Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



В тихой ночи. Лирика. В тихой ночи. Лирика.

Тилль Линдеманн – легенда мира музыки, автор текстов группы Rammstein. Его стихи проведут нас по чувственному миру, сотканному из сексуальности, любовной аддикции и рефлексии.

далее


Рассказы фанатов


Одна неудачная поездка.

Автор: Steina Автор: Steina

Часть 1. «За что? Или что брать с собой в дорогу, и как отвлечься от плохих мыслей»

Полдень. Дом Хелнеров. Весь Rammstein собрался в гостиной по приглашению самого Якоба.
- И чего он там так долго? - нарушил молчание Рихард - Моё время-золото. И, между прочим, я забыл нанести на руки увлажняющий крем.
- Ну всё, катастрофа! Если ты их немедленно не помажешь своим увлажняющим кремом, кожа засохнет, потрескается и начнёт шелушиться! - нашел повод для очередной шутки Пауль.
- Дорогой мой Пауль, – с фальшивой улыбкой начал Рихард, - посмотри на свои руки! Они от постоянной игры на гитаре загрубели и действительно шелушатся! А мои ручки, – Рихард начал любовно осматривать уже свои руки: - красивые, и кожа на них мягкая и нежная как у младенца.- Закончил он своё повествование.
- Да, и ум у тебя как у младенца… - тут же захихикал Пауль.
- Что ты сказал герр Малявка?! - тут же вспыхнул Риха.
- Ага! Других-то доводов нету! Мозг, тоже как у младенца! - но вдруг понял, как его обозвали, и тут же заверещал. - Кто, я малявка?!
- Ну не я же, - самодовольно выпрямился Рих.
Пауль уже готов был прыгнуть на Риху и занять позицию «Отелло душит Дездемону», но успокоился, услышав следующую фразу:
- Хе, кто бы говорил…- как бы себе усмехнулся Флейк.
Он, видимо, надеялся, что никто его не услышит, но увидев злобный взгляд лидер-гитариста втянул голову в плечи, невольно вспомнив о его реслерском прошлом.
- Флака, не лезь – достанется, – посоветовал Шнайдер.
И тут во всеобщую перебранку вступил дражайший вокалист:
- Да вы заткнётесь или нет?! - заявил Тилль в одну вторую силы своих лёгких. – Телевизор вообще не слышно! - Однако это было сказано для того, чтобы отвлечься от мыслей о еде.
- Это всё Пауль! - тут же заявил Рихард.
- Ну опять я… Как всегда! - надулся Пауль.
- Не, Пауль, это ж правда - выдал его буквально с потрохами Шнайдер.
- Ну вот, уже и лучший друг меня предал. Всё, надоело! Попрошу Оливера чтоб научил уходить в астрал от всяких там подальше… - заявил Пауль, и попытался взять лежащий на близстоящем столике журнал, но его руку перехватил Тилль. Взгляд у него был чем-то весьма не довольный.
- От кого это от всяких?- спросил вокалист, наградив при этом Ландерса тяжёлым взглядом.
В ответ тот лишь пролепетал что-то невнятное, но во-первых его перебили, а во-вторых Тилль почувствовал какой-то до боли знакомый запах… А перебил Пауля уже давно вышедший из астрала Оливер:
- Да хоть сейчас! - заявил обрадованный Оливер, думая, что он наконец-то нашёл друга по медитациям и хождениям по астралам. Но радость его была не долгой. Не ожидав, что Оливер его услышит, Пауль тут же ответил:
- Как-нибудь в другой раз!
- Ну как хочешь… –тут же по новой попытался отправиться в астрал разочарованный Олли.
Воцарилось молчание.

Тилля продолжали мучить мысли о еде, и он обонял запах давно распространившийся по дому (а так же прислушивался к шипению); Рихард был погружен в мысли о мести Флаке; Пауль делал вид, что читает журнал, но на самом деле обдумывал перспективу обучения у Оливера хождению по астралам; сам же Оливер пытался находиться в этом самом астрале; Шнайдер строил догадки какого лешего их позвал к себе Якоб, который шлялся чёрт знает где, а Кристиан просто бродил по лабиринтам своего разума. Но всё же одна мысль была общей: «зачем их позвал Якоб?»
- И чего мы тут забыли? - озвучил эту мысль Рих.
Но ответить никто не успел, так как в комнату вошел Якоб Хелнер собственной персоной. Сначала на него никто не обратил внимания - все были заняты своими мыслями.
- А вот и я! - озвучил своё появление продюсер. – Надеюсь, вы не скучали. Я тут кое-что принёс…
Словно по команде весь Rammstein (включая Оливера, которому видимо по каким-то техническим причинам не удавалось попасть в астрал) повернули головы к продюсеру. В руках у Якоба был поднос уставленный бутылками пива и тарелками с дымящейся едой. На тарелках были традиционные колбаски (вот причина запаха, и шипения, услышанного Тиллем), салаты и прочее.
Первым среагировал Тилль. Точнее его желудок, которому в данный момент подчинялись ноги, руки и все остальные части тела. С боевым кличем «ЕДА!» он кинулся к Якобу. Но к нему наперерез бросилась уже пришедшая в себя остальная часть группы. С невероятными усилиями его удалось удержать.
- Вот молодцы! Так его и держать! - как ни в чём не бывало, похвалил Якоб.
- Ладно, ладно. Отпустите! На всех так на всех, но большую часть мне, - заявил Тилль.
- Это мы ещё посмотрим… - сказал Рихард.
После его кивка все разом бросились к Якобу. Точнее к подносу. Расхватав, что кому попалось, ребята сразу отошли. Хотя, кто отошел, кто отпрыгнул, кто просто залёг на пол. На пути голодного герра Линдеманна остался только бедный Якоб. Но тот тоже не растерялся и, бросив поднос Тиллю, поспешно отскочил. Вопреки всем ожиданиям Тилль весьма удачно поймал поднос, не разлив пиво и не уронив ни одной колбаски.
И только тогда все утихомирились и начали потихоньку поглощать принесенное. Но их прервал Флейк:
- Народ! Может спросим у достопочтенного Якоба зачем он нас собрал и к чему всё это? - показав на еду и пиво, осведомился Кристиан.
- Хм... А он прав… - жуя кусок колбаски (точнее всю) рассудил Тилль.
- Думаю, что он уходит на пенсию! - предоставил свою догадку остроумный Пауль.
- Э-э-э… С чего ты взял?? - не понял Якоб.
- Ну как, - принялся рассуждать Пауль, - еда, пиво… Чем не прощальный вечер? (Хотя на часах было только начало второго). Отметим у тебя, а потом… - Паулю уже представилось море спиртных напитков, закуски и их пьяная компания. А так же их дом после всего этого.
- Пауль, это не остроумно! А повод несколько другой… - въехал Якоб.
При его словах группа разочарованно вздохнули.
- Ну давай! Не тяни кота за хвост!- нашел подходящее выражение Пауль.
- Я решил, что нам всем необходим отпуск! - выдержав эффектную паузу, закончил Якоб.
- УУУУРРРРАААААААААААА!!!!!!!- на разные голоса раздалось в гостиной Хелнеров. Громче всех, во всю мощь своих натренированных лёгких, «уракнул», естественно, Тилль. И сделал это так, что оконные стёкла задрожали, а собачки Якоба попрятались, кто куда мог.
- А именно мы едем в горы. И едем на неделю, - дополнил картину Якоб.
- А условия проживания? - спросил вдруг молчавший до этого Шнайдер.
- Будем жить в палаточном городке.

Волна громких и не очень цензурных возмущений прокатилась по дому.
- Нееет! Меня на природу больше не заманишь! - тут же высказался Рихард, - мне того раза хватило когда Шнай с Флакой над нами пошутили!
При этом он посмотрел на Тилля, встретил его ответный злобный взгляд, тут же отвел глаза и почувствовал, что краснеет.
- Ага! Вот-вот! У меня до сих пор на спине царапины!- подхватил Пауль.
- ТИХО!!!- в гостиной раздался громоподобный голос герра Линдеманна. - Якоб, почему НАМ нужен отпуск, почему МЫ едем на неделю в горы, и почему МЫ будем жить в палаточном городке?
- Очень просто! Я еду с вами!- простодушно заявил продюсер.
В гостиной Хелнеров воцарилось такое молчание, что можно было слышать шум проезжающих машин, гомон птиц и голоса прохожих.
- За что? - тихо спросил Шнайдер.
- За какие грехи?! - уже чуть ли не взвыл Рихард, - в горы - ладно, там красиво, в палаточном городке - хорошо, купили бы надёжные палатки - это можно выдержать. Но неделю в горах, в палатках и с ТОБОЙ! - при этих словах Риха бросил испепеляющий взгляд на продюсера. - Этого я не выдержу! Я поеду отдыхать отдельно и на море!
- Ах, я совсем забыл... - «вспомнил» Хелнер. - Парочка условий: первое - мы или едем вместе или никто не едет вообще, - при этих словах продюсера стакан с пивом в руках Рихарда разлетелся на мелкие кусочки. – Второе - берём только всеобще нужное, и третье - мы едем БЕЗ спиртного.
На этот раз стаканы разлетелись на мелкие кусочки почти у всех участников группы. Но нюанс был в том, что разлететься им помогли не слова Якоба, а руки герра Линдеманна.
Разбив все стаканы, Тилль всё равно не успокоился и с налитыми кровью глазами и чуть не идущим паром из ушей паром, двинулся на продюсера.
- Тихо, тихо, тихо! - забеспокоился Якоб. - Это всё, что я хотел сказать. Вы свободны!
Все Раммы, за исключением Тилля, который продолжал шествие по направлению к Якобу (вернее к его шее) понимали, что если они сейчас не остановят рассвирепевшего вокалиста, им точно придётся отмечать уход Якоба, но только не на пенсию, а в мир иной. Дружно придя к этому умозаключению, они схватили Тилля под руки и быстро выпроводили за дверь. Сами Раммштайновцы (естественно за исключением вокалиста) так же направились к выходу. Выходя, каждый благодарил Якоба:
- Спасибо за пиво! - сказал Рихард, но потом еле слышно добавил, - и чтоб ты сдох…
- Было вкусно. Пока, - в свою очередь поблагодарил Шнай, но за тем по примеру Рихи добавил. - Чтоб тебя твои же собаки съели…
- До свиданья, - вступил Флака и, так как человеком он был весьма порядочным, на этом закончил. Однако какие мысли крутились в его голове лучше не описывать.
- Пусть земля тебе будет пухом! - высказался Пауль
- А, и ещё... - действительно что-то вспомнил Якоб. - Выезжаем послезавтра утром.

От побоев продюсера группы Rammstein спасла лишь крепкая дверь, потому что после его последних слов в эту многострадальную дверь долбилось уже шестеро здоровых (за исключением сами знаете кого) мужиков.
Однако через полчаса они оставили эти попытки, так как поняли - дверь очень крепкая. Но тут Пауль предложил использовать кого-нибудь в качестве тарана. И вся группа (за исключением уже Пауля, так как Тилль пришел в себя) единодушно приняла эту идею, сказав, что в этом самом качестве он сам (Пауль) и будет выступать. Раммы уже подняли бедного Ландерса, как вдруг Тилль заявил, что им ещё нужен гитарист. И Пауля отпустили, чему последний был весьма рад. Погрузившись в опель Тилля и фольксваген Рихарда, Раммы отправились восвояси, то есть непосредственно на квартиру к герру Линдеманну.

* * *

- Ну и сволочь этот Якоб! - нарушил тишину Рихард
- Да ни говори!- поддержал (!) его герр Ландерс, - ну все вместе это ладно, надеюсь никто не уйдет в неизвестном направлении - гнетущий взгляд в сторону Флаки, - и за ним никого не придётся никого посылать, - насмешливый взгляд в сторону Шная. - Самое нужное взять- это не проблема. Ну-у, почти для всех… Правда Риха?
- Пауль, не смешно! - отозвался Рих.
- Но, дорогие мои друзья, это ещё не главная проблема. А главная проблема состоит в том, что две недели без спиртного не выдержит, например, Флак, - подвёл итог Шнай.
- Я выдержу! – возразил ему Флака.
- Уткнись и не порть картину! - огрызнулся Шнай.
- Но проблема и не в том что две недели не пить… - все удивлённо-злобно посмотрели на источник звука (Оливера).
- Ты издеваешься?! Да? - Воззрился на него Тилль
А Олли всё ещё говорил:
- …и не в том что вдали от цивилизации…
- О, спасибо, что ты нам так морально помог! - перебил его герр Круспе.
Но Оливер продолжал:
- …а суть проблемы в том, что Якоб едет с нами.
И это было чистой правдой, так как никто из группы не любил Якоба, скорее наоборот… И перспектива провести с продюсером неделю в вышеперечисленных Оливером условиях нравилась далеко не всем… Но тут всеобщие размышления прервал Тилль своей коронной фразой:
- Я хочу есть!
Несмотря на проблемы с проведением отпуска, все разделили желание вокалиста и невольно взгляд большей части группы пал на Рихарда Круспе-Бернштайна…
- Что вы на меня так смотрите?? - сначала не понял Рих, но потом догадался, - ну ладно иду, иду. – И поднявшись из кресла, побрел на кухню. Все стали нетерпеливо ждать…

Вскоре по дому распространился очень приятный запах. И как только дверь кухни открылась и оттуда высунулась голова Рихарда, которая не успела ничего сказать так как вся толпа из согруппников рванулась на кухню. Там стояло пять разновеликих тарелок с едой. Поднос предназначался, как вы понимаете, вокалисту. Самая маленькая тарелочка предназначалась Флаке…
- АААААУУУОООО!!!!!- заверещал после распробования еды Флак. - Тут перец… соль…. ААА!!!.. – закончил он и убежал по направлению к ванной.
- За что ты его так? - сострадательно спросил Риху Оливер. - Что он тебе сделал?
- А я его предупреждал… - высказался Шнай.
- Не понял?
- Ну, это месть Флаке за хихиканье над ростом, – пояснил Шнайдер.
- Ааа... Тогда понятно.
В то время Рихард просто сиял от удовлетворения.
В дальнейшем трапеза проходила без происшествий. С Флакой поделился Оливер, которому почему-то есть не хотелось. После того как еда была уничтожена, Раммштайновцы отправились спать.

* * *

Весь следующий день, после завтрака естественно, группа собирала вещи. Примерно к трём часам все были готовы.
- Ну вот забот больше нет.- Высказался Пауль.
- Не скажи… Давайте-ка подумаем как можно провезти мимо Якоба спиртное, - предложил Тилль.
Все предложение приняли, но чего-то не хватало. Точнее кого-то. И этот кто-то зашел в комнату и спросил:
- Никто не видел моё средство для снятия лака?
Перед глазами группы предстало нечто похожее на их лидер-гитариста, но увешанного разными по цвету и размеру сумками (в дальнейшем всё это складывается в один рюкзак).
- Не понял... Что в этом всём? - спросил Шнайдер, показывая на орду сумок.
- Э-э-э… Мои вещи... А что?
- Мужики! Я кажется придумал как нам провезти мимо Якоба спиртное! - воскликнул Пауль.
- Ну и как? - осведомился Тилль.
- Мы наберём много пластиковых бутылочек, понаклеим на них всякие этикетки типа: «Тоник для кожи» или «Шампунь для волос» и сложим всё это к Рихе в сумки вместо его парфюмерного склада!
- Пауль, ты спятил??!! - закричал на него Рих, - а что я буду делать без настоящих тоника для кожи и шампуня??
- Перетерпишь как-нибудь, а ты, Пауль, просто гений! - одновременно ответил на вопрос Рихи и похвалил Пауля Тилль. - Якоб не догадается. А если начнёт что-то говорить насчёт ненужного барахла (тыканье пальцем в сторону пакетов Рихарда) ты (тыканье пальцем в сторону уже самого Рихарда) начинаешь вопить, что без, например этого тоника у тебя сморщится кожа или что-то в этом роде, ну короче придумаешь.
- А если он всё равно не захочет брать это... барахло? - спросил Пауль.
Наступило молчание. Все думали что делать. Но вдруг подал голос Флака:
- Ну тогда Рих скажет что он не поедет, если Якоб не согласится взять его как бы косметику. А Якоб сам сказал, что или едем все вместе, или не едет никто. В таком случае эту неделю вместо отпуска мы проведём как обычно и вдали от Якоба. - Закончил Кристиан.
- Ты у нас голова Флака! Предлагаю за это выпить! Кто пойдет? - тут же среагировал Пауль.
-Думаю сначала надо выполнить нашу задачу! - осадил Ландерса Тилль.
- Не понял. Какую задачу? - ошарашено спросил Пауль.
- С тюбиками и этикетками, - пояснил Тилль, - между прочим твоя идея была…
«И кто меня за язык тянул? - подумал Пауль. - Хотя...»
- Но идти-то надо, - сказал Пауль, - только покупать побольше.
В итоге отправили Флаку, так как он лучше всего разбирался в выпивке, а Шнайдер вызвался ему помочь ссылаясь на то, что мышечная масса Флаки была, мягко скажем, невелика.
После того как их задача была выполнена, и все собирались выпить, Тилль вдруг сказал:
- Стоп! Мы же не знаем, кто что взял! Можно тащить меньше, если кто-то взял одно и тоже! Я, например, взял термос с кофе, свои вещи (видимо нижнее белье, так как после того как он это сказал, на лице его проступил легкий румянец), таблетки от похмелья, кое-что из еды, ручку с блокнотом, а то мало ли что, и сигареты. Зажигалку я не нашел. Ну всякая дребедень которая может пригодиться.
- Я взял… - начал было Рих, но его перебил герр Линдеманн:
- Ты освобожден от объяснений. Дальше!
- Я взял дорожную аптечку, инструкции по первой помощи при отравлении и укусах змей, энциклопедию по ядовитым грибам и растениям, и ещё пару лекарств и клизму, - простодушно выложил Флейк.
При слове «клизма» у всех в глазах, за исключением самого Флейка, промелькнул страх…
- Х-хорошо. Кто следующий?
- Я взял с собой ароматизированные палочки, зажигалку, кстати, Тилль, по-моему, это твоя, чаи там разные (дальше пошло перечисление всех этих мелочей которые так любит Оливер) и свой спальный мешок.
- Мешок говоришь? Думаю Якоб позаботится об походном инвентаре, - пробубнил Тилль. - Ладно. Хорошо. Кто ещё?
- У меня котелок, топорик, книжка на ночь чтоб почитать, фонарик, и ещё что-то там, - выложил список находившихся у него в рюкзаке вещей Пауль.
- А у меня сухие пайки и вода. - Не дожидаясь очередного «Хорошо» от Тилля уведомил всех Шнай.
- Хорошо! Ну чтож, теперь можно преступить к распитию оставшихся спиртных напитков .- Заключил Тилль.

В оставшееся время (а это примерно с 16:25 до ??:??) продолжалась гулянка. Распитие этих самых напитков совмещалось с пением, которое содержало в себе тексты непосредственно самой группы, так же немецких народных и одной русской песни, именуемой «Штиль». Во многие из них впихивались (в прямом смысле этого слова) нецензурные выражения. Затем последовала драка между Паулем и Рихардом возникшая как всегда из-за роста первого над которым начал нагло смеяться второй. Длилась она недолго так как герру Линдеманну скоро надоело смотреть, как два его согруппника сцепившись, катаются по полу, причём это всё сопровождалось истошными воплями, источником которого являлся Рихард, поскольку Пауль схватил за волосы, а также подбадривающими воплями «Бей его!» или что-то в этом роде со стороны остального состава группы. Распинав драчунов по углам, Тилль заявил, что надо бы прибраться… а зря. Вследствие этой команды на проходящих по улице людей посыпались бутылки - пустые и не очень; горшки с цветами - причём Шнайдер их отчаянно защищал; так же по направлению к окну был оттащен уснувший, Пауль. Но вовремя вернувшийся Тилль спас гитариста от неминуемой гибели. Как всегда.

На следующий день первым проснулся Тилль. Узрев окружающую его разруху, он успокоился. Осмотревшись, он заметил, что лежит на диване. Вокалист продолжал осмотр комнаты примерно с такими мыслями: «В углу валяется нечто. Это нечто странно гундит, совсем как Оливер, когда он медитирует. Ага, значит это он. О, моя голова… Так дальше». С этими мыслями Тилль поднялся и сел на диване. С этой позиции ему открылось более обширная территория. Первым его ощущением было то, что он поставил ноги на что-то живое. И он не ошибся. Прямо у подножья дивана сладким сном спал Шнай в обнимку с бутылкой каким-то образом уцелевшей. Осторожно его переступив, герр Линдеманн встал. Всё тело ныло. Из-под стола торчали чьи-то ноги. Оценив длину стола и не найдя других видимых частей изучаемого субъекта, герр Линдеманн пришёл к весьма разумному решению, что под столом спит Пауль. Осталось найти только Риху и Флаку. На поиски первого Тилль отправился в ванную, попутно изучая близрасполагающуюся территорию. Однако ни Рихарда, ни Флаки нигде не обнаружилось. Тогда герр Линдеманн отправился в уборную чтобы… ну короче вы знаете зачем… Открыв дверь Тилль обнаружил внутри сладкую парочку. Этот “Twix” составляли… Нет, не Рихард и Флейк, а Рих и некое керамическое изделие под названием унитаз. Однако объяснение этому находилось непосредственно здесь же, в руках у герра Круспе. А именно это был пустой флакончик из-под какой-то парфюмерии самого Рихарда. Видимо решив помочь группе и попутно с кем-то поспорив и проиграв (под глазом Рихи виднелась синяя отметина, хотя виновником этого безобразия мог оказаться и Ландерс) он (Рихард) выпил бывшее содержимое флакончика. Ну вот и результат… Выкинув Риху из уборной, Тилль справил нужду. Выйдя он обнаружил герра Круспе не лежащего на полу, а стоящего перед зеркалом рассматривая своё средство освещения (фонарь под глазом). При этом Рихард держался молодцом, хотя и за косяк двери. Оставалась ещё одно: найти Флаку. Обыскав весь дом, Тилль и Рихард решили пойти будить остальных. Вскоре дом наполнился бубнением и мычанием типа:
- О-о-о, моя голова… - или же:
- Чёрт, всё болит, что здесь вчера было?!
Или чем-то подобным. Доедая то, что осталось со вчера (так как в магазин сейчас идти никто не хотел) группа услышала пронзительный вопль из гостиной:
- А-А-А!!! Как я тут оказался?!! Снимите меня!!!
Вся группа разом метнулась в гостиную и тут же покатилась со смеху. Не смеялся только сострадательный Оливер. Вопил потерянный Флака, невероятным образом повисший на люстре и при этом вопящий как загнанный кот. Общими усилиями и с помощью Оливера «кот» бы снят. При этом было разбито две лампочки, за что согруппники тут же получили от герра Линдеманна. Накормив спасённого клавишника, все направились в гостиную для уборки. В коридоре они наткнулись на лежащие кучей рюкзаки.
- Так, не понял... - начал Тилль. - Мы что, куда-то собирались?
- Э-э-э… Задай вопрос полегче, - отозвался Пауль.
Но тут раздался телефонный звонок. Герр Линдеманн взял трубку и как следует гаркнул туда:
- Алё!
- У, блин... Оглушишь! Так, вы уже готовы? - раздался в трубке голос продюсера.
- Не понял, к чему готовы? - тупо уставился на трубку Тилль.
- Ну, как к чему? К отпуску! - добродушно напомнил продюсер.
- ???
- Тилль, вы что, вчера пили? - осведомился Якоб.
- Ну было дело… - признался Тилль.
-Тогда всё понятно. Бегом собирайте вещи и ждите, когда я приеду, - распорядился продюсер.
- Э-э-э... Хорошо…
После этого в трубке раздались короткие гудки.
- Кто звонил? - Спросил Рихард.
- Хелнер.
- Что он опять хотел??
- Спросил, не готовы ли мы к отпуску и сказал ждать пока он придёт.
- О Боже! Отпуск! Неделя! Палаточный городок! С Хелнером! - осенило вдруг Шнайдера.
- Ну-ка, ну-ка… Подробней рассказывай!
И Кристоф выложил всё, что было связано с отпуском, Хелнером и спиртным, попрятанным вместо косметики Рихарда. За всеми этими разговорами пролетело время…
И тут раздался звонок в дверь. Посмотрев в глазок, Тилль загробным голосом всех осведомил:
- Это Хелнер…

Продолжение следует


  Количество комментариев: 3

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]