Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



В тихой ночи. Лирика. В тихой ночи. Лирика.

Тилль Линдеманн – легенда мира музыки, автор текстов группы Rammstein. Его стихи проведут нас по чувственному миру, сотканному из сексуальности, любовной аддикции и рефлексии.

далее


Рассказы фанатов


Опыты доктора Лоренца.

Авторы: Honda & Granata Авторы: Honda & Granata

- Ти-и-иль, прекрати грызть дива-а-а-ан! Ты меня бе-е-е-есишь…. - А что мне ещё остаётся делать, Шнайдер? Тебе-то хорошо, тебе Флака морковь дал… А представь каково мне! У меня зубы чешутся по-бешенному… Шерсть в глаза лезет, и это чувство постоянного голода… - Оно у тебя, Тиль, всегда было! - Попугаям слово не давали! - Попугаям слово не давали! Попугаям слово не давали! Попугаям … - Слышь ты, птица, если не заткнёшься, я тебе все перья повыщипываю! Будешь голодранцем ходить! - Это ты-то! Хе-хе… - Я на полном серьёзе! - Ох держите меня, как я напуган!… - сидя на люстре издевался попугай, а затем как никогда язвительным и противным голосом продолжил. - Ну давай! Дава-а-ай! Повыщи-и-ипывай меня! Извращенец… - Рихард, фас! - Я тебе что? Собака что ли? Сам лови… - Рихард смачно зевнул, вытянулся и "расчесал" когтями Флакин паркет. - Ах так? Я те щас… - Тиль посмотрел на своё пятнадцатисантиметровое тельце. - Блин! Ну и чёрт с вами… интересно, что здесь ещё погрызть можно?…

В этот раз мы, авторы-садисты, работаем за гранью нормального воображения, так как переключились на жанр фантастики. Дабы вы смогли понять всю трагичность сей ситуации, мы вернёмся на несколько часов назад, в субботнее утро в квартире герра Лоренца…

- Итак, я собрал вас здесь для того, чтобы вы стали первыми свидетелями моего величайшего изобретения, которое станет революцией в мире науки…
- Ты изобрёл бескаллорийные пончики для Тиля? - предположил Пауль.
- Нет…
- Виагру без побочных эффектов?!
- Нет!
- Способ заставить Пауля молчать? - вмешался Рихард.
- Нет, хотя пытался…
- Что же это тогда? - не проявляя особого любопытства сказал Тиль.
- Это напиток, который проявит вашу животную сущность!
- О-о-о… - донеслось ленивое восхищение. - А это как?
- Ну, то есть… Согласно моей теории в каждом из нас есть хоть один ген животного, и моё изобретение должно активизировать этот ген и изменить вашу структуру ДНК…
- Короче на нормальном языке, выпивший это, станет животным на которое больше всего похож? - расшифровал Флакину речь Тиль.
- Да! Но пока это только теория, я его ещё не испытывал…
После некоторого молчания вокалист встал и подошёл к клавишнику:
- Эх… Флак, я уважаю твою страсть к наукам, но тебе не кажется, что это полный бред?… Ну, не может этого быть!
- Может!… - Флака начал отчаянно тыкать своим "открытием" в лица согрупников. - Хотите проверить? Хотите???
- Ну давай сюда своё зелье! - Пауль выхватил у Христиана колбу с изобретением и отхлебнул… Но ничего не произошло.
- Ну, что ты чувствуешь? - изнывал от любопытства Флака.
- Да ничего особенного, вкус прикольный. Как у пива с Колой!
- Ну-ка дай мне! - Тиль, забрал колбу и тоже попробовал. - Да, не плохо, но пиво с Колой другой вкус дают, а это больше похоже на водку с минералкой.
- О, да ты эксперт, а можно я попробую? - спросил Риха.
- Конечно!
- И мне, и мне!
- Все в очередь!… за лапами и хвостами!
- Тиль, а ты кем планируешь стать? - в шутку спросил герр Ландерс.
- Я? - Тиль задумчиво закатил глаза. - Медведем наверно. Они сильные.
- А ты Рих?
- Тигром! - решительно отозвался лидер-гитарист.
- Много хочешь - мало получишь! Больше, чем на макаку не тянешь!…
- Что, Пауль, опять в своём репертуаре?!
- …А Оливер, наверно, станет жирафой! Он ж высокий!
Флака стоял и растерянно смотрел на всё это. Было видно, что он очень разочарован столь легкомысленным отношением друзей к его работе.
- Да ладно, не расстраивайся! - бодрым голосом решил поддержать Флаку Тиль. - Ну, раз уж мы сюда пришли… Может, сгоняешь за пивом?
- Эх, конечно сгоняю... Что мне ещё остаётся делать? - Флака ещё раз печально вздохнул и молча поплёлся в ближайший магазин.

- Что-то меня мутит… Зря я это пепси-пиво выпил… - Пауль пошатнулся и плюхнулся на диван.
- Да-а-а, я что-то тоже себя неважно чувствую, - согласился Тиль. - Флака ответит за своё пойло… Меня ща вырвет… Я пошёл к унитазу… - А вот я себя нормально чувствую, - вымолвил Риха и плюхнулся мимо кресла на пол.

- О-о-относи-и-ительно-о-о…

Флака подошёл к своей двери и удивлённо застыл. В его квартире творилось что-то непонятное, и были слышны разные звуки: бульканье, крик, шипение, сдавленный писк и ещё кое-что, что нельзя описать словами. Герр Лоренц приготовился к худшему и вошёл… Прямо на него пикировало нечто ярко-красное, жутко при этом матерясь. Флака обалдел и выронил пиво. В эту секунду в только что освободившиеся руки упало это красное, напоминающее попугая - Христиан попытался разобрать, что старалась ему объяснить птица, и вскоре понял: это было предупреждение, - маленький, пушистый, но чрезвычайно злой, шипящий комок шерсти сбил его с ног. Птица взвизгнула и, переваливаясь с боку на бок, энергично заковыляла в соседнюю комнату.
… Флака лежал на полу и собирал все события воедино… Не получалось… Внезапно он заметил, что лежит в луже пива, и, при этом, справа от него сидит кролик и тихо слизывает пиво с пола.
- М-м-м… да… м-м-м… Спасибо за пиво, Флак!…
- А-А-А!!! - Христиан подскочил, поскользнулся, упал и удивлённо уставился на кролика.
- Ты чего, говорящий?
- А ты чего? За столько лет только что осознал, что ещё и говорить умею, а не только по барабанам стучать.
- Кристоф?! Ты?
- Нет, Папа Римский! Химик, блин…
- Значит он действует! Действует!!!… Я гений!
- Ты балбес!
- Я гений!
- Ты балбес!!!
- Я гений!!!… Ай!
Злобное, взъерошенное существо кинулось на Флаку и яростно впилось ему в ногу.
- Ай! Ай-ай-яй-яй! Ты чего? Ты кто? Ой!
- Я тебе покажу, как на друзьях опыты проводить!
- Рих, хватит, давай разберёмся, - успокоил Кристоф создание, оказавшееся Рихардом.
- Да-а, нам надо разобраться, - почти успокоился герр Круспе. - Флак, будешь так радостно улыбаться - порву!
- Хорошо, я понял, что ты, - Христиан указал на кролика. - Шнайдер! Ты, котяра, значит, Рихард. А попугай…
- Пауль!
- Да, Пауль… А где остальные?
- Не знаем, мы были заняты… - мяукнул Рихард. - Но я чувствую по запаху Оливера.
- А Тиля?
- Нет!
- С каких это пор у тебя обострился нюх? - прервал его Пауль.
- С тех пор, как стал котом, Паулюша… И меня непрестанно тянет поохотиться…
- Разговоры оставьте на потом, надо найти остальных, мы же не знаем, кем они стали… Вдруг что-то случилось.
- Верно... - Рихард принюхался и побрёл в сторону гостиной. Через некоторое время оттуда донёсся его обеспокоенный голос. - Я нашёл его!!! Сюда, скорее!!! Он стал рыбой!
Флака ринулся к Рихарду, по дороге запнувшись о Шная. На полу у батареи лежал Оливер…
- Воды!!! Быстрее воды ему! - заорал Флака и, не дожидаясь помощи со стороны животных, схватил вазу с цветами и кинул Оливера туда. - А цветы! Цветы выкинуть надо! - суетился Пауль.
- Фуф… Слава богу! - Флак выкинул цветы и уставился на взбаламученную воду. - Ну как ты, Оливер, жив?
- Жив? Жив? - повторил Ландерс за Флакой.
Вылупленными глазами Оливер молча сканировал происходящее вокруг него.
- Оливер! Поговори с нами! - … - Почему он молчит? Он умер?!?!
- Может уснул?
- Я знаю! Нам наверно его не слышно через воду! - сказал Флака и, схватив Пауля за шею, окунул его в вазу. - Ну как? Тебе что-нибудь слышно?! Поговори с ним!!!
Птица явно этого не ожидала.
- Бурл!…рррлллб!…ббрля!..бурля!.. рбль!..фррр!.. бурллля…
- Ну как? Ты его слышишь?
- Блюфрр!…Ты сволочь!!! Какого… - это всё, что успел сказать Пауль, перед тем как Флака снова сунул его в воду со словами: - спроси, всё ли у Олли в порядке! - через несколько секунд он достал Пауля оттуда. - Ну, что он тебе сказал? - Говорит, что ты большой [censored] и, что он тебя [censored], сразу после того как станет человеком!!…
- Фух!.. Значит с ним всё в порядке… А вы как, ребята? - Флака обернулся и увидел действительно неповторимое зрелище - кота и кролика, захлёбывающихся от хохота.
- А где Тиль? - вдруг вспомнил о вокалисте герр Лоренц. В комнате моментально повисла гробовая тишина, и лишь из коридора доносились непонятные булькающие звуки.
- Он в туалете был… - робко вставил Рихард. Флакины глаза стали больше очков и, казалось, вот-вот вывалятся из орбит.
- Чёрт!

Со скоростью света он полетел к туалету. Маленькое, несчастное, мокрое создание тщетно пыталось выбраться из унитаза… Отчаянно матерясь…
- Подожди, Тилюша! Я вытащу тебя… как только одену перчатки!
- Какие брлл... на хрен, перчатки!… Доставай резче уже!
Флака пересилил себя и запустил обе руки в унитаз за Тилем. Оказавшись в безопасности, неблагодарный зверёк сильно укусил своего спасителя за палец.
- Ай! За что?!
- За дело! - орал малыш, затем встал и поморщился. - И помой меня! Я весь в дерьме!
- Фу-у-у…
- Из-за тебя, гад! И чтоб с шампунем!… О, боже! Что со мной стало! Я грязный и плохо пахну! И… ААА!!!!!.. Что с моими руками?! И почему всё вокруг стало таким большим?!
- Спокойно, Тиль! Моё изобретение подействовало!
- Я так и знал, что это ты виноват!… В душ! Хочу в душ! - обоняние у Тиля стало как никогда острым, поэтому он был просто одержим мыслями о душе.
Флака взял Тиля на руки и быстро понёс в ванную, поставив его в раковину он открыл кран.
- ААА!!! Ледяная!!! - заорал вокалист.
- Извини, сейчас…
- КИПЯТОК!!! КИПЯТО-О-ОК!!!
- Ой, прости!
- Я тебе это припомню…

Флака осторожно внёс в зал Тиля в полотенце и аккуратно посадил его на трельяж. Тиль высунул мордочку и посмотрел на своё отражение в зеркале:
- А!… Ох, ё! Я что, карликовый медведь?!
- Нет, Тиль… - Рихард грациозно запрыгнул на трюмо и сел рядом. - Ты хомячок! Хе-хе…
- Что?! Что общего между мной и хомяком?
- Сейчас или вообще?…
- А ты сам-то кем являешься?
- Что, не узнаёшь?… Я - Рихард Бернштайн-Круспе, в данный момент сиамский кот.
- Понятно… Ну, а я почему хомяк? Я должен быть кем-нибудь… побольше!!!
- Побольше? Ха! Морской свинкой что ли?
- Пауль, а ты даже не изменился…
- Ничего, Тиль, тебе сейчас лучше, чем Оливеру…
- А что с ним?
- Он стал карасём и сейчас в вазе!
- В вазе? - хомяк подозрительно посмотрел на Флаку., - А как вы умудрились карася запихнуть в…
Герр Лоренц поставил Оливера рядом с Тилем.
- Какой, блин, карась?! Это же гурами!!!
- Мне без разницы! Я знаю только один вид рыб… съедобный.
- Нет, ну как можно было перепутать карася с гурами… дурдом… А кем Шнай стал?
- Шнай - кролик! - заявил Рихард. - Плейбоевский…
- Э... это почему ещё плейбоевский? - недопонял Шнай.
- Хех… Ну а почему ты тогда кроликом стал?
- Может я морковку люблю!
- Ты же её терпеть не можешь!
- А! Точно! Смотрите! - Шнай начал бешено барабанить лапой по полу. - Я ж ударник!
- Убедительно! Но всё-таки, мне кажется, что кроликом ты стал по другой причине... - загадочно произнес Рих.
- Ну и по какой же? - продолжал тупить Шнай.
- А вот не скажу, - мурлыкнул в ответ кот и прищурил свои голубые глаза.
Хомяк задумчиво ходил из стороны в сторону и, неожиданно остановившись, спросил:
- Флак, у тебя же есть противоядие, да?!.. Потому что я… я не собираюсь всю жизнь так выглядеть!
- Противоядие?.. Ах, чёрт!
- Что значит "Ах, чёрт!"? Я не принимаю этот ответ!
- Э-э-э… Конечно у меня есть противоядие!
- Слава Богу!
- Только не здесь… и вообще ещё не готово…
- Флака, не лги мне! Я хоть и маленький, но всё равно опасный!
- Будет! Оно будет!… Только не паникуйте! Я скоро вернусь! - пообещал герр Лоренц и уже собрался идти, но его остановил истошный вопль (как бы это ни было удивительно, но не Тиля) Шнайдера:
- А жра-а-ать???
- Э-э-э… Сейчас!
Флака выкинул что-то из холодильника на пол и убежал.
- Интересно, он надолго? - спросил Пауль у Тиля.
- Не знаю, но если не вернётся через полчаса - убью!

Тиль долго блуждал по трельяжу, окунувшись в сладкие мысли о мести…
- Слушайте, а укус хомяка для причины смерти сгодится? - Тиль раздумывал, что он сделает с Флакой.
- Твой сгодится… ядовитый…
- Да не важно какой, главное чтоб с летальным исходом…
- И напишут в некрологе: "Он умер от укуса хомяка…" - продолжал Ландерс, не взирая на агрессивные порывы со стороны вокалиста.
- Но прежде был доведён до инфаркта бешенным, болтливым попугаем… … Нет, мне срочно надо что-то сожрать. Шнайдер, что он тебе там кинул?
- Ма-а-арко-о-овь… - разочарованно ответил Кристоф и принялся ныть…- Он нас совсе-е-ем не лю-ю-юби-и-ит… Мы все умрё-ё-ём с голоду-у-у…
- Не знаю как вы, - ехидно отозвался Рихард. - А я от голода точно не умру. Вокруг столько живности…
- Дорогуша, а вы не подавитесь?
- Ой, тобой, Тиль, точно подавлюсь… Наш, мистер толстощщёкость…
- Эй, ты, хмырь усатый, я те щас уши пооткусываю, как Майк Тайсон…
- Вперёд! Давай! А я посмотрю…
- Ты, Рихард… подлый хряк…
- А ты хомяк…
- Ну хва-а-атит вам ссо-о-ориться, и так то-о-ошно… - всхлипывая и подвывая, привлёк к себе внимание Шнай, оплакивающий свой несостоявшийся обед. - Ну почему не капуста?… Не свёкла?… Почем-му морко-о-о-о-А-А-А…. - кролик закрылся лапами и ушами и продолжал ныть.
- Ну вот токо не хнычь, я сейчас сам заплачу!
- И вообще меня всё-ё-ё бе-е-есит, всё-ё-ё… - на секунду остановившись, он отодрал лапы от морды и посмотрел в сторону герра Линдеманна. - Ти-и-иль, прекрати грызть дива-а-а-ан! Ты меня бе-е-е-есишь….
- А что мне ещё остаётся делать, Шнайдер? Тебе-то хорошо, тебе Флака морковь дал… А представь каково мне! У меня зубы чешутся по-бешенному… Шерсть в глаза лезет и это чувство постоянного голода…
- Оно у тебя, Тиль, всегда было!
- Попугаям слово не давали!
- Попугаям слово не давали! Попугаям слово не давали! Попугаям …
- Слышь ты, птица, если не заткнёшься, я тебе все перья повыщипываю! Будешь голодранцем ходить!
- Это ты-то! Хе -хе…
- Я на полном серьёзе!
- Ох держите меня, как я напуган!… - сидя на люстре издевался попугай, а затем как никогда язвительным и противным голосом продолжил, - Ну давай! Дава-а-ай! Повыщи-и-ипывай меня! Извращенец…
- Рихард, фас!
- Я тебе что? Собака что ли? Сам лови… - Рихард смачно зевнул, вытянулся и "расчесал" когтями Флакин паркет.
- Ах так? Я те щас… - Тиль посмотрел на своё пятнадцатисантиметровое тельце. - Блин! Ну и чёрт с вами… интересно, что здесь ещё погрызть можно?
- А ты же мне уши обещал отгрызть! Я же жду…
-Ха!… - хомяк упёр лапки в бока, - …кхм…Ты уверен?
- Изнемогаю от желания, мой маленький хомикадзе… А ты потянешь, толстячок?…
После этих слов, глаза Тиля начали наливаться кровью, шерсть встала перпендикулярно телу, благодаря чему он стал казаться в два раза больше, а из ушей повалил пар.
- Н-не сомневайся!… - прошипел хомяк, теперь больше напоминавший боевого дикобраза...
- Загадывай своё последнее желание, носок шерстяной!… Я иду в бой!

Тиль разбежался и полетел на Риху, но был тут же отброшен метра на три сиамской лапой...
Встав, отряхнувшись, он продолжил атаковать герра Круспе, но увы, каждое наступление оканчивалось одинаково. Котяра забавлялся, а вокалист всех времён и народов лежал на холодном линолеуме и проклинал в себе хомяка. Шнай и Оливер же просто взирали на это и даже не пытались что-либо изменить. Оливер не мог ничего изменить физически, Шнайдер ссылал порывы совести к своей моральной неготовности, Пауль же, видя, что ни от кролика, ни от рыбы Тиль помощи не получит, попытался проявить инициативу путём неожиданных подёргиваний лидер-коллеги за хвост, но, увы, на пятой процедуре решил перейти на нейтралитет, ибо с пожёванным крылом леталось хуже. Забравшись на люстру он раскинулся умирающим лебедем, стонал, кричал и ругался матом.
- Смирись, Тиль! Ты беспомощен... – сказал Рихард, в очередной раз отбив герра Линдеманна.
- Подойди и скажи мне это в лицо, если ты мужчина!
Рихард встал и подошел к Тилю, лежащему у стенки и пытающемуся перевалиться со спины на брюшко, придавил того лапой и, вытянув свою наглую сиамскую рожу, медленно по слогам повторил:
- Ты-бес-по-мо-щен...
*хрум*
- ... А-а-а!!! А! ..А!...А! А-а-атпусти!!! Больно! А! А! Мой но-о-ос...
Рихард в бешенстве бегал, прыгал, бился мордой обо всё, что попадалось ему на пути: об косяки, стенки, двери, пол, потолок... (тут, кстати, и Шнайдер не успел отбежать). Но беспощадный хомяк не намерен был сдаваться, вцепившись зубами в круспевский нос, он пытался причинить наибольшую боль и при этом постараться не откусить его.
- А-а-а!!! А!.. А!.. Прости!!! Беру свои слова-а-а-а-а-абратно-о-о!!!...
- Фтак фто луфце... тьфу!
Победитель отцепился и шмякнулся на пол.
- Понял, да? Как нас, хомяков, обижать... Тьфу, блин, противно... – Тиль начал отчаянно отплёвываться. - Сопли вытри!
- А-а-а... – постанывал Рих, - У-у-у... Носик мой!... Ты прокусил его насквозь!..
- Вставишь кольцо и будет пирсинг бесплатный, - забавлялся попугай.
- Кровь! Я истекаю кровью!... Я чувствую её солёный вкус!..
- Это сопли, идиот! Я тебя даже не поранил! Что я садист, что ли?
- О! Как точно подмечено! Среди нас садистов нет...
- Пауль, будешь вякать и тебя достану!
- Не сомневаюсь. Ты ведь и летать умеешь, верно? На метле...
- А вот это я тебе припомню... - тихо произнёс хомяк и плотоядно улыбнулся Полику.

- Флакон, ты вернулся! Ты здесь!.. Ты - свинья!... – кричал из аквариума Оливер. Жалко только его никто не слышал... Когда Флака тихо зашел в комнату, увидел он вот такую картину: Риха сосредоточив глаза на носу, пытался его облизать, Тиль догрызал ножку флакиного дивана, Шнайдер заворожено смотрел на Тиля, Пауль одиноко покачивался на люстре, Оливер беззвучно открывал рот. Встретившись с ним взглядом, Флака почувствовал, как на него напала безудержная икота. С чего бы это?...
- Тиль (ик!), ты что делаешь с моим диваном(ик!)?
- А?... Ты? Ой... А я тут декором занимаюсь... – Тиль выплюнул щепки и побежал к герру Лоренцу; по одежде вскарабкался к его лицу и, схватив за ворот, спросил: - ну, ты принёс его?
- Кого??? – офигевший от таких действий со стороны вокалиста, Флака аж икать перестал и не сразу въехал в смысл вопроса, но по хомячьему взгляду понял. - А-а-а... Ты об этом...
- Да-да, о том самом...
- Насчёт того самого... Это вещество весьма неустойчиво и быстро разлагается на исходные компо...
- Резче!!! – Тиль зверел.
- ... Его нужно употребить сразу после приготовления, поэтому вам всем надо отправиться ко мне в лабораторию...
- Отлично, поехали! – сказал вокалист, по лицу забравшись на макушку клавишника, попутно сдвинув лапой его очки до кончика носа.
- Как я выйду на улицу с хомяком на башке?
- А ты постарайся!
- Не, так не пойдёт! – Флака попытался снять с себя Тиля, но тот надёжно вцепился в его волосы, обеспечив себе место в первом классе на авиалайнере «Флака».
- Хорошо! Только, прошу, сядь на плечо... – поправляя очки, сказал Христиан. - Оливера я в руках понесу, Пауль полетит...
- КАК? – крикнул Пауль с люстры, демонстрируя пожёванное крыло.
- ... Хорошо, Пауль сядет на второе плечо, а Рихарда с Шнаем я понесу в сумке... - Флака чуть не заплакал, когда представил, сколько груза ему придётся на себе тащить.
- Э-э-э нет... Я как-нибудь уж сам! – облегчил ему задачу Рихард, косясь на облизывающего морковку кролика., - Кто знает, что найдёт на этого чудика там, в темноте...
На этом моменте Шнай замер, выпучив глаза, затем отбросил морковь куда-то убежал... Видимо, понял намёк Рихи...

- Ну что, все в сборе? - Флака ещё раз взглянул на сумку с кроликом, на кота и на аква... то есть вазу с Оливером, на правое плечо, на левое. - Ну, тогда с богом! – сказал Лоренц и, набравшись храбрости, вышел из квартиры.

- Нет, мы туда зайдём!
- Нет, не зайдём, Тиль, терпи!
- Ну пожа-а-алуйста!
- Всё равно туда с животными не пускают!
- Ну тогда спрячь меня в карман, что ли...
- А остальные?
- Да, оставь их здесь, кому они нужны...
- Э-эй! Я тоже, между прочим, голоден...
- Ну, Тиль, Пауль, разве трудно потерпеть всего пятнадцать минут!
- Пятнадцать? Я ж помру...
- И станет тише...
- Эй, за такие слова некоторые слишком умные останутся без ушей!
- А... а... А за такие угрозы некоторые... вообще сейчас пойдут самостоятельно! – но встретившись взглядом со злобными глазками-бусинками Тиля, косящимися на Флакино ухо, он передумал. - ... Ладно, зайдём на секундочку... Только Оливера всё-таки я возьму с собой. Остальные остаются здесь.
- Все слышали? Остаётесь здесь! – скомандовал Тиль и сполз во Флакин карман. Клавишник смирился и поплёлся к супермаркету за провизией.

- Так, я буду это, это и вот это... – высказывал свои пожелания вокалист, когда Флак подошёл к лотку с мясными деликатесами.
- Тиль, ты же маленький! В тебя столько не влезет...
- Это кто тут маленький? В меня не влезет?... Да у нас у хомяков восемь желудков!
- Это у коров восемь желудков, а у тебя один.
- Один, но зато Линдеманновский! А вот этот пакетик с чипсами возьми для Пауля... – позаботился о ритм-гитаристе Тиль.
- Мужчина, Вы что-то хотели? – спросила подошедшая продавщица у Флаки, с подозрением взирая на то, как он разговаривает со своим карманом.
- Скажите, а у вас есть вот... – начал было Тиль, но Флака остановил его, застегнув карман.
- Да я вот... Э-э-э... – начал Лоренц вспоминать всё, что ему наговорил вокалист. - Дайте мне два пакетика чипсов и сок.
Из кармана стали доноситься возмущённые вопли и крики, и ещё что-то укусило Флаку в бок.
- Ай... Это мой сотовый... – пояснил Христиан слегка обалдевшей продавщице, - Пожалуй, мне ещё один пакетик чипсов... Лучше два!
Флак поставил Оливера на стойку и полез за деньгами. Расплатившись, он услышал какой-то щелчок и внезапно почувствовал сильное жжение в области кармана, где находился всё ещё бунтующий вокалист. Схватив пакет с покупками он вылетел из супермаркета.
- А-а-а!!! Жжет, жжет!
Согрупники, оставшиеся на улице, теперь имели счастье наблюдать Флаку, который чипсами пытался потушить свой карман. Когда борьба с огнём была закончена, клавишник вытряхнул из кармана зажигалку и поблагодарив Бога, что она не взорвалась, принялся суматошно искать Тиля. В кармане его не было.
- Чёрт побери, что он наделал! Где? Где эта крыса?! А-а-а!!! – тут у Флаки невольно подкосилась правая нога, и по телу разлилась резкая боль... С момента становления хомяком Тиль стал обладателем весьма острых зубов, которыми он пользовался при каждом удобном случае.
- Не меня ли ищешь, Гомо сапиенс несчастный? – донеслось грозное рычание с правой ягодицы.
- Ну ты и свинья!
- Я не свинья, я – хомяк! – теперь Тиль этим необычайно гордился, понимая преимущество мелких животных над крупными...
- Всё я поеду со Шнайдером, в сумке... Где мои чипсы?
- Ну, во-о-от держи, только, прошу, больше так не делай...
- Как?
- Эх... Неважно, пошли, - кинув три пачки чипсов и сок в сумку, он двинулся в путь, по пути свободной рукой скармливая четвёртую пачку попугаю.
- Слыш, Флак, а когда я стану человеком, у меня блохи останутся? – почёсываясь, спросил Рих, наблюдая за хрустящей сумкой.
- Что, уже успел нахвататься?
- Кажется да...
- Теперь ты поймёшь как тяжело моей кошке... А то ты её всё время блохастой называл...
- А как от этого избавиться?
- А никак... Они не выводятся...
- Постой, так это я теперь постоянно чесаться буду? – замер от ужаса Круспе.
- Ха-ха... Блохастый! – подразнил Рихарда Пауль.
- Между прочим, у птиц тоже блохи бывают... – Лоренц сегодня, видимо, решил отомстить всем и сразу, что ему успешно удавалось, ибо Пауль умолк (!) и сник.

- У меня такое чувство, что я что-то забыл... – сказал Флака, подходя к лаборатории. - Так, чипсы взял, сок взял... Сдачу забыл!... Нет, я ж ей без сдачи дал... Ну, тогда что?
Но тут ход его мыслей прервал Тиль, высунувшийся из сумки с вопросом:
- Слушай, а чипсов со вкусом рыбы не было?
- ОЛИВЕР!!!
- При чём тут Оливер? Я не собираюсь его есть...
- Я забыл Оливера там!
- Ты балбес Флака, я сразу тебе это сказал! – подал голос из сумки Шнайдер. - Ну, чего стоишь? Беги за ним...
- А вы?
- Мы тебя здесь у входа подождём...

- Простите, здесь ваза стояла, вы не знаете где она? – запыхавшись допрашивал продавщицу Флак.
- Её только что купила вон та женщина, но я могу вам предложить и другие модели...
- То есть как купила? Я ж её тут случайно оставил... Это моя ваза!!! – крикнул герр Лоренц и побежал догонять злополучную обладательницу вазы с сюрпризом. В этот же момент женщина вскрикнула, заметив, что в вазе что-то хлюпнуло, и от испуга выронила её...
- Нет! – Флака поскользнулся и полетел под ноги той самой мадам, чудом поймав
бас-гитариста заключённого в керамическую темницу и облегчённо вздохнул:
- Господи, спасибо тебе за это чудо!
Женщина же, под ногами которой он оказался, интерпретировала это по-своему:
- Извращенец!!! Да как ты смеешь?!
- У-у-упс... – Флака понял, что пора делать ноги от вспыльчивой фройлян (лет так 50-ти) и он их сделал.

- Ой какой красивый ко-о-отик!!! – верещало пятилетнее человеческое создание женского пола, завидев нашего распрекрасного Ришаньку, дезертировавшего на время с места ожидания в поисках предметов об которые можно было бы почесаться. «О! Вот сейчас меня почешут!» - пролетело в голове у Круспе, при виде девочки и он, весело вихляя ляжками( к неописуемо бешеному смеху тех, кто остался позади ), побрёл навстречу ей.
- Муррр! – на своё удивление мурлыкнул Рих, когда маленькое создание посадило его на коленки и принялось нещадно гладить, что доставляло котяре нереальное удовольствие.
«Да! Да, и ещё за ушком!... Боже, как все таки хорошо, когда тебя гладят!...» - думал он про себя, «А неплохо быть котом.... Может так остаться?».
- Папочка, мамочка, давайте возьмём его к себе! Я буду за ним ухаживать! Ласкать, кормить...
- Ну, доченька, я не знаю... А вдруг он заразный? Или у него уже есть хозяин?...
«Да! Возьмите меня!... Ага, и вот здесь спинку... Да!»
- Смотрите, у него нет ошейника, и он не выглядит больным! Посмотрите какой он милый!...
«О да! Я такой!... Я ещё и петь, и на гитаре...»
- Хорошенький такой! Мурлыкает... Ну возьмём его-о-о-о!
«Ну возьмите меня-я-я-я....»
- Нет, доченька, ты же знаешь сколько с животными проблем...
- Ну, мамочка, мы его кастри-и-ируем, он у нас будет послушным ко-о-отиком...
«Что?! Мы так не договаривались!!! Я ещё жить хочу!... Я так молод!... Нет уж!!! Я пошёл!...»
- Ну, куда ты, котик? Не вырывайся! Будь послушным... – маленькое создание ещё крепче стиснуло Рихарда в своих объятьях.
«Нет! Я не хочу быть послушным... А-а-атпусти!»
- А назову я тебя Мурлысинькой!
- Да иди ты на фиг, извращенка малолетняя! – во весь голос проорал кошак, и ему даже не пришлось вырываться, ибо испуганное дитя само скинуло его. Ещё миг и Рихард уже нёсся к своим друзьям, сбивая по дороге прохожих, ужасаясь тому, что ещё пару секунд назад хотел остаться котом...

- Ну, что, гуляка, нашёл себе подружку? – спросил Тиль у выкатившегося из кустов кубарем лидер-гитариста.
- Да она... Она меня КАСТРИРОВАТЬ ХОТЕЛА!
- Странная женщина...
- Да она меня Мурлысисанькой хотела назвать! – вымолвил Рихард и рухнул на пол.
- Мурлысисанька... – задумчиво повторил для себя Пауль и странно захихикал.
- А мне было не смешно! – страдальчески взвыл лидер-гитарист.
- А нам даже очень... – захлёбывались от хохота остальные.
- А-а-а!!! Она возвращается! Спрячьте меня! – не дожидаясь спасительных мер со стороны друзей, Рих нырнул назад в кусты.
- Ух ты! Хомячо-о-ок!
- Хав! Хав! – Тиль лениво сымитировал собаку.
- Пошли отсюда, доченька! Они все здесь какие-то радиоактивные, их наверное для опытов в эту лабораторию привезли...
- Кролик! – не унималось дитя.
А Шнайдер в ответ ей похотливо и абсолютно не по-кролячьи улыбнулся.
- Уходим! Уходим быстрее отсюда! – паниковали офигевшие родители, оттаскивая свою неугомонную дочурку.

- Ну, что, Лоренц, добыл нашу золотую рыбку? – поинтересовался Пауль у прибежавшего клавишника. - Сколько раз повторять: это гурами! – злился Тиль.
- Уже неважно, скоро вы все будете людьми, я надеюсь... – Флака поспешно, не у кого не спрашивая, запихнул всех в сумку и зашёл в здание.

- Так, так... Вот сейчас будет готово, только приготовьтесь, оно быстро разлагается... Всё! Кто первый?
- Я! – выкрикнули все в один голос, кроме Оливера разумеется.
- Значит, Оливер, так, вливаю!... Всё! Рихард готов? Вливаю!
- Да я са... Мрлврл... Бурл... Блюэ-э-э....
- Шнайдер! Глотай!... Пауль следующий... Вот так!... Тиль, готов?
- Всегда готов!
- Вот... Обана! Тиль, оно закончилось...
- Как кончилось???... Ну, сделай ещё!
- Не могу! Больше ингредиентов нет!
- Что же теперь делать?... Блин, я самое несчастное животное на земле!!!
- Самое несчастное животное это осьминог: у него все руки из задницы растут...
- Пауль, решается моя судьба, а ты шутишь!
- Знаю! – выкрикнул Флак и кинул Тиля в вазу к ещё не превратившемуся, но уже отрубившемуся Оливеру.

Оливер тихо стонал под тяжестью вокалиста, Тиль, не обращая на это ни малейшего внимания, пытался снять вазу с руки, Рихард искал хоть какой-нибудь гель для волос, а Шнайдер уже спорил с Паулем насчёт того, кем было лучше стать.
- Ффух, как хорошо, что всё обошлось!
- Для тебя, Флака ещё ничего не обошлось, - сказал Тиль, угрожающе разбивая вазу об пол, - Я тебе уже многое обещал припомнить, да и не только тебе...
- Тиль, у меня там пиво есть!
- Хотя...
- И чипсы у нас остались! – вспомнил Рих, пытаясь загладить свою вину, тем более, что теперь Тиль был явно больше хомячьих размеров.
- Ну если Рихард сбегает за дополнительной выпивкой и закуской, что бы было разнообразие... Вот тогда... Возможно...
- Отлично! Сейчас! – сказал Рих и уже собрался было бежать.
- ... На свои деньги, конечно же...
- Разумеется. Сейчас, я только...
- Ненакрашенным!
- КАК??? Ну, а хотя бы причёску?
- Нет, Рихард, теперь ТЫ! Бес-по-мо-щен!
- И-иех... Ладно... – выдавил из себя Круспе и пошёл к выходу, но его остановил глухой удар чьей-то спины об пол, после чего был услышан судорожный хохот. Явно Паулевский...
- Ну, что ещё?! Знаю, что сейчас я выгляжу...
- Хвост!... – послышалось от Ландерса, а дальнейшие слова погрязли в хихиканье.
- Что? Ты о чём?
- Рихард, сними штаны! – взволнованно скомандовал Тиль.
- Не понял намёка...
- Снимай, я сказал!!!
- Тише, тише... Успокойся и скажи зачем.
- Сними – увидишь! - Да видел я там всё... – Рих снял таки джинсы и... – Боже! Что это? Там раньше этого не было!!! Флак, это... Это...
- Хвост!... Мурлысисанька!... – снова вылетело из горла Пауля, и он опять удалился в «ха-ха».
- И.. и... И что теперь с этим делать?
- Да это побочный эффект, – пренебрежительно махнул рукой Христиан,- Пройдёт через недельку, другую...
- Дак, это мне чего? С ним теперь ходить?
- Ну да. Ходить, сидеть, пить, есть, спать...
- А почему у других ничего нет? – возмутился Круспе.
- Да потому, что ты, Рих, всегда у нас был особенным, - сказал герр Линдеманн, открывая бутылку пива. - Вот, теперь помучаешься немножко... Ну, ты иди, иди за пивом...
- Ну, так как же я?
- А ты заправь его. Кстати, тебе идёт.
- Что, правда?
- Ну, конечно! – Тиль широко улыбнулся, явно сдерживая смех. - Разве я когда-нибудь врал тебе?

Das Ende.

С любовью, ваши авторы – садисты: Honda & Granata.


  Количество комментариев: 18

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]