Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



Сегодня День рождения мира Сегодня День рождения мира

Вам когда-нибудь хотелось проехаться гастрольным туром вместе с любимой группой хотя бы в качестве наблюдателя? Благодаря этим мемуарам ваша мечта наконец-то сбудется!

далее


Рассказы фанатов


"Бросай курить - вставай на лыжи!"
или
приключения людей, решивших избавиться от вредных привычек.

Автор: Актри Автор: Актри

Часть 3. Трудное окончание трудного дня или уборка, как способ воровства.

"Раз... Два... Три..." - считал ступеньки рассерженный лидер-гитарист, поднимаясь по лестнице. Обиженный несерьезным (если не сказать большего) отношением к своим словам он не замечал, куда идет, так что, можно сказать, шел куда глаза глядят, а может, куда ноги вели. Но, в принципе, это не важно. Важно, что в итоге глаза (или ноги) привели его к комнате, которая утром подверглась ужасному испытанию, причиной которого считался и он сам, Рихард Круспе.
Дверь была закрыта, внутри слышались тихие голоса. Осознав, где он находится, Рихард вспомнил, что комнату, в идеале, должны убирать какие-то наемные рабочие, которых вызвал Тилль. Слоган этой фирмы был: "Мы уберем все!". Однако сейчас внутренний голос Рихарда, издевательски подхихикивая, восклицал: "Мы отберем ВСЕ! Отберем! Да-да! Отберем!". Чертыхаясь про себя и пытаясь, правда, безрезультатно, заткнуть этот голос герр Круспе положил руку на дверную ручку, но замер, услышав внутри голоса.

- Ты наступил мне на ногу! - раздался приглушенный крик за дверью. Послышался шлепок, за ним обиженный вопль и снова шлепок.
- Тихо ты, нас же услышат! - рассерженно прошипел другой голос, обращаясь к первому, который теперь лишь тихо поскуливал. - И так еле пробрались, хоть эти придурки даже ничего не заметили!
Рихард уже хотел войти в комнату и узнать, как идет уборка, но после услышанного замер с протянутой к ручке двери рукой. Осторожно подойдя поближе, он прислушался.
- А что бы они заметили? - спросил первый голос, явно принадлежащий какому-то нерешительному сопляку, который сделает все, что прикажут. - И не таких облапошивали!
- Не таких... - прошипел второй голос, видимо принадлежащий главному в этой паре. Послышался новый шлепок и новый обиженный возглас. - Ты думай, о чем говоришь! Неужели не узнал, КТО нас позвал наводить порядок?!
- Ну, - промычал "подчиненный", - какой-то амбал, мало ли таких!
- Амбал, - весело хмыкнул "главный". Похоже, тупость собеседника его немало забавляла. - Это же был Тилль Линдеманн, тупая твоя башка!
- Линдеманн?... Знакомая фамилия... - пробормотал "подчиненный". - Он не занимался плаванием?
- О да, занимался... - хихикнул "главный". - Я всегда знал, что на раздачу мозгов ты опоздал. Тебе название "Rammstein" ничего не говорит?
- "Rammstein"?... Подожди... Такая группа есть!
- Правильно, группа. Едем дальше. Ты немец или кто? Кто входит в состав этой группы?
- Группы? Ну-у... - замялся голос. - Кажется, гитарист... Нет, два гитариста. Басист. Барабанщик. Клавишник такой хлюпик. Ну, вот...
- Ладно, зайдем с другой стороны. Всего в этой группе сколько человек?
- Шесть, это я точно помню, - уверенно сказал "подчиненный".
- А ты сколько назвал? - ласково спросил "главный".
- Я?.. Раз... Два... Пять! - подсчитав, через минуту радостно возвестил голос.
- А шестой тогда кто? - еще ласковей проворковал второй голос.
- Шестой?.. Э-э... Постой! Шестой - вокалист! - осененный мыслью закричал первый.
- Тихо ты!!! - прошипел яростно второй и вновь дал своему коллеге затрещину.
"Да уж, ну и нравы!" - подумал Рихард, жадно прислушиваясь к разговору за дверью.
- Но... Ты же не хочешь сказать... Нас позвал убираться вокалист "Rammstein"?! - восторженно зашептал человека, быстро отошедший от оплеухи.
- Поезд приехал на станцию с большим опозданием. Пассажиры убивают машиниста, - пробормотал, вздохнув, второй голос. - Да, именно, это был он!
- Мы в доме Тилля Линдеманна! - продолжал восторгаться первый. - Что же ты мне не сказал, я бы автограф попросил! - стал он катить бочку на собеседника. Зря...
Рихард услышал смачный звук удара и, мгновением позже, жалостливый вскрик. Видимо, на этот раз собеседник не сдержал чувств.
- Немедленно успокойся! - шепотом заорал "главный". - Только попробуй еще раз что-нибудь вякнуть! Это не просто дом Тилля Линдеманна! Это дом всей группы! А сейчас ты находишься в комнате одного из гитаристов! Скорее всего, Пауля Ландерса.
- Откуда ты знаешь? - усвоив урок, тихо спросил первый голос.
- Струны, на которых ты сейчас лежишь, могут принадлежать гитаристу или басисту. По одежде можно понять, что это не басист, он у них слишком высокий, но еще это не Рихард Круспе, одежда не того размера!
"Верно, - подумал Рихард, мысленно соглашаясь с говорившим. - Пауль у нас самый маленький. Его штаны были бы для Олли как шорты. А у меня мышечная масса намного больше, никакая рубашка бы не застегнулась"
- Комната Пауля Ландерса! - с придыханием прошептал "подчиненный". - Вот это да! Мамочка моя родная!
- Прекрасно, теперь он мамочку вспомнил! - сказал второй голос, и Рихард представил, как он сокрушенно качает головой. - Теперь ты понял, какие возможности открываются?
- О да! Можно забрать всю эту одежду, а потом продать фанаткам! - мгновенно спланировал "подчиненный". - Мы станем миллионерами!
- Интересная мысль, - задумчиво произнес "главный". - Лично я думал о другом. Похоже, впервые в твою пустую голову залетела дельная идея.
- Правда? - обрадовался первый голос.
- Угу, - ответил второй, - так мы и поступим. А заодно заберем все ценности, какие сможем здесь найти.
- Может, - вдохновленно прошептал первый голос, - заберемся и в другие комнаты?
- Нет, не стоит рисковать! - жестко отсеял эту идею второй. - Мы можем попасться. А их все-таки шестеро. Лучше все здесь быстренько соберем, выкинем во двор, спустимся сами, благо рядом с окном есть пожарная лестница, и смоемся, пока никто не заметил. Я слышал, у них там пьянка, раньше утра они не спохватятся, а тогда нас уже не найти!
"Какая пьянка! – мысленно возмутился Рихард. - Всего-то по две бутылки пива на каждого!"
- Хорошо-хорошо, Серж, - покорно сказал первый голос. - Будь по-твоему.
"Серж, значит, - постарался хорошо запомнить это имя лидер-гитарист. - Главного уже знаем, как бы про второго узнать?"
- Я просил тебя, Генри, не называть меня по имени на работе! - раздался недовольный голос главного.
"Ага, - довольно подумал герр Круспе, - прямо по заказу!"
- Ладно-ладно, извини, - примирительно сказал Генри.
- Давай собирай, - сказал Серж.

За дверью послышалось шебуршание. Поняв, что воры приступили к работе, Рихард стал быстро соображать, как их остановить. Зная, сколько вещей в комнате Пауля, он предположил, что они задержатся здесь как минимум на три минуты. Вламываться туда и самому разбираться как-то не очень хотелось. Решив позвать подмогу, роль которой должны были сыграть оставшиеся внизу остальные участники группы, он стал тихо отступать от двери к лестнице.
Не успел он дойти до середины лестницы, как внизу услышал топот пяти пар ног, громкий разговор и раскатистый смех. Поняв, что они сейчас спугнут воров, Рихард мгновенно преодолел последние ступеньки. Даже, может быть, быстрее, потому что как только он начал ускоренный спуск, его левая нога наступила на развязавшиеся шнурки кроссовки на правой ноге, и герр Круспе перешел из состояния бега по лестнице в свободное падение на лестницу. К счастью для лидер-гитариста на первые ступеньки подъема уже вступил Тилль Линдеманн, который и принял его в свои крепкие объятия.

Но законы динамики применимы везде, и под действием силы инерции и еще нескольких таких же нехороших сил герр Линдеманн не смог удержаться с пойманным им лидер-гитаристом в вертикальном положении и стал резко наклоняться назад. Со стороны это немного походило на Пизанскую башню. В этой позе Тилль несколько секунд пытался вернуться в более естественное положение, но сила тяжести оказалась сильней, и вокалист с лидер-гитаристом продолжили падение. Уже на их счастье, но не на счастье остальных, как раз за Тиллем поднимались Пауль, Оливер, Шнайдер и Флейк. Через секунду уже падала куча крепко сцепленных между собой тел.

В общем, перед лестницей теперь находилась пирамида из живых (и полуживых) людей. Основание составляли Оливер, Флейк и Шнайдер, середину - Тилль и Пауль, а пиком был Рихард. Ему повезло больше всех, и он почти не пострадал. Тилль отделался несколькими царапинами, оставшихся после нервных рук немного психанувшего во время полета лидер-гитариста. У Пауля под глазом разливалась синева, мягко подсвечивающая темный коридор. Эта синева тоже появилась не без участия руки, а точнее локтя, герра Круспе. Оливер и Шнайдер также мягко разливали вокруг себя синеватое сияние, которое можно было объяснить тем, что на них неплохо устроился ритм-гитарист. Больше всего досталось Флейку, на которого всем свом немалым весом упал Тилль, продолжающий по инерции держать в объятиях Рихарда. Когда пирамида распалась, и все, тихо матерясь, начали осматривать и ощупывать повреждения, многострадальный клавишник продолжал лежать и тихо постанывать.
Беглый осмотр Флейка показал, что у него сломано несколько ребер. Шнайдер быстро побежал к телефону, чтобы вызвать скорую.

Рихард, увидевший это, зашипел:
- Вызови полицию!
- Какую... - громко начал было Оливер, но герр Круспе бросился на него и закрыл ему ладонью рот.
- В доме воры! Всем тихо! - прошипел он.
- Какие воры? Ты при падении головой не ударялся? - ехидно, но все-таки шепотом спросил Тилль.
- Нет! - замотал головой Рихард. - Те уборщики... Ну, которых ты вызвал... Они хотят обокрасть комнату Пауля! Я слышал их разговор!
- Мою комнату?! - возмутился Пауль.
- Да! - подтвердил лидер-гитарист, убирая руку ото рта Оливера. - Шнайдер, - зашептал он замершему у телефона барабанщику, - звони в полицию!
Шнайдер кивнул и стал набирать номер.
- У нас мало времени, их нужно задержать до приезда полиции, - обратился Рихард к Оливеру, Паулю и Тиллю. Флейк, как пострадавший, не мог ничем им помочь, а Шнайдер уже быстро говорил по телефону. - Они максимум пробудут там минуты три, а потом уйдут через окно!
- Сколько их? - деловито спросил Тилль.
- Двое, - ответил Рихард.
- Тогда не уйдут, - уверенно сказал Тилль, поднимаясь. - Нас четверо, мы их скрутим. Пойдемте, ребята.
- А если они вооружены? - посмотрел на него Оливер.
- Ничего, - спокойно махнул рукой вокалист. - Справимся! Хотя ты, - указал он на басиста, - лучше останься с Флейком и жди полицию со скорой.
- Но почему? - возмутился Оливер. - Я тоже хочу помочь!
- Вот и помогай - последи на Флейком, - поддержал Тилля Пауль. - Если нас будет пятеро, то мы просто не поместимся в моей комнате, там же еще эти двое. А Флейка все равно нельзя оставлять одного, мало ли что... Вдруг у него внутреннее кровотечение!
- А я то при чем, - не понял басист. - Я же не врач, что я могу сделать?
- Ну, просто... - замялся Пауль.
- Просто побудь здесь! - пришел ему на помощь Рихард. - И не надо лишних слов. Кому-то же надо подождать полицию!
- Но почему я? - не мог успокоиться Оливер.
- Потому что я так сказал! - рявкнул, рассердившись, Тилль. - И закрыли этот разговор! Все ясно?
Немного обиженный басист молча кивнул и пошел к стонущему Флейку.

Гуськом, на цыпочках остальные с подоспевшим Шнайдером стали подниматься по лестнице. Рихарда мучило жуткое подозрение, что шум, поднятый ими внизу, спугнет воров, но, видимо, они ничего не услышали или списали все на "пьяненьких музыкантов из Rammstein, решивших побуянить после сытного ужина и изрядной выпивки". В любом случае воры были еще в комнате.

Гитаристы, ударник и вокалист тихо подошли к двери в комнату Пауля и рассредоточились вокруг нее. Тилль знаками дал понять, что он с Паулем берет главного, а Рихард и Шнайдер - второго. Все согласно кивнули. Тилль показал кулак с оттопыренными тремя пальцами. Согнул безымянный - все подошли вплотную к закрытой двери. Согнул средний - приготовились вломиться в комнату. Глубоко вздохнув и чуть наклонившись вперед, вокалист согнул указательный палец, и все с боевыми криками ринулись в раскрытую одним движением руки дверь.

Воры от неожиданности замерли. Генри (его Рихард узнал по покрасневшим местам на лбу - свидетельств подзатыльников и затрещин) уже хотел выбросить в окно предпоследний сверток одежды, а Серж стоял рядом с ним, держа в руках несколько последних рубашек Пауля.
Рихард и Шнайдер кинулись на Генри и сшибли его с ног. Тилль и Пауль в это время набросились на Сержа, через несколько секунд он был уже придавлен весом вокалиста, а Пауль подбежал к окну, чтобы посмотреть, все ли в порядке с его вещами. От внезапности нападения воры в первые секунды не оказывали сопротивления, но по прошествии этих секунд пришли в себя. Генри стал яростно брыкаться, нанося удары со страшной силой. Рихард и Шнайдер были буквально сметены и отброшены в сторону. Серж тоже попытался выбраться, но герр Линдеманн был слишком натренирован долгим общением с остальными участниками группы "Rammstein", поэтому ему было достаточно нанести один, но зато сверхточный и суперболезненный удар так, чтобы вор уткнулся лицом в грязный, впитавший в себя пену ковер и замер, обращаясь с молитвами ко всем ему известным богам, чтобы этого больше не повторилось.

Так оказалось, что на деле ум Сержа не помог ему, а сила Генри помогла тому освободиться. Освобожденный ринулся к окну, совсем забыв о том, что находится на втором этаже. Возможно, его прыжок был бы вполне удачен, во всяком случае могло обойтись без увечий, но уже стоявший возле окна Пауль успел подставить бежавшему с большой скоростью Генри подножку, и тот, наполняя вечерний воздух немецкими непечатными словами, спланировал прямо на газон, перелетев всю ту гору одежды, которую они с Сержем успели покидать.
Шлепнувшись, он секунду молчал, а потом тишина сменилась диким криком. Генри схватился за вывернутую под неестественным углом ногу, не переставая орать.

- Так, нога сломана, - удовлетворенно сказал подбежавший к окну Рихард. - Флейку теперь в больнице не будет скучно.
И, словно в ответ на его слова, послышался звук сирены, и во двор, сверкая мигалками, въехали машины скорой и полиции. Из скорой выскочили врачи и бросились в дом, за ними бежали полицейские.
- Эй! - закричал Пауль, размахивая руками. - Мы здесь! Сюда!
Одновременно подняв на оравшего ритм-гитариста головы, врачи и полицейские переглянулись и продолжили свой путь в дом. Несколько врачей бросились к уже переставшему орать Генри.
- Отлично, - весело сказал Тилль, потрепав по голове тихо мычавшего под его тяжестью Сержа. - Как мы вас сделали, а?
В комнату ворвались полицейские; Тилль, встав и гордо выпятив грудь колесом, важно сказал:
- Господа, этот человек вор! Он хотел нас обокрасть. А там, - указал он рукой на окно, - его сообщник, он попытался от нас удрать.
- А вы кто... - начал было, подозрительно смотря на гордого вокалиста, один из стражей закона, но его перебил напарник.
- Ты чего, Дерик? Это же "Rammstein"! - воскликнул он, переводя взгляд с Рихарда на Шнайдера, потом на Пауль, на Тилля, и вновь возвращаясь к лидер-гитаристу.
- А, ну да, - протянул Дерик. - Конечно, извините, что не узнал. Сержант Вейнгарт к вашим услугам, - сказал он, попутно одевая наручники на поднятого двумя другими полицейскими Сержа.
- Ничего, - ослепительно улыбнулся ему Шнайдер. - Все в порядке.

Он, Рихард, Пауль и Тилль спустились вместе с полицейскими на первый этаж и застали как раз тот момент, когда Флейка уже укладывали на носилки.
- Держись, - помахал ему Пауль, - вскоре ты будешь в норме.
- Будет-будет, - потвердил врач, стоявший рядом с Оливером. - Мы ему наложим гипс, и вы можете сразу же забрать его домой.
- Вот видишь, - радостно сказал Рихард, шагая рядом с носилками. - Всего лишь туда и обратно.
Флейк лишь кивнул, закусив губу и ничего не ответив. Похоже ему было очень больно - лицо его было даже не бледным, а каким-то землистым.

Говоря что-то для поддержки друга, вокалист, гитаристы, барабанщик и присоединившийся басист проводили клавишника до машины "Скорой помощи". За ним внутрь полез Шнайдер, сказавший, что он присмотрит за тем, чтобы Флейку был оказано профессиональное лечение. "Скорая помощь", включив снова сирену, выехала за ворота, за ней поехала машина полиции, из окна которой на участников группы еще успел c яростью посмотреть отданный в руки правосудия Серж. И вот звук сирены затих.

- Да уж, - сказал Рихард, потягиваясь и подавляя зевок. - Такого веселого дня я не припомню.
- Угу, - согласно кивнул, зевнув, Пауль. - Будет что рассказать потомкам.
- Пошлите-ка спать, сегодня был трудный день, - позвал Оливер и зевнул.
- Правильно, - одобрил Тилль и тоже зевнул. - Да, Рих, - обратился он по пути к дому к лидер-гитаристу, - мы согласны.
- Ты о чем? - не понял его герр Круспе.
- О здоровом образе жизни. С завтрашнего дня бросаем курить и пить. Ты прав, нам надо долго жить, нашу музыку любят миллионы!
- Правда? - обрадовался лидер-гитарист.
- Правда-правда, - подтвердил Тилль. - Так что готовься нас отучать.
- Нет проблем, я уже все продумал, - сказал Рихард и зевнул так, что у него чуть не заклинила челюсть.

Все весело рассмеялись и разбрелись по комнатам. Решение было принято, теперь можно было обо всем забыть до завтрашнего утра. А завтра будет завтра...

Продолжение следует...


  Количество комментариев: 12

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]