Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



Сегодня День рождения мира Сегодня День рождения мира

Вам когда-нибудь хотелось проехаться гастрольным туром вместе с любимой группой хотя бы в качестве наблюдателя? Благодаря этим мемуарам ваша мечта наконец-то сбудется!

далее


Рассказы фанатов


"Ты так хорошо пахнешь"

Дата: 22.01.2004
Автор: Semanariorty-Ирина

От автора:
Внимание! То, что вы прочтёте сейчас, является всего лишь вымыслом моего нездорового воображения! Любое совпадение с реально существующими лицами всего лишь случайность, и не более! Итак, страшная-престрашная немецкая народная… СКАЗКА


Давным-давно, кажется в прошлую пятницу, жителей, а, по большёму счету жительниц, тихого немецкого городка Потсдама охватил цепкий, леденящий душу ужас: в тёмном дремучем лесу, под старым мёртвым дубом, в сыром и грязном погребе поселились неизвестно откуда взявшиеся шесть оборотней. Каждый вечер перед полнолунием они дружно выползали из своей конуры и бродили по лесу, где выслеживали себе новых жертв. А когда наступала ночь и на небе появлялась луна, дети ада топали к городку, в поисках выслеженных. Нужно отметить, что все шестеро вампиров были мужчинами, и довольно-таки интересными, так что представителям сильного пола и многочисленным городским старушкам они особых хлопот не причиняли. А вот молодым девушкам - не то слово! Уж как только юные фрау не прятались, - их всё равно находили и использовали по прямому назначению (чтобы крови напиться). Всё это, разумеется, очень интересно, но мы всё же остановимся на событиях прошлой пятницы. Итак, пятница - вы будете смеяться - тринадцатое число, немного пасмурный августовский вечер, погреб под дубом…

- Гы-ы-ы-ы-а-а-а!!! - некультурно зевнул кто-то у самого входа, а потом деловито добавил, - сейчас самое время, чтобы подкрепиться.
- Знаешь, Тиллюша, - ласково, с заметным славянским акцентом промурлыкал голосок справа, - В жизни каждого уважающего себя вампира есть и более важные вещи…
- Вот именно, - вмешался третий, - Я с Пауликом полностью согласен! Каждый уважающий себя вампир… Ик!.. Должен много пить. Жидкость - это стержень медицины, она омолаживает и придает сил…
- Ага! - воодушевленно перебил Флаке Тилль, - Особенно пара стаканчиков свеженадавленной крови.
- Первой группы, - из-под засохшей коряги добавил Оливер.
- Почему именно первой? - изумились все остальные.
- А потому, что первая - самая вкусная, - довольно улыбаясь, пояснил тот.

- Уф!.. - тяжело вздохнули в самом дальнем углу погреба, - Вам бы только пожрать, как следует…
- А что? Что ещё!? - в один голос закричали кровопийцы.
- А где же красота? - вынимая из кармана упаковочку туши для ресниц, спросил Рихард, - Где романтика, я вас спрашиваю? И вообще, вы думаете только о еде, а у меня, между прочим, на штанах дырки, на прошлой неделе блондинка очень нервная попалась, так все, зараза, разодрала... Слышь, Тилль, мне срочно нужен новый элегантный туалет!
- Будет тебе туалет, - сквозь зубы прорычал Тилль, - Будет!
- Только смотри, выбери что-нибудь пооригинальнее, - начиная малевать кисточкой правый глаз, попросил Рихард, - Такое, чтобы, где бы я ни появился, все сразу начинали на меня смотреть и не могли оторвать глаз! Вот это было бы круто…
Тилль снова зарычал, а Пауль заботливым голосом предупредил:
- Слышь, Рих, ты смотри, себе кисточкой в глаз не ткни, друг…

- А откуда у него эта вещица? - поинтересовался Флаке, указывая на тушь для ресниц.
- Какая? А, эта... Это он вчера у одной дамочки позаимствовал. Он к ней в последнее время зачастил что-то. Американка, молодая, красивая… Он ей и жениться пообещал, - косясь на Рихарда, захихикал Пауль.
- А что!? - возмутился главный модник, - И женюсь! Я своё слово всегда держу!
- Ну, если всегда держишь, то марш наружу и приведи её сюда… Я есть хочу! - приказал Тилль.
- Что-о-о-о?!?! - Рихард чуть было не выронил предмет самоукрашения, - Мою любимую, моё солнышко лесное, мою заиньку, да на растерзание этому ханорику!?..
- Кому!?!? - взревел Тилль, - А ну повтори, что ты сказал!? Пасть сейчас порву и моргалы выколю!!!

Тилль двинулся на Рихарда, сжимая кулаки. Тот аккуратно отложил в сторону тушь для ресниц и попятился в глубь погреба. Дойдя до стены, он завопил не своим голосом:
- Помогите, лю… вампиры добрые! Хильфе!!! Тут хулиганы зрения лишают!!!
- Пасть порву, моргалы выколю! - в ярости твердил Тилль, сжимая свои пальцы на шее Рихарда.
- И рога ещё поотшибаешь, - деловито добавил Кристоф, - Про рога не забудь!
- Да, конечно, рога… Слыш, Тиллюша, а ты по гороскопу не козерог случайно? - поинтересовался Оливер, надеясь отвлечь его внимание от Рихарда, который из бледно-вампирического уже превратился в лилово-синего.
- Р-р-р-р-р!!! - был ответ.
- "Р-р-р-р-р!!!"??? Ты лев, что ли? - не понял Оливер, - Что-то я не припомню, чтобы мы отмечали твой день рождения летом…
- Да козерог он, козерог, - вмешался Флаке.
- Только безрогий, - докончил Пауль.
- Это ещё почему? - удивились остальные три оборотня, не считая разъярённого Тилля и полуживого Рихарда.
- Ну, ведь он же не женат, - пояснил главный пакостник.

Тилль на несколько секунд замер, очевидно, обрабатывая в мыслях только что сказанное Паулем. Его глаза сузились, он бросил Рихарда на холодный земляной пол и двинулся душить малогабаритного блондинчика.
- Эй, ты чё? Ты чего это? - заметался Пауль, - Я же правду сказал, - ты не женат! Или женат?
- Р-р-р-р!!! - Тилль безжалостно схватил малютку точно так же, как несколько минут назад схватил Рихарда.
- Тилль, а ты что - на самом деле женился, а нам ничего не сказал? Тоже мне, друг называется, - Флаке не хотел оставлять Паулика на произвол судьбы.
- Тиллюша, сладенький, - принялся ворковать Кристоф, - Ну отпусти ты его, он же маленький ещё, глупенький…
- Р-р-р-р!!!
- Ти-и-илль! - дёрнул его за рукав Флаке, - Отвечай, противный, ты женился или нет!?
- Р-р-р-р-р-р-р-р!!! - ещё более зловеще и громче зарычал тот в ответ, потому что Паулик каким-то чудом вырвался и понёсся к двери. Тилль развернуля и походкой Феликса Дзержинского ринулся к нему. Пауль нащупал дверную ручку, схватился за неё, но проклятая дверь не поддавалась, а не менее проклятый Тилль всё приближался и приближался. Видя, что его уже ничто не спасёт, малютка прижался к двери и голосом Коли Баскова и Монсерат Кабалье заорал, вытаращив глаза:
- Му-у-у-у-у-ут-э-э-э-эр-р-р-р-р!!!

Все (и Тилль в том числе) принялись лихорадочно затыкать уши.
- Не ори, кретин, - потирая головные конечности, прошипел Тилль, - Не трону я тебя! Не хочу руки пачкать…
Пауль тут же замолчал, а голос подал оклемавшийся Рихард:
- Ребята, давайте жить дружно.
- А давайте мы лучше поедим! - весело предложил Кристоф.
- Давайте, давайте!!! - обрадовался Тилль.
- Давайте, - солидно поддержал товарищей Флаке, - Только для этого сначала нужно прошвырнуться по лесу… Кто пойдет?
- А кто предложил, тот и пойдёт! - с сарказмом улыбнулся Пауль. Все остальные дружно закивали головами и стали поджимать Флаке к двери:
- Иди, давай, мой хороший, - не унимался Пауль, - Воздухом свеженьким подышишь, не мне тебе говорить как это полезно для здоровья.
Флаке озлобленно взглянул в глаза тому, кого недавно мечтал вырвать из цепких рук Тилля, а он... он… он просто...
- Иди, иди, - подталкивали его со всех сторон, - Тилль, где ключи?
- Вот они!
- Открывай… Вот так… Ну, дорогуша, ауфвидорзейн! - оборотни вытолкали Флаке наружу и снова заперли дверь. Тот почертыхался, потоптался на месте, но делать было нечего, надо идти искать новую жертву.

Флаке почапал вперёд, в надежде, что какая-нибудь девушка-красавица встретится ему на пути. Он бродил по лесу больше двух часов и страшно проголодался. У этого оборотня была в отличие от остальных одна странность - находясь в помещении, он практически не хотел есть, но зато когда выходил на улицу, на него нападала жуткая голодуха. Так случилось и сейчас. "Вот чёрт!" - с негодованием подумал Флаке, - "Попадись мне щас хоть кто угодно, я бы времени зря терять не стал - набросился бы и дело с концом. А этим гадам ничего бы не оставил!"

Оборотень свернул вниз по дорожке, и тут увидел странную человеческую фигуру, принадлежавшую пожилой женщине. Дамочка была низенькая, почти кругленькая, с торчащей в разные стороны шевелюрой тёмно-зелёного цвета. Одета тётенька была в какой-то длинный допотопный сарафан, синий, в зелёный горох, с кружевными рюшами на подоле и манжетах. Обрадованный вампир бросился к ней.
- Фиве фиво, финочик? Ась? - спросила она, обнажив в улыбке рот со сгнившими зубами. Флаке растерянно попятился назад. "Может быть это и вкусно, - промелькнуло в его вампирской голове, - Но до чего неаппетитно выглядит!"
- Финок, ты ето куда? - ловко подпрыгнуло к нему "неаппетитное" и схватило его за руку.
- Отвали от меня, кикимора!!! - не своим голосом завопил на всю округу Флаке и бросился бежать.

Бежал он довольно долго, устал и захотел пописать. Отдышавшись, оборотень спрятался за кустик и принялся расстёгивать штаны.
- Ва-а-ау!.. Блаженство!…
Вдруг невдалеке послышался приближающийся конский топот. Флаке внимательно прислушался. Топот слышался всё отчётливее, а когда вампир с удовлетворением застегнул ширинку, откуда-то со стороны чащи на тропинку выскочила бесноватая лошадка с у-мо-по-мра-чи-тель-ной всадницей! Это была очаровательная темноволосая девушка в ярко-красном платье, настолько милая, что Флаке влюбился в неё с первого взгляда. Лихорадочно, дабы не прозевать ТАКУЮ девушку, оборотень кинулся собирать букет из цветов, растущих около куста. Надергав несколько сурепок и пару ромашек, новоявленный Ромео, напрочь забыв о своем кровавом ремесле, с букетиком выпрыгнул и понёсся за только что обретённой возлюбленной.

Но красавице было не до его вампирской страсти. Юная особа поранилась об веточку из-за ненормальной кобылки, поэтому, матерясь на весь лес, пыталась достать из дорожной сумочки носовой платок. Когда ей это удалось, красавица обтерла им место ранения и попыталась засунуть его обратно, но платок не поддавался, и, в конце концов, лёгкой бабочкой порхнул на деревянный мостик. Она с трудом утихомирила вконец обнаглевшую клячу голосом ныне покойного генерала Лебедя: "С-с-стоя-я-ять!!! Смир-р-рно!!!", после чего надавала ей по ушам и один раз хорошенько шлёпнула по попе. Кобылица истерично взвизгнула, поднялась на дыбы и, больно лягнув и обрызгав подоспевшего Флаке, умчалась восвояси. Влюблённый оборотень был настолько обижен, что чуть не расплакался.

- Так вот ты, блин, какой, цветочек аленький! - горестно фыркнул он. Тут он заметил потерянный платочек. Флаке поднял его, отряхнул и тут… дух безжалостного вампира вернулся в него и убил слащавого романтика. Его бесподобно красивые голубые глаза сначала стали прозрачными, потом темно-жёлтыми, а после зловеще загорелись красным светом… Флаке швырнул в сторону букет сурепок с двумя ромашками и стал с чисто вампирским упоением вдыхать запах крови девушки. Вдоволь нанюхавшись, он скорчил страшную рожу, такую, что теперь мог запросто играть Квазимодо абсолютно без грима. Вдоволь накорчившись, Флаке, а точнее хищное животное внутри него, заорало от голода настолько громко, что вороны замертво попадали с веток деревьев, а старая сова заработала инсульт.

- Я найду тебя! - судорожно сжимая пальцами платок, прошептал оборотень, - Мы найдём тебя, - очевидно, вспомнив голодных и ждущих его возвращения друзей, добавил он. Над лесом, казалось, нависло огромное серое нечто, от которого сердце начинало бешено колотиться в груди, и становилось невыносимо трудно дышать. Это свидетельствовало о том, что адские твари выбрали себе очередную жертву. Флаке прижал к своей груди платок и бросился к старому дубу…

- Ребята, откройте! - отчаянно забарабанил он в дверь, подоспев к нему.
- Ой, - послышался голосок Пауля, - Наконец-то наша мутэр, мать её, пришла. Тёплой крови принесла?
- Принесла!.. Тьфу, принёс! Открывайте! Тилль, ты что там, заснул что ли?
- Да иду я, иду! - проворчали за дверью басом. Зазвенели ключики, и вскоре дверь распахнулась. Флаке буквально влетел в погреб и поднял столб пыли. Все стали наперебой чихать, а потом Тилль дал ему за эту пыль пару подзатыльников. Но пришедший оборотень настолько дошёл до кондиции, что проигнорировал это. Он достал белый платок и протянул его остальным. Те недоумённо на него уставились. Тилль взял платок и принюхался. Через мгновение с ним стало происходить тоже, что происходило на лесной опушке с Флаке.

- Вас ист дас? - как всегда сунул свой нос Рихард, а не менее любопытный Паулик даже попытался подпрыгнуть на высоту Тилля.
- О-о-о!.. - блаженно протянул Тилль, - Дас ист фантастиш!
Вскоре все остальные окружили Флаке и Тилля как гномы Белоснежку. Всем не терпелось нанюхаться и тоже дойти до кондиции.
- О, я, я, фантастиш… - послышался голос Рихарда.
- Ду рихст зо гут! - произнёс Оливер.
- Зо гут!.. - подхватил Кристоф.
- Эй, вы! - обиженно прохныкал Пауль откуда-то снизу, - А мне?
- Что - тебе? - отвлеклись остальные.
- Как это что!? Я тоже такой же вампир, как и вы, я тоже кушать хочу!
- Ну, во-первых, мы ещё не кушаем, - сурово заметил Тилль.
- Мы только изучаем меню, - подтвердил Кристоф.
- Ну, так дайте его и мне тоже!
- А у тебя руки чистые? - строго спросил Флаке.
- Чистые! - отозвался Пауль, вертя ладошками, показывая тем самым, какие они чистые. Оборотни удостоверились и протянули ему платок с впитавшейся кровью красавицы. Пауль схватил его и поднёс себе под нос.
- Мать моя женщина!!! Это и в самом деле чертовски восхитительно!

Оборотни усмехнулись:
- А ты что, думал мы тут просто так распинаемся, от нечего делать?
- Ребята, пойдёмте скорее, я больше ждать не могу! - заявил Паулик.
- Ничего, подождёшь, - обломал его Тилль, - Да и куда ты засветло в город идти собрался? Проблем захотелось на свою задницу? Ты не забывай, что мы друг от друга зависим, и если что с кем-то одним случится, то и остальным хреново будет.
- Да помню я… Слышь, Флак, а она хорошенькая?
- Очень! - немного смутившись, ответил тот, - Как раз то, что ты любишь.
- Кр-р-у-уто!!! - в предвкушении ужина протянул Пауль.

В нетерпеливом ожидании пока наступит ночь, вампиры чуть не передрались, споря, кому из них достанется больше крови за ужином. Наконец на улице стемнело. Оборотни совершили тайный магический обряд, с помощью которого они могли стать кем-то одним из шестерых. Это они делали для того, чтобы лишить бдительности жертву и обезопасить самих себя. Отважная шестёрка выползла из погреба.

- Так, утюг я выключил, дверь закрыл…- задумчиво перечислял Тилль, когда они выходили из леса, - Значит всё в порядке… Ну, ребята, в и чьём образе мы пойдём в Потсдам?
- А пусть он идёт! - рявкнул Пауль, указывая на Флаке.
- Как!? Опять я!? - почти с рыданием в голосе спросил тот, а Рихард, как истинный знаток правил хорошего тона, в одно мгновение подлетел к Паулику и, хорошенько выворачивая ему передние конечности, деловито заметил, что "пальцем показывать некультурно". Вырываясь из бледных и холодных рук товарища, малыш так неистово брыкался, что до конца дорвал штанишки Рихарда, оставив его в белой рубашке-саване и семейных трусах в розочку. Заметив это, Кристоф и Оливер захихикали как Бивис и Батт-Хед, Флаке сочувственно покачал головой - как-никак Рихард за него вступился - а Тилль озадаченно почесал затылок.

- А-а-а-а! - бросился прикрываться Рихард, - Ты что ж это наделал, коротышка!? Ребята, да как же я теперь, а?
- Да-а-а… - задумчиво протянул Тилль, - Неудобно как-то к незнакомой даме в таком виде идти…
- А что же делать? - беспокойно посмотрел на него Флаке, - Кушать-то ему тоже хочется!
- Что делать!? - продолжал вопить Рихард, - Мне нужно искать новые штаны, вот что нужно сейчас делать!
- Ничего, Рих, мы что-нибудь придумаем, да тебе и в этом прикиде ничего вроде… - заверили его оборотни, но несчастный всё равно не мог успокоиться:
- Нет, мы же идем к девушке! К ДЕ-ВУШ-КЕ, кретины!!! А на меня в этих дурацких панталонах не одна нормальная девушка не посмотрит!
- Ну, а без них - тем более, - ехидно заметил Пауль. Рихард встал на дыбы:
- Да как у тебя совести хватает, зараза, ещё что-то вякать!? Из-за одного тебя из-за сволочи у нас одни неприятности за другими!!!
- Ладно, Рихард, - перебил его Тилль, - Нормально всё, не ори. Думаю, что нашему сегодняшнему "ужину" всё-таки абсолютно всё равно во что мы одеты… Пойдёмте, а то время идёт, - он достал платок и снова понюхал его:
- Р-р-р-р!!! За мной, кр-р-ровопийцы!

Оборотни поплелись дальше. Рихард шёл позади всех и громко причитал:
- Эх, штанишки мои, штанишки, на кого ж вы меня, родимые оставили?! Да как же я теперь без вас, без вельветовых моих жить-то буду!? Мама родная, горе-то какое!!! Я ж вас так любил, так любил, я за ва-а-а-а-а-а!..

Раздался хруст ломающихся веток, писк раздавленного крота и душераздирающий вопль "Уйя!" испуганного Рихарда. Наступила зловещая тишина. Оборотни остановились около тернового куста и прислушались.
- Рих, ты где? - осторожно спросил Флаке. Тишина…
- Рих, выходи! - пропищал Пауль, - Выходи, подлый трус!
По-прежнему зловещая тишина… Оборотни переглянулись и зашушукались.
- Эй, Рих, ты куда пропал? - вопрошал сердобольный Флаке, - Отзовись, дружище!
Тишина становилась всё более зловещей…
- Вокруг тихо, - умно констатировал Оливер.
- Ти-и-иха вакгуг, толька ни спит барсу-у-ук!.. - с идиотским видом и стуча зубами от страха, затянул Пауль народную русскую песенку, которую ему в детстве частенько напевал отец перед сном.
- Заткнись ты, придурок! - толкнул его в правый бок Кристоф.
- Сам ты прид-д-д-дурок! - кондрашка у малыша не прекращалась.
- РИ-И-ИХАРД!!! - тревожно и отчаянно заорал Тилль, не обращая внимания на их перебранку. Но ответом ему была тишина (да-да, та самая, зловещая). Наконец, из кустов стали слышны тихие стоны, а через некоторое время, когда оборотни растащили в стороны сломанные ветки и встали вокруг глубокой, неизвестно для каких именно целей и кем вырытой ямы-ловушки, из неё, кряхтя и охая, вылезло взъерошенное, разлохмаченное и исцарапанное нечто, на которое была напялена жутко грязная и практически в клочки изодранная рубашка. Злополучные семейные трусы, как ни странно, остались целы и невредимы…

- Ах, какой же я несчастный! - всхлипнул Рихард, - И как же я теперь? Подумать только, вся ночь испорчена!
- Не беспокойся, - убедительно похлопал его по плечу Тилль, - В роли коварного соблазнителя сегодня побуду я. Будем молиться, чтобы у меня получилось… А ты, дорогуша, иди и смотри под ноги, а то и без этого добра останешься.

Оборотни пошли дальше. Дальше всё было без особых происшествий, если не считать того, что впечатлительному Флаке у каждого столба мерещилась та самая лесная кикимора, и он постоянно озирался по сторонам и жался к Кристофу. Дойдя до городских ворот, Тилль повернулся и спросил:
- Ну-с, кто первый?
Вампиры замялись и стали снова поглядывать на Флаке, желая как бы сказать этим ему - мол, ты нашёл, ты и иди.
- Флаке? - Тилль желал узнать его мнения. Тот вздохнул и промямлил:
- Ну, давайте уж я…
- А ты кикиморы не испугаешься? - усмехнулся Пауль, но его ирония осталась без соучастия товарищей.

После короткого ритуала души пяти оборотней проникли в тело Флаке, и он уверенно вошел в городские ворота. Ночной Потсдам просто блистал и был до краёв полон романтикой. Даже в терпком воздухе витало чувство прекрасного. Но хищное животное по имени Христиан Лоренц, почему-то с малых лет настаивавший на том, чтобы каждая собака называла его Флаке и не как не иначе, гнал от себя подальше любые слащавые мысли. Он вынул из кармана носовой платок красавицы и затяжно принюхался.

- Слышь, мужик, - рявкнул кто-то грубым голосом сзади так, что оборотень невольно вздрогнул, - Почём коноплю брал, а?
- Э-э-э… Это не к-коноп-пля… - запинаясь отозвался Флаке и быстренько удрал из того переулка. Удирая, он наступил: а) в огромную лужу, вследствие чего промочил обе ноги; б) на хвост какому-то бродячему коту, который хрен знает зачем вольготно разлёгся посреди дороги.

- Эй, ты, хрюндель несчастный! - услышал он голос Тилля внутри себя, - Ты долго ещё шастать без дела будешь?
- Ага! - поддержали его остальные, - Мы есть хотим!
Пробурчав себе под нос что-то вечное, Флакинское, если можно так выразиться, Флаке пошел по запаху крови, оставшейся на платке. Вампирское чутьё вывело зверюгу к старинному замку. Там, по всей видимости, был бал, потому что слышалась музыка и смех.

- Ну, ребята, - остановился Флаке, - А дальше что делаем? Она здесь, я чую.
- Мы тоже прекрасно чуем! - рявкнули остальные, кроме Тилля и Рихарда. Те двое думали немного о другом. Тилль ломал себе голову над тем, как соблазнить "ужин" и как его поскорее съесть, а Рихард о том, как научить товарища искусству соблазнения.
- Что ж ты остановился-то? - подал голос Пауль, - Иди дальше.
Флаке горько всхлипнул и нехотя потопал к калитке. В Тилле чувство товарищества взяло верх.
- Флак, ну-ка стоять! - приказал он. Флаке замер.
- Что-то коротконогий у нас прохлаждается, - продолжил Тилль, - пусть он идёт…
- Но-но-но!!! - запротестовал Пауль, - Мы же решили, что дамочку будешь соблазнять ты!
- И буду. От тебя, тупая твоя башка, требуется пошастать по замку и выследить лакомку, а потом и я своё дело сделаю…
- Тилли, - осторожно, и даже как-то ласково перебил его Рихард, - А ты уверен, что точно справишься? Это же вроде как не по твоей части…
- Ну, - обиженно и раздраженно отозвался Тилль, - Я, конечно, не такой бабник как ты, но всё-таки не без мозгов! Я, ко всему прочему, поэт, пиротехник и крестиком вышивать умею!

После пятиминутного "разбора полетов", страшно обиженный и недовольный Пауль, под видом опоздавшего, но чрезвычайно пунктуального мужчины, пробрался в старинный замок, в коем, по всей видимости, и жила вкусно пахнущая фрау. У самого входа блондинчик был замечен парочкой милых барышень. Пауль живо приметил сначала бокал с красным вином, который ему любезно протягивала чья-то рука, а только потом и этих милашек. Враз осушив бокальчик, повеселевший оборотень подмигнул красоткам и двинулся было к ним. Но, услышав грозное рычание Тилля и дружный скрежет зубов остальных, приостановился и живо протрезвел. Пауль только собирался войти в замок, как путь ему преградили те самые барышни.

- Ву ле ву куше абер туа си суа? - проворковала одна, схватив вампира за руку. Пауль абсолютно не владел французским, следовательно, ни черта не понял, а только мило улыбнулся. Зато его друг и соратник Рихард всё обмозговал, перевёл и выдал:
- Шэршэ ля фам! Ответь им!

- Да, - заговорил вдруг долго молчавший Оливер, - Ответь им, что мы ля фам шэршелим!
- Чего!?!? - глаза у переводчика со стажем по имени Риха стали круглыми. У Тилля, с которым в далёком детстве заботливая мутэр занималась уроками французского, глаза стали квадратными.
- А чего такого? - с детской непосредственностью изумился Оливер, - Я просто повторил то, что ты сказал…
- Олли, - вполголоса перебил его Кристоф, - Как хорошо было, когда ты молчал.
Пока остальные вампиры совершенствовали свои лингвистические способности, Пауль как вкопанный смотрел на девушек.

- Ву ле ву куше абер туа си суа!? - раздраженно повторила вопрос одна из них и интенсивно потрясла вампира за руку.
- А-а-а… М-м-м… Ну… - блондинчик лучезарно и невинно улыбался самой обворожительной и обезоруживающей из своих улыбок, но на дам это не производило эффекта.
- Ву ле ву куше абер туа, твою мать, си суа!?!?!? - практически заорала девица и дернула руку Пауля с такой силой, что у того ясные очи вылезли с орбит. Ведь именно эту многострадальную руку ему выкручивали сегодня уже два раза - Тилль и Рихард.
- Да не парле я по франсэ, девушки дорогие!!! - наконец выдавил из себя блондинчик, - И матом ругаться вам не идёт!

- Идиот! - не выдержал Кристоф, - Никакой пользы от тебя - одни убытки! Прямо хоть ездовую собаку делай… Вы, как хотите, а дальше пойду я! Надоело!!! Есть хочу!
По-дурацки (читай: как обычно) ухмыляясь, Пауль вырвал руку и скрылся за кустом акации. Вышел оттуда уже Кристоф, голодный и злой. При входе в замок, на его пути также оказались те дамочки из далёкой дружественной Франции.

- Пошли вон, проститутки!!! Однозначно! - рявкнул он, отталкивая их. Прибалдевшие девицы расступились. Кристоф прошёл вперёд, обернулся и, подняв вверх указательный палец, торжественно провозгласил:
- Дойч туристо - публико морале! - и двинул прочь от пребывающих в стоячем обмороке дам. Тилль искренне порадовался, что у них всё-таки такой сообразительный друг и, предвкушая ужин, довольно облизнулся.

В замке было очень шумно и душно, найти кого-либо было сложно, но не для нашей отважной шестёрки кровопийцев. Изо всех сил, напрягая своё обоняние, Кристоф начал шарить по замку в поисках, чем подкрепить себя и товарищей. Видок у оборотня был настолько обескураживающий, что не одна барышня не решалась к нему подойти. Дойдя до двери, выходящей в садик, он самодовольно почесал живот и зачавкал.

- Нашёл! Честное слово - нашел! Тут она! - обрадовано оповестил вампир товарищей, - Вылезай, давай, Тиллюха! В летний турнюр, блин, вышла.… Тоже мне, мадам Козявкина!

- Ри-и-иха… - у Тилля дрожал голос, - Риханька, ну, я пойду, а?..
Риханька вслед за Тиллюхой тоже начал нервничать:
- Иди… Я тебе подсказывать буду, что нужно делать. Ты ж говорил, что поэт и… всё такое.
- Говорил… - плачущим голоском отозвался Тилль.
- Тогда что?
- Боюсь я…
- Не бойся, она не кусается, - обнадежил его Оливер. Пауль мерзко засмеялся в ответ. Тилль хорошенько врезал ему по заднице.
- Ууу!!! Нехорошо маленьких обижа-а-ать! - захныкал Пауль.
- Тилль, давай уже! - поторопил его Кристоф, - Не сумеешь как Рихард, делай так, как сумеешь!

Как получится, так и получится!

Оборотни в одно мгновение стали Тиллем. Впритруску, походкой Винни-Пуха, Тилль вышел в сад. Невдалеке стояла, повернувшись к нему спиной, девушка с длинными чёрными волосами, одетая в длинное ярко-алое платье.

- Угу. Она на звёзды смотрит… Романтик, меланхолик немного и немного авантюристка, - Рихард живо составил портрет девушки, - Значит так, Тиллюша, не боись - прорвёмся. Незаметно подходишь сзади, спрашиваешь, какой у неё знак зодиака, и предлагаешь вместе поискать его на небе. А потом ты…
- Неее.… Не то! - перебил Рихарда Пауль, - Скажи ей, что ты видел её во сне, и что её глаза, глубоки и бездонны как лесные озёра…
- Ерунда! - перебил Пауля Флаке, - Бьюсь об заклад, что она - истинная интеллектуалка! Обсуди с ней преимущества новейших формул математического анализа…
- Ты чё, офигел, очкастый!? Какие ещё формулы? - перебил Флаке Оливер, - Просто попроси у неё закурить! Она, возможно, не курит, но она тебе ужасно понравилась, и ты не мог найти другого повода, чтобы познакомиться и начни ей что-нибудь плести…
- Стоп! - вдруг заорал Кристоф, - Тиллька, не слухай их, слухай сюды! Я дам тебе самый лучший совет и как раз по твоей части. Прочитай ей сходу свои стихи!

- Нууу… Неее! - Тилль попятился назад и наступил на какой-то сучок. Девушка услышала шум и обернулась. Тилль уставился на неё как вкопанный. "И почему я родился вампиром?" - мелькнуло в его голове. Девушка тоже не отрывала от него взгляда. Они смотрели друг на друга…
- Ну, Тиллюха!
- Чего ты ждёшь?
- Давай, сделай хоть что-нибудь!
- Не скромничай!
- Про глаза ей говори, про глаза!
- Докажи ей теорему косинусов!
- Спроси, что ей больше нравится: "Вог" или "Вирджиния"?
- Tu das nicht, tu das nicht an… Повторяй за мной!
- Скажи ей, что ты козерог! Козероги самые умные и интеллектуальные!

Оборотни орали как петухи на заре. Но Тилль не слышал их. Девушка улыбнулась и тихо спросила у него:
- Вы заблудились?
- Я? В общем, не совсем…
- Ти-и-иль… Опаньки!!! Шо с твоим голосом-то?! Ты почему не рычишь как обычно, а? - оборотни пребывали в состоянии шока. Тилль проигнорировал всё, что они сказали. Что это?!?!
Девушка откинула назад волосы и снова улыбнулась. Тилль тоже улыбнулся.

- Я люблю смотреть на звёздное небо, - вновь заговорила она, - Вот и сейчас вышла сюда. Там внутри слишком шумно и душно, а здесь хорошо.
- Какой у Вас знак зодиака? - машинально спросил Тилль.
- Господи!!! - схватился за сердце Рихард, - Наконец-то ты услышал молитвы старого убогого грузинского кровопийцы!!!
- У меня? - девушка не ожидала подобного вопроса, - Весы. А у Вас? Да, меня зовут Майя…
- Тилль… Меня Тиллем зовут. Я козерог.
- Простите мне мою бестактность, Тилль, но я не припоминаю, чтобы приглашала Вас. Вы пришли с кем-то из гостей?

Тилль неожиданно очухался и понял, что влип. Он по-быстрому вынул из кармана платок, который Флаке подобрал в лесу, вмиг очутился около девушки и протянул её потерянную тряпочку. Та недоуменно взглянула сначала на платок, потом на Тилля. Накрапывал дождик, и на ладони Майи уже упало несколько капель. Она потянулась, чтобы взять потерю, и в этот момент Тилль схватил её за руки. Девушка испуганно уставилась на него. Пальцы, сжимающие её руки, были бледными и ледяными. Вдалеке прогремел мощный раскат грома, и Майя задрожала.

- Не пугайся, - прошептал Тилль.
- Кто Вы, зачем пришли сюда? - Майя сильно разнервничалась и попыталась вырваться.
- Нет же, не бойся! - оборотень сжал её пальцы ещё крепче. Девушка глубоко вдохнула.
- Отпустите меня! Сию же минуту, слышите!
- Я искал тебя, я увидел тебя сегодня в лесу, ты обронила этот платок…
- "Я искал", "Я увидел"! Какой плагиат! - возмутился Флаке, - Тебя из конуры не выманишь!
- Флака-Флака.… Эх, неужели не видишь - у людей любовь! - Рихард романтично закатил глаза.
- Какая ещё любовь!? У каких это ещё людей!? Тилль оборотень, как и мы! - Флаке не успокаивался. Остальные тоже зашушукались.

- Я благодарю Вас, - теперь шёпотом заговорила Майя, - Но…
Оборотень не дал ей договорить и поцеловал её. Гром прогремел ещё сильнее и полил дождь. Это и что-то ещё, чего девушка не могла себе объяснить, заставило её прижаться к Тиллю и ответить на поцелуй.
- Ну и Тиллюха! - изумился Рихард, - Тебя, оказывается, и учить-то ничему не надо! Сейчас мы хорошо поедим, ребята!
- Что-то я в этом очень сомневаюсь, - подал голосок Пауль, - Ты смотри как присосался…
Поцелуй оборотня и красавицы был долгим и нежным. Они совершенно не обращали внимание на дождь и промокли до нитки.

Когда разум всё же победил чувства, Майя отстранилась и спросила:
- Ды-ды-ды… Т-ты н-не з-замёрз? Ды-ды-ды…
- Конечно, не замёрз, - как бы за него ответил Оливер, - Он же оборотень.
- Нет, - отозвался Тилль, - А что?
- Д-да холод-д-дный т-ты как ляг-г-гушка!
Все подумали, что Тилль при встрече с "ужином" лишился своего вампирского духа, но не тут-то было! Дело в том, что благоразумный оборотень (как настоящий козерог), быстренько понял, что от него требуется по сценарию, и решил: чтобы как следует "порадовать" свой пищевой инстинкт, нужно на время заменить его на основной. В глазах коварной зверюги мелькнула искорка не менее коварной идеи, и он вдруг застучал зубами и стал прижиматься к Майе.

- В-в-вот т-т-теп-п-ерь з-з-ам-м-мерз… Ды-ды-ды… Д-д-дождь… Пойд-д-дём куд-д-да-нибуд-дь погреемся…

- Вааау!!! - не ожидали такого хода событий оборотни, - Похоже, что всё не так запущенно!

- П-п-пойд-д-дём, - отозвалась Майя, - Куд-д-да?
- Не з-знаю… Прид-д-думай что-нибуд-д-дь, ты ж зд-д-десь хоз-з-зяйка…
Девушка пару секунд подумала, после чего взяла Тилля за руку и потащила за собой. Тот почти вприпрыжку понесся за ней.
- Сначала нам нужно переодеться, а то простудимся… - Майя поднималась по узкой лестнице, ведущей наверх. Через некоторое время они остановились перед тяжелой дубовой дверью. Майя неожиданно повернулась к оборотню и ласково погладила его по голове.

- О-о-о!!! - протянул Рихард, - Меня терзают смутные сомнения, что я догадываюсь о том, что они сейчас будут делать. Тилль, не забывай, за чем мы пришли!
Тилль снова засмущался, или только сделал вид. Но на потенциальный "ужин" это подействовало крайне благотворно. Майя быстро чмокнула его в щёчку и открыла дверь, широким жестом приглашая войти.

- Так, в опочивальню привела, значит, - прояснил картину происходящего Кристоф, - Это после первой - то встречи! Приличные фрау так не поступают…
- Так нам это и нужно! - перебил его Флаке, - Тиллюхе повезло! Тилль, не стесняйся, проходи.… Будет очень вкусно!
Но Тилль разнервничался. После того, как они вошли в комнату, Майя плотно закрыла дверь и повернулась к нему. Девушка игриво на него посмотрела. Оборотень засмущался ещё больше и даже покраснел.

- Неее, Тиллюха, так не годится! - протестующе завопил Флаке, - Вот ещё чего выдумал!..
- Тилль, успокойся, всё идёт отлично, - ободрил его Рихард, - Напомни этой куколке, зачем она тебя сюда привела.
- Ммм… Ето… Ты зачем меня сюда привела, а? - переминаясь с ноги на ногу и не поднимая на неё взгляда, поинтересовался вампир. Майя сначала удивилась, а потом нахмурилась:
- Ну, а ты сам-то как думаешь?
- Нууу… Эммм… Переодеться и всё такое… А давай мы лучше начнём со "всего такого", а?! - неожиданно и для себя, и для товарищей ляпнул Тилль и протянул к Майе свои бледные холодные пальцы, которые принялись хватать её то тут, то там.

- Ух, развратник! - как всегда не удержался от комментария Пауль. Майя откровенно прибалдела от таких неожиданных "нежностей", но через пару секунд опомнилась и от души и с добрым чувством влепила Тиллю пощёчину. Тот вздрогнул и отстранился.
- Ты чего? - с невинным взором спросил он. Майя взбесилась и ударила его снова.
- У тебя чего, барзометр зашкалило?!?! - она не успокаивалась. Брови оборотня поползли вверх:
- Чё у меня зашкалило?
- Ну, это… - девушка уже готовила руку для следующего удара, - Оборзел ты совсем, говорю!
- Слышь, Майка, ты чего? Ты давай это… не того… Ты зачем меня сюда привела-то? - зарычал Тилль и снова принялся награждать "ужин" поцелуйчиками, невзирая на его бурные сопротивления. Девушка вдруг успокоилась и даже некоторым образом повеселела.

- Я.… Переодеться хотела… - поведала она сквозь эйфорическое чмоканье оборотня.
- Чмок-чмок! Чмок-чмок! Чмок-чмок! - только и слышалось в ответ.
- Тиллюшенька! Ну, подожди!..
- Чмок-чмок!!!
- Пуся, котик! Ну, переодеться же надо!
- Чмок-чмок! Да мне и так нормально.… Чмок-чмок! Ты высохла уже! Чмок-чм… КУДА!? - Майе всё же удалось ускользнуть. Она присела на краешек кровати и принялась расшнуровываться. Стащив с элегантной ножки шёлковый чулок, девушка ласково посмотрела на Тилля.

Оборотень уже ликовал в предчувствии крови и с нетерпением ждал момента, когда можно будет разрешить остальным кровопийцам напасть на жертву. Но, встретив этот любящий, ласковый взгляд, Тилль вдруг замер…. Его глаза стали отчего-то до боли грустными. Он подошел к Майе, сел рядом с ней и так нежно, как только мог, поцеловал её. После он резко поднялся и стал расстёгивать рубашку. Майя заметила, что его ресницы были мокрыми, но она ничего не сказала и не спросила. Покончив с последней пуговицей, оборотень ненадолго опустил вниз голову и тяжело вздохнул.

- Что такое, Тилли? - не выдержала Майя, - Что с тобой?
Он продолжал молчать. Молчали и все остальные, так как пребывали в полном замешательстве. Наконец Тилль прошептал:
- Майя…. Я…. Я не могу тебе этого не сказать…. - его голос дрожал, - Прости меня, Майя, если сможешь….
Последние слова оборотень буквально выдавил из себя.
- За что я должна тебя простить? За наглость? Но ведь если бы не твоя наглость, мы бы не….
Он посмотрел на растерянную девушку, и, глубоко вдохнув, сказал:
- Вперёд!

Кровопийцы долго ждали этого вожделенного часа. Глаза Тилля загорелись красным цветом, откуда не возьмись появились огромные белые клыки, кожа на его шее и груди стала рваться и ещё пятеро таких же хищных тварей выбрались наружу. Девушка просто онемела от ужаса, она даже не была в состоянии пошевелиться - страх сковал её движения. Она, конечно, сотни раз слышала про лесных оборотней и их многочисленные "подвиги", но не представляла себе, что однажды они явятся и к ней. Вампиры стали подбираться к ней.

- А ну, чур, не толкаться! - рявкнул Оливер.
- И не чавкать! - добавил Рихард, - Пауль вечно чавкает как поросёнок!
- Мамочки!!! - переборов свой страх прошептала Майя, - Надо же что-то делать! Только что?
- Ничего не нужно делать, рыбонька моя! - облизываясь, ответил ей Пауль.
- Совершенно верно, - добавил Рихард, - Никакой самодеятельности!.. Вот чёрт, я опять соль взять забыл…
- Ничего, - подал голос Флаке, - Без соли поешь. Соль чрезвычайно вредит здоровью. Как доказали последние научные опыты в главном НИИ города Потсдама, соль, которую мы каждый день употребляем в пищу, содержит вредные бифидобактерии…
- Заткнись, sie bitte, научно-медицинский гений! - хором заорали оборотни.

- Нет-нет, продолжайте! - потребовала Майя, - Я слежу за своим здоровьем и поэтому мне очень интересно…
- В другой раз! - не попался на удочку Флаке.
- Ну, пожалуйста! Кто же знает, вдруг другого раза не будет…
- Знаешь что, - рявкнул Кристоф, - Мы тут вампиры, а ты - наш сегодняшний ужин. Так что будь добра помолчать!
Оборотни подобрались ещё ближе.
- Ой! - Майя почти сползла с кровати, на которой сидела, - Мамочки!

Тут она не с того не с сего задела рукой единственный подсвечник и он с грохотом свалился на пол. Естественно, свечки погасли, и в комнате стало темно.

- Ой, как темно… И страшна-а-а… - проговорила девушка, поняв, что натворила. Вокруг неё горело двенадцать красных огоньков, а если быть точнее - шесть пар глаз оборотней.
- Ну, всё! - устрашающе сказал Флаке, - Приятного нам аппетита!
- Ой! А-а-а-ай! Я не вкусная! Не вкусная я!.. - завопила от страха Майя.
- Это кто тебе сказал? - совершенно искренне изумился Оливер.
- У меня малокровие… - отчаянно пробормотала она.
- Ну, что ж, значит, наш дорогой друг Флаке будет доволен. Он у нас большой любитель диетической пищи! - "успокоил" Майю Рихард.

Шестёрка накинулась на неё. Ужин, как они и предполагали, оказался просто изумительным, правда, поначалу сильно кусался, пищал и брыкался, но вампиры к таким выкрутасам народ привычный. Закончив трапезу, зверюги стали отчищать от себя засохшую кровь, а Тилль тем временем поднял валявшийся на полу подсвечник и через мгновение в комнате снова стало светло.

- Вкусно как было, - поделился своими мыслями Кристоф, - А она нас в обратном убедить хотела, мол, невкусная я… и всё такое.
- Да, женщины склонны себя недооценивать, - поддержал его Рихард, - А ты чего скажешь, Тилль?
- Это был самый вкусный ужин в моей жизни, - сказал он и отвернулся. Остальные притихли.

- Давайте собираться, - наконец сказал он, - Скоро рассвет…
- Давайте, - отозвались остальные.

- А ну-ка стоять! - неожиданно заорал Рихард. Оборотни даже вздрогнули. - Я в этих трусах в одних ходить не буду!
- И что ты предлагаешь? - без особого энтузиазма спросил Тилль. Рихард стал коситься на полуживую Майю.

- Платье… - заговорческим тоном произнёс он.
- Платье? Что значит - платье? Я вижу, что на ней платье…
- Я сейчас его себе заберу, - объяснил Рихард. Оборотни в недоумении застыли перед другом.
- Как заберёшь?
- Вот так вот возьму и заберу!
- А зачем оно тебе?
- Что значит - зачем? Не буду я же я в одних трусах ходить… А тут бархат, шёлк…
- Погоди, ты что, его на себя надеть хочешь?
- Ну да! Что же вы такие непонятливые?
- Риха, ты чего - извращенец? - осторожно спросил Флаке, - Никогда бы не подумал…
- Сам ты извращенец! - обиделся Рихард, - Я поклонник красоты!
- А что, - встрял Оливер, - красота кроется в женских платьях?
- Я не хочу ходить в трусах! И раз вы мне ничего другого предложить не можете, я забираю себе это дивное платьице!

Оборотень двинулся к Майе, довольно улыбаясь. Но Тилль преградил его путь.
- Я не понял, - сказал он, - Ты чего, раздеть её хочешь?
- Ну, а как же я тогда смогу забрать платье?! Конечно же, её нужно раздеть!
Тилль злобно на него посмотрел, а остальные недовольно поморщились.
- Рих, а тебе не кажется, что это… некультурно? - осторожно спросил Пауль.
- Культурно, некультурно… Какая разница!? Ты во время ужина тоже о культуре думал? Что-то я в этом сильно сомневаюсь.

Оборотни смущённо смотрели на Рихарда, пока тот стаскивал с девушки платье. Тилль смущённо рычал и сжимал кулаки. Наконец, платьице было снято, и оборотень тут же его напялил на себя.

- Ну-с… Как вам мой новый прикид? - стал он вертеться перед друзьями.
- Ты бы укрыл её… Замёрзнет ведь… - посоветовал Флаке и потянулся за одеялом. Тилль схватился за него первым и прикрыл девушку. Та медленно открыла глаза и посмотрела на оборотня. Её бледные губы раскрылись, словно она хотела что-то ему сказать, но сил не было. Оборотень нежно взял Майю за руку, поднёс к своему лицу, прижался к ней, закрыл глаза и что-то прошептал. Потом резко поднялся и взглянул на переодевшегося Рихарда.

- Ну и чувырло! - невольно вырвалось у него.
- Что? - переспросил Риха.
- Что-что… Чудно выглядишь, говорю.
- Правда? А вот ребята не знают, что и сказать.
- А ты спустись вниз, там народу много, они тебе и скажут - идёт или не идёт, - зачем-то посоветовал Тилль, - А после снова сюда возвращайся, и мы домой пойдём.
- Супер-идея! - взвизгнул Рихард, - Я щас!

Риха выбежал за дверь и минут через десять вернулся мрачнее тучи.
- Ну и? - едва ли не хором спросили вампиры. Рихард тяжело вздохнул:
- Ничего хорошего. Три инфаркта и пятнадцать обмороков… И один какой-то придурковатый тип намеки пошлые делать стал. Ели удрал от него! Но платье я всё равно себе оставлю! Уж очень оно мне приглянулось…
- Пойдёмте домой, - вздохнул Тилль.
- Пошли… - отозвались остальные.

Всю обратную дорогу Рихард смеялся как шизофреник, вертелся и весело подпрыгивал, радуясь самому себе. Кристоф и Оливер обсуждали внешний вид довольного друга, а Пауль и Флаке обсуждали их обсуждения. Только Тилль шёл молча… И вообще, он был каким-то другим, не таким, каким был обычно. Когда оборотни пришли к погребу, ещё не рассвело. Тилль не стал вместе со всеми заходить внутрь, а вместо этого подошёл к поваленному дубу, находившемуся неподалёку, сел на него и долго смотрел куда-то вдаль.

- Чего это с ним? - спросил Флаке.
- Не знаю, - отозвался Кристоф.
- Похоже, что ему грустно, - поглядел в сторону Тилля Оливер.
- Пойду спрошу…
- Не надо, Флаке! Он же тебе по шапке надаёт…
- А, мож и не надаёт!
- Ну, поди, спроси…
- Пойду…
Флаке подошёл к Тиллю.
- Тилль, ты чего?
- А? Кто, я?.. Ничего…
- А куда ты смотришь?
- Я? Никуда…
- Понятно, - сказал Флаке, хотя ему совсем ничего было не понятно. И он ушёл к остальным.

А Тилль сидел там до самого рассвета, молча и задумчиво, нежно сжимая в руке лоскуток белого шёлка, испачканного в крови. Так он стал проводить все ночи, и однажды не покинул это место до восхода солнца. Яркие и горячие лучи обожгли его, и он растворился в воздухе. Вслед за ним исчезли другие оборотни, и теперь город мог спать спокойно.


  Количество комментариев: 55

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]