Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



Сегодня День рождения мира Сегодня День рождения мира

Вам когда-нибудь хотелось проехаться гастрольным туром вместе с любимой группой хотя бы в качестве наблюдателя? Благодаря этим мемуарам ваша мечта наконец-то сбудется!

далее


Рассказы фанатов


Как Rammstein "Хоббита" снимали.

Автор: Моргот Дата: 14.10.2002
Автор: Моргот

Пролог.
В комнате сидят Якоб Хеллнер и режиссер (вылитый Тарантино, а может и он сам). Сидят уже довольно давно, так как рядом с каждым по несколько пустых чашек из-под кофе.
Реж (нервно): ну и где это твоих гребаных актеров черти носят? Тра…нутая немецкая пунктуальность, бля - на полтора часа опаздывать!
Якоб: может пробки…
Реж: какие на х… пробки в этом затр…нном селе!!!!!!!
Дверь резко распахивается и в комнату заваливает Раммштайн. Все дико злые, явно с бодуна и почему-то перепачканы грязью.
Якоб: ребята, что случилось? Просил же я вас хотя бы раз явиться вовремя!
Шнайдер: Это все чертова колымага Пауля! Она же если сама едет, то только с горы, да и то с нее детали во все стороны летят!
Пауль: Это все Тилль… я ему говорил, чтоб он не прыгал в машине…
Тилль: Это один мелкий недоносок до сих пор ездит на машине своего дедушки.
Реж (обращаясь к Якобу и глядя на Раммштайн снизу вверх): это и есть твои гномы и эти маленькие ублюдки… как их там… хоббиты?
Шнайдер: смотрите, а этот очкастый смахивает на того парня, который Криминальное чтиво снял!
Рихард: ой, и точно. А можно взять у него автограф? (обращается к режиссеру) Извините, Вы не могли бы…
Реж (злится): НЕТ! Вы паршивые фрицы что себе позволяете?! Думаете я буду дожидаться пока вы не притащите сюда свои жирные задницы! Да пошли вы на …! Сомнительная, б…я, честь снимать кино для какой-то занюханной гуннской группы!
Фляк: чего это он так вопит? Глухой какой-то что ли?
Тилль (берет режиссера за шкирки и орет на ухо): Если ты, поганый латинос, еще раз что-то пискнешь про меня и моих друзей, я поджарю твою драную американскую задницу так, что ты до конца дней сидеть не сможешь! Verrrrrrrstehst du mich?
Реж (примирительно): ладно, ребята, ближе к делу. Роли свои знаете?
Раммштайн: ………..
Якоб: Сейчас быстренько все устроим. Так, Рихард, ты будешь у нас мистером Торбинсом. Пауль, с тобой все ясно - вылитый Горлум.
Реж: этот пироман (показывает на Тилля) будет драконом. Можно заодно и троллем…
Шнайдер: а я - Гендальф!
Реж: какой-то из тебя хреновый Гендальф! Пошутил… Но все равно будешь троллем в пару к этому громиле. Правда, их там вроде трое, но вас двоих с головой хватит. Гендальфом будет вон тот тощенький. Он поумнее остальных выглядит…
Шнайдер (ворчит): тоже мне Гендальф, он и посох поднять не сможет.
Якоб: а как же Оливер?
Реж: разве еще кто-нибудь остался? Мать честная! (глядит на Олли, голова которого находиться где-то под потолком) Ну … будешь гномом. По росту подходишь…
Все: ?????????
Реж: …на тринадцать гномов. А теперь живо поднимайте свои зад… (замечает взгляд Тилля) … то есть идите переодевайтесь. Через десять минут начинаем.
Раммштайн переругиваясь пытаются протиснуться все разом в дверь. В конце концов им это удается, дверь закрывается. Из-за нее слышны шум, невнятные угрозы (преимущественно в адрес Пауля), восторженные возгласы Рихарда и жалобное ворчание (Пауля после очередного пинка).
Реж (вытирая пот со лба): налей мне чертов стаканчик шнапса, для храбрости… (выпивает стакан залпом) И как только ты с ними справляешься?

Сцена первая

Место действия - съемочная площадка: домики с круглыми окошками, круглыми дверцами, вокруг кустики, цветочки - в общем Хоббитания. Перед режиссером выстроились в ряд Раммштайн, только Рихарда не хватает. У всех кроме Олли в руках листочки с текстом.
Реж: надеюсь, свои слова вы выучили?…
Пауль: у меня почему-то только слова Риха, Тилля, Шнай…
Фляк: а это тогда что такое? (показывает Паулю на выделенные зеленым маркером строчки).
Пауль: я думал, это вычеркнуто…
Реж: ……………
Шнайдер: почему мои слова выделены голубым?
Тилль и Пауль (хором): да так, противный…
Шнайдер: я вам не гей!
Пауль: милый, неужели ты нас бросаешь?
Тилль: назови мне имя этого негодяя! Я его на фарш пущу!
Шнайдер: заткнитесь, идиоты!
Реж: где же, черт возьми, этот Торбинс-Бернштайн?
Пауль (хихикая): он там прихорашивается.
Появляется Рихард в серебристых бриджах, на ходу заглядывая в зеркальце и припудривая нос.
Рихард (захлопывает пудреницу): ну вот, я готов!
Реж: я, по-моему, тоже…
Шнайдер (все еще обижаясь на своих коллег): и после этого вы меня называете гомиком!
Реж (Рихарду): скажи пожалуйста, милый мальчик, почему у тебя штаны такого цвета…
Рихард: но это мои самые лучшие!..
Реж: … и какого хрена ты ПОБРИЛ НОГИ!!??
Рихард: о, ну так ведь красивее, правда?
Оливер: Рихард, у хоббитов на ногах густой теплый мех, поэтому они не носят обуви.
Шнайдер (надвигаясь на Рихарда): т-та-ттак эт-то т-ты, поганец размалеванный, брил свои НОГИ моей бритвой!
Рихард (пятится): я… я ее по-помою… по-почищу…
Пауль: спроси его, до какого места он побрил м-м… ноги.
Шнайдер: Рих, если это правда…
Рихард: помогите!
Реж: хватит! Сколько можно!? Это ж надо было так надраться, чтобы согласиться с такими уродами работать!
Пауль: Да, уж…
Фляк: МИНЗДРАВ предупреждает: алкоголь вредит Вашему здоровью.
Рихард (рассматривает себя в зеркальце): по-моему, очень даже неплохо.
Реж (сам себе): я спокоен, я уравновешен… (орет) Все по местам! Мы начинаем! Сцена первая, дубль один.
Все расходятся. Рихард садится на скамеечку, кладет ногу на ногу, достает пачку сигарет, прикуривает (Якоб Хеллнер с трудом сдерживает звереющего режиссера). Весело насвистывая что-то, подходит Фляк, облаченный в белый халат и огромное сомбреро.
Фляк: … мы начинаем КВН, почему? Для чего?
(на помощь Якобу приходит Тилль).
Рихард: Доброе утро!
Фляк: Что Вы хотите этим сказать? (подсматривает текст с листочка, прикрепленного сбоку к сомбреро хирургическим зажимом) Просто желаете мне доброго утра? Или утверждаете, что утро сегодня доброе - неважно, что я о нем думаю? Или имеете ввиду, что нынешним утром все должны быть добрыми? (кидает взгляд на прижатого Тиллем режиссера)
Рихард: Фляк, с тобой все в порядке? (глаза режиссера постепенно наливаются кровью. Рихард, заметив это, поспешно вытаскивает из кармана листок) Э-ээ…хочешь закурить?
Фляк: спасибо, но я бросил. (режиссер начинает биться головой о невозмутимого Тилля) А вообще-то я ищу участника преступления… то есть приключения, которое я нынче устраиваю.
Рихард: Позвольте… кажется, я не имею чести знать Ваше имя…
Фляк: полная или частичная потеря памяти вследствие… ах да.. Я - Гэндальф, а Гэндальф - это я!
Рихард: Гэндальф! Тот самый, который устраивал такие неподражаемые фейерверки?
Тилль (выпускает режиссера): чтооо??!! Он - фейерверки? Да он же улетит на луну от самой малюсенькой ракеты!
Реж (обретя относительную свободу): Fuck, fuck, fuck! Нет, это невыносимо! Вы что, не можете держать свои пасти закрытыми и не тявкать, когда не надо?
Оператор: снимаем второй дубль?
Реж: нет, я этого не выдержу… продолжаем.
Рихард (Фляку): пожалуйста, заходите ко мне на чашку пив… чая, скажем, завтра!
Рихард с трудом протискивается в крохотную круглую дверцу, захлопывая ее за собой.
Конец сцены первой.

Сцена вторая.

Маленькая уютная хоббитская норка изнутри. Рихард сидит с отвращением уставившись на чашку чая. Раздается стук в дверь. Рихард бежит открывать. На пороге стоит Оливер. Молча. Проходит минута, вторая, третья…
Реж (еле сдерживаемый Якобом и Тиллем): ты что, слова свои забыл? Да посмотри же в свой текст! Где он?
Оливер: ………
Пауль (выглядывает из-за угла): он с ним в туалет ходил…
Реж (бледнея): запомни раз и навсегда, не вся бумага, что попадает в твои руки - туалетная!
Оливер: Олли, к Вашим услугам! (режиссер облегченно вздыхает)
Фляк (подталкивая Оливера сзади): давай, проходи скорее. Рих, надеюсь, у тебя найдется что-нибудь поесть и выпить! Чай?! Что? Зеленый? Это не мне, это - вон ему (указывает на Олли, который пригнувшись пробирается к гостиной). Мне, пожалуй, пива.
Оливер: И пирожков с мясом, и сыра.
Тилль (пулей несется по коридору): мы уже ЗАВТРАКАЕМ?!
Шнайдер: давно пора бы!
Пауль: Точно! Мы ведь даже не перекусили с утра.
Тилль: и кажется, я знаю, кто в этом виноват…
Пауль: на что ты намекаешь?
Фляк: ну почему же намекает?
На пороге появляется режиссер, цвет лица которого изменяется от нежно-голубого до ярко-красного. Из-за его плеча выглядывает перепуганный продюсер.
Шнайдер (одной рукой запихивает в рот кекс, другой прикрывает пирожок): тофе пфоголодались?
Остальные Раммсы моментально расхватывают провиант. На тарелке остается одинокий пончик.
Пауль: прошу к столу!
Реж: большое спасибо, я не голоден. И даже если бы умирал с голоду, то не стал бы есть с вами за одним столом!
Тилль: ну как хочешь, нам больше достанется.
Шнайдер (пребывающий в благодушном настроении от съеденного и, особенно, выпитого): Эй, а ты вообще кто такой?
Реж (на грани срыва): я, я - вз-з-режиссер!
Шнайдер (подозрительно): вз-з-режиссер? А чего, собственно, вззрежиссеру понадобилось в нашем домике?
Якоб: Шнайдер, умоляю тебя, замолчи!
Тилль: А приготовить обед из него можно?
Пауль (берет вертел): попробуй - узнаешь.
Шнайдер: шкуру ободрать, так, поди, мяса-то на один укус останется.
Рихард (жалостно): заморыш несчастный! Ребята, отпустите вы его!
Режиссер, обрадованный таким поворотом событий (почти что по сценарию), потихоньку удаляется с места действия, таща за собой ничего не понимающего Хеллнера.
Тилль: а я этого не допущу - я его поймал.
Шнайдер (совершенно упившись): Тилль, говорил я тебе, что ты жирный дурак, (встряхивает головой) и еще повторю!
Тишина, нарушаемая лишь жужжанием камеры.
Тилль (медленно поднимаясь): я тебе этого не спущу, Кристоф Dumm Шнайдер! (нокаутирует барабанщика с первого удара) Eins! Это тебе за жирного!
Пауль (тычет в бесчувственного Шнайдера вертелом): а за дурака?
Тилль (отвешивает Паулю оплеуху): zwei!
Пауль: за что?
Тилль: сам же сказал… В следующий раз попробуй подумать, перед тем как гавкать.
Фляк: считаешь, у него получиться?
Рихард: что же нам теперь делать с телом? Зажарить на медленном огне целиком?..
Пауль: накрошить и сварить?..
Тилль: сесть на него и раздавить в лепешку?..
Якоб: вы что с ума посходили? (набирает в рот жидкости из первого попавшегося стакана (с пивом, естественно) и выплевывает на Шнайдера).
Шнайдер (обводит всех мутным взглядом): что случилось?
Реж: ничего, просто душ из пива - не по сценарию, зато про войну…
Шнайдер: что?
Рихард: смотрите, тут оказывается есть еще курица, маринованные огурчики, яблочный пирог и эль!
Реж: да сколько можно жрать?!
Оливер: дайте ему что-нибудь, пусть заткнется! (бросает в режиссера яблоко)
Тилль: Рих, для Шнайдера только чай. А то я не уверен, что он потом встанет даже после душа из водки…
Шнайдер: да вы мне скажете, наконец, что случилось - я что-то пропустил?
Рихард (протягивает Шнайдеру пудреницу): на, посмотри…
Шнайдер (рассматривает фингал под глазом): ну попадись мне тот, кто это сделал! да я его…
Оливер: я бы на твоем месте не рисковал.
Шнайдер (глядит на Тилля): так это…
Тилль: ага… Чего ты вскочил? Второй хочешь заработать?
Шнайдер (злобно шипит): ну, Тилль, погоди! Я тебе это еще припомню!
Тилль: я-то думал, тебе не понравилось, как в больнице кормят…
Пауль: может он забыл? Ну ничего, мы этот пробел в памяти заполним.
Фляк: то ли еще будет…
Рихард: кажется, Паулю тоже не терпится отдать себя в распоряжение людей в белых халатах.
Пауль: ах, там такие девочки!
Шнайдер: никак не можешь забыть ту неотразимую фрау с формами и голосом пожарной машины?
Фляк: так вот кому наш малыш стихи пишет!
Рихард: Пауль пишет стихи? Как мило…
Тилль: то-то он у меня на днях спрашивал, с чем рифмуется слово "дивная".
Шнайдер: она отвечает взаимностью? Против стихов, да еще сочиненных Паулем, не устоит ни одна женщина.
Рихард: а у меня он дезодорант одолжил да еще спрашивал в какой цвет лучше покраситься.
Раммштайн (хором): СВИДАНИЕ?! Когда?
Шнайдер: надо бы камеру взять - и победа в "Самом смешном домашнем видео" наша!
Пауль: уже все высказались? Да вы мне просто завидуете!
Раммштайн: да ужж…
Пауль: Просто вы не хотите признавать, что женщины обращают на меня больше внимания!
Шнайдер: точно, женщины всегда уделяют слишком много внимания всяким мелким тварям - крысам, тараканам, паукам…
Пауль (грозит Шнайдеру кулаком): осторожно, Буратино, пока я тебе нос не сломал!
Рихард: а ну покажи свою руку, Пауль!
Пауль (прячет руку за спину): что такое с моей рукой?
Рихард: мое кольцооооооооооооо! Он украл мое кольцоооооооо!
Тилль (закрывает уши руками): мои бедные маленькие ушки! Р-р-рихард, заткнись!
Оливер: а кольцо действительно похоже на то, что Рих потерял.
Пауль (отрезает себе кусок пирога): Угощ-щ-щение на с-с-славу! С-с-сладкий кус-с-сочек для нас-с-с!
Шнайдер: Пауль, не увиливай. Отдай ему кольцо и избавь нас от этих воплей.
Рихард: вор, вор! Ландерс-с вор! Украл мое любимо-ое, мое колечко-о!
Пауль: врун! Это мое! Подарок на День Рождения, моя прелес-с-сть!
Реж: был один Горлум - стало два… ну да ладно, как хотят.
Режиссер, Якоб, а также Шнайдер, Оливер, Фляк и Тилль выходят в коридор, где с безопасного расстояния наблюдают за происходящим. Рихард хватает первый попавший под руку предмет - тарелку с курицей с ярко выраженным намерением зашвырнуть ее в Пауля.
Пауль: что это за ш-ш-штука у него в руках?
Рихард (прицеливается): сейчас узнаешь, мерз-зкая тварь!
Пауль (уворачивается от летящей в него курицы): Ты с-слышиш-ш-шь? (пригибается, заметив приближающийся кувшин) Не присес-с-сть ли тебе, Рихард, моя прелес-с-сть (ловит на лету блюдо из-под пирога, которым пользуется как щитом), не побес-с-седовать ли с нами немнож-ж-жко?
Шнайдер: стул, стул возьми! И целься точнее!
Тилль: вкусная, наверное, курочка… даже не попробовал…
Реж (первый раз за день довольный): It's fuckin' good! Теперь давай про загадки!
Пауль: как ему нравятс-с-ся з-загадки? (банка с огурцами вдребезги разбивается о блюдо) Может быть, нравятс-с-ся?
Рихард, у которого закончились боевые снаряды, собственной персоной надвигается на Пауля. Режиссер делает страшные глаза, Рихард замирает в нерешительности.
Реж (размахивает текстом): утром загадки - вечером кольцо. Давайте, мальчики, работайте, а потом можете что угодно друг с другом делать.
Рихард: но он у-у-укра-а-ал мо-ое…
Раммштайн (хором стараются перекричать Рихарда): КОЛЬЦО!
Реж: господи, какой голосистый попался! Вокалист он у вас что ли?
Тилль: ты кого, рожа режиссерская, вокалистом назвал?
Якоб: Тилль, отпусти режиссера! Немедленно! Ну пожалуйста, Тилль… Тилль, что ты делаешь? Больше так не делай, хорошо? Не нужно!..
Тилль: а ему больше и не надо.
Пауль: спа-а-асите! (залезает на стол)
Фляк: кажется, сегодня одним трупом не обойтись…
Якоб: Пауль, отдай Рихарду кольцо. Я тебе новое куплю!
Пауль: чес-с-стно? Тогда с-сначала з-забери от нас-с его. Дай нам порас-с-скинуть мозгами, моя прелес-сть!
Шнайдер: было бы чем…
Пауль: Кристоф, мне послышалось или нет? Вот черт! (Рихард пытается стащить Пауля со стола) Да на, забери! (бросает в Рихарда кольцо) Ведь бывают же люди, до чужого добра жадные!
Шнайдер: сколько раз я тебе говорил, Пауль Ландерс, чтобы ты не называл меня Кристофом?!
Тилль: если ты, Пауль, сегодня выживешь, я тебе куплю кляп в рот. А то мы так и гитариста лишиться можем…
Пауль: извини, Шнайдер. Я больше не буду. Хорошо? Ну пожалуйста… Кристоф, Кристофка, Кристофочка…
Шнайдер в гневе… Остальные с интересом ждут, как будут разворачиваться события. Якоб пытается предотвратить еще одно убийство, но его сдерживают Тилль с Рихардом. Пауля спасает чудо в лице восставшего из мертвых режиссера.
Реж: Kill that motherfuckin' Rammstein!
Рихард: что он говорит?
Шнайдер: кто его знает - что-то не по-нашему…
Якоб: так, ребята, мы продолжаем.
Реж: Что, … твою, значит продолжаем?! Да ноги моей здесь больше не будет!
Тилль: а что случилось?
Реж: случилось? Он еще спрашивает, что случилось! Глаза б мои вас не видели!
Рихард: вас что-нибудь не устраивает?
Реж: Fuck you all! Меня ничего не устраивает! Я вас всех по судам затаскаю! За моральные, материальные (возмущенный возглас всей группы) убытки, за членовредительство, за …
Пауль: вредительство чего? Извините, но мы таким не занимаемся. И если вы там с кем-то когда-то что-то… ну в общем… то при чем здесь мы?
Якоб: Пауль, только тебя сейчас не хватало!
Пауль: но эта американская задница обвиняет нас во вре…
Оливер: Пауль, отойдем в сторону, и я тебе объясню.
Пауль: Олли, и ты туда же! А ну убери от меня свои руки!
Реж: и с этими ха-ха, этими… я… работать… Сон? И приснится же! Нет! Вы еще здесь? Да закончится это когда-нибудь?
Режиссер выскакивает на улицу. На улице никого кроме проезжающего мимо на тракторе мирного немецкого фермера, который и становится целью режиссера. Вышедшие на крыльцо Раммштайн с продюсером смотрят вслед удаляющемуся трактору и бегущему за ним режиссеру.
Тилль: тю, нервный какой-то…
Пауль: еще и извращенец.
Шнайдер: говорил я, надо было Линча приглашать.
Якоб: и что? От вас бы и Хичхок с ума сошел!

Конец


  Количество комментариев: 9

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]