Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



Долбящий клавиши Долбящий клавиши

Перед вами размышления о жизни и мироустройстве всемирно известного музыканта, клавишника Rammstein Кристиана «Флаке» Лоренца.

далее


Рассказы фанатов


"Бросай курить - вставай на лыжи!"
или
приключения людей, решивших избавиться от вредных привычек.

Автор: Актри Автор: Актри

Часть 2. Соломоново решение или вечер перед телевизором.

Вечер. Сквозь окно пробивался в комнату немного покрасневший солнечный луч. По телевизору тихо заныла уже всем надоевшая музыка, которая означала начало шестичасовых новостей. Тилль, который собирался их смотреть еще полчаса назад, громко храпел, лежа на кожаном диване. Шнайдер, держа в руке барабанную палочку, сидел на стуле, голова его покоилась на столе рядом с тарелкой с остатками спагетти. На соседнем стуле полулежал Оливер, погрузившись в астрал, на что указывали его неподвижные глаза, остановившиеся на кончике носа. Флейк лежал в кресле, тихо посапывая под раскрытой книгой, на которой замысловатым почерком было выведено: "Привычки и повадки земноводных". Рихард и Пауль сидели за небольшим столом и играли в шашки, пытаясь заставить опухшие от чрезмерного употребления пива мозги работать.

Довольно смазливая ведущая стала заливать что-то про войну в Ираке. Рихард, оторвавшись на минутку от игры, нашарил рукой под столом переключатель и нажал на кнопку переключения каналов. На другом канале выл, скрипя зубами, какой-то хлюпик с розовым ирокезом и пятью серьгами в одном ухе, на третьем - лев гонялся за добычей, роль которой играла маленькая антилопа, на четвертом показывали какой-то старый фильм. Так пропутешествовав по каналам, герр Круспе, досадливо вздохнув, выключил телевизор. Теперь тишину нарушали только похрапывания и посапывания остальных участников группы.

Пауль, последним ходом обзаведясь дамкой и забрав попутно четыре фишки противника, вдруг замер и, вдохновленный возникшей в голове мыслью, наклонился прямо к лицу Рихарда. Тот, несколько удивленный этим, отпрянул назад. Пауль замотал головой с и зашептал, дабы не разбудить друзей:
- Ты помнишь, что было сегодня утром?
- Ты имеешь в виду наши игры с огнем и гибель твоей комнаты? - приподнял брови Рихард.
- Да, именно, - закивал Пауль. - Кстати, - еще одна мысль его озарила, - что там с ней?
- С кем? - не уловил мысль ритм-гитариста герр Круспе.
- С моей комнатой, - сказал герр Ландерс, прищурив глаза.
- Ты чего? - удивился лидер-гитарист. - Тилль же еще днем позвонил в какую-то фирму, чтобы все убрали.
- Но уборщики приехали? - Пауль плохо помнил то, что было между закусом после пожара и перед обедом.
- Конечно, - утвердительно мотнул головой Рихард. - Правда, довольно поздно, минут десять назад. На них еще Тилль наехал, пообещав снять половину заработка. Они до сих пор там.
- Ну ладно, - ритм-гитарист помолчал, вспоминая, что он хотел сказать в начале. - Так вот, я все время хотел тебя о чем-то спросить, но все не мог вспомнить о чем.
- Ну что, вспомнил?
- Да, - еще раз кивнул головой Пауль. - Ты вообще, зачем ко мне пришел утром, что тебе от меня понадобилось?
Лидер-гитарист задумался. Честно говоря, из-за всего того, что сегодня было, предысторию своих поступков он помнил очень смутно. Растерянно покачав головой, герр Круспе стал осматривать комнату в надежде, что что-нибудь натолкнет его на нужную мысль. Взгляд его остановился на бутылках из-под пива, валявшихся на полу, и на окурках, горкой возвышавшихся в пепельнице.
- Вспомнил! - заорал радостно Рихард, забыв, что кроме него и Пауля в комнате все спят.

Из-за этого крика Шнайдер резко поднял голову и взмахнул палочкой, задев тарелку со спагетти. Она, перевернувшись в полете, упала прямо на голову Оливера. Басист, не ожидавший атаки, пронзительно вскрикнул и окончательно сполз со стула на пол. Флейк открыл резко глаза и первое, что он увидел, была картинка из книги, лежащей на его лице, которая изображала увеличенный в два раза раскрытый рот удава со всеми его немаленькими зубками. Заорав от ужаса, клавишник отбросил книгу в сторону. Она пролетела до дивана и ударила по носу Тилля. Теперь уже разбуженный вокалист завопил во всю силу своих натренированных легких.

Через минуту вновь воцарилась тишина. Оглушенные басом своего вокалиста, остальные участники группы ошалело мотали головами. А быстро пришедший в себя герр Линдеманн яростно выдохнул:
- Да что с вами со всеми сегодня такое?!!
- Это не мы, это все Рих, - заложил лидер-гитариста клавишник. - Мало ему сегодняшнего утра, все приключений ищет.
- Рих, - сердито посмотрел герр Линдеманн на смущенно опустившего голову Рихарда, - ты чего орешь, будто тебя кролик за палец тяпнул?
- Я чего, я ничего, - совсем засмущался герр Круспе. - Просто Пауль меня спросил, а я ответил.
- Но я же не просил тебя орать, - возразил второй гитарист. - Можно было ответить и шепотом.
- Ладно, - махнул рукой Оливер, вновь садясь на стул. - В конце концов, правильно, что он нас разбудил, а то бы всю ночь потом не спали. Пойдемте лучше поужинаем.
- Правильно, - вдохновился словами басиста Тилль. - Что у нас на ужин?
Все посмотрели на Шнайдера, который сегодня отвечал за еду. Тот, еще не совсем проснувшийся, что-то пробормотал.
- Что? - стал наступать на него Тилль. - Только не говори, что у нас ничего нет!
- Почему же, есть, - пришел на помощь втянувшему голову в плечи барабанщику Флейк. - У нас оставалось вчерашнее мясо с острым соусом и сегодняшние макароны.
- Не макароны, а спагетти, - возразил успокоенный Шнайдер.
- А спагетти что, не макароны? - удивленно посмотрел на него клавишник.
- Это макаронные изделия, - ответил барабанщик.
- Но ведь макаронные изделия - это и есть макароны, - вступил в разговор Пауль.
- Нет, - убежденно ответил Шнайдер. - Макароны - это трубочки разной толщины, а спагетти - это ... - не сумев быстро подобрать подходящее определение, он замолчал.
- Мне без разницы, макароны это или нет! - заорал Тилль, и все сразу замолчали. - Мне без разницы, чем они отличаются от спагетти! Но, что я знаю точно, если вы сейчас же не принесете мне эти изделия, я не знаю, что с вами сделаю!
- Секундочку, - вскочили Рихард и Шнайдер, - подожди чуть-чуть. Мы сейчас, - и побежали на кухню.

За ними потрусили Оливер с Флейком, а Пауль остался на том месте, где сидел до пробуждения остальных участников группы, и, пока на него никто не обращал внимания, быстро переставил несколько фишек лидер-гитариста. Тилль, шумно вздохнув, взял со стола переключатель и нажал на кнопку включения телевизора. Экран загорелся голубеньким светом, и на нем та же ведущая продолжала зачитывать ужасы дел американцев в Ираке.

По прошествии пяти минут в комнате вновь появились Рих со Шнайдером и Оливер с Флейком. Все они пыхтели под тяжестью подносов, на которых возвышались тарелки, вилки, ножи, стаканы, кастрюля со спагетти, сковородка с мясом, соусники с острым соусом. За не поместившимся пивом отправили сидевшего без дела Пауля.
Быстренько накрыв стол, группа стала отвоевывать у вокалиста мясо и спагетти, который схватил их, как только увидел. После долгой борьбы нужная часть еды для подпитки организма была отвоевана. Вечер наполнился звуками чавканья, жевания и глотания, аккомпанировали им вопли работающего телевизора, где от простого зачитывания "ужастиков" перешли к их демонстрации.
Наконец Тилль удовлетворенно откинулся на спинку дивана и похлопал себя по животу. Остальные участники группы к этому моменту тоже успели наесться и теперь осоловело хлопали глазами.

Тут, в минуту полной идиллии, Пауль резко ткнул локтем Рихарда в бок. Рассвирепевший лидер-гитарист взвыл и ударил обидчика в живот. Под кулаком накачанного герра Круспе ритм-гитарист согнулся пополам и захрипел. Придя в себя, он закричал:
- Ты что, совсем оборзел?! Я же хотел только спросить!!!
- Нормальные люди, - еще громче заорал Рихард, - спрашивают ртом, а не кулаком!!! Придурок!
- Кто, я?! - полный возмущения Пауль ринулся на Рихарда.
Завязалась возня, в которой немалое участие приняли стулья и подносы. Понаблюдав за этой борьбой без правил со стороны и придя к мысли, что в их группе еще могут понадобиться гитаристы, Тилль и Шнайдер бросились разнимать дерущихся. Из-за того, что схватка становилась все более жаркой (как говорится, аппетит приходит во время еды, а жажда нанесения новых ударов во время драки), на помощь поспешили Оливер и Флейк. Растащив кусающихся и царапающихся гитаристов по разным углам, Тилль встал между ними и спокойно сказал:
- Девочки, не ссорьтесь! Опять зеркальце не поделили?
- Если бы не этот бешеный суслик, - прошипел Рихард, - ничего бы не было!
- Сам ты суслик, бабуин! - в ответ закричал Пауль. - Не можешь по нормальному реагировать - сиди на своем дереве и не квакай!
- Пауль, ты путаешь, - внимательно посмотрел на ритм-гитариста Флейк. - Ни бабуин, ни суслик не могут квакать. Квакают лягушки.
- А ты молчи, - завопил Пауль на клавишника, - профессор недоделанный!
Остальные, за исключением самого Флейка и Рихарда, хихикнули. Флейк же, обиженно надув губы, выпустил из рук Рихарда. Тот, не теряя времени даром, вывернулся из объятий Оливера и бросился на Пауля. Но на пути у него стоял Тилль.
- Спокойно! - поняв, что они так просто не успокоятся, закричал вокалист и схватил Рихарда. - Всем сесть! Молчать! Бояться!
Пауль перестал выдираться из натренированных игрой на барабанах рук Шнайдера, и они оба плюхнулись на диван. Флейк и Оливер сели на стулья вокруг стола, а Рихарда Тилль лично усадил в кресло.

- Ну, все успокоились? - грозно обвел всех присутствующих взглядом герр Линдеманн. Ответом ему была тишина. Он удовлетворенно кивнул.
- Отлично. А теперь расставим все точки над "i". Пауль, что ты хотел спросить у Рихарда?
- Я? - ритм-гитарист посмотрел на вокалиста. - Ах, да... Рих, повторяю свой вопрос, зачем ты пришел сегодня ко мне в комнату утром?
- Зачем-зачем, - пробурчал в ответ лидер-гитарист. - Поговорить, вот зачем!
- О чем? - заинтересовался Шнайдер.
- О том, что мы отстаем от современного мира! - отрубил Рихард.
Все помолчали, обдумывая эту фразу. Всеобщее молчание нарушил Флейк. Хмыкнув, он сказал:
- И чем же? Неужели сейчас в моде не черный, а белый лак для ногтей?
Рихард сумрачно на него посмотрел.
- Нет, - просто сказал он. - Я о том, что сейчас важно быть здоровым человеком, а не красивым.
- Что ты имеешь в виду? - непонимающе воззрился на него Оливер. - В каком смысле "здоровым человеком"?
- А в том, что нужно заниматься спортом, правильно питаться... - начал перечислять, загибая пальцы, Рихард.
- Ну, спортом, - перебил его Шнайдер, с гордостью посмотрев на свои бицепсы и трицепсы, - мы и так занимаемся. С нашими концертами ни в какой спортивный зал ходить не надо.
- Да, я с этим согласен, - кивнул лидер-гитарист, - но ты меня не дослушал. Чтобы быть здоровым человеком нужно что?
- Что? - заинтересованно посмотрели на него все.
- Избавиться от вредных привычек! - радостно воскликнул Рихард.

Гробовое молчание.

- И что ты подразумеваешь под вредными привычками? - осторожно спросил Пауль.
- Как что? - удивился герр Круспе. - Курение и алкоголизм!
- И ты предлагаешь нам отказаться от сигарет и алкоголя? - все еще не веря, спросил Пауль. Остальные уже икали от хохота.
- Да, именно, - раздраженно ответил Рихард. - И я не вижу тут ничего смешного!

Но его уже не слушали, так как, видимо, что-то смешное они видели. Безудержное веселье наполнило комнату. Лидер-гитарист с досадой поглядел на всех, встал и вышел из комнаты. После громкого хлопка дверью, из-за которого на пол слетела сковородка с остатками мяса, все стали потихоньку успокаиваться.

- Слушайте, похоже, он обиделся, - качнул головой в сторону двери, за которой скрылся Рихард, Оливер.
- И ладно, надо же было сказать такую глупость! - махнул рукой Флейк.
- Ну, не знаю, - задумчиво произнес Шнайдер. - Если серьезно подумать, то он в чем-то прав.
- Подумываешь отказаться от курения и алкоголя, стать правильным мальчиком? - насмешливо спросил его Флейк.
- А почему бы и нет? - воскликнул Пауль. - Это же здорово! Представляете, какие у нас будут преимущества над другими!
- Какие, например? - полюбопытствовал Оливер.
- Ну, - задумался ритм-гитарист. - Э-э... Да хотя бы проживем дольше! - придумал он, чем может похвастаться человек, бросивший курить и пить.
- И сколько же ты жить собрался? - посмотрел на него Флейк.
- Ну, если измерять в выпусках альбомов, - стал производить математические вычисления в голове Пауль, - то я хочу еще 20!
- Лет? - не уследил за мыслью Пауля Оливер.
- Альбомов! А один альбом мы делаем 2 года.
- Значит, - подсчитал Оливер, - ты хочешь прожить еще 40 лет. Всего, значит, будет 80.
- Но я ведь еще потом лет десять хочу просто пожить, нельзя же до смерти заниматься музыкой! - весело сказал Пауль. - А потом можно еще 10, для ровного счета.
- Ну, ты хватил, 100 лет! Столько не живут! - хмыкнул Шнайдер.
- А почему не живут? Потому что ведут неправильный образ жизни!
- Еще один! - схватился за голову Флейк. - Теперь понятно, почему Рих хотел сначала именно с тобой поговорить!
- И правильно, что хотел, - ринулся на защиту лидер-гитариста герр Ландерс. - Он знал, что я единственный смогу оценить эту здравую мысль!
- Не здравую, а полоумную, - тоном, с которым обычно врачи говорят с психически больными пациентами, сказал клавишник. Но, заметив, что у ритм-гитариста нехорошо загорелись глаза и сжались кулаки, взмолился, обращаясь к молчавшему до этого времени вокалисту:
- Тилль, ну хоть ты скажи ему!
Тилль спокойно посмотрел на клавишника, и только напротив сидящий Оливер заметил веселую искорку в его глазах.
- Сказать? Почему же не сказать, - поднялся он с кресла и грозно обвел всех взглядом, остановив его на Пауле. - Я думаю...
Флейк, уверенный, что Тилль сейчас поддержит его, победно посмотрел на ритм-гитариста. Но...
- Я думаю, - повторил герр Линдеманн, - что это прекрасная идея!
Флейк, пораженный этой фразой, соскользнул со стула. Остальные усидели, но челюсти у всех, кроме обрадованного такой реакцией Пауля, отвисли.
- А что? - весело ухмыльнулся Тилль. - Я тоже хочу прожить до 100 лет! Так что я за! - поднял он руку.

Пауль мгновенно тоже поднял руку, он был согласен с этой идеей с самого начала. Оливер и Шнайдер, который что-то тихо пробормотал, переглянулись и присоединились. Остался только Флейк.
- Ты можешь не поднимать руку, - сказал ему Тилль. - В конце концов, это решение должны принять все добровольно.
- Да, - продолжил Пауль, с торжеством глядя на поверженного противника, - только нам, видимо, вскоре придется искать клавишника помоложе. Рухлядь на концертах нам не нужна.

Флейк сердито обвел всех взглядом:
- Рухлядь, значит... Ну-ну... Ладно, присоединяюсь к большинству, - сказал он, медленно поднимая руку. А после тихо пробормотал, чтобы его не услышали, - Только пусть он сам меня попробует отучить от сигарет и выпивки. Я не буду прилагать к этому никаких усилий, скорее наоборот...
- Отлично! - воскликнул Тилль, не услышав тихого бормотания Флейка. - А теперь, пойдемте найдем Риха, а то он точно обидится.
- Интересно только, куда он пошел, - задумчиво сказал Пауль.
- Далеко не уйдет, догоним, - улыбнулся Шнайдер и посмотрел на сердитого клавишника, - Эй, Флейк, успокойся, а то капилляры в носу полопаются!
- Почему именно в носу? - удивленно посмотрел на него герр Лоренц.
- Потому что ты сопишь как барсук, страдающий насморком! - захохотал Шнайдер а за ним и остальные, все, кроме клавишника, тот лишь обиженно хмыкнул.
- Ладно, пойдемте, - отсмеявшись, позвал уже стоящий возле открытой двери Оливер.

И все вышли из комнаты, последним был Флейк, все еще сердитый, но уже смирившийся с неизбежным. В комнате остался работать забытый всеми телевизор, а сквозь окно на пол ложился уже ярко-бордовый луч наполовину скрывшегося солнца.

Продолжение следует...



  Количество комментариев: 6

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]