Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



Долбящий клавиши Долбящий клавиши

Перед вами размышления о жизни и мироустройстве всемирно известного музыканта, клавишника Rammstein Кристиана «Флаке» Лоренца.

далее


Рассказы фанатов


"Бросай курить - вставай на лыжи!"
или
приключения людей, решивших избавиться от вредных привычек.

Автор: Актри Автор: Актри

Часть 5. Лампочка - тот же микрофон или задумка Рихарда.

- Еще десять ступенек! - устало простонал Пауль, перехватывая поудобнее крепко спящего Флаке.
Рихард, державший клавишника с другой стороны, промолчал и лишь раздраженно хмыкнул. По холлу они тащили Флаке вполне нормально, но лестница стала для них неожиданным и почти непреодолимым препятствием. На каждую ступеньку они тратили почти по минуте. И каждая эта минута была омрачена для герра Круспе невыносимым нытьем ритм-гитариста. Да и еще лестница, до этого момента казавшаяся очень удобной по ширине, стала вдруг до такой степени узкой, что приходилось идти друг за другом, и Рихарду, идущему позади, приходилось намного тяжелее чем Паулю.
- Ну почему он такой тяжелый! – не прерываясь, подвывал ритм-гитарист. - Вроде бы такой худой, а весит словно мамонт!
- Может, хватит! - не выдержал герр Круспе. - Помолчи!
- Да, - плаксиво отозвался герр Ландерс, - и ты туда же! Сначала устроил пожар в моей комнате, а Тилль разбил мои фигурки! Потом меня чуть не утопили в этом чертовом бассейне!..
- Меня, кстати, тоже, - вставил Рихард, но Пауль его не слушал, а с каким-то мазохистким удовлетворением перечислял свои несчастья за последние дни.
- ...Меня связали! - тут он от избытка чувств взвизгнул. - А за что?! Я просто не смог себя сдержать! Но вы сами во всем виноваты! Потом эта твоя идея! Какая от нее польза? Никто ведь кроме меня к ней не прислушался! И что? Нас заперли!
- Пауль... - начал было лидер-гитарист, но ритм-гитарист не дал ему договорить.
- Нет, ты мне скажи! Скажи! - стал он выкрикивать в пространство, так как не смог обернуться и взглянуть в глаза "главному виновнику". - Что нам теперь делать?! Твоя идея не осуществима, пока ЭТОТ, - он тряхнул посапывающего Флаке, - не согласится с ней, понимаешь! Да, Тилль, Олли и Шнайдер согласились. Но! Группа должна быть в единстве, понимаешь? Понимаешь?! - еще громче завопил он. - А Флаке никогда не согласится! Он может сказать, что он согласен, но это не так! Он будет сопротивляться изо всех сил и победит! Победит! Не ты, а он! Ты должен сделать что-то, чтобы он реально занял твою сторону, но это невозможно!
- Почему? - спокойно спросил Рихард, у которого в голове уже созрел довольно жестокий, но остроумный план.
- Что "почему"? - сбавил тон Пауль, потеряв нить своего громкого повествования.
- Почему я не смогу сделать так, чтобы Флаке реально занял мою сторону? - его же словами раскрыл свой вопрос лидер-гитарист.
- Ну... - растерялся ритм-гитарист. - А у тебя есть идеи?
В ответ Рихард лишь многозначительно хмыкнул.
- Рих, - заинтересованно произнес Пауль, - что ты придумал?
- Не волнуйся, тебе понравится, я в этом уверен, - загадочно улыбнулся герр Круспе. - Сейчас внесем Флаке в комнату, и я тебе расскажу.
В этот момент они как раз преодолели последнюю ступеньку. Комната Флаке была первой от лестницы. Открыв дверь, гитаристы втащили клавишника в ванную и, намочив полотенце, вытерли у него с лица кетчуп, а после осторожно положили на кровать. Потом Рихард что-то долго шептал Паулю на ухо. Сначала ритм-гитарист выглядел несколько удивленным, но к концу раскрытия идеи лидер-гитаристом, глаза герра Ландерса зажглись огнем законченного садиста. Еще о чем-то тихо переговорив, они вышли из комнаты, аккуратно прикрыв дверь, и, мстительно хихикая, начали спуск по лестнице.

За это время Шнайдер уже успел немного привести себя в порядок и, тихо жалуясь на судьбу-злодейку, связавшую его с таким ужасным человеком, как Тилль Линдеманн, начал уборку комнаты.
А сам Тилль, уже абсолютно забыв про обиженного барабанщика, раз за разом набирал номер сотового их продюсера, но в ответ ему неизменно раздавалось: "Абонент временно недоступен или находиться вне зоны досягаемости". Домашний же номер герр Линдеманн не набирал из опасения, что если подойдет жена Якоба, он не сможет сдержать смех, вызванный воспоминаниями о том, как пару дней назад им позвонил их любимый продюсер. Во время из такого неудачного дозвона в комнату вошли врачи.
- Ну что? - немедленно положил трубку Тилль и внимательно посмотрел на главного врача.
- Мы промыли ему желудок, - вздохнув и сокрушенно подняв глаза к потолку, ответила та, - и дали снотворного. Не будите его, пожалуйста, он проспит как минимум до вечера. И еще, - опустила она глаза на вокалиста, - перестаньте так зверствовать над своими друзьями! Сколько вы знакомы?
- Ну, - несколько неловко протянул герр Линдеманн, - уже лет пятнадцать точно.
- Что меня удивляет, - с убийственным сарказмом сказала врач, - так это то, что они за эти пятнадцать лет еще остались живы и не приобрели хронических заболеваний! Хотя к психическим это не относится... - выдав эту фразу, она хмыкнула и, сделав знак санитарам, величественно удалилась. - Да, - протянул герр Линдеманн, проводив их взглядом, - похоже, нам надо менять лечащего врача. Хотя, - почесал он затылок, - она сама к нам уже никогда не приедет, так что не о чем волноваться!
Придя к такому выводу, вокалист успокоено улыбнулся и вновь стал мучить телефон.

Гитаристы спустились и подошли к Тиллю.
- Ну что? - поинтересовался Пауль, а Рихард в этот момент, незаметно для герра Линдеманна подмигнув ритм-гитаристу, пошел к выходу.
- Ничего, Якоб не отвечает, - вздохнув, ответил вокалист. - А он это куда? - кивнул он на скрывшегося за входной дверью лидер-гитариста.
- Да... - неопределенно махнул рукой герр Ландерс. - Ты мне лучше скажи, что делать будем?
- Не знаю, - уже автоматом набирая номер раз за разом, покачал головой вокалист.
- А домой звонил?
- Нет, - герр Линдеманн хмыкнул, - я как вспомню наш с ним разговор, так всякая охота исчезает!
- Мда... - протянул Пауль. - Но нам же все равно он нужен! Да и мы ему! Вот только чего-то он не звонит... Не мог же он о нас забыть! Это невозможно! Невозможно, как... - тут герр Ландерс запнулся.
- Как что? - с интересом спросил Тилль, нажимая на рычаг и по новой набирая номер.
- Как... Как... - в поисках сравнения ритм-гитарист стал осматривать комнату, и тут его осенило, - Невозможно, как самому себе лампочку в рот засунуть и потом вытащить! - сказав это, Пауль понял, что привел неудачное сравнение.
Вокалист аккуратно положил трубку, из которой донеслось отдаленное "Алло! Слушаю!", на рычаг и в глубоком раздумье наморщил лоб.
- Почему не вытащить? - сосредоточенно спросил он.
- Строение челюстей у нас такое... - невнятно ответил ритм-гитарист, отвлекшись на вид из окна, в котором герр Круспе, разгорячено размахивая руками, что-то втолковывал хмурому охраннику. Тот явно не понимал, что от него хочет этот странный человек с одним очень подозрительным глазом: Рихард давно заказал новую линзу с рисунком в виде эмблемы Rammstein, и четыре дня назад наконец-то получил заказ. Весь день он пугал своим глазом согруппников и вечером снял линзу до следующего интервью, предвкушая восторг журналистов, но сегодня утром, не зная сам, зачем он это делает, вновь надел ее.
Наконец до тупого охранника дошло, что от него требуется, и он вышел за ворота. Рихард, устало вздохнув, повернулся назад к дому и, увидев в окне герра Ландерса, утвердительно кивнул головой.
- Ладно, - отвернувшись от окна, сказал Пауль, - пойду я к Шнайдеру, узнаю, как он там. А ты давай звони! - и не глядя на задумчиво смотревшего на люстру Тилля, вышел из комнаты.

- Тилль, я убираюсь!.. - взвизгнул Шнайдер, в панике вскакивая с кресла, где он уже успел задремать. - А-а, это ты... - протянул барабанщик, увидев на пороге Пауля.
- Я, - хмыкнул тот, - а ты, смотрю, заметно продвинулся в уборке. Просто класс! Пойду скажу Тиллю, пусть он тебя похвалит! - саркастически сказал ритм-гитарист, многозначительно обведя взглядом комнату, где ничего не изменилось после их последнего посещения.
- Да убираюсь я! Просто присел отдохнуть, - недовольно сказал Шнайдер. - То же мне, друг называется! Нет, чтобы помочь! Он еще и издевается! - обвиняюще воскликнул он.
- Да расслабься ты! - махнул на него рукой Пауль. - Лучше давай наводи порядок, пока Тилль не зашел.
- А ты поможешь? - с мольбой в голосе спросил Шнайдер.
- Нет, - отрицательно помотал головой ритм-гитарист. - Извини, мне идти надо. Дела! - и многозначительно подмигнув барабанщику, он вышел из комнаты.
- Какие такие дела? - недоуменно пожал плечами Шнайдер и уже хотел было сесть обратно в кресло, как услышал полный ужаса вопль Пауля, а затем его истерический смех. Снеся по пути некстати подвернувшийся стул и впечатавшись в косяк, барабанщик выбежал в зал.
Картина, открывшаяся ему была достойна увековечивания. Первое, что бросилось в глаза Шнайдеру, был Пауль, истерически всхлипывающий, держащийся за живот и перекатывающийся от беззвучного хохота вокруг стула. На стуле молча стоял Тилль, прикрывающий обеими руками рот. Приглядевшись повнимательней, Шнайдер охнул и согнулся пополам от хохота. Действительно, увидев это и не засмеяться - недостойно участника группы Rammstein. Изо рта Тилля торчал патрон лампочки, еще пару минут назад освещавшей зал!

* * *

- Ну все, хватит! Это уже перебор! - Да подожди ты! Читай дальше!

* * *

- Что здесь присходит? - раздался с другого конца зала голос Рихарда, а сам обладатель этого голоса подошел поближе и почему-то внимательно посмотрел на Шнайдера, не обращая внимания ни на Пауля, ни на Тилля.
- Не смотри на меня... - прохрипел сквозь смех барабанщик. - Лучше взгляни на него!.. - он указал пальцем на вокалиста.
- Тилль, ну что опять?.. Тилль! - начал было говорить во время разворота лидер-гитарист, и тут заметил, что во рту у герра Линдеманна.
В ответ вокалист лишь невнятно что-то промычал и обвиняюще указал на затихшего рядом со стулом Пауля.
- Пауль?.. - вопросительно посмотрел на него герр Круспе.
- Ну почему сразу Пауль?! - обиженно воскликнул тот. - Дай мне руку, - попросил он Рихарда, чтобы с его помощью встать с пола. - Я же не виноват, что Тилль полный идиот! - вокалист сердито замычал и попытался схватить ритм-гитариста, дабы выбить, в прямом смысле слова, из того извинение. Однако маленький гитарист вовремя пригнулся и отпрыгнул в сторону. - Да, идиот! - завопил герр Ландерс, ощутив себя в полной безопасности. Вокалист угрожающе зарычал и спрыгнул со стула. От соприкосновений армейских ботинок близкогокпятидесятому размера с полом со стола слетел телефон.
- Стой! - схватил за руку рванувшего к ритм-гитаристу герра Линдеманна Рихард. - Потом с ним разберешься, сейчас нам нужно вытащить у тебя изо рта лампочку!
Вокалист еще немного попыхтел и посверкал глазами, но все же сел на стул и посмотрел на лидер-гитариста.
- Так, - деловито сказал тот и осмотрел рот Тилля и торчавший оттуда патрон, - у нас есть что-нибудь из лавсана? - перевел он взгляд на Пауля и Шнайдера.
- Лавсан, а что это такое? - с недоумением посмотрел на лидер-гитариста герр Ландерс.
- Ткань такая, - ответил тот и вдруг хлопнул себя по лбу, - у меня же есть шарф! - воскликнул герр Круспе и понесся на второй этаж.
Не прошло и минуты, как Рихард вернулся с белым длинным шарфом. При виде него Тилль побледнел и схватился за горло.
- Ага! Я всегда знал, что ты на моей стороне! Быстрая смерть, и никаких проблем! - радостно воскликнул Пауль, довольно потирая руки. - У нас и стул есть, и даже то, за что шарф можно привязать перед торжественным повешением!
"Вперед, инквизиция! Огня сюда, огня!
Не будет прощения! Ведь он же Сатана!"
- ни с того, ни с сего запел он противным голосом.
Лицо Тилля от этого пения из бледного мгновенно превратилось в красное, в глазах засверкали молнии, и Рихарду на мгновение показалось, что лампочка во рту вокалиста вспыхнула кровавым светом.
- Заткнись! - воскликнул лидер-гитарист и треснул от всей души герра Ландерса по затылку. От удара ритм-гитарист не удержал равновесия и шлепнулся на пол, попутно схватившись за стоящего рядом Шнайдера. И Шнайдер, уже не помня, в который раз он падает сегодня, молча последовал навстречу полу вместе с Паулем. Тилль при виде поверженного обидчика зааплодировал и попытался закричать какие-то слова благодарности герру Круспе, но из-за лампочки у него изо рта послышалось только басовитое мычание.
- О-о-о... - протянул Рихард, закатив глаза. - Как же вы меня все сегодня достали!
- А уж как ты меня достал! - заорал, потирая рукой затылок и обиженно сверкая глазами, ритм-гитарист. - Зачем ты меня ударил?
- Все, - отмахнулся от него лидер-гитарист, - хватит! Заткнись и не мешай мне работать!
Пауль уже было открыл рот, чтобы достойно ответить, но очень вовремя увидел протянутый по направлению к его носу кулак герра Круспе, поэтому он быстро сомкнул губы и занялся Шнайдером, который после очередного падения почему-то не шевелился.
- Шнай, - потрял он его за плечо, - ты в порядке?
- Отстань от меня, - раздалось приглушенно в ответ, а сам носитель голоса попытался отпихнуть ритм-гитариста. - У меня все болит! Дай мне умереть спокойно! - вдруг взвыл он так, что Рихард, в это время еще раз внимательно осматривавший рот Тилля, подпрыгнул и врезал "пациенту" кулаком по носу.
"Пациент" взвыл.

- Шнайдер! - уже из последних сил сдерживая себя, прошипел лидер-гитарист. - Хватит ныть! Быстро встал и начал мне помогать!
В ответ барабанщик попытался что-то промычать резко отрицательное, но опять налаживанию дружеской атмосферы понимания помог кулак герра Круспе. Потирая себе все, до чего дотягивались руки, Шнайдер встал и, прихрамывая, подошел к сидящему Тиллю.
- Значит так, - деловито сказал Рихард, - держи его крепко за голову, он не должен шевелиться.
Шнайдер осторожно сжал голову Тилля. Вокалист снова побледнел и с жуткой паникой в глазах посмотрел на лидер-гитариста.
- Спокойствие, - поймал его взгляд герр Круспе, - ты, главное, не шевелись, и все будет нормально.
- А я что буду делать? - подскочил к нему Пауль.
- А ты сядешь и не будешь говорить под руку! - ответил, указав на кресло, Рихард. - Хотя нет, - быстро сказал он, увидев что-то в окне, - лучше выйди во двор, там требуется твоя помощь.
Ритм-гитарист непонимающе посмотрел на герра Круспе. Лидер-гитарист многозначительно кивнул в сторону окна и, отвернувшись от Тилля и Шнайдера, усиленно заморгал левым глазом.
- А-а... - понимающе протянул Пауль. - Помощь. Да, конечно, - и с этими словами он быстро вышел из комнаты.
- Эй! - удивленно воскликнул Шнайдер. - О чем это вы? Какая помощь? - спросил он, отпустив голову Тилля, и попытавшись подойти к окну.
- Назад! - загородил ему путь Рихард. - Держи Тилля, потом разберешься!
Барабанщик подозрительно сощурился, но все-таки вернулся.
- Значит, так... - пробормотал лидер-гитарист, что-то ища по карманам. - Где же ты... Ага! - воскликнул он, достав из кармана брюк шпильку. Заметив выпученные от удивления глаза Шнайдера и Тилля, он сказал, - Это Киры, все ей забываю отдать.
Разогнув шпильку, лидер-гитарист осторожно пропихнул с ее помощью конец шарфа в рот герра Линдеманна. Вокалист дернулся и захрипел.
- Спокойно, - пробормотал герр Круспе, перехватывая появившийся из другого уголка рта кусочек материи. Чуть подергал, и конец шарфа, расправившись, вылез изо рта Тилля. Лавсан облегал лампочку как кокон. Рихард собрал вытянутые концы шарфа в узел.
- Теперь можно бить, - удовлетворенно сказал он. - Только чем?
- Щас, - ответил Шнайдер и побежал на кухню. Вернулся он со скалкой в руках.
- Отлично, - кивнул лидер-гитарист. Взяв скалку, он несколько раз стукнул ей по раскрытой ладони, словно капо из концлагеря. Шнайдер положил Тилля щекой на стол.
- Это для упора, - объяснил находящемуся в полуобморочном состоянии вокалисту Рихард. - Если просто так стучать, то мы тебе поллица разнесем, пока лампочка разобьется. Ты, главное, не пытайся языком вытолкнуть.
Герр Круспе примерился, глубоко вздохнул и со всей возможной осторожностью ударил скалкой. Во рту Тилля раздался приглушенный взрыв. Рихард уронил скалку и сноровисто вытащил белый обслюнявленный комок.
Шнайдер в это время скакал вокруг него на одной ноге, держась за другую. Скалка точно попала ему по большому пальцу.
- Закройте рот, больной, - торжественно сказал Рихард. - Ничего не беспокоит?
Тилль осторожно ощупал нёбо языком.
- Нормально... - выдохнул вокалист. - Рих, спасибо! - воскликнул он и сгреб лидер-гитариста в охапку. Послышался тихий хруст.
- Тилль! - закричал полузадушенный герр Круспе. - Отпусти меня!
- Ой, извини! - смущенно пробормотал герр Линдеманн и опустил лидер-гитариста на пол. Рихард стал осторожно потирать изрядно помятые ребра.
- Ну все, - сказал Шнайдер, осторожно опустив ногу, - думаю, на сегодня приключений достаточно!
Не успел он это договорить, как со второго этажа послышался странный шум, а потом раздался истошный визг, от которого стекла в окнах задрожали.
- Флаке! - хором воскликнули Шнайдер и Тилль и бросились к лестнице. Рихард же, хмыкнув, помедлил и, не спеша, последовал за ними.
Визг продолжал звучать, резонируя от стен.

Продолжение следует...


  Количество комментариев: 5

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]