Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



В тихой ночи. Лирика. В тихой ночи. Лирика.

Тилль Линдеманн – легенда мира музыки, автор текстов группы Rammstein. Его стихи проведут нас по чувственному миру, сотканному из сексуальности, любовной аддикции и рефлексии.

далее


Рассказы фанатов


Апчхи, часть 5

Авторы: MajorTom и Шрайк Дата: 25.04.2003
Авторы: MajorTom и Шрайк
Авторы рисунков: Spiegel и Laichzeit

Войдя в ванную, Шнайдер настолько поразился, что разинул рот, тщетно пытаясь спросить, как здесь появилась эта ямина?
- Да выкопал я ее, выкопал! - Предварил ненужные вопросы Оливер. Вперед! - Ему не терпелось поскорее выбраться в прохладу гостиной. Однако Шнайдер вовсе не спешил и боязливо ежился, постукивая зубами.
- Что-то здесь прохладно. - Обратился ударник к истекающему потом басисту. - Нельзя ли увеличить температуру?
- Только попробуй Кхрисссстофф. - В два голоса зашипели из пара.
- Ой, кто это? - Перепугался ударник, отступая к двери.
- Мифологические персонажи. - Легкомысленно отмахнулся басист. - Давай, сбрасывай свою упаковку…
- Да-да, Let me see you stripped... - Пропел из смутного далека Рихард, опередив Пауля.
- Чаво? - Возмущенно замахал снятыми носками ударник. - Кто это там любитель халявы?
- Это мы, это мы! - Не менее легкомысленно во все горло пропели из полутьмы, видимо раскачиваясь на канатах.
У Шнайдера тут же возникли нездоровые ассоциации с гигантской паутиной и он в который раз отказался оздоравливаться.
- Устрою промывание! - грозно пообещал Оливер.
- Мучитель! Я на тебя напишу жалобу... Я всем буду рассказывать, какой ты есть на самом деле... Пусть мир знает! - сипел Кристоф, пока его прищипывали к очень хрупкому и самому некачественному, как следовало из высказываний того же Кристофа, канату.
- Ну, давай, давай... Кто ж тебе поверит! Никто не верил, что я избил своего проныру-соседа, хи-хи... - Ухмылялся Оливер, направляя трясущегося ударника во мрак. Из мрака неожиданно донеслись крики.
Оливер поспешно замахал руками, разгоняя пар. Взору его предстало следующее зрелище: Пауль цеплялся за более крупного представителя своего вида и нечленораздельно вопил. Более крупный представитель, помогая себе дрыганьем ног, стремился отцепить гитариста от каната. Во всяком случае, одна прищепка уже канула в "бездонную яму".
- Рихааард! Не смееей!
- Я мстю! И мстя моя страшна!
- Оливер, спасиии меняя! - Пауль вопил как жертва маньяка, стремясь выскользнуть из недружелюбных объятий коллеги. Однако помутненные паром мозги Рихарда отказывались выпускать свою добычу и приказывали рукам продолжать методически отцеплять прищепки.
 
- Рихард, прекрати безобразие! - Оливер не на шутку встревожился. В ответ он получил состроенную по всем правилам гримасу и наглое продолжение начатого дела.
- Рихааа... кха... кха!! - Пауль не желал расставаться с последней прищепкой и решил хотя бы сам прицепиться к мстителю.
- Ну, хорошо... - Пробурчал тот, прекращая безобразничать.
Мокрые как мыши гитаристы болтались рядом, украдкой пиная друг друга распаренными пятками и дергая за пижамы.
- Ну, вот и утряслось. - Оливер суеверно сплюнул, направляясь за забатарейным жителем.
- Растряслось! - Донесся ему вслед скандальный вопль, отрезанный захлопнувшейся дверью.
- И их осталось двое... - Напевал вполголоса Оливер, шествуя по приятно молчаливому коридорчику.
В гостиной его услышали и решили не поддаваться ни на уговоры, ни на применение физической силы, ни, тем более, на всяческие паранормальные штучки. Флейк удавом обвился вокруг сияющей отполированной батареины, Тилль начал прокапывать в софе ямки, для удержания себя на месте с помощью ногтей.
- Итак. Кто еще? - Оливер был бодр и весел. - Да... лес рук! Так кто же у нас доброволец?
- Ищи дураков. - Презрительно ответили из-за батареи.
- Или дур! - Встряли с дивана.
- Кошка сдохла, хвост облез, кто первый слово скажет - тот ее и съест! То есть пойдет в баню! - Захохотал басист, уставив палец на Флейка.
- Вот ведь чокнутый. Спрашивается, зачем нам был еще гитарист? К тому же такой неуравновешенный. - Тилль злился, потому что с дивана встать было невозможно, а есть хотелось ничуть не менее сильно, чем удрать из этого дурдома.
- Олли, ну давай придем к компромиссу! - Взвыл клавишник, которого собирались запихнуть из жаркого и сухого в жаркое и мокрое помещение. - Я уже прогрелся на двадцать лет вперед!
- А мы тебя на сорок прогреем. - Оптимистично сообщил Оливер.
- Куда мне столько? Я лучше помру молодым! - Продолжал протестовать клавишник.
- Не умри чахлым, а живи бодрым - Опровергнул его Оливер фразой собственного сочинения.
- Ну уж нет... Он у тебя помрет молодым и полудохлым! - Тилль не мог удержаться от истинно паульского злоехидства. - С твоими методами, - продолжал он - Только мазохисты выживут!
- И какой отсюда вывод? - Поинтересовался Флейк, не желая расставаться с батареей.
- Такой, что вы все мазохисты! - Оливер прищурил глаз и направил взор на батарею. Та начала гнуться и словно бы растекаться. Взор уперся во Флейка.
- Тьфу, сгинь, пропади, нечистая сила! - Клавишник добровольно покинул убежище и с гордо поднятой головой, чеканя шаг, пошел навстречу своей судьбе.
- Дурной глаз! Надо выковырять! - Проорал вслед Тилль, мучаясь от жестокого чувства голода. Проводив взглядом этапируемого Флейка и услышав щелчок замка, закрывающего дверь ванной он начал действовать. Как ему удалось выяснить в процессе подергиваний, потряхиваний и подпрыгиваний (насколько возможны были такие действия в привязанном к дивану состоянии) Оливер совершил одну большую ошибку. Они привязал вокалиста к одной из шатающихся диванных ножек. И теперь, приложив незначительное усилие, Тилль искалечил диван окончательно, лишив предмет интерьера одной из точек опоры. Дорога к кухне была свободна, Оливер, по предварительным подсчетам должен был находиться в ванной комнате еще минут пять, если не все десять - кто знает, сколько времени займет усмирение МакЛоренца…
Тилль рванулся к еде. За ним, радостно бумкая и выбивая в паркете микроскопические ямки, волочилась диванная ножка. И все кончилось бы полным уничтожением холодильника, если бы открывшаяся дверь ванной не прервала его стремительного забега. Оливер, искренне радующийся тому, что вывешивание для пропаривания Флейка (все еще ослабленного тем, самым первым, уколом) заняло куда меньше времени, чем он предполагал, открыл дверь ванной комнаты. Басист с трудом представляя себе, как он будет уговаривать (или заставлять) Тилля последовать за ним в комнату, предназначенную для проведения лечебных процедур.
Столкновение снаряда "Линдеманн, сопровождаемый ножкой дивана" было достаточно сильным, чтобы ненадолго лишить Тилля сознания. Издав негромкий стон, который при желании можно было принять за что угодно - от прощания с миром до пожелания всего "лучшего" тому, кто так внезапно открывает двери на пути голодных людей.
 
Разумно посчитав конец лежащей на временно бессознательной туше вокалиста диванной ножки, указывающий в сторону ванной комнаты, за знак свыше, Оливер приступил к процедуре затягивания Тилля в ванную. Голыми руками и даже с помощью некоторых парапсихологических приемов поднять бесчувственное тело вокалиста оказалось невозможным. Оливер, призвав на помощь все познания в области механики и электроники, из подручных и подножных средств соорудил систему лебедок и транспортеров, доставивших не приходящего в себя Тилля прямиком к протянутым над курящейся бездной канатам.
- Оливер! - испугался Рихард, увидев не подающего признаков жизни Тилля, - что ты с ним сделал?
- Убиииил, - загробно завыли с каната, на котором, если Оливеру не изменяла память, висел Шнайдер. - Он убииил нашего вокалиистаааа!
- Нет, - высказали версию с каната Флейка, - он отправил его в австрал!
- Не австрал, а астрал, - раздраженно буркнул Оливер, цепляя прищепку за прищепкой на канаты, призванные удерживать на себе вокалиста.
- Астрал! Астрал! А-страл! - заскандировали на канате гитаристов, раскачиваясь вверх-вниз. - Астрал! Астрал! Астрал!
- Что?! - ожил в руках Оливера Тилль. - Куда?! - Дернулся он в сторону. - Что?! - воскликнул он, увидев под собой дымящееся варево.
- Геенна огненная!
- Не огненная, а водяная! Рихард, прекрати дергаться! У меня уже го-ло-ва кружится!
- Кааак… - перевел Тилль обезумевший взгляд на Оливера.
- Ловкость рук и никакого мошенничества, - невинно улыбнулся в ответ Оливер.
- Я не кха... ках... не хочу! - снова дернулся на канатах Тилль.
- А придется, - зацепил последнюю прищепку за пояс вокалиста Оливер. - Вас хоть фотографируй, - оглядел он дело рук своих. - Лечитесь, - назидательно молвил басист, направляясь к выходу.
- …ааааааагрррхххха! - предпринял последнюю попытку освободиться Тилль. Его удерживал дополнительный канат, к которому предусмотрительный Оливер пришпилил вокалиста полудюжиной зажимов.
- Вот так, - аккуратно прикрыл за собой дверь ванной басист. - Теперь можно немного отдохнуть и навести порядок в этом здании.
 
- Тилль! Не раскачивай нас! У меня начинается морская болезнь! - жалобно попросил Кристоф, волею случая пришпиленный к одному канату с вокалистом.
Злобно дернувшись на канатах еще раз, Тилль выругался. Это надо было так разболеться, чтобы какой-то дохляк вот так вот запросто вывесил его, как штаны, на просушку.
- Ну и как вам? - поинтересовались из скрытого паром далёка голосом Рихарда.
- После предварительного анализа ситуации, - забубнили откуда-то голосом Флейка.
- Да чего там анализировать, - зевнули со стороны Кристофа. - Тепло, хорошо…
- Слышал! Ему хорошо! - возмутился Пауль. - Это же кошмар какой-то!
- Это хуже иглоукалывания! - поделился опытом Рихард.
- И даже хуже пчелопокусывания! - в кои-то веки гитаристы пришли к единой точке зрения.
- Итак, после предварительного анализа ситуации, - возобновил свой монолог клавишник, - я чувствую себя жертвой инквизиции... А вы? - Поинтересовался у исходящих паром друзей Флейк.
- Да... И за наши грехи сейчас придут черти, жарить нас...
- Меня уже поджарили. Немного соуса и можно подавать на стол...
- С румяной корочкой! - Послышался звук облизывания и шумное сглатывание продуктов обильного слюноотделения.
- Кто-нибудь помнит, когда мы ели в последний раз?
- Не мы ели, а нас кормили! - внесли поправку с дальнего каната.
- Вас кормили?! - неверяще воскликнул Тилль. - Когда?!
- Когдааа ты спаааал, - пропел голосом Миррей Матье Пауль и захихикал:
- Нечего было столько дрыхнуть!
- Молоко с двумя тонюсенькими блинчиками нельзя назвать едой!
- А я блинчики не стал есть… Я не люблю сливовый джем.
- Да, не самая лучшая начинка…
- Джеееем! Начинкаааааа! Замолчиитеее! - закричал Тилль, чувствуя, что его желудок сейчас начнет переваривать сам себя.
- Мама, - прошептал глядя в черноту под собой Кристоф. - Там… Т-ттам… - икнул он.
- Что ты там увидел?
 
- ..там г… г… глаз… плавает, - прошептал ударник.
Рихард, издав короткий, но пронзительный визг, моментально зацепился за канат ногами, приняв позу поджариваемой на костре добычи.
- Глаз? - вытянул шею Пауль, пытаясь что-нибудь разглядеть сквозь редеющий пар. - Эх, трусливая команда! Никакого глаза там нет! Это пуговица от моей… От пижамы Рихарда, - получив чувствительный пинок, исправился он.
- Но он моргает…
- Шнайдер! Немедленно прекрати нести чушь! - прикрикнул начавший было дремать Тилль.
- Да! А то он тебя съест! - съехидничали с гитарного каната.
- Никакой это не глаз. - Это действительно пуговица. И на нее иногда наплывают листочки… Видимо, Оливер туда мелколистной травы накидал, - дал всему научное объяснение Флейк.
- Ну ладно, пуговица так пуговица, - попытался шмыгнуть носом Кристоф. - Но если оно нас сожрет…
- Сейчас я тебя сожру! - пообещал Тилль, начиная раскачивать канаты.
- Не знаю, как вы, но у меня этот пар уже сконцентрировался в организме и... - Прервал начинающуюся беседу Флейк.
- Буквально скоро начнет выходить через все клеточки... - Продолжил Шнайдер
- И не только через клеточки, но... - Подхватил Рихард
- Короче очень хочется! - Дрыгаясь заорал Пауль. - Оливер, где ты там? Мы не хотим! Это негигиенично! Только не в такой обстановке! - Озвучивал он общественные желания.
- И есть хочется!!.. - Голодное рычание Тилля перекрывало вопли ерзающих товарищей, которым "очень было надо".
- Оливееер! - Вопили пять глоток хором.
Однако Оливер не слышал. Увлекшись наведением порядка, он вдохновенно жужжал пылесосом, не слыша криков, несущихся из ванной.
- Все! Мое терпение лопнуло! - Объявил Рихард, энергично барахтаясь и постепенно продвигаясь к берегу.
- Хорошо что терпение, а не что-нибудь еще. - Ворчал Пауль, наглым образом выезжая на физических данных собрата-гитариста.
- Если мы не поторопимся, то лопнет все. - Подгоняемый зверем желудка, Тилль неумолимо пер туда же куда и Рихард, а в качестве двойника Пауля выступал Шнайдер.
Один Флейк легко, без всяких довесков, вращая руками и ногами скользил по канату как паучок. В результате чего выбрался раньше всех. Запыхавшаяся группа столпилась на кафеле, причем Шнайдер затиснулся в самую середку и постоянно поджимал ноги.
- Ну? - Взял на себя роль лидера Рихард. - Бей супостатаааа!!!
 
Радостно оря пятиголовый дракон ринулся на поиски своей жертвы, не преминув сделать небольшую остановку в небольшой комнатке, соседствующей с ванной.
А жертва в это время беспечно посвистывая сметала пыль с одной из книжных полок. Оливер почти восстановил догриппозный вид дома Рихарда, расставив по местам уцелевшую мебель, приведя в порядок кухню и прихожую, и теперь изучал содержимое библиотеки Рихарда, одновременно наводя чистоту. Он верил в силу народной медицины и был полностью уверен в том, что после пропаривания и следующего за ним по предписаниям сна, его товарищи выздоровеют окончательно.
- Вооот он, - материализовался в дверях комнаты Пауль. - Ребята! Я его нашел!
На этот крик в комнату слетелись все остальные. Протиснувшись в дверь, раммштайновцы замерли. В глазах каждого читались варианты предполагаемых деяний. Челюсти пятерки угрожающе подрагивали; руки, зловеще шевелясь, тянулись к Оливеру.
- Сейчас он поплааатится! - сверкнул голодными глазами Тилль.
- За все, - прошипел из второго ряда Кристоф.
- За все, за все, - шевелящая руками пятерка начала приближаться к басисту.
- Но что я вам плохого сделал? - удивленно поднял брови Оливер.
- "Что я вам сделал", - передразнил его Пауль.
- За батареи запихивал, - начал перечисление грехов басиста Флейк.
- В нос всякую дрянь заливал, - напомнил Кристоф.
- Дышать всякой дрянью заставлял! - внес свою скромную лепту Пауль.
- Током мучил, - потрогал образовавшееся в результате лечения на голове безобразие Тилль.
- Укольчики колол! - ехидно подмигнул начавшему бледнеть басисту Рихард.
- Не кормиииил! - Взвыл Тилль, бросаясь в атаку.
- Стоп! - подняв руки, выскочил вперед Рихард. Оливер облегченно вздохнул. Но напрасно:
- Еще не хватало, чтобы мою "Энциклопедию причесок" разодрали в клочья вместе с этим узурпатором! - Выхватив у него из рук книжку, Рихард вернулся в строй. - А вот теперь - вперед!
 
Раздалось утробное рычание и жуткая, жаждущая мести пятерка начала приближаться к Оливеру. На мгновение он замер, просчитывая возможные варианты бегства, которых с каждой секундой оставалось все меньше и меньше. И вот, остался только один выход. Взвившись в воздух в своем знаменитом прыжке, Оливер перемахнул через головы товарищей и ринулся вниз по лестнице.
- Лови! Держи! Хватаааай! - Второй ряд наступающих, состоящий из Флейка и Кристофа, внезапно оказался первым и возглавил шумное сбегание с лестницы.
Оливер выскочил из дома и огромными прыжками направился в сторону оставленной у бортика машины. Его преследователи немного отстали, замешкавшись в дверях прихожей.
- Ату его! - с энтузиазмом размахивая полотенцем, выскочил на улицу Флейк. На улице было зверски холодно (особенно после жаркой ванносауны) и клавишник резво вернулся обратно.
- Ну и да ну его! - махнул рукой Пауль.
- Аха, - согласился Тилль.
- Спать что-то хочется, - закутался поплотнее в полотенце Кристоф.
- А кто вам спать мешает? - донеслось с дивана гостиной. Рихард тихой сапой оккупировал койко-место и на этот раз не намеревался делить его ни с кем.
- Спааааать, - зевнул Флейк, продемонстрировав окружающим великолепные аэродинамические свойства своей глотки. - Все спать.
- Спать, - плюхнулся в ставшее родным кресло Пауль.
- Спааааать, - походкой лунатика отправился на второй этаж Тилль.
- Спать, - завернулся в ковер Кристоф, уже не представляющий себе - как можно жить без столь удобной и теплой вещи.
Флейк озадаченно обвел взглядом разбредающихся в разные стороны друзей. Сна не было ни в одном глазу. Флейк еще раз подумал и отправился в разгромленную в процессе лечения кухню. Включив чайник, он сел за стол и принялся изучать оставленные Оливером на столе бумажки. Он попытался сфокусироваться на мелких буковках, расплывающихся перед глазами. Телу было тепло и хорошо, голова вдруг стала настолько тяжелой, что Флейк уронил ее на руки и через секунду блаженно сопел.
Его разбудил настырно ползающий по лицу луч вечернего Солнца. Проведя быструю диагностику всех систем организма, Флейк пришел к выводу о том, что он окончательно и бесповоротно здоров. Он не преминул сообщить об этом всему дому, издав радостный звук, который, при более тщательном изучении, можно было бы классифицировать как рев молодого слоненка.
 
- Флеейк проснулся, - раздались радостные голоса из гостиной. -Флееейк! Иди к нам. - В комнате, на всех выживших после борьбы с гриппом поверхностях, восседали довольные музыканты. Оглядевшись по сторонам, Флейк не увидел ни одного предмета, на который можно было бы безбоязненно приземлиться. Вздохнув, он отправился к ставшей доброй знакомой батарее.
- Ну? - спросил он. - Что скажете?
- Мы, кажется, здоровы, - ответил за всех Пауль. - А ты как себя чувствуешь?
- Очень хорошо, - поерзал на батарее Флейк. - Спасибо большое Оливеру.
- То есть все-таки, он нас вылечил…
- Вылечил, и надеюсь, мы сможем вымолить у него прощение.
- Ты что, предлагаешь перед ним извиниться?
- Небось, и спасибо сказать?!
- Предлагаю! И не только спасибо сказать… Давайте, купим ему что-нибудь, подарим.
- За все мучения!?
- За лечение!
- Ну, давайте, только быстрее… А то мы никуда не успеем.
- А мы еще хотим куда-то успеть?
- Да! - Сглатывая постоянно выделяющуюся в огромных количествах слюну, ответил Тилль. - Скоро закроются все места, где можно нормально поесть!
- У меня есть еда в холодильнике… - Попытался возразить Рихард.
- Сопливые йогурты и хрустящие хлебцы?! - Скривился Тилль. - Ты знаешь, сколько надо этого съесть, чтобы наесться?
Рихард повел плечами. В конце концов, не ему указывать, кому что есть.
- А что мы ему подарим? - Поинтересовался пытающийся запихнуться в чужое пальто Кристоф.
- Это мое! - захлебнулся возмущением Рихард.
 
- Я и не спорю, - подмигнул ему Кристоф. - Но на улице тааак холодно…
- Ты же не хочешь, чтобы мы опять заболели? - невинно спросил Пауль, болтающий ногами в чужих ботах.
- Не хочу, - мотнул головой Рихард. - Одевайтесь во что хотите, - вздохнул он, глядя на расползающийся по швам когда-то любимый свитер, который натянул на себя Тилль.
 
- Так что же мы ему подарим? - Поинтересовалось одетое в шубу нечто, отдаленно напоминающее Флейка.
- По дороге придумаем, - решительно распахнул дверь на улицу Рихард, облаченный в куцую курточку. - Хорошо-то как! - вдохнул он свежий воздух.
- Гражданин, Не задерживайте движение! - подтолкнули его сзади. - Едем к Оливеру! Кто-нибудь помнит, где он живет?
- Я помню! Чур, я поведу машину!
- Ну уж нееет! За руль своей машины я тебя не пущу!
- Ну и пожалуйста! А я тогда не скажу, что Оливер хотел бы получить в подарок!
- Флейк, хочешь в сугроб? - многообещающе улыбнулся клавишнику Тилль.
Флейк в сугроб не хотел и ему пришлось согласиться на скромную роль штурмана…
Машина с прикрепленной к багажнику пальмой въехала во двор многоэтажного и многоквартирного дома.
- Ну, - потирая руки, спросил Рихард. - На каком этаже обитает наш Гепатит?
- Гиппократ, - поправил его начитанный Пауль. - Гепатит это болезнь, а Гиппократ - врач.
- Обитает он на пятом этаже. - Сообщил Флейк.
- Будем надеяться, что лифт работает, - поглядывая на почти трехметровое тропическое чудо, пробормотал Кристоф. - И что пальма в него влезет…
 
- И что нас пустят в дом с этим деревом, - хмыкнул Флейк.
Консьержка оказалась "давней и большой поклонницей творчества" и вход на охраняемую ей территорию, да еще и с пальмой, обошелся Rammstein в два комплекта фотографий с автографами. Лифт работал, пальма в него прекрасно поместилась. На этаже они не встретили ни одного препятствия…
Довольные собой раммштайновцы ввалились в гостеприимно распахнутую дверь квартиры, в которой обитал басист. Не найдя хозяина на первом этаже они поднялись на второй этаж, в одной из комнат которого, на неудобном диванчике валялось нечто, прикрытое одеялом или же просто этим одеялом являющееся.
- Оливееер, - позвал Флейк, - ты где?
- Апчхи! - отозвалось одеяло голосом Оливера Риделя…



MajorTom и Schreik специально для RammsteinFAN.RU
Февраль-март 2003 года.

Большие картинки вы можете посмотреть здесь: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11


  Количество комментариев: 2

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]