Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди



Долбящий клавиши Долбящий клавиши

Перед вами размышления о жизни и мироустройстве всемирно известного музыканта, клавишника Rammstein Кристиана «Флаке» Лоренца.

далее


Рассказы фанатов


Alien-6

Автор: Шрайк 05.09.2002.
Авторы: Шрайк


Спасибо всем тем, кто заставлял меня творчески думать и наталкивал на всякие мысли :)


Вы думаете появление Раммштайн на сцене - это счастливая карта для них и всего человечества? Вы жестоко ошибаетесь... Всё в этом мире спланировано. За нами следят...

Планета Земля более 150 лет назад. На орбите находится корабль внеземных цивилизаций. Как последствия его существования, появится фильм "Чужие" и еще кое-что... Точнее кое-кто...
- Командир Г`ольх, докладывает рядовой второго стагната. Операция по генетическому программированию прошла успешно.
- Центр будет вам благодарен. На какое время рассчитан цикл?
- Мы поставили разное время, но согласно заложенной программе, подопытные встретятся и в нужное время будут пребывать вместе.
- Побочные эффекты есть?
- Повышенная "талантливость", как говорят жители этой планеты. И сильная неуживчивость, мешающая созданию семей. Варианты отклонения - незначительны.
- Отлично. Запускайте.
- Есть!

Время пошло...

Нулевое время. 2002 год, лето.
Концерты отменялись со страшной силой. Злились фанаты, злились устроители, злился продюссер. Но больше всех злились сами Раммштайн. Периодически на них нападала всякая зараза. То они синели, то начинали чесаться, теряли голос, рост и вес. И все начинали болеть одновременно. Просыпается Флейк утром, а у него волосы дыбом. Звонит Паулю - тот ругается и льет на голову воду, гель, прижимает подушкой и т д... Только Рихард радуется. Зля всех.
Окончательно решено было сделать передышку (официально - уйти в творческий отпуск), когда у Тилля внезапно пропал голос (который позднее все же восстановился), а у Флейка в диком темпе начали расти волосы. Первый десятками пил сырые яйца, а второй засел на квартире, вооружился ножницами и прикомандировал к себе Пауля. В результате у Тилля возникло стойкое отвращение к яичнице, а Флейк неплохо заработал на сдаче волос изготовителям париков. Впрочем, большая часть денег ушла на лечение Пауля, таскавшего эти самые волосы и получившего переутомление и общую слабость.
В таком ключе безобразие продолжалось долго, пока не было решено снять конспиративное жилище в пригороде Берлина, чтобы никто не мог до них докопаться. А особо - нервный продюссер, постоянно грызущий ногти, причитающий об убытках и подсчитывающий утерянную прибыль. Не выдержав постоянного нытья, группа сняла отличный двухэтажный haus и засела в мрачном предчувствии чего-то еще более ужасного. Как ни странно, ничего не происходило. Пока. Решено было для профилактики высидеть еще пару неделек, совершая краткие вылазки в город, ради пополнения запасов. Все было замечательно, если не считать мелочей, типа протянутых над полом веревочек, лужиц клея на стульях, ночных призраков из простыней... Да, все было замечательно. К концу второй недели у всех наблюдалось стойкое психическое расстройство и травмы непонятного происхождения, как то - заикание, прилепившиеся куски стульев, и всякие пустяковые вещи вроде синяков, царапин, вывихов и ожогов. Причем часть этих травм была нанесена в процессе дружественного общения с применением различных подручных средств: от вилок до утюгов.
Единственное, что однажды нарушило эту идиллю, так это внеплановый звонок телефона. Все сбежались в кучу и подозрительно смотрели на бесчинствующий аппарат. Странно... Номера они никому не давали.
"К сожалению я не могу подойти к телефону, оставьте ваше сообщение после сигнала..."
- Рихард! - Раздался пронзительный женский голос. - Возьми трубку немедленно! Я знаю что ты здесь!!
- Ой нет! Только не это! Это моя жена! Как она узнала-а?! - Рихард заскулил и отполз в сторону, схватившись за ближайший предмет, то есть за Оливера. - Кто-нибудь возьмите трубку! Нет! Только не Пауль!
Но было уже поздно. Ехидно улыбаясь, Пауль поднял трубку и сладким голосом сказал
- Здравствуй, Карен! Кто это? А это я, Пауль. Где Рихард? Секундочку. - Посмотрев на трясущегося гитариста, Пауль правдиво ответил - Он обнимает Оливера...
В трубке раздался дикий крик и шмякнулось что-то судя по всему дорогое и хрустальное.
- Ой, моя любимая ваза... - Рихард побледнел.
Затем последовала длинная очередь чего-то хрупкого, разных размеров
- Ай, чешский фарфор... - Бледность перешла в неестественную синеву.
И наконец произошел взрыв ракеты класса постамент-воздух-плиточный пол
- ..., греческая статуя... - заключил пострадавший и упал в обморок.
- До свидания, Карен. - Все так же пропел Пауль и аккуратно положил трубку на рычаг.

- Что.. что же ты сделал... - прошептал начавший приходить в себя от нежного похлопывания по щекам Рихард. - Теперь она точно со мной разведется.
- Ой да ладно тебе, - хмыкнул Кристоф, - никуда она не денется...
- А может и денется, - меланхолично заметил Флейк, - вот я помню, я когда-то встречался с девушкой и...
- Ты помнишь, когда в последний раз встречался с девушкой? - Удивился Тилль.
- Конечно помню! У меня, между прочим, самый высокий IQ в группе.
- Самый высокий кто?
- Ин-тел-лект. - По слогам произнесло светило образования.
- Нет... что мне делать.. что мне делать... - продолжал убиваться Рихард. - Она меня бросит... Я не переживу этого.. не переживу...
В нем медленно разгорался эдакий костерок оч-чень негативного отношения к Паулю. Он давно уже уяснил себе главный закон природы. Самый мелкий - самый вредный. У Рихарда зазудели свежеотточенные ногти. Пауль предусмотрительно вооружился неизвестно каким образом перекочевавшей сюда скалкой. Флейк со Шнайдером за их спинами быстренько заключили пари, Оливер разбил, а Тилль прислонился к стенке, приготовившись наблюдать очередную серию боевика из цикла "Рихард&Пауль". Шнайдер традиционно приготовился влезть в самый ответственный момент. И быть бы неминуемой драке как вдруг... Тилль решительно прервал закипающие страсти.
- Надо поесть для начала. На голодный желудок такие вещи не решаются.
- Ой... - схватился за живот Пауль, выронив скалку - В кои-то веки я с тобой полностью согласен, Тилль. Есть хочется жутко. Я... - Фразу докончить он не успел
Одновременно еще пять человек схватились за животы, и все рванули в сторону... А вот и не угадали! В сторону кухни! В проходе мгновенно образовалась свалка, в которой активно учавствовали все, не исключая Оливера. Всегда молчаливый, воспитанный и скромный басист сейчас пер вперед с неумолимостью советского танка Т-34. Ужавшись в плотную субстанцию, все вшестером ввалились в ограниченное пространство и начали хватать все что под руку попадется. Нахватавшись про запас все единодушно понеслись в сторону гостиной. Тилль благоразумно решил не рисковать и вместе с награбленным засел за кухонным столом, отпугивая осмелившихся сунуть сюда нос невразумительным рычанием.

Прошло два дня...

Они ели, ели и снова ели.
- Тилль заразен. - Простонал Шнайдер с набитым ртом. - Это вирус голода. Мы от него инфицировались... Мне кажется меня сейчас стошнит.
- Уже-е-е... - Зелененький Пауль валялся на подоконнике, хм... тылом вверх. Зелененький он был с ног до головы, поэтому его состояние легко определялось даже по тому самому тылу.
Рихард возлежал на диване, почти незаметный из-за дикого количества пакетов с чипсами. Комнату оглашал непрерывный хруст.
Тилль вздохнул и отправился шастать по дому, словно медведь-шатун, разбуженный зимой, а потому не имеющий возможности чем-нибудь подкрепиться. Винни-Пух, короче.
- Прекрати чавкать! - В перерывах между приступами простонал Пауль. Приступы приступами, а пища с желудком прощаться не желала.
- Отцепись. - Прохрустел лидер-гитарист
Оливер с мученическим видом съедал уже третью тарелку какой-то каши неизвестного происхождения. Все они ненавидели готовить и поэтому процесс приема пищи был вдвойне, нет, втройне неприятен! Особо Оливеру, евшему по выражению Пауля "С обратным знаком от Тилля". С отвращением пережевывая комковатую массу, признаный медиум буквально физически ощущал как набирает килограммы.
- Крис, ты не видел где тут были бутерброды? - Раздалось из кухни.
- Бутербро-оды... - Опять застонал ударник, схватившись за живот. - Я их слопал, чтоб им пусто было!!! - Яростно заорал он.
Тилль явился в комнату с голодным блеском в глазах. Обведя лихорадочным взглядом окружающих, он принюхался. Все насторожились.
- Вы едите больше чем я! А ну, делитесь!
Несмотря на отвращение, Оливер затырил кашу чуть ли не за пазуху. Шнайдер сунул в рот последнюю конфету. Рихард обеспокоенно зашуршал пакетами. Пауль мог ничего не скрывать. Яблоко, лежащее рядом, прекрасно сочеталось с цветом его кожи, поэтому Тилль его (яблоко) не отыскал бы при всем желании.
Тут на свою беду откуда-то возник Флейк. Еще более на свою беду он имел неосторожность держать в руках булочку. Представьте его состояние, когда на него с голодным криком прыгнуло девяносто килограммов и почти с пальцами отхватило заветное хлебобулочное. Только челюсти щелкнули. Обворованный клавишник вознес хвалу небесам, за то что не держал эту булку например в зубах... Пластическая операция была бы неизбежна.
Потеснив Рихарда вместе с пакетами, он мрачно уткнулся в экран, дожевывая несчастный огрызок.
Тилль с урчанием ушел в сад - в поисках подножного корма.
Как только началась реклама, Пауль отклеился от подоконника и потащился в другую комнату. Слушать о всяких бургерах было просто невозможно.
Шнайдер перекосившись так, что мог бы стать натурой для Пикассо, удалился в подвал. Непонятно зачем. Видимо это было единственное место, где НИКОГО не было, в том числе и еды.
Даже Оливер не выдержал. Однако его хватило только на то, чтобы добраться до косяка. Там он и притулился в уголке, почти не видный из-за двери.

И произошло нечто...

Мрачно сидя в подвале, барабанщик прикидывал во сколько дней желудочного отравления обойдется ему все это свинство. Из оконца, находившегося на самом верху, около земли, доносилось шуршание и треск обламываемых веток. "Пропали яблони" - Про себя отметил Шнайдер. Вылазить и проверять, кто это трещит не хотелось. Перед глазами настырно трепыхалась какая-то серая сеточка. Подняв руку, чтобы протереть глаза, ударник к своему несказанному удивлению, обнаружил, что кулак покрыт такой же сеточкой. И она становилась все гуще. Вторая сеточка нагло продолжала лезть в глаза, мешая обозревать окружающую среду. Барабанщик поднялся на ноги и решил от греха подальше покинуть негостеприимное помещение. Ноги шевелились с трудом. Паутина. Шнайдер мгновенно представил себе как на него накидывается орда пауков и кинулся прочь. На середине лестницы паутина подло обернулась вокруг перекладин, Шнайдер окончательно запутался и с воплем рухнул вниз. Несмотря на остатки дрыганья и размахиванья конечностями серая дрянь радостно превратилась в кокон. В куколку.

Рихард с Флейком успели войти в конфликт на почве пропитания, когда клавишнику что-то помешало.
- Ой что это? - Флейк потряс головой, пытаясь согнать с глаз какую-то паутину.
- Похоже ты обрастаешь. - Меланхолично отметил Рихард. - Что?? Обрастаешь? Спасите-е-е!!
Оба вскочили, столкнулись лбами и, завывая, понеслись в разные сторны. Флейк помчался в душ, а за ним развивались серые лохмотья. Рихард рванул куда глаза глядят (не забыв, правда, прихватить пакет, ставший объектом спора), запутался в собственных ногах и еще в чем-то, оказавшимся при ближайшем рассмотрении уже знакомой серой паутиной. В итоге оказавшись в спальне, гитарист забрался под одеяло и зажмурился. Надолго.

В это же время клавишник вооружился мочалкой и куском щелочного мыла. Яростно шипя "Врешь, не возьмешь!.." - он вступил в неравную схватку с паутиной. Попал мокрыми волосами в розетку. Запахло озоном, и паутина бодро заполнила все окружающее пространство.

Пауля мутило и шатало. Ощущение было такое, будто он пил не просыхая целую неделю.
"Марганцовки мне!" - Мысли были тяжелыми и отдавали привкусом съеденного (а точнее с риском для жизни украденного) супа. Голова с желудком видимо общались по принципу сообщающихся сосудов. На жалобные вопли никто не отозвался и, вконец озеленевший от позавчерашней свежести супчика, гитарист поплелся в ванную. Открыв дверь он увидел море паутины. Голова соображать решительно отказывалась. Мозг подал в отставку.
Из серой паутины торчала знакомая тощая пятка. На щекотание она (пятка) не отзывалась.
Пауль затрясся и помчался искать Шнайдера. Неизвестно почему именно его, но это факт. По той же неизвестной причине он так и не смог его отыскать. Зато на втором этаже наткнулся на симбиоз паутины и одеяла. Рядом сиротливо лежал пакетик из-под чипсов.
"Рихард!" - Понял гитарист и отчаянно поскребся в голове. На пальцах остались серые клочья какой-то гадости. Он поднял голову и... ничего не увидел. Поняв что это, собственно, е г о паутина Пауль сделал попытку удрать через окно. Где и благополучно застрял, оглашая окрестности воплями, пока не окуклился.

Тилль в свою очередь, обтрясая яблони так увлекся этим делом, что очнулся только когда непонятная серость добралась до пояса. Невзирая на обильный поток возражений, подслушанных еще в России и звучавших очень складно и красиво, серая мерзость лезла дальше. Тилль храбро грохнулся в обморок. И зарос прямо под яблоней.

И естественно, спокойнее всех это перенес Оливер. По-прежнему сидя в углу, он мудро решил подождать. Являясь любителем экстремального спорта, он экстремально тащился от такой крутой штуки, как зарастание всякой дрянью. С тем он и закуклился. Экстремально.

В разных местах в доме (и не только) нелицеприятно пульсировали огромные серые комки. Происходило нечто...


  Количество комментариев: 1

[ добавить комментарий ]    [ распечатать ]    [ в начало ]