Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



Нож. Лирика Нож. Лирика

Сборник составлен из стихотворений на двух языках, немецком и русском, а иллюстрации на разворотах выполнены Дэном Зозулей.

далее


Рассказы фанатов


Маленькое Счастье

Автор: Schele Автор: Schele

Когда от тебя уходит девушка - это обида. Когда девушка выставляет за дверь тебя – это оскорбление. Но и в том, и другом случае – это шок. Особенно если ты привык бросать и выставлять за дверь сам. Привык, что тебя со слезами умоляют «Кристоф, не надо!» А вот чтобы вот так, ни с того ни с сего, просто взяли и захлопнули перед носом дверь, со словами «Забудь этот адрес!»… Такого с ним еще не было. Решив, что это просто нервная реакция на его трехнедельное отсутствие, Шнай позвонил еще раз, и еще раз, потом шарахнул в дверь кулаком. Минут через десять, дверь резко распахнулась.
- Опять ты! – взлохмаченная блондинка возвела глаза к потолку. - Сказала же, проваливай! Будешь буянить, полицию вызову!
- Но почему?!
- Он еще спрашивает! Сволочь! Впрочем, - блондинка на секунду задумалась, - погоди, я сейчас, - с этими словами она исчезла внутри квартиры, не забыв закрыть дверь.
«Ну вот и чудненько», - подумалось ему. Сейчас она переоденется, выйдет к нему, он ее куда-нибудь сводит, а вечером… Ну там видно будет. Дверь снова распахнулась.
- Раз у тебя хватило наглости явиться, забирай. Может это и жестоко с моей стороны, но другого способа научить тебя отвечать за свои действия я не вижу. Воспитывай его сам, как знаешь, или отдай в соответствующее заведение. Вот тебе он сам, вот тебе его документы, вот тебе его вещи, - с этими словами блондинка вручила опешившему Шнаю тихо посапывающий байковый сверток и спортивную сумку, - Все, двигай отсюда. Я завтра улетаю во Францию, так что можешь не трудиться приходить.
- Но, погоди…
- Пошел к черту! – и дверь с силой захлопнулась.

Сколько он там простоял в полном оцепенении, и как он потом добрался домой, наш герой-любовник впоследствии вспомнить так и не смог. Очнулся уже в холле собственной квартиры, при лобовом столкновении с вешалкой. Пнув ни в чем не повинный предмет обстановки, Кристоф прошел в спальню. Сумку он поставил на пол, а сверток бережно опустил на кровать. Сам приземлился в кресло, и попытался привести мысли в порядок. Итак, что мы имеем? Сбежавшую подружку, и …. Взгляд переместился на кровать. А с ним что делать? Если признаться честно, обращаться с малышами он не умеет, совсем. Что она там говорила про ответственность? Он же не один в этом участвовал! Это было их общее решение, подобные вещи очень сближают. И он честно таскался с ней по магазинам, выбирая все нужное (и как это она умудрилась уместить все в одну сумку, или выкинула половину?), как дурак носился по квартире с рулеткой, вымеряя расстояния от двери (близко ставить нельзя), от батареи (надо, чтобы было тепло, но не жарко), от окна (сквозняк – это кошмар) и.т.д. Правда, малыш появился в его отсутствие, но он в этом не виноват. Он же творческая личность, в конце концов! У него же репетиции, концерты, встречи с поклонниками (и особенно поклонницами), интервью. Может в этом дело? Ревность к его успеху, к его таланту? Какая глупость, честное слово! Правильно его Тилль предупреждал, две творческих личности вместе практически не уживаются. Хотя эта истеричка ревновала его и к друзьям тоже. А где они, кстати? Хоть кто-нибудь наверняка сможет ему помочь. Крис схватился за телефон.
- Тилль, привет! Ты не занят?
- Халло! Вообще-то я в парке с Неле и Кирой. У тебя что-то срочное?
- Ну как тебе сказать…
- Ты без моей помощи помрешь?
- Я нет, а…
- Тогда пока!
В ухо понеслись короткие гудки. Даже не дослушал, скотина. Ладно, идем дальше. Оливер трубку не брал, в ухо неслась заунывная восточная мелодия. Ясно, «ушел в себя, вернусь не скоро». Мне бы его спокойствие…
- Халло, Пауль!
- О, п-привет! С-слушай, я т-тут класс-с-ссный м-март-тини н-ншел, пдхди!
- Ты пьян?
- Щас буду, двай прсдняйся!
Так, от этого тоже толку не будет. Интересно, он один пьет, или с кем-то? Попробуем позвонить герру Круспе.
- Здорово, Рихард!
- Привет, Шнай! Чего у тебя случилось?
- А как ты догадался?
- Элементарно. Сейчас полдень субботы, а ты вместо того, чтобы развлекаться со своей очередной пассией, звонишь мне. Причем трезвый. - Так она меня бросила, - замечание про трезвость он решил проигнорировать.
- Не повезло. Ну что, приехать пива привести? Или чего покрепче?
- Спасибо, не надо.
- Шнай, ты не заболел? Раньше ты не отказывался. Ты меня не пугай, а то сейчас Флаке позвоню, пусть он тебя лечит.
- Риха, ты гений! Как я сразу не подумал. Не волнуйся, сам ему сейчас позвоню.
- Спасибо, я знаю. Счастливо!
Надо признать, идея и в самом деле была здравой. Видать, шок оказался сильнее, чем он думал. Надо было сразу Лоренцу звонить, не зря же у него прозвище «Доктор».
- Флаке, помоги!
- Господи, Кристоф, что случилось?
- Это не телефонный разговор, приезжай!
- Ладно, жди, сейчас приеду
Крис без сил опустился в кресло. Надо же было так влипнуть! Кстати, надо хоть посмотреть, как назвали, чтобы не выглядеть уж совсем идиотом. Заодно может и что полезное в сумке найдется, типа справочной литературы. Литературы не нашлось, зато в боковом кармане отыскалась пачка документов. Так, вот оно, свидетельство о рождении. Что у нас тут? Дата рождения, родители, имя – «Эрикссон фон Аушвиц Шнайдер». Ой, мама, это же не выговоришь! Не повезло несмышленышу. Ничего, дома можно звать его просто Эрик. Словно услышав свое имя, сверток завозился и запищал. Мысленно перекрестившись, Крис осторожно развернул байковое одеяльце и взял крохотное существо на руки. «Что же мне с тобой делать?»
Cущество пискнуло, уткнулось носиком в его футболку и затихло. В этот момент раздался звонок в дверь, прибыла помощь, надо идти открывать.
- Заходи, Флаке. И вот только не надо такие глаза делать.
- Прости, я не хотел. Просто ты меня напугал по телефону, я уж решил, что дело совсем плохо. А это не страшно.
- Ну может это тебе не страшно, а у меня руки дрожат.
- Хм, странно. У тебя? Тогда положи на кровать, а то уронишь еще. Как его зовут-то?
- Эрик. Полное имя я не произнесу, даже на трезвую голову.
- Спокойно, сейчас разберемся. Ты его кормил?
- Издеваешься?! Я не умею!
- Не вопи, пошли на кухню.
Исследовав холодильник, Флаке поинтересовался:
- Ты сегодня первый день дома? Или у тебя всегда так?
- Практически всегда, а что? – Шнай сел на табуретку, по-прежнему держа Эрика на руках. – Там еще в спальне сумка валяется, надо в ней посмотреть.
Флаке приволок сумку на кухню и принялся копаться в ее содержимом. Найдя нужное, повернулся к плите.
- Значит так, смотри и запоминай. Название можешь записать, инструкция на баночке есть. Ты гляди, даже бутылочка есть! Похоже, она все заранее собрала, и если бы ты не явился, малыш отправился бы в казенное заведение.
- Да ладно тебе, - Шнай вздрогнул, - по-моему, ты преувеличиваешь.
- Думаешь? Сколько ты на лестнице проторчал? Минут 10-15? А чтобы все так аккуратно уложить, нужен час как минимум. Все, готово. Давай Эрика сюда, а сам смотри и учись.
Шнай честно попытался все запомнить, но быстро понял, что не сможет. Даже если ему все расписать по пунктам, то все равно не сможет. Ну не признаваться же Флаке, что он этого кроху побаивается? Вернее не так, боится своего неумения, боится сделать ему больно. У него же руки на ударную установку тренированы, даже подружки иногда жаловались (обзывались «варваром» и «терминатором»). А здесь? Эрик же хрупкий, как цветок (ехидный внутренний голос тут же начал припоминать длинный поминальный список загубленных растений). Усилием воли, Крис отогнал непрошенные воспоминания, и сосредоточился на Лоренцовских указаниях. Часа через четыре, подробнейшим образом все объяснив, записав, купив запас за первое время и лично последив за выполнением необходимых процедур, Флаке счел свой миссионерский долг выполненным.
- Все запомнил? Да не трясись ты, все хорошо будет.
- Надеюсь. А чего смеешься–то?
- Прости. Но ты бы на себя со стороны посмотрел! Как там, чудовище и младенец? Не, не то. В общем, Вин Дизель из «Лысого няньки» отдыхает! Все, я пошел, удачи тебе.
- Спасибо, - буркнул ударник, захлопывая за другом дверь. Смешно ему видите ли! Да знает он, что со стороны смотрится нелепо. А что делать-то? В мрачном настроении Крис побрел в комнату. Может, фильм какой посмотреть? Боевичок для бодрости? Где-то на середине Шнай не выдержал, нажал на паузу и пошел в спальню. Эрик, тихонько посапывая, спал на его кровати. На просторах этого двуспального монстра он казался таким маленьким, таким беззащитным, что у Криса защемило сердце. Он осторожно подошел и сел прямо на пол. Его лицо оказалось почти на одном уровне с Эриковской мордашкой. Словно почувствовав его присутствие, малыш открыл глазки, посмотрел на него и пискнул. Взгляд был трогательно доверчивым, и эти глаза – светло-голубые, как у него самого. Шнай понял, что пропал. Он подхватил малыша на руки, прижал к себе, почувствовал, как бьется крохотное сердечко. «Нет, малыш, не отдам я тебя никому. Ты мой, и только мой»

Утро началось с телефонного звонка. Спросонья Шнай долго не мог сообразить, где он находится и где валяется телефонная трубка. Со второй попытки он вспомнил, что еще вчера ушел спать в гостиную на диван, а телефон обнаружился на полу под джинсами. - Шнайдер у аппарата.
- Привет. Ты там живой?
- А, Тилль, привет. Живой, только еще не проснулся.
- Так утро уже, и не такое раннее. Во сколько же ты вчера лег? Или вообще не ложился?
- Тебе это действительно интересно?
- Да нет. Слушай, чего ты от меня вчера хотел? Я сейчас девочек в торговый центр повезу, могу заглянуть по дороге.
- Спасибо. Мы вроде с Флаке разобрались. Но если хочешь, приезжай. Можешь прихватить продуктов и пару новых фильмов.
- Ты чего, правда заболел и тебя наш доктор под домашний арест посадил? Ладно, часа через полтора – два будем. Можешь не умываться, но хотя бы оденься.
- Уж кто бы говорил! – огрызнулся Крис. Потом швырнул телефон обратно на пол и попытался встать, ну или хотя бы не заснуть обратно. Когда-то, в минуту душевной слабости, а может и по пьяни, он дал Тиллю дубликат ключей от квартиры, а забрать обратно так и не смог. Поэтому лучше все-таки встать самому, пока не приехали девчонки. Тилль просто уронит его на пол, ну может пнет по-дружески. А эти малолетние хулиганки. Нет у них ни стыда, ни совести, с них станется холодной воды из лейки за шиворот налить. Или стащить одеяло, а набросить мокрое полотенце. Может кому это и нравиться, а его увольте. С трудом приведя себя в вертикальное положение (ну не привык он вставать ночью по будильнику), Крис поплелся сначала в спальню (Эрик еще спал), потом в ванную (это мое отражение?).
Приличия ради, в дверь позвонили. Крис открыл и посторонился, пропуская двух лучащихся жизнерадостностью созданий и их более сдержанного спутника. Девчонки вихрем пронеслись по квартире, и вскоре из спальни послышались восторженные взвизги: «Ой-какая-прелесть-какой-маленький-какой-лапочка-солнышко-какие-глазки-носик-ушки-спинка-ути-пути-сюси-муси-пуси». Тилль вздрогнул.
- Кто там у тебя?
- Последствие моего легкомыслия. Пошли на кухню.
- А как его зовут? – в коридор высунулась Нелле.
- Эрик. Вы только не затискайте его совсем.
- Ой, да ладно. Эрик, значит? А он на тебя похож! – с этими словами Нелле унеслась обратно в спальню.
- Тилль, будешь так сочувственно на меня смотреть, получишь в глаз.
- И что ты нервный такой стал? А спросить, как тебя угораздило, можно?
- Да сам не знаю, – Крис неторопливо загружал принесенное в холодильник. - Слушай, ну куда мне столько?
- А что? Тебе теперь, небось, и из дому лишний раз не выйти. Как ты собираешься на репетиции ходить? У Рихарда там появилась пара идей, надо бы послушать.
- Не, эту неделю вам придется без меня. А на следующей я скорее всего уже смогу присоединиться. Надо будет почитать принесенную литературу, с какого там возраста их можно с собой таскать?
- Хороший вопрос, - усмехнулся гордый отец двоих дочерей. - Ты имеешь в виду, выходить гулять? Или конкретно – привезти на репетицию? Второе не советую, оглохнет с непривычки. Нелле лет до двух громких звуков боялась.
- Скажешь тоже! – Шнай рассмеялся, - как же ты ее приучал к собственному творчеству? Стихи читал?
- И это тоже. Ладно, пойди попробуй их вытащить, а то не доедем, куда собирались.
- Попробую. Но результат не гарантирую.
- Из спальни послышались протестующие вопли, потом все стихло. В коридор буквально выпал Шнайдер. Нелле он перекинул через плечо, а Киру держал подмышкой.
- Получай своих красавиц, - он аккуратно сгрузил девочек на пол.
- Спасибо. Девочки, пошли.
Закрыв за Тилем дверь, Крис пошел в спальню. Нашествие юных энтузиасток Эрик пережил спокойно, и даже, заразившись их энергией, сосредоточенно пытался исследовать близлежащую территорию в лице подушки. С улыбкой понаблюдав за ним, Крис взял его на руки и понес на кухню.
«Скажут тоже, на меня похож! Чем, интересно? Глазами если только. Хорошо, что меня сейчас никто из ребят не видит. С Паулем точно истерика была бы».

Как и договаривались, неугомонная пятерка собралась у Рихарда дома. Тилль развалился на диване, приготовившись высказывать критические замечания. Рихард сидел за компом и, чертыхаясь, пытался вспомнить, куда он сохранил файл с дополнительными эффектами. Оливер медитировал на подоконнике, а Пауль настраивал свою, принесенную «на всякий случай» гитару. Флаке сидел в кресле и пытался угадать, чем закончится сегодняшний эксперимент.
- Нашел! Все готово, - Рихард оторвался от монитора и обвел взглядом комнату. - А где Шнайдер?!
- Не придет он, занят.
- Чем?! Я без него не могу…
- Господи, какие признания, - не сдержался Пауль. - А нас тебе мало? Кстати, действительно, где Шнай? Кто ему звонил?
- Я к нему даже заезжал, - раздалось из кресла. - Сказал же, занят он. Плоды своего легкомыслия воспитывает. Так что в ближайшее время можете на его общество не рассчитывать.
- Что??!!! – Рихард, Пауль и Оливер дружно вылупились на Лоренца, - И ты молчал??!!
- А что вас так удивляет?
- Ох ни хрена себе! – Пауль прислонил гитару к колонке и забегал по комнате. - Когда только успел? И тоже, молчал как партизан. Оливер, выйди из транса! Риха, подбери челюсть, потеряешь! Тилль, где удивление на лице? Или ты знал?
- Ну знал, - нехотя промямлил вокалист, внутренне готовясь к рукоприкладству со стороны возмущенных одногруппников. - Вернее, самого мелкого я не видел, зато Нелле с Кирой в полном восторге были. Еле увел их потом. А вот Флаке его точно видел.
- Нечего на меня стрелки переводить, - взвизгнул клавишник, прячась за спинку кресла.
- Ну расскажи, интересно же, - попросил Оливер, придерживая Пауля за шиворот. - Полик, угомонись. Давайте я всем успокаивающего чайку сделаю, а потом Флаке нам все расскажет.
- Ты только смотри, что в «чаек» класть будешь, - буркнул ритм-гитарист, плюхаясь на диван, - Тилль, подвинься.
Даже Рихард, у которого любопытство пересилило обиду, согласился. Правда, сделал мысленную пометку при случае «припомнить поганцу». Флаке попытался отвертеться со словами «Да там и рассказывать-то особо нечего», но ему не поверили.
- Вот, держите, - из кухни появился Олли с подносом. - А теперь рассказывай.
- Да что вы ко мне пристали? Ну ушла от него очередная пассия, ну оставила она малыша ему, ну тронулся слегка умом наш ударник, ну помог я ему в меру своих способностей, ну что вы еще от меня хотите услышать?
- Как назвали? Вот просто так ушла и оставила? Почему тронулся? Это каких же таких способностей? – посыпались вопросы со всех сторон.
- Я сразу всем ответить не могу. Давайте по порядку. Она его просто выставила за дверь, вручила малыша с вещами и отправила на все четыре стороны. Полное имя очень длинное, если короче – то Эрик. С чего нашего непробиваемого так пробрало, я не знаю. Но человек готов, абсолютно. Сегодня забегал с утра, так испугался, честное слово. Он меня за грудки сгреб, приподнял и как завопит «Он мне улыбается! Он меня узнает, представляешь?!» Скажете не псих? Еле ноги унес, - вопрос о способностях Флаке проигнорировал.
Представив себе эту картину, Пауль и Риха покатились со смеху. Тилль сначала было присоединился к ним, потом вспомнил пару похожих случаев из собственной биографии и притих. Оливер просто улыбнулся.
- Ой, не могу! – Пауль утерся рукавом. - Надо спасать человека. Может завалиться к нему?
- Думаешь, стоит? – засомневался Оливер, - Его мнением поинтересоваться не хочешь?
- А что он сделает, один против пятерых?
- Четверых, - поправил Флаке. - Я в этом надругательстве участвовать не желаю.
- Дезертир! Тилль, ты с нами?
- Куда я денусь?
- Оливер?!
- Обязательно. Надо же кому-то за вами проследить.
- Итак, решено. Тилль, заводи своего зверя.

А в это время Шнайдер, даже не догадывающийся о приближающемся нашествии, действительно был занят. Сначала он битый час пытался научиться завязывать аккуратный бантик на голубой ленточке. Получался либо морской узел, либо некое подобие галстука. А поскольку сидел он на кровати, ему еще мешал Эрик, пытающийся ухватить ленточку. После очередной неудачной попытки, Крис отдал ленточку ему. Потом в голове всплыло предупреждение, что так делать нельзя – малыш может случайно замотаться и задохнуться. Пришлось ленточку отобрать. Тут же раздался протестующе-плачущий писк. Надо брать на руки, успокаивать… В общем, на звонок в дверь Шнай прореагировал не сразу. Он положил Эрика на кровать, и вполголоса ругаясь «Кого еще черт принес?», пошел открывать. Услышанный за дверью голос Пауля «Открывай, это мы!» заставил потянуться за гвоздодером, забытым в углу. Промедление грозило появлением ключей из Тиллевского кармана. Выругавшись уже вслух, Шнай рывком распахнул дверь. Неосторожно прислонившийся к ней Пауль рухнул внутрь, и сияя, сообщил с коврика «Привет! Мы пришли тебя спасти».
- Крис, ты только не нервничай, - примирительно прогудело с высоты двух метров, - Мы за тебя просто волновались, вот и пришли.
- Да от вас и в могиле не спрячешься. Ладно, проходите, – мелькнувшая было мыслишка захлопнуть дверь, разбилась о демонстративно расправленную грудную клетку лидер-гитариста.
Гурьбой ввалившись в квартиру, «спасатели» потребовали предъявить Эрика.
- Ну и бессовестные вы! В спальне он, только аккуратно, а то поубиваю собственноручно.
- Обижаешь, Крис! Мы осторожно, как эти, гномы из Спящей красавицы, - видимо от волнения, в голове у Пауля все перемешалось. Получив напутственный подзатыльник, он пошел за остальными. Через пару минут в коридор высунулся Тилль.
- Крис, но это же котенок.
- Ну да. А ВЫ ЧТО ПОДУМАЛИ?!
Ответ был написан у вокалиста на лице. Глядя на эту растерянную физиономию, и появившихся за ним сотоварищей, Шнай расхохотался и медленно сполз по стенке. Тилль хотел обидеться, но потом вспомнил, как девочки что-то тараторили про «шелковистую шерстку», а он не особо вслушивался. Когда до Пауля и Рихарда дошел весь комизм ситуации, они тоже дико развеселились, причем Полик просто по полу катался от смеха. Оливер с трудом сохранял невозмутимость, и пытался вспомнить, с чего он взял, что речь идет о ребенке. А предмет всеобщего внимания, недоуменно приподнявшись на передних лапках, навострил ушки и таращил свои голубые глаза на этих незнакомых и шумных существ.


  Количество комментариев: 26

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]