Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



В тихой ночи. Лирика. В тихой ночи. Лирика.

Тилль Линдеманн – легенда мира музыки, автор текстов группы Rammstein. Его стихи проведут нас по чувственному миру, сотканному из сексуальности, любовной аддикции и рефлексии.

далее


Рассказы фанатов


Божественная комедия

Автор: Багира Автор: Багира

Часть 3
Знакомство поближе, или БУМ начался!

Утром все встали рано, хотя очень хорошо выспались .
- Вот что значит свежий воздух! – воскликнул Флейк.
- Ой, а что, Тилль сегодня спал без сноведений, или ему все-таки приснился «Bueck dich»? - спросил Пауль, чтобы Флейк перестал умничать. Флейк не стал отвечать на провокацию, а только надул губы, важно отвернулся и стал делать вид, что ему очень интересно то, что происходит за окном.
Рихард, подгоняемый всеми поочереди, был отправлен на кухню, а Лилит подошла к Шнайдеру и ласково сказала:
- Шнай, а Шнай, а хочешь я тебя научу пользоваться китайскими палочками?..
В итоге нечеловеческих усилий, уже через часа три Шнайдер легко орудовал небольшими китайскими палочками, хотя иногда забывался и начинал ими стучать по разным предметам. Голова его весело выстукивала “Heirate mich”, хотя еще утром это был “Spiel mit Mir” строчка “Wir teilen Zimmer und das Bett”.
Решив, что Шнайдер ей и так уже по гроб жизни обязан и пора бы занять остальными, Лилит отправилась на разведку, посмотреть, что делают другие. А другие тем временем занимались всем, чем можно и чем нельзя. Сначала Лилит заглянула на кухню, где хозяйничал Рихард в тиллевском колпаке. Он готовил классический, по его мнению, завтрак: низкокалорийные йогурты, тосты без масла и яйца всмятку. Рядом стоял ноутбук, уже весь заляпанный продуктами. Лилит ужаснулась и сказала, что такое есть откажутся все, чем безмерно обидела Риху. Он гордо отложил себе завтрак и быстро приготовил другим какую-то кашу.
Но цель у Лилит было совершенно другой. Она искала Пауля и направилась для этого в правильном на правлении – в погребок. Пауль музицировал, хотя его язык уже заплетался и подпевал он уже себе с трудом.
- Пауль, я пришла к тебе…
- С приветом, рассказать, что… Sonne… встало? – закончил за нее Пауль.
- Почти, я по поводу Хэлоуина. Нам с тобой надо придумать какие-то костюмы, чтобы всех позлить.
- Ах, да, я все понимаю, я не такой дурак, как ты выглядишь.
Взгляд Полика тут же сфокусировался, он резко встал с пола и, схватив Лилит за руку, побежал наверх. Когда они оказались в его комнате, Полик аккуратно открыл чемодан и достал оттуда кейс с кодовым замком. Он отвернулся, набрал код и достал оттуда какие-то DVD. Присмотревшись, Лилит поняла, что это мультфильмы, преимущественно советские.
- Вот отсюда мы и выберем костюмы, - торжествующе сказал он и вставил диск в плеер.
Пересмотрев добрую половину мультфильмов, они, наконец, созрели и начали лихорадочно писать на бумаге:
«Тилль – Карлсон.
Шнайдер – Буратино.
Риха – Мойдодыр.»
Флейка общим советом сделали телепузиком красного цвета.
- Главное, по комплекции подходит, – добавила Лилит.
- Что будем делать с костюмом Олли?
- Резонно, может, оденем его чем-нибудь неживым?
- Трупом что ли?
- Нет, я имею в виду чем-нибудь съедобным, скажем цветной капустой, а?
- И на что это будет похоже?
- Все тело – кочерыжка, а над головой – кочан.
- Двухметровая цветная капуста, - задумался Пауль, - а это страшно. Да, пусть будет капустой. А теперь, настала очередь твоего костюма, - коварно сказал он. – Для тебя у меня есть один костюмчик на примете, хотя и не совсем в тему. Ты будешь Снедьюрочкой.
- Кот это? – недоверчиво спросила Лилит.
- Это внучка Санты.
- У этого старика детей-то нет, не то что внучек.
- Это у нашего Санты нет, а вот в Союзе был такой дед, у него была внучка.
- Да? Ну ладно, показывай свою дурочку.
Костюм Лилит совершенно не понравился, но она пошла на хитрость. Сказав, что обязательно сделает себе такой костюм, она согласилась сделать Паулю крутой костюм супермена и отправила его обратно в погреб. Сама же, быстро сотворив нужные костюмы, сделала костюм Снегурочки вовсе не для себя, а для Пауля.
Но Пауль тоже был не лыком шит, он отправился в магазин в деревню и купил для Лилит костюм розовой феечки.
Очень довольный своим приобретением, он вернулся в погребок, где его уже ждал Шнайдер с отличным планом… действий в смысле.
Он решил устроить в домике самую настоящую мафию и захватить в этих целях погребок со всей хавкой и выпивкой. Пауля он брал в сообщники только потому, что его нельзя было выгнать из погреба, и они отлично играли на вместе выпитых бутылках.
В целях держания обороны Шнайдер запасся мулине, канвой и вообще всем необходимым для вышивания. За Паулем осталась только гитара и упаковка дорогих сигар.

Через несколько минут дом огласил вопль Рихи, который не мог пробраться за своими йогуртами в погреб. Из самого погреба доносились пьяные вопли и русские песни под аккомпанемент бутылок.
- Пауль и Шнайдер, - сразу вычислил Риха, когда на его вопли сбежались Лилит, Флейк с сачком, Олли с басухой и даже Тилль с удочкой.
- Молодец, Ришка, за много лет ты не только запомнил, сколько нас, наши имена, но и научился различать нас, - донесся из подвала голос Пауля, который хоть и был оккупантом, но чувство юмора не потерял.
- Мда, не трудно догадаться, - съязвила Лилит.
- И чем мы теперь будем нарушать кислотно-щелочной баланс? – со слезами на глазах спросил Тилль, ввергнув всех в шок своими познаниями.
- Ну, у меня тут сухие продукты остались…
- Да? Ну тогда ладно.

Ближе к вечеру, Лилит решила, чтобы совсем сэкономить время, наладить контакты с Флейком на почве совместной любви книг. Правда, Лилит в основном любила книги по Черной магии, поэтому и хотела привить любовь к этому искусству доктору.
Нашла она любителя бабочек за домом, где он рассматривал свои новые экспонаты. Рядом лежала тетрадь, на которой было написано: «Опыты над насекомыми». «Хм, интересно», – подумала Лилит, усилием воли перелистнула обложку и начала читать: «Опыт номер раз… [грамотей великий] берем таракана, отрываем две ноги… [ужас какой-то] свистим, таракан убегает. Опыт номер два. Берем таракана, отрываем четыре ноги, свистим, таракан убегает. Опыт номер три. Берем таракана, отрываем все ноги, свистим, таракан остается на месте. Выводы, полученный из опытов за номером раз, два, три: тараканы без ног не слышат…»
Подавив смешок, Лилит добавила про себя еще один комментарий: «Так ты еще и в софистике силен!», но удивляться было некогда, поэтому она, наконец, заговорила.
- Флейк, ты знаешь, я тоже очень люблю книги…
- Да? – с усмешкой переспросил Флейк.
- Да, хочешь я научу тебя кое-чему из Черной магии, тогда ты сможешь сам отпугивать разных фанатов и продюсера.
От перспективы наслать на Хельнера что-нибудь этакое глазки у Флейка заблестели, а руки сами потянулись к большой черной книге Лилит. За остаток дня Флейк научился насылать простенькие порчи, зубную боль и прочие пакости. Он даже взялся переписать некоторые вещи в свой блокнотик для записей о бабочках. Лилит с удовольствием дала ему книгу и была рада такому повороту событий. Может, в ее услугах больше нуждаться не будут?..
- Так, на завтра остались только Риха с магазинами и Олли с… хм… Астралом. Хотя, ну его этот Астрал, лучше пусть в Инете научит лазить. А Тилля я оставлю на среду, - размышляла вслух Лилит, направляясь к дому. Вдруг она услышала радостные вопли Тилльхена и побежала скорее в дом. На кухне она обнаружила источник воплей, скачущего на швабре на манер лошадки и орущего что-то про мясо. В стороне от него с затравленным видом сидел Рихард. На столе действительно стояла большая кастрюля с пловом, где кое-где можно было видеть маленькие кусочки мяса.
Тилль перестал скакать, вырвал поварешку из рук Круспе и быстрым движением запихнул в рот большое количество плова. Насколько секунд выражение блаженства не сходило с его лица, но потом что-то резко изменилось, и весь полупережеванный плов оказался на полу.
- Что это? – взревел он.
- Это диетический плов… с изюмом… - залепетал Риха.
- Значит, не отбили погребок, - констатировала факт Лилит. В доказательство этой реплики из погреба донеслось звучания гитары и песня, которую горланили сразу в две пьяные глотки.
- P’ust begut… nekl… nelkl… neukluze…
Лилит развернулась и отправилась на поиски Оливера. Такая экономия времени ей нравилась, ведь она никак не думала, что за один день сделает почти все свои дела. В остальные дни она решила бросить все силы на деревенских парней.
Нашла Лилит басиста в комнате Рихарда, за ноутбуком опять-таки Рихарда. Олли опять сидел в чате, печатая сообщения одной рукой, так как в другой была басуха.
- Шухер! – быстро сказала Лилит и рассмеялась.
Реакция была моментальной – ноутбук вообще отключился из сети (не без помощи Олии), но басист не учел, что у такого рода техники есть аккумулятор, и поэтому наглое порождение японского ума продолжало довольно светиться и показывать новые личные сообщения для Олли.
- Да ладно, не дергайся, сегодня у меня другая миссия. Научи меня лучше пользоваться Интернетом, а то с ним там, - Лилит выразительно ткнула пальцем вниз, - совсем большой напряг.
Олии прикинул, что дешевле будет откупиться от девицы, чем постоянно терпеть от нее такого рода выходки, и почти до двух часов ночи Лилит постигала систему Windows ХР (она немного подотстала даже в преисподней), и в частности возможности Интернета. В итоге они накачали за счет Круспе огромное количество разных клипов и несколько приколов, как то: Тилль, ругающийся матом и Пауль, поющий на МТV ту самую песню, которая доносилась из погреба.

Следующее утро было ознаменовано радостными криками. Это мафиози решили наконец показаться на свет белый и снять блокаду с заветного погреба. По такому поводу был устроен мясной день, чему был несказанно рад Тилль. Рихарда это вообще не заинтересовало, поэтому Лилит решила, что настал момент Х, чтобы пройтись по магазинам с Рихой и втереться к нему в доверие. Дежурным по кухне должен был быть Флейк, но Лилит коронным движением брови изменила график и сказала, что сегодня очередь Олии. Сделала она это не просто так, а потому, что узнала, что Флейк вчера переписал несколько рецептов ядов себе в блокнот, а опять возвращаться в ад за кем-то из группы ей было так лень.
Одев свое самое любимое и самое короткое платье и туфли на шпильке, Лилит зашла в комнату к Рихе.
- Риха, не поможешь мне пройтись по магазинам, а то я одна все не унесу, а ты такой сильный…
Это было как бальзам на душу соло-гитаристу. Про свои выбитые позвонки он успешно забыл и быстро собрался (быстро – это относительно, просто прическа и один глаз были уже готовы, а маникюр остался с прошлого дня).
В деревушке было не так много магазинов, но то, что им обоим было надо, они нашли. А это была косметика, парфюмерия и одежда. На такую тематику магазинов было несколько, поэтому довести до белого коленья они смогли только парочку продавцов. Но скоро был праздник, поэтому надо было купить тыкв и разных украшений. Идти по магазинам с ужасами Риха отказался сразу, поэтому Лилит не стала заморачиваться, а заказала свой стандартный набор из преисподней. Таким образом, остались только их любимые магазины. До вечера было решено не возвращаться домой, «А то там все равно одно мясо сегодня едят, просто ужас!» - пояснил Рихард.
Первым на очереди был магазин парфюмерии и косметики. Это было просторное, светлое помещение с приветливой девушкой за кассой. Приветливым ее лицо перестало быть минут через пять после того, как в магазин пришла парочка.
Для начала они начали допрос с пристрастием по поводу качества товара. Как убедила их девушка, все духи не были подделками. Тогда они начали чисто из спортивного интереса гонять девушку по магазину с просьбами принести пробники, засекая время по секундомеру. Лилит больше всего нравилось каждый раз, когда девушка уходила в другой конец магазина, переодеваться или менять цвет волос, внешность. Сперва продавщица не обращала на это внимания, но потом стала шарахаться от Лилит как от чумы. Сначала покупатели требовали одеколоны и духи, которые заведомо забракуют, а потом, спустя пробников десять для каждого, начали уже всерьез что-то выбирать. В итоге девушка преодолела сверхзвуковой барьер, Риха остановился на тридцатом варианте, а упорная Лилит на сорок первом. Она хотела дойти до шестисот шестидесяти шести, но такого количества в магазине просто не оказалось. Но это было только самое начало огромного списка, в котором еще значились крема для каждого квадратно сантиметра кожи, эпиляции (Риха так и не нашел эпилятр), пудры, тени, шампуни, мыла, туши и, конечно, лаки. К последнему пункту оба отнеслись с особенной ответственностью. Лак им обоим подходил только с металликом, поэтому почти половина отпала сразу. Сначала Риха взял три лака без выбора (это был его самый любимый лак – металлический серебряный), а потом решил прикупить еще синий и розовый, специально для Пауля.
В итоге они оставили в магазине порядочное количество денег и продавщицу в глубоком обмороке (это сделала лично Лилит, которая уже на выходе с невинным видом сказала: «Девушка, совсем забыла, а у вас нету крема для ногтя большого пальца правой ноги, а то у меня только для левой?»).
После такой массивной закупки не мешало бы и подкрепиться. Они зашли в кафе, но и тут не обошлось без происшествий. Хозяйка была почти доведена до истерики, и на этот раз Рихой. Он требовал жаренного поросенка, но обязательно обезжиренного. Единственное, чем его смогла задобрить хозяйка, было низкокалорийное мороженое ядовито-розового цвета.
Дальше шел магазин одежды. Здесь тоже было, где разгуляться. Небольшие примерочные тут же были оккупированы Рихой с Лилит, а обслуживающий персонал начал бегать от одной стойки к другой, обратно к первой и, наконец, к примерочным. Парочка примеряла разную одежду, и в конце концов Лилит закупилась кофточками, мини-юбками, купальником-бикини, парэо и шляпкой. Риха лишь скромно прикупил с десяток рубашек, объяснив, что у них у всех разный наклон полосочек, разный цвет этих самых полосочек и т.д. и т.п. Также Рихард хотел купить себе плавки-танго, но общими усилиями Лилит и персонала его отговорили. Пришлось довольствоваться обыкновенными серебристыми плавками.
Запыхавшиеся продавцы, радуясь, что наконец отделались от таких покупателей, на прощанье даже подарили каждому по большой косметичке.
На протяжении всего мегатура по местным магазинам Рихард был тягловой лошадкой, а Лилит крепко ухватила его за руку и с удовольствием создавала видимость семейной пары. Нет, Риха не входил в ее планы, просто ей нравилось разочаровывать молодых девушек, так сказать, не отходя от кассы.
Обувной магазин так же был взят штурмом, но не заинтересовал гитариста, которому не нравилась обувь на шпильке. На платформе он себе прикупить так же ничего не пожелал.

Под конец дня, уставшие и нагруженные сверх меры (потом даже Лилит стало жалко Риху, и она взяла пару сумок на себя), но вполне довольные, Рихард и Лилит ввалились в дом и начали делить пакеты с покупками. У кого ворох был больше, это еще вопрос. Рихард тут же побежал пробовать разные крема и прочие прибамбасы непосредственно в действии и для этих целей занял ванную на первом этаже, перекрыв таким образом кислород (образно говоря, а может и в прямом смысле, смешение запахов разных парфюмерных изделий могли довести до обморока даже Тилля) всему дому. Лилит же направилась к себе в комнату, добавить свои приобретения в гардероб.
Проходя мимо ванны, Лилит стала свидетельницей одной очень интересной сцены.
Три человека, то бишь Флейк, Тиль и Шнайдер, стояли в очереди под дверью ванны, подпрыгивая и пританцовывая на месте. Судя по свисту, там находился Пауль.
- А почему вы не идете вниз, там же тоже туалет? – не поняла она.
- Там Риха, я тебя уверяю, легче подождать еще трех человек, чем его одного, особенно после того, как вы грабанули магазин - заверил ее Флейк, стоящий в очереди самым последним.
Тут из ванны донеслись вопли Пауля.
- Принесите мыло, а то это кончилось! Я в погребе видел, «Вазелиновое»!
- Глас вопиющего в сортире, - прокомментировал Флейк.
- Рано тебе еще «Вазелиновым» мыться, «Детским» обойдешься! – урезонил его Тиль, просовывая упаковку в дверной проем, из которого высунулась рука. Своими рысьими глазами Лилит тут же увидела, что мизинец был накрашен новым розовым лаком. От Тилля этот факт тоже не укрылся, поэтому он ухватился за паулевскую руку и пропел сладким голосом:
- Паулюша, у тебя новый лаааак? А мнеее дашь попооользоваться?
Пауль промямлил что-то невнятное и начал отнекиваться, что неудобно было не принять подарок и все такое, но, похоже, согруппники ему не поверили, однако руку Тилль все-таки отпустил.

Демоница хмыкнула и проследовала дальше. В ее комнате ее ждали. Это был Мефистофель и старший черт.
- О, какие гости! С чем пожаловал, дед?
- Не знаю, что ты сделала, но дата прибытия этих, - глава преисподней указал на дверь, - стала отдаляться! Теперь ты можешь уже их оставить.
Лилит не верила своим ушам. Только когда она вошла во вкус жизни с «этими», ей надо снова от них отвыкать.
- Вот вам надо, вы и возвращайтесь, а я останусь здесь столько, сколько мне надо!
- Ну, в принципе, только такого ответа я и ожидал, - вздохнул дедушка несносной внучки.
- Хорошо, я вернусь, когда захочу!
- Это твой набор для праздника, - подал огромный пакет Лилит черт.
- Спасибо, ну что, все свободны, - мило улыбнулась демоница и быстрым взмахом отправила всех гостей прочь из комнаты. Она зашвырнула в угол мешок, да так сильно, что там что-то очень отчетливо хрустнуло, звякнуло и взвыло. Лилит не поняла – ничего визжащего в ее любимом наборе не было. Неужели, опять что-то перепутали? Она осторожно подошла к мешку, мало ли что могли принести из преисподней. Но, развернув его она поняла, что тревога была ложной. В мешке среди всяких приколов сидел, свернувшись клубочком и периодически всхлипывая, маленький чертенок.
- А ты что тут делаешь?
- Прячусь…
- От кого?
- От… от… от… Мефистооооофеляяяяя, - разрыдался чертик.
Лилит слегка опешила - как можно бояться ее дедушку, хоть и двоюродного?
- Но здесь ты не останешься, я тебя отправлю обратно, но в укромное местечко, где тебя никто не найдет, по крайней мере первое время. Но за это ты окажешь мне небольшую услугу. Возьми вот эти диски, - Лилит достала из шифоньера кучу самописных болванок с песнями своих подопечных, - раздай их всем, кого встретишь.

Так в преисподней начался настоящий бум Rammstein. Отовсюду неслись только их риффы. Скрывать компы уже не было смысла. Так же это способствовало быстрой раскупке разных инструментов, как то гитары, басухи, барабанные установки, ну и так далее. А маленький чертенок, кстати, звали его все Фунтиком, стал постоянным поставщиком пиратской продукции с земли и полностью разочаровался в Бритни Спирз. Дальше перешли на видеопродукцию. А через несколько дней (!) Лилит была доставлена бумага, в которой все просили устроить живой концерт прямо в преисподней или хотя бы чисто для фанатов преисподней. Далее шли подписи. Всего было около десяти тысяч подписей, каракулей и крестиков. С концертом было гораздо напряжнее, чем с пиратской продукцией, которую она сама клепала на любом компе, до которого могла добраться. Как ни странно, но чаще всего по ночам она перемещалась к компу Билла Гейтса, вот там и рождалась вся пиратская продукция преисподней.

Утро среды было пасмурным, постоянно накрапывал дождь, поэтому все сидели дома и периодически ругались. Спасало только то, что Пауль и Шнай опять удалились в погребок (на этот раз без захватнических целей). Замок был перенесен с внутренней стороны двери на внешнюю, поэтому теперь легче было кого-то запереть снаружи, чем этим кому-то закрыться изнутри погреба. Дежурила по кухне Лилит, которая не стала сильно заморачиваться, поэтому, пока никто не видел, заказала еду в кафе, которую принесли с черного входа. Таким образом, она было свободна от своих прямых обязательств и отправилась в гостиную, где Тилль, Флейк, Риха и Олли маялись дурью. Все шло своим чередом. Флейк ловил свои вырывающиеся экспонаты и иголками пришпиливал их к куску пенопласта. Риха с Олли о чем-то шептались в углу. Только хорошенько прислушавшись, Лилит смогла различить обрывки фраз, из которых стало понятно, что Олли активно впаривает Рихе очередную глину для маски, которая отлично разглаживает целлюлит на пятках.
- После курса из пятнадцати масок от целлюлита не остается и следа, - таинственно втирал гитаристу Олли.
Сговорившись на цене, Риха быстро отнес драгоценные пакетики к себе в комнату и вернулся с ноутбуком. В том же углу Оливер прицепил к компу фотик, и они начали перекачивать фотки пьяного Пауля с гитарой и бутылкой в другой руке (он отлично играет одной рукой!).
Тилль что-то самозабвенно быстро-быстро писал, иногда включая DVD-плеер с собственными выступлениями.
- Что ты делаешь, Тилль? – спросила дьяволица, заглядывая за плечо вокалисту.
- Это учебник по расколбасу на сцене с видеоматериалом, - с удовольствием взялся за разъяснения Тилль. – Первая глава называется «Удары одной рукой об одну коленку». Сейчас я тебе зачитаю отрывок: «при этом можно активно махать головой. Примечание: если бить об коленку мешает плеть, то можно просто махать головой». Вторая глава посвящена ударам одной рукой об две коленки. «При этом необходимо плавно подниматься с корточек». Третья голова называется «Удары двумя руками об две коленки». «При этом так же необходимо активно махать головой», - зачитал еще один кусок Тилль. – Дальше продолжать? – с мольбой в глазах спросил Тилльхен.
Лилит вспомнила, как вокалисту важно, когда его хвалят, и решила ему подыграть, все равно сегодня он еще кучу шедевров напишет на почве рассказов о преисподней.
- Конечно, конечно, продолжай, я всегда зеваю, когда мне интересно! – сказала Лилит.
- Дальше идет одна большая глава, посвященная альтернативным видам расколбаса. Например, бить голову микрофоном, очень эффектно смотрится на сцене. Можно еще руку в штаны засовывать, хотя если руки заняты, то это будет несколько проблематично, - во время своего рассказа Тилль постоянно переключал какие-то кнопки и включал какие-то отрывки выступлений. Сейчас со сцены неслось «Du riechst so gut». Тилль поставил следующий кусок LAB – «Laichzeit». – А вот это моя гордость. Послушай описание: «Садитесь на корточки, сгибаете руки в локтях, поднимаете указательные пальцы вверх и встаете на манер штопора». Ну как?
- Да, под вашу музыку можно много еще чего делать, - тихонько сказала Лилит и громко добавила, -Супер, просто супер! А ты не пробовал бить двумя руками об одну коленку?
Тиль глубоко задумался.
- А хочешь, я тебе помогу написать пару песен? – живо переключилась на другую тему Лилит, видя что Тиль сейчас либо зависнет, либо вообще вся система слетит. - Я могу тебе рассказать о преисподней, там знаешь как интересно!
- Попозже, - ответил Тилль, поднимаясь с кресла. Похоже команда «Завершить сейчас» подействовала. – Я сейчас приду.
Тилль направился в свою комнату, оставил там свой шедевр и спустился вниз.
Он спустился обратно, остановился в дверном проеме, поднял кулак на уровень плеча и гаркнул во всю глотку:
- РОТФРОНТ!
Эта фраза моментально привела всех в шоковое состояние, Риха выронил лак и залил им диван и всю аппаратуру, паулевское бренчание из погреба затихло, так как он прекрасно понял, что за едой придут именно сюда. Этому слову научил Тилля он, Пауль, и в устах вокалиста это означало примерно следующее: «Я так хочу жрать, что сейчас съем кого-то из вас, если мне ничего не дадут».
- Тилль, но обед был полчаса назад…
- Ну и что…
- Иди в погреб и возьми там ветчины, я там ее видела, только на Пауля не наступи! – уже вдогонку сказала Лилит.
Но было поздно. Послышался сдавленное хрипение, звон струн и битых бутылок, которые выронил Шнай, не выдержавший такого потрясения, как полураздавленный Пауль. Примерно через час Тилль перестал был голодным и к Лилит пришла отличная идея.
- А послезавтра, если будет хорошая погода, мы пойдем на пикник. Очень большой пикник с фейерверками. Поэтому сейчас надо распределить обязанности. Тилль, естественно, займется фейерверками. За еду отвечает Олли, а Риха за выпивку. Флейк, обеспечь удочки. Тем, которые сидят в погребе, лучше ничего не поручать, все равно забудут, а Пауль, вообще, по кухне дежурит. Завтра начнем подготовку, а сегодня у меня аудиенция с Тилльхеном, - на одном дыхании выдала Лилит и поманила Тилля за собой.
Все немного опешили, от того что на них опять повесили какие-то обязательства. Но никто ничего не смог возразить, то ли тут не обошлось без магии Лилит, то ли она действительно была талантливым организатором.
Они решили осесть не кухне, где Лилит и начала рассказывать о своей обычной жизни в чертогах двоюродного дедушки. Тилль выглядел как ребенок, которому рассказывают самую интересную сказку, и только и успевал записывать за полетом фантазии Лилит, которая часто привирала в описаниях и допускала неточности. К концу полуторачасовой лекции, у Тилля был материал для написания нового сборника стихов. Он остановился на названии «Ложка», так как все лекцию прохлебал какой-то неясный суп здоровенной ложкой. Таким образом, хмурый день скоротали.

Часть 4
Пикничок и его последствия

Следующий день была теплым даже для такого времени и очень солнечным. Когда все собрались на завтрак, в столовую на крыльях впорхнула Лилит.
- Ну что, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы, кто хочет поработать? Так и знала, что никто. Но все равно придется. После завтрака все расходимся, кроме Пауля, который все убирает, - с нажимом добавила Лилит, которая знала, что Паулю только дай повод сбежать от работы.
- А может, я не хочу ничего убирать? – заартачился Полик.
- А может, сейчас кто-то получит три наряда вне очереди? – передразнила его Лилит.
- А я, а я не хочу подчиняться женщине! – выпалил Пауль.
Конфликт полов был на лицо, но что-то лежало в его корне, а вот что именно, Лилит пока понять не могла.
- Пауль, тебе хочется устроить скандал и не убираться? - Лилит попала в самую точку. – Но, увы и ах, график есть график! – громко сказала она и небольшая бумажка слетела с доски и впечаталась в надутую рожицу Полика. – Иначе я больше никогда тебе не дам рыться в рихиной косметичке! - очень тихо добавила она. Полик занервничал, думая как бы вырваться из такого щекотливого положения. Он судорожно сглотнул и сделал покорное лицо. Таким его никто никогда не видел, поэтому даже немного испугались.
- Да, против графика не попрешь, - наигранно сказал он и тихо добавил на ухо демонице, - если ты еще раз заикнешься о косметичке, я тебе все волосы повыдергиваю!
Эта сцена «Покорный Пауль» всех настолько удивила, что даже никто ничего спросить не смог, Лилит всех быстро разогнала по делам, пока те были в шоковом состоянии, поэтому очень покладистые.
- Пауль, что ты там мне грозился повыдергивать? – медленно подходя к нему, спросила Лилит, когда на кухне никого не осталось.
- Ну это так, для красного словца, - спокойно ответил Пауль.
Демоница ничего не ответила, но решила обязательно сфотографировать Пауля в самом ужасном виде, скажем, с похмела.

Потихоньку все занялись подготовкой к пикнику, ведь это все-таки была отличная идея. Только Шнайдер был доволен, ведь ему ничего делать не пришлось, поэтому он взял свои палочки, набор для вышивания и пошел в рощицу. Там он уселся под старой липой и начал вышивать, только у него мало что получалось, в общем, сплошная непруха. Поэтому он решил стучать в один ритм с дятлами и наблюдать за муравьями, которых пытался заставить играть в футбол под ритм «Links zwo drei vier». Но он пришел к неутешительному выводу, что без других партий, кроме барабанной, муравьи в футбол играть не желают.
Остальные занялись более полезными делами. Лилит, как руководитель-профессионал, сидела и наблюдала за своими подчинными-подопечными.
- Лилит, а ты-то что делать будешь? – спросил Пауль, подходя к ней. О ссоре он уже благополучно забыл, да и Лилит, впрочем, тоже, ведь галочка уже была поставлена.
- Я за вами слежу, чтобы с вами ничего не случилось, - очень важно ответила Лилит. – Вот видишь, Тилль с сачком на голове застенчиво душит Флейка. Тилль, не отвлекайся, а ты Флейк, удочки организовал? – громко крикнула она.
Тилль выругался, но отпустил клавишника. Флейк отдышался, показал удочки Лилит, в ответ она благосклонно кивнула. В это время на поляну за домом, где и происходила вся подготовка, подошел Риха.
- Я взял восемь ящиков пива и ящик водки, - сообщил он.
- Нет, лучше восемь ящиков водки и ящик пива, - сказал Тилль, чем вызвал неудержимую истерику у Пауля и Лилит. Они вспомнили Карлсона, в которого они решили нарядить вокалиста, который примерно так же и рассуждал, только на более детские темы, или это только в мультфильме вырезали…
- Да ладно, оставь как есть, - сквозь смех сказала Лилит. – Все равно еще в погребе есть, если наши мафиози все не выпили.
Тилль опять выругался и вернулся к своему непосредственному делу. Чтобы поднять себе настроение, он начал импровизировать на мотив песенки «Нам не страшен серый волк».
- Мне не нужен героин, кофеин, никотин… Опять враньё получилось, ведь никотин нужен. Ладно, а если вот так. Мне не нужен героин, кофеин, вазелин… Вот вашу mutter, вазелин тоже нужен… Аааа, вот как надо. Мне не нужен героин, кофеин, кокаин. Да, именно так. Это надо развить, здесь просто целое поле для деятельности! Можно еще клофелин. [продолжая на тот же мотив] Только нитроглицерин, скипидар, бензин. А сюда еще можно газолин пихнуть. Отличная песенка получилась! Да, однозначно это надо развить!
Лилит уловила момент и, когда Олли поехал за продуктами, быстро отправилась в их с Шнаем совместную комнату. Там, немного покопавшись в вещах рентгеновским зрением, она обнаружила то, что ей надо, достала фотик из-под вороха вещей и отнесла его к себе в комнату.
- Теперь моя очередь фотографировать!
Она вернулась на улицу, уселась в плетеное кресло и продолжала наблюдения. Тилль устал делать фейерверки и устроил перекур. Он достал спички, закурил, но по неосторожности бросил окурок не в ту сторону.
Над поляной началось настоящее светопреставление. От неожиданности у Лилит раскрылись широкие крылья, за которыми еле успели спрятаться Риха, Пауль и Флейк со своими гербариями.
- Ты что, совсем сдурел? – раскричалась Лилит. – Немедленно ему по трехлитровой клизме в каждую чакру, может мозги прочистятся!
- Думаю, трехлитровой тут не обойдешься… - сказал Пауль.
- Рииихаа, что ты делаешь?! – истерично вскрикнул Флейк, глядя как Риха делает самокрутку из его самого редкого гербария.
- А что это? – не отвлекаясь, спросил Риха.
- Это… это… это конопля!!! – негодовал Флейк.
- Вот и отлично, может успокоюсь…
- О, у тебя есть конопля, а ты молчал? – оживился Пауль, пытаясь отобрать самокрутку у Рихи.
- Отстаньте от моего гербария!!! – совсем потерял контроль над собой клавишник.
- Может, у него что-нибудь поинтереснее есть? – сказал Пауль, который не смог отобрать самодельное изделие из цепких ручек лид-гитариста.
Такого хамства самый умный участник группы не вынес, собрал свои гербарии и удалился в дом. В это время к Лилит, с еще раскрытыми крыльями, и гитаристам подошел Тилль, про которого все так несправедливо, по его мнению, забыли. Вид у него был не самый лучший, казалось, он вот-вот расплачется.
- Я столько делал это шоу, - всхлипнул он.
- Не расстраивайся, я позову кого-нибудь на подмогу, и тебе такие фейерверки отгрохают, уж у нас спецы по этому вопросу есть, - стала успокаивать его Лилит с убаюкивающими интонациями, размазывя по его щекам сажу.
- Правда? – с надеждой спросил Тилль.
- Конечно, прямо сейчас позвоню! – сказала Лилит и достала мобилу. Она быстро набрала номер и сказала: - Дедушка, пришли мне пироманов, в смысле, пиротехников, только самых лучших!
Мефистофель в ответ промямлил что-то невнятное, но тем не менее, через минут пятнадцать на поляне появилась группа чертей, которые тут же буквально из воздуха начали делать такие фейерверки, о которых Тилль даже мечтать не мог.
Спустя часа два, когда вернулся Олли, все установки были готовы и расставлены по разным местам поляны.
Риху, как самого лучшего, вернее, единственного повара, заставили готовить разную еду для пикника, так как усомнились в кулинарных способностях Тилля. К вечеру все было готово. Пикник было решено начать завтра, прямо с самого утра.

Утро было отличными, поэтому к завтраку никто не опоздал. Постепенно опустел первый ящик пива, и стало заметно веселее. Тилль начал придираться, что никто не подумал о лодке, но Лилит его успокоила, быстро сотворив деревянный плот. На него забрались все гитаристы (Риха, естественно, не упустил случая покрасоваться в новых плавках) и Тилль (на нем были его старые плавки, на которых было написано огромными буквами «Ich Will!», немного двусмысленно, не так ли?) с ящиком водки. Напевая Seemann на мотив другой песни и загребая воду басухой, вся компания отправилась на середину озера, где устроила пьяный дебош, перевернула плот, утопила половину запасов водки и кое-как забралась обратно на средство передвижения. Вообразив себя старым морским волком, Тилль встал у кормы плота (если она у него вообще была) и начал направлять движение всей странной конструкции. Подъезжая к берегу, вокалист браво крикнул: «Сушить басуху!». Оливер реагировал на команду «капитана» достаточно долго, поэтому плот, перед тем как остановиться, хорошенько протаранил бережок.
- Да, сто граммм не стоп-кран, дернешь и не остановишься! – метко охарактеризовала Лилит происшествие на озере.
Но все эти действия сопровождались таким шумом, что жители деревни не выдержали и отправили на озеро полицаев. Доблестные полицаи подошли к мокрой и полупьяной (пока) группе и начали разговор.
- Майор Фишерманн, разрешите ваши документы, до нас дошла информация, что у вас есть несовершеннолетняя девушка.
- Несовершеннолетняя, хо-хо, вы мне льстите офицер! - послышался старушечий голос с сильнейшим акцентом. Вместо Лилит, на пледе сидела старая женщина в длинном платье в цветочек, хотя всего мгновение назад на Лилит была в своем новом бикини. В руках у «старушки» были паспорта. – Меня зову Валентина Игоревна, руссо туристо, облико морале! Мы - ансамбль народных песен и плясок из Риссии.
Пауль хотел опять встрять, но получил ощутимый тычок в ребра и решил повременить с колкостями.
Офицер взял документы. Первым был паспорт самой Лилит, которая, действительно, была Савиной Валентиной Игоревной. Следующий паспорт принадлежал Рихе.
- Так, а где гражданин Родион Захарович Крушкин-Янтарев, - с трудом прочитал новое ФИО Рихи офицер, вглядываясь в цветную фотографию в загранпаспорте. Лилит указала на Риху с абсолютно невменяемым лицом.
- А рядом, судя по всему, Липкин Тихон Потапович? – спросил полицай, указывая на Тилля.
Лилит в ответ спокойно кивнула. Пауль неумело попытался замаскировать смешок под кашель, но потом действительно поперхнулся от очередного тычка и весь аж загнулся.
- А кашляет Борботько Иван Петрович? – строго спросил офицер. Услышав до боли знакомые имя-фамилию, Пауль раскашлялся еще сильнее.
- Да, Портняшкин Кондратий Дементьевич сидит вон там с бутылкой… с бутылкой лимонда в руках, - подтвердила Лилит, выхватывая просмотренные паспорта из рук полицая. – А Редькин Олимпий Лазаревич и Ларцов Касьян Федотович отдыхают у самой кромки воды, - показала демоница с начала на Олли, а потом на Флейка.
С документами, естественно, все было в порядке, поэтому офицер уехал, напоследок отдав честь пожилой женщине, которая отважилась с такой компанией ехать куда-либо.
Когда машина отъехала, Лилит вернулась в свой нормальный облик и громко рассмеялась.
- Успокойтесь, можете гулять дальше!
- Ну ты, конечно загнула, насчет наших ФИО, - офигев, сказал Пауль. – А можно мне хоть посмотреть на них, а то я паспорт на имя Ивана Борботько сжег еще черт знает когда!
Лилит рассмеялась еще громче и подарила каждому его новый паспорт, кстати говоря, самый что ни на есть настоящий.
- А почему я Захарович? – придирчиво разглядывая фотки, спросил Риха.
- Тебе больше хочется быть Цвиттеровичем? – ответила Лилит вопросом на вопрос.

Дальше было еще веселее (поляна опустела еще на три ящика пива). Пауль начал закусывать пенопластом (видимо, стащил у Флейка), Риха что-то пространно объяснял Тиллю, как важно вовремя начать бороться с целлюлитом на пятках. Тилль нервничал, ерзал на месте и все порывался посмотреть на свои пятки, но даже в не совсем трезвом состоянии все прекрасно понимали, что тиллевские носки далеко не озонируют воздух, поэтому общими усилиями его удерживали. А Лилит просто лежала на траве и исподтишка фотографировала все это безобразие на цифровик Олли. Особенно ей понравилась фотография Пауля с расфокусированным взглядом и здоровенным куском пенопласта во рту. Из пенопласта торчали булавки и обрывки роскошных крыльев бабочек. Больше всего было фотографий на тему «пьяный герр Круспе с косячком» и «Олли, дрыхающий в позе лотоса, делая вид, что медитирует».
- Водки много не бывает, - подытожила результат выпивания еще четырех ящиков Лилит. Причина сего высказывания была проста: не все еще достаточно опьянели, чтобы получить с них по штуке за каждое фото. Сама Лилит воздержалась от выпивки. – Ну, кто пойдет за горячительным?
- Ты хочешь горячий шоколад? – не понял, что имела в виду Лилит, Риха.
- Да нет, не шоколада, можно чего-нибудь повысокоградусней.
- А мне кофе с коньяком, но только побольше коньяка и без кофе, - заплетающимся языком попросил Пауль, выходя из-за кустов, куда удалился минут этак пять назад.
- Ладно, молитесь на меня, сейчас что-нибудь из погребка скоммуниздим, - лежа на траве, сказала демоница, посмеиваясь над репликой Пауля. Рядом с ней медленно образовались приличные запасы красного вина. Дружной оравой участники вокально-инструментального ансамбля налетели на бутылки, попытались схватить их, но только зачерпнули руками воздух. До затуманенных алкоголем мозгов постепенно начало доходить, что что-то не так, как должно быть. Глубокая задумчивость появилась на лицах у всех без исключения.
«Козырный получился кадрик!» – подумала про себя Лилит, а вслух только рассмеялась.
– Это только миражи, а вот то, - она указала на бутылки не вдалеке, - вот то настоящее.
Слегка пошатываясь, но не сбиваясь с правильного курса, все добрались до вожделенных бутылок. Когда стемнело, над поляной взвились вверх роскошные фейерверки. От такого шоу все даже немного протрезвели, хотя и очень ненадолго. Коронным номером был фейерверк, который в конце концов завис в небе в виде огромного огненного логотипа группы (пиротехники тоже “подсели” на Rammstein).
Далее место гулянья перенеслось в гостиную, где был проведен концерт для одного человека, то бишь для Лилит. Тилль пел те строчки, которые первые приходили к нему на ум, остальным же только приходилось постоянно под него подстраиваться. В итоге все съехало на тиллевское переложение песенки трех поросят, которую горланили и дополняли новыми строчками все без исключения. Шнай играл на бутылках, а Пауль на полу… Только под утро все успокоились и уснули, кроме Лилит, которая решила опять наведаться к Гейтсу. Там она пересмотрела переполненную немаленькую память цифровика и осталась вполне довольной результатами.

Так и не ложась спать, Лилит вернулась в свое временное жилище. В доме уже кое-кто проснулся, а кто-то это очень хорошо маскировал. Рихард, который еще не успел опохмелиться, чувствовал себя отвратительно и курил не понятно что. Олли медитировал на снятие похмелья в окружении разнообразных курений и пакетиков с душистыми чаями. Но это не помогало, поэтому он решил прибегнуть к более проверенному средству – аспирину. Самый крутой, по его собственному мнению, сидел на полу и думал, кто же мог так хорошенько «почистить» его гербарии. Шнайдер вышивал, что ему, очевидно, помогало справиться с последствиями похмелья, если он им вообще страдал. Его голова весело выбивала «Sehnsucht». Вышивкой он занимался прилюдно, так как весь люд еще вообще мало что соображал. Не долго думая, Лилит врубила на весь дом именно эту песню (это была одна из ее коронных фишек: врубить в доме музыку очень громко и без определенного источника звука – очень раздражает).
Единственные, кто еще не проснулись, были Тилль и Пауль (впрочем, не очень трудно догадаться). Услышав уже концовку песни, Тилль слегка пришел в себя, нащупал микрофон (последствия «концерта»), начал громко подпевать и сильно бить себя микрофоном по лбу, как он думал. Эту сцену увидела Лилит, пролетавшая в гостинной. Она даже слегка прибалдела от вида здоровенного опухшего мужика, в котором можно с трудом узнать великого моралиста, бьющего стоящего рядом Пауля по ноге (а вы пробовали попасть маленьким микрофоном себе в лоб после оооогроооомного количества…ну вы поняли чего).
- Что-то тебе, Тилль, пивко на пользу не пошло, - громко, на весь дом сказала Лилит. От ее голоса вокалист немного пришел в себя и понял, что бьет не себя, да и бить не зачем. Тилль с большим трудом открыл глаза (не без помощи рук) и увидел над собой Пауля. - Пиииииить, - жалостливо протянул Тилльхен. Поняв, что вода так просто не придет, вокалист сам пошел на ее поиски. Пошел – это преувеличение, конечно. Для таких случаев у него был специальный агрегат – небольшая подставочка на колесиках. Заблаговременно спрятав ее в гостиной, сейчас Тилль ее достал, сел на нее и подъехал к Паулю.
- Пииииииить, - еще раз протянул он, поднимая руку к гитаристу.
Пауль не реагировал. Тилль хорошенько присмотрелся, то бишь сильнее раскрыл руками веки, и громко рассмеялся. А причина был вот в чем: у Пауля все было наоборот – играл он лежа, а вот спал он стоя. Как раз сейчас он спал… стоя. Но какой-то ответ Тиль все-таки получил. Во сне Пауль, как бы оправдываясь, пробубнил: «Понимаешь, асфальт поднялся и ударил по лицу, пришлось спать стоя…»
Разочаровавшись в одном гитаристе, Тилль отправился к другому. Обнаружил он Риху на кухне. Тилль с трудом подкатил свою тележку к нему.
- Пиииииить, - в очередной раз завыл он. Риха глянул на него, положил ему руку на плечо и грустно проговорил, опустив свою голову к его:
- А кому сейчас легко?..
- И в чем тут мораль?
- А мораль, Тилльхнен, в том, что пиво к нам само не придет…
Он налил воды в высокий стакан и медленно начал пить из него сам, но чуть не поперхнулся, получив внушительный толчок в ребра. Тилль, вообще-то, хотел попасть в глаз, но то ли не дотянулся, то ли опять промахнулся. После такого мощного аргумента оставить Тилля без воды было бы просто самоубийством.
Потушив, таким образом, “пожар в трубах”, вокалист смог передвигаться уже без помощи агрегата и более или менее принял человеческое обличие. Тут он вспомнил, что давно не занимался своим любимым делом – раскидывать семейники и ждать реакции. Он незамедлительно поднялся в свою комнату и принес несколько трусов с растянутыми резинками. Таких он нашел только две пары, поэтому решил сэкономить «снаряды» и испробовать их на Рихе, как на очень чувствительном, и на Лилит, потому что она такого еще никогда не испытывала. Первый «подарочек» был вложен в ноутбук (Риха еще не отошел «после вчерашнего» и упустил своё имущество из виду), а второй - в комнату Лилит. Ничего более оригинального Тилль не придумал, как только положить боксеры в мешок со страшилками к празднику.
Все время, пока Тилль бродил по дому, ему все время виделись какие-то черти и демоны. Сначала он все списывал на пикник, но потом его начали раздирать сомнения. Он нашел Лилит, которая парила над полом и думала, как бы лучше украсить дом к Хэловину.
- Меня терзают смутные сомнения, - начал он.
- …тут будет труп… По какому поводу?… нет, лучше вот здеся… – думая о своем, спросила Лилит.
- Есть ли в нашем доме… демоны? – осторожно спросил он.
- Признаю, были демоны, но они самоликвидировались, - спокойно ответила Лилит. - …хотя, все-таки, лучше перед входом, чтобы все еще издалека пугались…
Сделав вид, что он понял, Тилль пошел в гостиную и стал ждать реакции Рихи, но этого делать ему не пришлось, так как он увидел его, в перчатках держащего тиллевские семейники и рассказывающего что-то с видом ведущего программы о дикой природы на камеру в руках Лилит (да, везде и всюду успевать – великий дар!).
- А это семейники нашего вокалиста Тилля. Как видите, резинка на них растянута, что свидетельствует о многократном засовывании в них разных посторонних предметов, как то: руки, отобранная еда, пустые бутылки, чтобы дотащить их до пункта приема и тому подобное. Судя по всему, это его любимая расцветка – мелкие яркие цветочки на нежно-розовом фоне…
Договорить ему не дал сам Тилль, который, красный как рак, подскочил к гитаристу и выхватил свои трусы и грозно сказал в камеру.
- Немедленно отдай мне это!
- Тилль, но ЭТО уже у тебя в рука… в штанах, - с невинным видом сказала Лилит, глядя как Тилль засовывает «это» себе в штаны.
- Я говорю про камеру!
- Ах камера… Какая камера? – выкрутилась демоница, пряча руки за спину и незаметно отправляя носительницу чумового копромата к себе на кровать.
- Которая у тебя в руках! – Тилль совсем озверел.
- Тилль, иди проспись, в руках у меня ничего нет! – веско сказала Лилит.
В доказательство Лилит показала ему свои руки, в которых действительно ничего не было. Такой аргумент вокалиста не убедил, но делать было нечего, поэтому он отправился к себе в комнату, вынашивая планы мести. Рихе, конечно, о мести Лилит даже нечего было думать – все равно в накладе останешься. Для плана мести лучше всего было отправиться к Паулю, поисками которого он и занялся.
Но случилось непредвиденное, а именно. Вопль, душераздирающий вопль разнесся по всему дому. Сбежавшись в гостиную, все поняли, что это был за крик. Это был крик души Оливера, которому даже аспирин помочь не смог.
- Моя голова сейчас лопнет!
Лилит, уже каким-то чудом оказавшаяся в чересчур коротком халате медсестры, поставила диагноз.
- Да, очень серьезный случай птичьей болезни.
- Куриного гриппа?!?! – от ужаса у Рихи на голове под толстым слоем лака зашевелились волосы и встали по стойке «смирно!»
- Нет, пЕрепил, - спокойно ответила Лилит. – Кто у нас врач, а Флейк?
- Мне самому сейчас врач понадобится.
- Ничего не знаю, назвался клизмой – полезай в… ну, ты понял, короче.
- Ладно, есть у меня один метод.
Флейк отправился на кухню и через минут пятнадцать принес миску с подозрительной жидкостью. Он протянул миску Оливеру и дал глотнуть. Оливер немедленно выплюнул полмиски на пол и сказал: «Что это за дрянь?»
- Ничего-ничего, тяжело в лечении, легко в раю! – подбодрила его Лилит и заставила-таки его выпить все до дна.
Но эффект стоил такой жертвенности. Чудо произошло, и все, успокоившись, отправились кто куда. Не успокоился только Тилль. Он продолжил поиски Пауля.
Полик, отошедший только от одного вида флейковского лечения и довольно радостный, был обнаружен на веранде, где он нашел отличный коврик, на котором и играл.
- Пауль, хочешь устроить большую гадость Рихарду?
- Конечно, хочу! – оживился он, вставая с коврика. – А какую?
- Уж это ты сам должен придумать, а я тебе помогу.
- Хорошо, будем мстить мелко, но много или один раз, но по-крупному?
- Один раз, но зато каааааак! – сказал Тилль и нехорошо засмеялся.

Продолжение следует


  Количество комментариев: 9

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]