Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



В тихой ночи. Лирика. В тихой ночи. Лирика.

Тилль Линдеманн – легенда мира музыки, автор текстов группы Rammstein. Его стихи проведут нас по чувственному миру, сотканному из сексуальности, любовной аддикции и рефлексии.

далее


Рассказы фанатов


Браслет Демона.

Автор: Azazel Дата: 31.10.2002
Автор: Azazel

Это все произошло еще задолго до того, как родились все участники Rammstein. Действие разворачивается в средневековом, сказочном мире, лишь отчасти похожем на наш. Итак, я начинаю...

Глава 1.

- Ты опять жульничаешь! Я сам видел! Риха, ты, конечно, мой побратим, но это не остановит меня, если я решу набить тебе морду!
- Я не жульничал, Дум!
Пронзительные голубые глаза схлестнулись с серо-голубыми.
- Я все видел! Отдавай монеты!
Тот, которого назвали Рихой, скорчил недовольное лицо и нехотя ссыпал пять серебряных монет в ладонь Дума.
- Может еще сыграем?
- Обойдешься.
Двое мужчин сидели за лавкой таверны и играли в кости. Оба были высоки, широки в плечах, у одного черные волосы аккуратно зачесаны назад, у другого наоборот небрежно растрепаны. Дум выпрямился, задумался, отхлебнул пива. Пронзительные голубые глаза над кружкой блеснули усмешкой.
- Тогда еще пива? - Предложил Риха. - Я угощаю.
- На деньги, которые ты у меня выиграл? - Дум усмехнулся. - И какой только демон тебя учил играть в кости?
- Тот же, что и в карты. - Чувственные губы Рихи изогнулись в хитрой усмешке. - Ну так что?
Дум пожал плечами. Немногословный и несговорчивый, он редко открывал рот. Но если говорил что-то, то к нему стоило прислушаться.
А вот Риха, полная противоположность. Болтун, каких еще свет не видывал и большой прохвост. Дум подозревал, что его друга когда-нибудь повесят на собственном длинном языке. Но, не смотря ни на что, прекрасный воин, мечник, стоящий двух отличных бойцов, и верный друг, на которого всегда можно положиться.
- Чем займемся? Говорят, на дорогах сейчас много разбойников. Можно снова наняться в караван.
- У нас пока что достаточно денег. - Коротко ответил Дум.
Риха надулся:
- Ты, небось, и таверну разгромить мне не дашь? Соскучился я уже по драке.
- Ты еще за прошлый ремонт не расплатился. - Напомнил Дум.
Мужчина отмахнулся. В ладони он перекатывал игральные кости. Чем-то он сам походил на демона - тонкого, изящного, прекрасного, влюбленного в свою красоту, но демона. А уж после драки...! Это просто князь подземного мира мертвых - волосы взъерошены больше обычного с застрявшими в них веточками, листиками или соломой, глаза горят как у безумного, кровь с разбитых губ стекает по подбородку, а кулаки держит сжатыми - готов в любой момент вновь кинуться в бой. Северянин - больше сказать нечего. Хорошо хоть Дум рядом, может остановить в нужный момент, охладить пыл приятеля, успокоить, хотя иной раз и сам не прочь подраться и не уступает в ярости своему побратиму. В некоторых городах уже знали эту парочку и держались с ними осторожно.
Они покинули таверну и направились к гостинице, в которой жили, по темным и извилистым улицам спящего города. Впереди послышались крики и звон оружия.
Глаза Рихи загорелись озорным огоньком, он положил руку на эфес меча и поспешил на звуки драки.
Дум только вздохнул. Что бы Риха и пропустил драку??
- Кому тут нужна помощь?
- Помоги и я заплачу тебе! - Прохрипел мужчина, на которого наседало три фигуры во всем черном.
- Идет. - Весело согласился Риха и бросился на ближайшего нападающего. Его меч с радостным шелестом покинул ножны и схлестнулся с врагом.
Подоспевший Дум принял на себя атаку второго убийцы. Присел, пропуская лезвие меча над головой, и одновременно сделал стремительный выпад вперед. Его противник змеиным движением ушел от смертельного удара. Не так прост, как казался.
Риха же развлекался со своим. Убийца был худ и гибок, поэтому его было не так легко достать. Ударил, парировал, еще, еще, снова в атаку, шаг назад, крутнулся, вниз и вперед! Не вышло... Удар Рихи парировали с такой силой, что у него онемела рука. Он с трудом увернулся от яростного выпада. Мечи противников скрестились, лицо убийцы было напротив лица северянина. Риха с трудом отбил меч в сторону, боднул головой и, воспользовавшись секундным замешательством врага, ударил мечом, вложив в это движение всю оставшуюся силу. В лицо брызнуло горячим.
- Риха, ты чудовище. - Послышался за спиной насмешливый голос.
Мужчина обернулся и ехидно заметил:
- А ты, Дум, небось, натирался кровью в надежде стать красивее? Да, твою рожу проще закрасить!
Их дискуссию прервал тихий стон. Мужчина, который просил о помощи, прислонился к грязной кирпичной стене, зажимая рукой рану в боку.
- Э-э-э, господин, я бы посоветовал вам отблагодарить нас до того, как вы отправитесь к своим богам. - Риха осторожно приблизился к мужчине.
Тот стиснул зубы и стараясь не потерять сознания от боли, сунул руку за пазуху и вытащил маленький сверток.
- Не допустите... что бы это попало... к ним... - Прохрипел он, и у него изо рта потекла густая, темная кровь.
"Не жилец" - Ясно сказали ледяные глаза Дума.
- Кому? - Не понял его побратим, с опаской беря в руки сверток.
- Лунный Зверь. - Это было последнее, что сказал мужчина. Его тело осело на землю, глаза закрылись.
- Что там?
Риха пожал плечами и осторожно развернул нежную материю. Его глаза пораженно округлились.
- Браслет. Золотой.
Это действительно был золотой браслет - широкий, древний, покрытый непонятными рунами и тонкими узорами.
- О да, такую вещицу я никому не отдам. Покойный может быть уверен.
- Не нравится мне это. - Хмуро сказал Дум, всем своим видом выражая недовольство.
- Успокойся. Какой вред может быть от браслета? Это всего лишь безобидное украшение.
Дум промолчал, но его пронзительные глаза говорили понятнее слов.
- Пошли от сюда, пока стража не появилась.
Побратимы поспешно зашагали прочь от места убийства. Вскоре ночная темнота поглотила их фигуры.

***

Проснулся Дум от яростного сопения своего друга. Открывать глаза не хотелось, утро было теплым и солнечным, поэтому мужчина лежал в постели, рассеянно прислушиваясь к злобным высказываниям Рихи. Бормотание перемежалось с ругательствами и не только на торговом языке, на котором побратимы говорили почти все время, но и на их родном языке северян.
- Что б тебя Хель утащила! Как же это снимается? Может вот сюда нажать? A-a-a, deine Mutter! Чертова зараза! Йотун тебя подери! А если вот так? Или так? Teufel, ничего не выходит! И гад этот еще под ухом храпит, как лошадь!
- Я не храплю. - Прервал Риху Дум, медленно открывая глаза. - Что у тебя на этот раз случилось?
Риха смутился и покраснел, что было для него не характерно. Он вытащил из-за спины правую руку и показал Думу.
- Dummkopf. - Коротко определил мужчина.
- Сам ты... - Обиженно возмутился Риха.
- А одевал зачем?
- Интересно стало, вот и одел. - Золотой браслет мертвой хваткой держал запястье северянина. Металл весело отражал солнечные лучи и казался совершенно неопасным.
- Какой вред может быть от браслета? Это всего лишь безобидное украшение. - Передразнил друга Дум. - Ладно, давай вместе попробуем снять.
Через час тщетных попыток.
- Deine Mutter!! - Хором выдохнули побратимы.
- Эта штучка похоже магическая. Придется идти к магу. - Заключил Дум.
- Ты знаешь хоть одного??
- Найдем. Не проблема. - Как всегда холодно-спокойным тоном отозвался северянин.
За городом, у самой черты леса жил старый волшебник. Он никого не терпел около себя, только своего молодого, но немного рассеянного и бестолкового, как он считал, ученика по имени Флейк. К волшебнику обращались только в крайних случаях и его услуги стоили не дешево.
Дум, сохраняя спокойствие и невозмутимость, которому позавидовал бы даже айсберг, постучал в дверь жилища волшебника. Риха стоял чуть позади, закутавшись в длинный темный плащ и несчастными глазами глядя вокруг.
Дверь открыл молодой парень, лет двадцати. Он с интересом поглядел на посетителей.
- Волшебник дома?
- Да. - Отрешенно ответил парень. - Но...
- Я могу его увидеть?
- ... только он не примет вас. Он умер.
- Что?! - Воскликнул Риха, проносясь мимо Дума и вцепляясь Флейку (а это был именно он) в рубашку. - Как так умер? Кто разрешил? Почему? Отчего? Когда?
- Сегодня ночью. - Пропыхтел парень, тщетно пытаясь высвободиться из рук Рихи. - Но может я смогу помочь вам? Я его ученик.
- Тогда сними с меня ЭТО! - Мужчина сунул под нос Флейку свою руку с браслетом.
Тот с любопытством и важным видом начал его осматривать, но вдруг отскочил с вытаращенными глазами и распахнутым ртом.
- Это... это... - Он не договорил и бухнулся в обморок.
Дум и Риха, уперев руки в бока, переглянулись.
- Как обычно?
- Как обычно.
Они подхватили бесчувственное тело бывшего ученика волшебника.
- Пустите меня варвары!!! Смерти моей хотите!!
Парень фыркая и отплевываясь, извивался, лягался, пытался кусаться, в общем всеми силами выдирался из рук северян. Те, желая привести Флейка в сознание, взяли его за ноги и медленно опускали головой вниз в бочку с ледяной водой. Как только тот стал подавать признаки жизни, его поставили на землю. Парень обвел друзей подозрительным, злобным взглядом.
- Ты так и не снял с Рихи браслета. - Напомнил хмурый Дум.
- Это браслет очень древнего и могущественного демона. Он дарует своему обладателю безграничную силу и власть. Но подчиняет себе и, в конце концов, превращает в одного из низших демонов. Этот браслет не снять. - Протарахтел Флейк.
- Что-о-о?? - Риха закатил глаза и потерял сознание.
- Помоги. - Коротко бросил Дум, подхватывая побратима подмышки.
И они потащили его к небезызвестной бочке с водой.

Глава 2.

Пауль и Ларс глотали дорожную пыль, уже третьи сутки трясясь в седлах. Пауль периодически морщился и потирал пострадавшую часть тела, а невозмутимый Ларс, казалось, вообще слился в одну скульптуру со своей лошадью и готов ехать так хоть до самого Рагнарека. Пауль поглядывал на товарища с плохо скрываемой завистью.
- Черт, опять мне досталась роль миннезингера. - Вслух пожаловался Ларс. - Играть на гитаре - ладно, рассказывать сказки и анекдоты - хорошо, танцевать - еще куда ни шло, но петь!
- А хочешь я буду петь? - С готовностью предложил Пауль и тут же затянул. - И снег и ве-е-етер, и звезд ночной поле-е-ет, меня мое сердце в трево-о-оужную даль заве-е-е-е-ет!
- Ну уж нет. - Ларс заткнул уши руками. - Лучше ты будешь моим немым помощником.
- Ну вот! Все так и пытаются обидеть маленьких. - Возмущенно воскликнул Пауль.
- Кого-кого? - Засмеялся менестрель. - Видел я, как пытались обидеть маленьких, так эти маленькие чуть не убили обидчиков.
Пауль сделал вид, что речь шла не о нем. Юркий сорванец никому не давал спуску и всегда отстаивал свое мнение. Пусть даже с кулаками.
Мужчины достигли большого города и поспешили внутрь через огромные ворота. Стража на въезде взимала с приезжих пошлину, причем офицер, улыбаясь во все свои тридцать зубов, заявил, что за Пауля можно заплатить, как за ребенка. Что Ларс с вежливой улыбкой и сделал.
- Я вернусь и убью его! - Кипел Пауль, когда они отъехали от ворот.
- Ой, какие мы страшные! Ой, какие мы злые! Только тому офицеру мы в пупок дышим.
- Хорошо, скажу иначе. Вырасту, вернусь и убью!
- Вот сначала вырасти, а потом кулаками маши. - Засмеялся Ларс.
- А куда мы идем? - У Пауля было поразительное умение пропускать некоторые реплики мимо ушей.
- Здесь где-то таверна должна быть - "Благословение королевы". Он обещал ждать там. Надеюсь, сверток при нем.
Путники устремились в глубь улиц. Пауль, как ребенок, глазел по сторонам с открытым ртом, изредка поправляя видневшийся за спиной роговой лук и колчан полный стрел. В какой-то момент рука Ларса дернула его в сторону.
- Мы пришли. - Прошептал менестрель. - Открой глаза и закрой рот.
Они вошли в таверну и внимательно осмотрели весь зал. Мужчина за дальним столиком поднял голову и, Ларсу показалось, что на него глянули холодные желтые глаза волка. Мужчина взмахнул рукой, приглашая к себе.
Менестрель ткнул локтем Пауля и двинулся к столику незнакомца.
- Мое имя Линд. - Представился мужчина, когда путники сели напротив него.
- Ларс.
- Пауль.
Менестрель внимательно изучал собеседника. Красивое, по-мужски красивое лицо, широкие плечи и мощная мускулистая фигура. Такой кого хочешь голыми руками удавит. Голубые глаза Линда в свою очередь осматривали друзей.
- Думаю, вы тут из-за одной золотой вещицы. - Медленно проговорил Линд.
- Она у тебя? - Воскликнул нетерпеливый Пауль.
Мужчина покачал головой.
- Должен вас огорчить - сегодняшней ночью убили Хранителя, браслет исчез.
- Что? - Глаза Пауля изумленно округлились. - Не может быть. Если он попадет не в те руки... Что же нам делать?
- Во-первых, успокоиться, а во-вторых, выслушать господина Линда. - Тихо сказал Ларс.
- Очень мудрое решение. - Кивнул Линд и продолжил. - Хранителя убили, но убили и нападающих. Видимо кто-то вовремя успел на подмогу. И этот кто-то забрал браслет. Надо найти этого человека. Вы мне поможете в поисках.
- Остается только надеяться, что браслет не был надет. - Добавил Ларс. - Иначе начнутся большие неприятности.
- Ларс, ты же можешь, почувствуй его! - Яростно зашептал Пауль. - Давай!
- Если он покинул город, я вряд ли смогу сделать это. - Неуверенно откликнулся менестрель.
- Попробуй. - Предложил Линд.
- Хорошо. - Ларс закрыл глаза и сосредоточился. Внезапно между его бровей легла глубокая морщинка. - Не может быть! Он еще тут. Совсем рядом.
- Пошли. - Скомандовал Линд и поднялся, у бедра висела внушительная широкая секира.
Пауль подхватил лук и поспешил за мужчиной, сзади шел хмурый Ларс.
Менестрель повел их прочь из города, к лесу, и, в итоге, они пришли к одинокому домику, за которым слышались громкие голоса.
Ларс указал на дом и кивнул. Линд показал жестом сохранять молчание, вынул из поясной петли секиру и медленно двинулся за дом. Пауль, наложив на тетиву стрелу, пошел за ним. Ларс держался за их спинами, сжимая под одеждой рукоять кинжала.
Голоса стали громче. Линд осторожно выглянул из-за угла. Трое мужчин спорили между собой, причем двое почему-то мокрые с ног до головы. Черноволосые и рослые были явно северянами, а вот худой, в длинном балахоне, сильно смахивал на ученика мага. Один из северян, тот, что был мокрым, взмахнул рукой и на его запястье радостно блеснул золотой браслет. Больше медлить Линд не стал, он вышел из-за угла, угрожающе подняв секиру. Рядом с ним встал непробиваемо-невозмутимый Пауль, натянув тетиву лука. Последним появился Ларс.
Мужчины тут же замолчали. Худой икнул, подавившись несказанным словом, северяне быстро потянулись к мечам.
- Не стоит. - Увидев их движение, спокойно заметил Пауль. Наконечник стрелы смотрел в грудь мужчин.
- Что вам нужно? - Ледяным голосом спросил северянин (сухой).
- Одно золотое украшение, которое пропало сегодня у нашего покойного друга. - Проговорил Ларс, выходя вперед.
- Если вы сможете снять его с меня, то забирайте ко всем чертям! - Воскликнул мокрый мужчина и протянул к ним руку с браслетом.
Дум неодобрительно посмотрел на побратима, но промолчал.
- Хреново. - Пауль и Ларс переглянулись.
- Я так и знал. - Вздохнул Риха. - И что теперь делать?
- Ампутировать. - Буркнул Пауль.
Северяне бросили на него предупреждающий взгляд.
Ларс со всех сторон внимательно осмотрел запястье Рихи и показал головой.
- Не снять. Браслет нашел себе носителя. - Констатировал менестрель.
Риха страдальчески закатил глаза.
- Но что-то же можно сделать? - Холодным голосом поинтересовался Дум. - Если понадобится, то и ампутировать.
- Ничего не выйдет. - Грустно ответил Ларс. - Браслет не даст его в обиду. Не веришь, смотри сам.
Менестрель достал из под одежды длинный кинжал и, коротко им взмахнув, начал приближаться к застывшему Рихе. Внезапно его рука поднялась вверх, а браслет на ней ощетинился острым гребнем и множеством шипов.
- Вот видишь? И это только предупреждение. - Мужчина убрал кинжал, а браслет стал прежним. - Но кое-что мы действительно можем сделать. Твердь Магов. Это единственное место, где твоему другу смогут помочь. Мы и сами собирались отвезти браслет туда, что бы Верховный Маг хранил вдали от людей эту опасную игрушку.
- Долго собирались. - Буркнул Риха, разглядывая свою руку.
- Хранитель ничего не говорил? - Спросил Линд.
- Сказал только, не отдавать браслет кому-то и еще что-то про Лунного Зверя. - Ответил Риха и закутался снова в плащ. Его голубые глаза темнели, а губы, прекрасные чувственные губы начинали синеть, будто ему было невыносимо холодно.
Пауль с тревогой поглядывал на Риху, но молчал.
- Лунный Зверь? - Искренне удивился Ларс.
- Я слышал о нем. - Воскликнул Флейк и немного смутился, когда все повернулись к нему. - Мой учитель говорил о Звере перед самой смертью.
- И что же он сказал? - Нахмурился Линд.
- То, что дети Лунного Зверя будут пытаться завладеть великим оружием, огромной разрушительной силы, и, если им это удастся, то начнется ужасная война. Многие погибнут. Нельзя дать им получить это оружие.
- Но что это за Лунный Зверь и кто его дети?
- Я знаю. - С важным видом заявил Флейк. - Лунный Зверь - это могущественный демон, лишь немногим слабее демона браслета. А его дети - это жрецы Хаоса.
- Они любыми силами будут пытаться получить браслет. - Пробормотал Ларс. - Нам надо спешить. Троих посланных убийц вы одолели, но не будем испытывать судьбу.
- Я хочу избавиться от браслета. - Кивнул Риха. Его лицо становилось непроницаемым и враждебным. - Иначе в какой-то момент меня одолеет желание убить вас всех!
Дум положил руку ему на плечо:
- Я сделаю все, что бы спасти тебя. Будет необходимо - отдам жизнь.
- Спасибо, Дум. - Риха благодарно посмотрел на него. Для двух побратимов слов не требовалось, все было понятно и так.
Пауль привел их лошадей. Северяне одним движением влетели в седла, Линд и Ларс последовали их примеру, Пауль, покосившись с ненавистью на лошадь и с содроганием подумав о продолжении пытки, влез в седло медленнее всех.
- Эй, погодите! Я с вами. - Флейк замахал руками. - Может я только ученик, но кое-что умею.
- Ладно. - Нехотя кивнул Линд. - Будешь своим колдовством костры разводить.
Ученик волшебника возмущенно нахмурил брови, но промолчал и побежал в домик за необходимыми вещами.
Через полчаса они двинулись в путь. Побратимы ехали впереди, за ними Ларс и Флейк, тихо беседуя о чем-то, а замыкали Линд и Пауль. Лучник на удивление был молчалив и сосредоточен, он все время поглядывал по сторонам, обшаривал взглядом густую листву близко подступавших к дороге деревьев. Но все было спокойно.
Раскаленное солнце медленно опускалось за лес и вскоре небосклон окрасился кровью заката. Когда начали сгущаться сумерки, было решено разбить на ночь лагерь.

Глава 3.

Флейк думал, что Линд только шутит, когда говорил, что он будет разводить костер. Но Линд и не думал шутить. Поэтому ученик волшебника горестно вздохнул и отправился собирать хворост. Не то что бы он и раньше этого не делал. Делал! И не только это. Вся грязная работа в доме была на нем. Просто он надеялся, что после смерти учителя он сам станет волшебником. М-да, волшебником стал, а вот хворост все равно придется собирать.
Пауль расседлывал лошадей, что-то бурча себе под нос. Ларс предпочел не прислушиваться, так как его утонченный слух менестреля и поэта вряд ли выдержал бы такое.
Северяне сидели в стороне, изредка перебрасываясь тихими репликами. Остальные не трогали их, давая возможность спокойно поговорить.
Линд взял короткий нож и скрылся в лесу, вернувшись с двумя кроликами. Сам от еды отказался, сказал, что сыт. Пауль только пожал плечами, а вот Ларс долго и изучающе смотрел на мужчину. Кажется, он начал догадываться, в чем тут дело.
Очередь Дума нести дозор была перед самым рассветом. Все вокруг утопало в густом тумане и мужчина сидел у костра, зябко грея руки над маленьким огнем. Риха сладко спал рядом, завернувшись по самые уши в теплое одеяло.
Когда первые, робкие лучи солнца чуть поразогнали туман, настала пора будить остальных.
Дум склонился к побратиму и осторожно потряс за плечо. Тот заворчал и завернулся в одеяло еще сильнее.
- Вставай, нам пора.
- Отвали. - Грубо откликнулся Риха.
Дум немного опешил. Он почти не узнал голоса Рихи. Тот стал хриплым, грубым, чужим.
- Риха, что случилось? Твой голос...
- Отвали от меня ты, придурок! Не понял что ли? Я встану тогда когда захочу и не тебе, уроду, мне указывать! - Риха повернулся к Думу и тот отшатнулся на несколько шагов. Ледяные глаза Дума округлились, из горла вырывался только хрип.
- Что вылупился, недоумок?!
Рядом начали просыпаться остальные. И все, кто бросал на Риху взгляд, застывали, выпучив пораженные глаза.
- Кровь и пепел! - Только и смог воскликнуть Дум.
За ночь облик северянина жутко изменился. Теперь он действительно выглядел как демон. Губы посинели окончательно, кожа лица стала бледной и гладкой, как слоновья кость, глаза - абсолютно белые, с крохотными каплями зрачков и черные тени вокруг, кончики черных растрепанных волос приобрели кроваво-алый цвет, как тлеющие угли.
- О, я вижу проснулись и остальные придурки. Да, вы просто сборище неудачников и уродов! Жалкие рабы! Мне неохота пачкать о вас свой меч, поэтому убирайтесь отсюда и не мешайте мне делать свое дело!
Дум уже полностью овладел собой, его лицо и взгляд снова стали ледяными. Он подошел к побратиму и коротко, без замаха ударил. Тот без единого звука осел на землю.
- Нам надо спешить. - Пробормотал Ларс, собирая вещи и быстро седлая лошадей.
Риху связали и положили поперек лошади, а Дум привязал ее поводья к своему седлу. Шестерка мужчин двинулась в путь. На этот раз рядом с северянами ехал Пауль. Молчаливый Дум и молчаливый лучник не разговаривали и только, когда Риха начинал слабо шевелиться, обменивались тревожными взглядами.
Флейк что-то горячо втолковывал Ларсу, менестрель качал головой и задумчиво смотрел на широкую спину Линда, который ехал впереди.
К полудню они достигли глухого леса. Двигаться дальше на лошадях было невозможно, поэтому решили оставить их.
- А как же Риха. - Неуверенно спросил Флейк.
- Будем нести по очереди. - Решил могучий Линд и насмешливо глянул на невысокого Пауля и худого Флейка. - Вы можете нести его вместе, только головой по камням не волочите.
- Спасибо. - Буркнул лучник.
Неожиданно бесчувственный северянин пришел в себя. Он поднял голову с растрепанными больше обычного волосами и обвел всех своими жуткими белёсыми глазами. Когда он заговорил, стали видны острые кончики коротких клыков.
- Я могу идти сам. Развяжите меня.
Ему никто не ответил и никто не двинулся с места. Демонические глаза устремились на Дума.
- Это я - Риха. Дум, ты что, не узнаешь меня? - Дум стоял с непроницаемым лицом. - Помнишь, как тогда на берегу Черепов, среди мертвых тел, мы смешали кровь и стали побратимами, поклявшись без раздумий отдать свою жизнь друг за друга?! Неужели ты забыл?!
Дум коротким движением вынул нож и двинулся к Рихе. Никому в этот момент не пришла в голову мысль остановить мужчину. Достаточно было взглянуть в ледяные голубые глаза.
Дум резко взмахнул ножом и Риха камнем повалился с лошади на землю.
- Я не забыл. - Подчеркнул северянин, когда его побратим сел в пыли и потирал затекшие руки и ноги. Голос, как всегда, был холодный, спокойный, отчужденный, только уголок рта почти незаметно дернулся.
Дум первым взял свои вещи и углубился в чащобу леса. Остальные переглянулись и последовали за ним. Время покажет, правильно ли он поступил, отпустив Риху. А пока что тот послушно идет позади Дума и тащит часть груза. При желании можно даже на демонический облик не обращать внимания. Главное, что с ними Риха, настоящий, живой, а не жалкий раб браслета.
Лес становился все темнее, через плотную листву с трудом пробивался солнечный свет, поэтому царил полумрак. Земля под ногами делалась мягче и мягче, превращаясь в отвратительную чавкающую слякоть.
- Болото. - Мрачно констатировал Ларс, с трудом отвоевывая свой сапог у алчной жижи.
- Какой наблюдательный. - Хмыкнул Пауль, пытаясь отодрать от себя пиявку.
- И знаете, что хуже всего? - Вздохнул Флейк.
- Что? - Хором откликнулись остальные.
- Болотные карлики.
Ученик волшебника выразительным жестом обвел густые кусты, в которых зажигались тысячи красных злобных огоньков.
Все похватали оружие, даже Флейк достал широкий нож. Только Риха стоял, беспомощно разведя руки - у него меч и нож отобрали. Как теперь драться? Но браслет сам ответил на этот вопрос. На нем снова встопорщился смертоносный гребень и уйма бритвенно острых шипов, сила, расплавленным металлом потекла по жилам мужчины. Браслет в обиду носителя не даст.
Через мгновение к замершим мужчинам хлынул поток карликов.
- В круг. - Гаркнул Линд.
Они бились плотно прижавшись друг к другу спинами. Дум одним скользящим движением меча уничтожал до десяти противников, Линд своей секирой косил больший урожай, Пауль, стоя за их спинами, хладнокровно пускал стрелу за стрелой, нанизывая на них сразу нескольких карликов, Флейк и Ларс отбивались ножами. Ученик волшебника в перерывах делал короткие движения рукой и карлики вспыхивали беззвучными костерками. Не сложнее, чем развести обычный костер. Немного концентрации и чувствуешь, как по пальцам течет огонь, с готовностью перебрасывающийся туда, куда ты ему укажешь. Риха же, как безумный, прыгнул в самую гущу потока и завертелся волчком. Вокруг мигом образовывались горы трупов. Северянин с рыком взмахивал светящейся полоской живого, трепещущего огня и карлики падали. Его волосы, казалось, действительно горели, а губы кривились в жуткой ухмылке и были видны белоснежные клыки.
Через какое-то время поток начал ослабевать, пока и вовсе не иссяк. Карлики, видимо, поняли, что этих шестерых не одолеть.
Линд, злобно оскалив зубы, оттирал секиру от зеленой крови.
- Не скоро сунутся снова.
Дум убрал меч и подошел к побратиму. Риха даже не запыхался, он коротко глянул на трупы карликов и выпрямился. Равнодушное лицо не выражало никаких эмоций.
- Ты как?
Белёсые глаза безразлично посмотрели на Дума.
- Отлично. - Синие губы скривились в презрительной усмешке. - Я и сам могу позаботиться о себе.
Риха подхватил свои вещи и двинулся вперед.
Ледяные голубые глаза внимательно смотрели ему вслед. Кто это был? "Кто ты?!" так и хотелось крикнуть и он кричал, мысленно, про себя. Но широкая спина мужчины не отзывалась.
- Мы успеем. - К Думу подошел Пауль и положил руку на плечо, как некогда это делал северянин. Странно, но чужая рука успокаивала. Словно это была рука старого, верного друга, который не бросит в несчастье, а всегда поддержит и поможет. Дум с еле заметным удивлением повернул голову к Паулю.
- Мы спасем его. - С уверенностью сказал лучник... и Дум поверил ему.
Уж он-то точно сделает все, что бы спасти побратима. Что бы ни встало у них на пути, он дойдет до цели. Пусть даже ему придется умереть.

Глава 4.

Лес кончился неожиданно. Резко остановился Линд и Пауль, не успев затормозить, со всего маху врезался носом в железобетонную спину воина. Линд даже не шевельнулся.
- Чего встал? - Обиделся было лучник, но тут он выглянул из-за мужчины и так же пораженно замер. Слева и справа застыли Ларс, Флейк и Дум. Только Риха сплюнул в сторону и размеренно зашагал дальше, будто вид огромного пепелища был ему привычен и скучен. Сапоги северянина поднимали черные облака сажи. Вокруг виднелись обгорелые остатки деревьев, словно кости умерших торчали они из земли.
Через сто шагов Риха остановился:
- Вы идете или вам ноги колышками к земле прибили?
Линд глухо зарычал и двинулся за Рихой.
Флейк беспокойно оглядывался по сторонам. Жуткий пожар выжег огромный лес и не скоро здесь вырастет новое дерево. И вырастет ли? Болото наверняка поглотит всю окружающую землю и эти места станут абсолютно непроходимы.
- Что здесь произошло? - Вслух спросил ученик волшебника.
- Война. - Глухо откликнулся Линд.
- С кем?
Ларс угрюмо ткнул пальцем в спину Рихи. Флейк вопросительно поднял брови. Менестрель грустно кивнул. Юный волшебник недоуменно покачал головой.
- И кто победил. - Буравя взглядом спину Рихи, спросил Флейк.
- Никто. - Отрезал Линд и прибавил шагу.
- Колдуны, ценой своих жизней, заключили демона в темницу. И только один браслет уцелел после той войны. Браслет, хранящий в себе разрушительную мощь поверженного демона. Союз Хранителей поклялся отыскать и спрятать от обычных людей этот браслет, и ни в коем случае не дать вырваться на волю демону.
- Понятно... Хранитель. - Пауль и Флейк посмотрели друг на друга. Ореховые глаза блеснули холодным огоньком. Под личиной веселого и бесхитростного паренька жил хладнокровный, опытный убийца. А вот этому менестрелю впору не песни слагать, а заклятия. И интересно - давно это Линд сменил волчью личину на человеческую?
Едкая черная пыль поднималась высоко в воздух, намертво въедалась в одежду, кожу, волосы, противно скрипела на зубах. Не удивительно, что через полчаса они были перемазаны с ног до головы, как шахтеры.
Вскоре начали появляться древние курганы. Они вызывали чувство безнадежности и страха. Линд по-волчьи скалил зубы и злобно глядел по сторонам, зажав в руке свою верную секиру. Дум машинально потянулся к мечу - холодная, гладкая рукоять успокаивала. Риха по-прежнему шествовал впереди, словно не ощущал безмолвной угрозы со стороны безликих могил. Флейк и Ларс переглянулись, менестрель сделал рукой непонятный жест и ученик волшебника, напряженно кивнув, зашептал заклятия.
- Смертоносная магия демона еще жива здесь. - Тихо сказал Пауль. - Но не только она. Я чувствую нечто дикое, очень, очень древнее, агрессивное ко всему. Одним словом...
-... хаотическое. - Закончил за него Ларс. - Магия Хаоса.
В этот момент земля вокруг них начала вскипать. На поверхность поднимались все новые и новые давно умершие воины. В основном это были скелеты, кое-где с остатками кожи или волос, в руках они сжимали ржавые, тупые мечи, кинжалы или топоры. На дороге мужчин выстроилась целая стена таких воинов.
- Что будем делать? - Сквозь зубы спросил Пауль. Наконечник наложенной на тетиву стрелы хищно блестел.
- Прорываться. - Ледяным тоном ответил Дум.
Путники замедлили шаг, но не Риха. Он безразлично шел прямо на стену. Мертвые начали окружать его и уже в тот момент, когда казалось, что зомби сейчас нападут на северянина и разорвут на части, восставшие из вечного сна воины дружно преклонили колени перед Рихой. Хотя нет, не перед Рихой. Перед могущественным, безжалостным демоном - их повелителем. Мужчина равнодушно прошел мимо них, словно так и должно было быть.
- Как тебе это? - Опешил Пауль.
Дум пожал плечами и двинулся за побратимом. Если их пропускают, значит надо идти. Где-то там, впереди, спасение для Рихи, маги способные избавить его от этого проклятого браслета, вернуть прежнюю жизнь.
- Они рассыпаются! - Воскликнул Флейк, когда они отошли на какое-то расстояние. Остальные тоже обернулись. Мертвые воины осыпались на землю безобидными кучками праха, чтобы теперь действительно уснуть навсегда.
- Вот и хорошо. - Заключил Линд.
Путники снова зашагали вперед по выжженной земле. Мертвое солнце безразлично взирало на них с небосклона.
Заночевать решили в мрачных руинах старого храма. Пауль нервно крутил головой, чуть ли не подпрыгивая от любого шороха. Волшебники на пару плели заклятие, что бы выгнать всю нечисть из развалин. Но стоило Рихе войти в храм, как они тут же умолкли. Демон просто распугал всех упырей, мертвых и злых духов.
Линд по-волчьи хмыкнул. Опытный оборотень не боялся ничего.
Дум с жалостью посмотрел на огромного воина. Что он чувствует живя со звериной личиной? Что испытывает, подавляя дикие желания внутри себя? Кем является на самом деле - чудовищем или человеком? Дум не хотел бы испытать все это на себе.
Флейк быстро, профессионально развел огонь и мужчины молча уселись вокруг костра. Желтые блики пламени играли на хмурых и сосредоточенных лицах путников. Пауль поднял голову - сквозь пролом в куполе глядела кроваво-красная Луна и, казалось, цинично усмехалась, зная что-то заранее. Лучнику стало не по себе от неживого света Луны и он опустил голову, вновь уставясь в огонь. Быстрый танец гибких саламандр зачаровывал и успокаивал, в его свете даже лицо Рихи выглядело почти человеческим. Это был хороший, живой огонь. Такой и согреет, и от беды спасет.
Убаюканные спокойными мыслями, мужчины так и уснули вокруг костра. И каждый из них верил, что завтра они, наконец-то, дойдут до Тверди Магов, где закончатся их несчастья. Поэтому на рассвете в путь пустились бодрые и полные сил.
- Вон за тем холмом должна быть Твердь. - Воскликнул Пауль, показывая вперед. - К обеду дойдем.
Ларс, сберегая дыхание, кивнул. Чем быстрее, тем лучше.
Риха задумчиво погладил золотую поверхность браслета. Думу показалось, что погладил с любовью и нежностью, как бедро любовницы.
- Я тут подумал. - Начал Риха, полуобернувшись к Думу. - Чего можно добиться с помощью этого украшения. Власть, богатство, могущество. - Белесые глаза блеснули адским огнем. - Весь мир можно положить у своих ног.
Дум вместо ответа коротко замахнулся.
- Стой! - Кулак северянина замер. - Я просто подумал и все! Честно.
Ледяные глаза сверкнули. Этого предупреждения было достаточно.
Холм приближался. Наверх все словно летели на крыльях, из-под сапог вылетали мелкие камешки и с тихим стуком летели вниз, но даже ужасный обвал не смог бы заглушить дикого биения сердец мужчин.
... Тук-тук-тук-тук... - Быстро-быстро колотилось в груди.
... Тук-тук-тук-тук... - Еще немного, еще несколько шагов.
... Тук-тук-тук-тук... - Вот он гребень! Вот она долина, где должна прятаться Твердь Магов! Вот она Твердь!
... Тук... - Оборвалось в груди.
Наступила тишина. Живая пульсирующая, осязаемая. Никем и ничем нетронутая, не потревоженная случайным словом или вздохом. Трепещущая, накрыла она собой долину и шестерых путников.

Глава 5.

Шестерка, не двигаясь, стояла на гребне высокого холма. Лица мужчин застыли и напоминали посмертные маски. Оружие застыло в окаменевших руках, мышцы парализовало от отчаяния. Но глаза оставались ледяными, расчетливыми, сосредоточенными - глазами истинных убийц. Святая тишина не была нарушена. Не были потревожены останки разрушенной до основания Тверди Магов. Мужчины не могли двинуться. "Как?" билось вместе с кровью в висках. Только Риха безмятежно оскалился и сплюнул в сторону. Человеческая сторона умирала в нем, просыпалось черное, демоническое начало.
Дум до боли сжал плечо побратима, тот перестал скалиться и на мужчину взглянул Риха. Настоящий Риха. Пусть и с обликом демона.
- К оружию. - Тихо сказал Линд. Но его голос грозным рыком разнесся вокруг, безжалостно распарывая корчующуюся от боли тишину. С грозным шипением гадюк мечи, ножи и кинжалы покидали ножны. Мужчины медленно оборачивались. За их спинами стояло два десятка черных рыцарей, полдюжины лучников и два мага. Это был последний смертельный бой.
Пауль поправил за спиной колчан, одну стрелу наложил на тетиву, одну зажал в зубах и еще одну в пальцах левой руки. Флейк бормотал себе под нос заклятия на непонятном языке - им с Ларсом предстояло противостоять хорошо обученным, опытным магам.
Дум с уверенностью смотрел на Риху. В последний бой пойдет человек, но не демон.
Протрубил черный резной рог. Долгий заунывный звук призывал противников сойтись в битве и показать кто сильнее. Шестерка мужчин медленно двинулась вниз. Пощады не ждал никто.
Полетели первые стрелы и заклятия. Риха, Дум и Линд прикрывались щитами. Мечи северян расщепили несколько стрел в полете. Линд поймал одну зубами и, ухмыляясь, посмотрел на побратимов. Пауль пустил три стрелы вперед быстрее, чем кто-либо смог досчитать до трех, и, не успели они еще достигнуть цели, как мужчина накладывал на тетиву новую. Ларс и Флейк объединили силы. Невообразимые чудовища из ночных кошмаров сталкивались в небе над противниками и с адской яростью бились, раздирая друг друга когтями, клыками, шипами, рогами и костяными гребнями.
Один из вражеских магов покачнулся и упал лицом вниз. Была одержана первая маленькая победа. Но она была не так легка. Голова Флейка дернулась назад, как от удара, и из носа потекла кровь. Ларс поддержал его за руку и они снова бросили все свои силы в бой.
Линд издал боевой клич, больше похожий на рык разъяренного быка, и камнем из пращи понесся на противника. Его секира рубила, сминала, крушила. На шаг отставая от него бежали северяне. Их мечи в лучах солнца казались живыми полосками пламени, и против них не могла устоять ни одна кольчуга, ни один доспех, ни одно охранное заклятие.
И все же два десятка это слишком много. На плече Линда появилась первая рана.
Мертвая выжженная земля с жадностью глотала алую кровь, словно та могла вернуть ей жизнь. Небеса набухли тьмой, их то и дело пронизывали ослепительные молнии и, казалось, что в них кривлялось жуткое, переполненное ненавистью ко всему живому лицо демона.
Риха лишь раз поднял голову к небу, презрительно оскалился в лицо демону и с яростным, воинственным криком снова кинулся в бой, раздавая удары с новой силой. Рядом хладнокровно рубился Дум. От левого виска до подбородка тянулась неглубокая рана, залившая пол лица кровью. Щит был расколот и давно отброшен в сторону.
Ореховые глаза Пауля были прищурены и с неумолимостью судьбы выбирали новую жертву. Мгновенная легкость смерти в пальцах, щелчок тетивы, короткая песня свободной стрелы в воздухе и черный рыцарь, занесший меч за спиной Дума, падает как срубленное дерево. Северянин быстро обернулся, голубые зимние глаза сказали все без слов.
Флейк и Ларс переглянулись. Оставалось последнее, запретное заклятие, разрывающее материю мира и высвобождающее чудовищную силу. Но и цена будет высока. Флейк кивнул, с трудом сглотнув. Внутри все сковало льдом ужаса, но в какой-то момент внешние рамки рухнули и стало необычайно свободно и легко. Ларс закрыл глаза. В ушах стоял крик боли - это кричал раненый мир. Если они победят, то рана постепенно затянется, если же нет, то Хаос ворвется в этот мир подобно безжалостному насильнику, наслаждаясь воплями и отчаянием жертвы.
Все вокруг смешалось и потеряло смысл. Жизнь стала смертью, свет тьмой, движение бездействием, победа поражением. Границ и законов не существовало. Время и реальность истончались, превращаясь лишь в тонкий платок на лбу безумного Хаоса.
Земля содрогнулась. Настала очередь последнего удара.
Шестерка мужчин замерла.
- kein Entrinnen. - Прошептал Линд.
Неописуемый, смертельный крик заставил мир сжаться в комок страха, а воинов ринуться в завершающем ударе друг на друга.
Снова протрубил черный резной рог. Заунывный звук прокатился по мертвой земле и затих, сохранив в себе неразгаданную тайну.
И все кончилось. Внезапно и неожиданно.

***

Риха и Дум убирают мечи в ножны, поворачиваются и делают несколько шагов прочь с поля боя. Запястье мужчины наконец-то свободно, браслет превратился в лужицу расплавленного метала и поблескивает в лучах солнца. В спину Дума втыкается стрела, он безмолвно падает на колени, изо рта течет темная кровь. Рядом так же безмолвно падает Риха со стрелой между лопаток. Мужчины лежат в пыли, их головы повернуты друг к другу, Риха протягивает руку, Дум протягивает свою, их пальцы переплетаются, Риха шевелит губами, что-то шепчет, но не слышно ни звука. Дум улыбается окровавленными губами, пронзительные голубые глаза закрываются. Рядом, то же улыбаясь, лежит Риха. Его глаза закрыты, губы больше не шевелятся.
У подножия холма, разбросав в стороны руки и ноги, лежит изломанное тело Флейка. Брови удивленно вскинуты, невидящие глаза устремлены в голубое небо, рот приоткрыт, словно он хотел что-то сказать, но не успел, на лбу застыла капелька пота. Рядом, словно спит, покоится Ларс. Лицо расслабленно и умиротворенно.
Неподалеку, в луже собственной крови, застыл Линд. Черные, пропитавшиеся потом и кровью, волосы закрывают мертвое лицо. Секира оборотня лежит в нескольких шагах, его левая рука замерла, вытянувшись, будто он на ощупь искал свое оружие.
Привалившись спиной к огромному валуну, сидит Пауль. Открытые ореховые глаза смотрят вдаль, лицо спокойное и гладкое, готовое вот-вот улыбнуться. Кровь из перерезанного горла залила всю грудь. Пустой колчан лежит рядом, рука все так же сжимает лук.
Чьи-то грустные божественные глаза наблюдают за всем со стороны, а тонкие белые, как мрамор, руки открывают выход в другой мир. Мир со своей особенной магией и чудовищами так похожими на людей.
"Обещаю, мы обязательно встретимся" - Звучит голос Линда и постепенно затихает.
Закатное солнце заливает все вокруг своей пламенной кровью.

Заключение.

Зима 2001 года. Москва. Клуб любителей оружия "Ратник". Ужин в честь легендарной немецкой группы Rammstein.
Тиль, наевшись до отвала, с довольным рыком отодвигается от стола. В зале, обставленном в средневековом стиле, с гобеленами и железными рыцарями, мужчины чувствуют себя как дома.
Рихард и Шнайдер с интересом и непонятной тоской смотрят на развешанные на стене мечи, Пауль глядит на лук, периодически переводя взгляд на свои руки. Музыканты переглядываются и неуверенно улыбаются. Все такое родное и знакомое. Но откуда?
Из-за стола встает глава клуба и предлагает перейти непосредственно к осмотру оружия.
Все с довольными возгласами следуют за главой в оружейный зал. Рихард тут же хватает меч, любовно проводит рукой по блестящему лезвию.
- На колени, жалкий раб!
Шнайдер крутнулся на месте, отбил меч Круспе и в свою очередь приставил кончик острого лезвия к горлу мужчины:
- Никогда!
- Понял, исчезаю. - Примирительно откликнулся гитарист. - Только убери свою открывашку для консервных банок.
- О, благородные господа, вы достойны того, что бы я посвятил вас в рыцари. - Флейк возвышался на каком-то постаменте, еле удерживая в руках тяжелый меч.
- Смотри не урони мне его на голову. - Буркнул Пауль, подходя к клавишнику. - А то останетесь без гитариста.
- Не грузись, Пауль, у них есть я. - Тут же заверил его Рихард.
Пауль состроил страшное лицо, но колено преклонил и опустил голову перед "королем Артуром", который посвятил его в рыцари. К мужчине теперь надлежало обращаться "сэр Пауль".
Став рыцарем, гитарист тут же заполучил арбалет и пускал стрелу за стрелой в специальные мишени, с удивительной легкостью справляясь с древним оружием.
- Я тоже хочу так. - Рихард исполнял ритуальный танец вокруг постамента Флейка, пока тот припоминал Круспе все его мелкие пакости и розыгрыши.
- Ладно. Вставай на колено. - Смилостивился "король". - Ну и тяжелый же этот меч. Лучше буду придворным магом.
Тиль и Оливер быстро осмотрев зал, нашли метательные ножи и увлеченно вгоняли их в деревянные балки, поддерживающие потолок.
Солист громко зарычал, когда промазал мимо цели. Получилось очень похоже на рычание волка. На этот рык собрались и остальные, с удовольствием присоединившись к метанию ножей.
- Пауль. - Позвал Оливер.
- Чего? - Стоявший рядом гитарист резким, почти неуловимым движением послал оружие к мишени.
- А почему ты сменил имя? Иван - симпатичное русское имя.
Пауль вновь замахнулся кинуть нож, но опустил руку и задумчиво разглядывал лезвие. Потом повернулся к басисту. Он тщательно подбирал и выговаривал каждое слово:
- Понимаешь... не мое это имя... меня не так звали...
Рихард вскинул голову и они с Паулем долго смотрели друг другу в глаза, не произнося ни слова. Остальные то же молчали. Хотя каждому было что сказать, просто они в этом не нуждались. Все было понятно и без слов.


  Количество комментариев: 10

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]