землю, готовясь к финальной, победной атаке, как вдруг сзади заорали до боли знакомым голосом.

- Вот они вы где, лодыри! Чем это вы тут занимаетесь? Опять чужое имущество портите, обормоты!!!!!!

Тиль с отвисшей челюстью ме-е-едленно развернулся и его глазам предстало совершенно неожиданное зрелище: на месте прежде непроходимых зарослей лиан и пальм сейчас сверкала на солнце широченная заасфальтированная дорога, на которой стояло несколько полицейских машин, броневик, пара авто с судорожно строчащими очередные пакости журналюгами, щёлкали фотоаппаратами папарацци, толпились зеваки в зелёном с плакатами "Даёшь чистое море", "Долой убийц экосферы" и тому подобное. Чуть впереди стоял лимузин (!), из которого высовывался какой-то мордастый мужичок с залысинами, не перестающий ни на секунду сыпать какими-то труднопереводимыми оборотами из области народного творчества, судя по колориту которых, с пожеланиями здоровья, новых творческих успехов и долгих лет жизни не имевшими ничего общего.

И закрывая собой всё это безобразие, на переднем плане возвышался, руки-В-боки единственный и неповторимый Продюсер.

- Вы что, специально решили загадить всю съемочную площадку?! Кто это придумал? Выйди вперёд!
Из хижины выползли остальные раммштайновцы и скромно потупились под Огненным Взором.
- Площадка?
- ДА! Тут кино про Робинзона местные снимать хотели! Месяц готовились! Периметр вон как оцепили! (взмах в сторону "непроходимых зарослей") А теперь что? Вон там режиссёр (взмах в сторону лимузина), чтобы немедленно извинились!!!!! И ещё перед этими… как их… гринписовцами! За бутылки! Набросали, понимаешь, всякого мусора в океан… Тряпок понавешали по пальмам… Как дети, честное слово… Ладно хоть местные вовремя заметили…
А ну, шагу, шагу!!!

Тяжко вздохнув, Раммы поплелись выполнять приказ… Лишь для того, чтобы потом с радостью окунуться во все блага цивилизации!!!

Одно "но" - морской транспорт с тех пор они не особо-то жалуют…


  Количество комментариев: 14

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]