Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + обои на рабочий стол
  + комиксы
  + рисунки
  + рассказы
  + сценарии для клипов
  + табы и миди
  + сайты о группе



Официальное видео группы Rammstein Официальное видео группы Rammstein

Каталог DVD Дисков, которые выпустила группа. Вы также можете ознакомиться с обзорами некоторых дисков.

далее


Сценарии для клипов


"Ein Lied"
Автор: Schele

От автора: Это клип-сказка про то, что мечты не только сбываются, но и иногда начинают жить собственной жизнью. Именно по этому, действие происходит в Рождественскую ночь. Весь клип идет в приглушенно-мерцающих тонах. У каждой елки должно быть свое характерное оформление, чтобы ее легко можно было узнать.

00.00-00.14

Рождество. Камера обходит небольшой поселок: деревянные и невысокие кирпичные домики, пустая заснеженная площадь со скупо наряженной елкой, церквушка, какое-то явно официальное здание…. На больших городских часах стрелки показывают семь часов. Камера «идет» по улице, и заглядывает в одно из окон.

00.15-01.34

Большая комната, печка, мать с ребенком наряжают елку. Лицом ребенок должен напоминать Рихарда. Распахивается дверь, с улицы, весь в снегу, входит отец в форме пожарного. Ребенок смотрит на него с восхищенно-мечтательным выражением на лице. Потом на секунду закрывает глаза и представляет себя (т.е. еще маленького), в такой же форме, забирающимся в кабину пожарной машины. Но за руль садится уже взрослый Рихард, это кадр из клипа «Benzin». Он закладывает крутой вираж, камера крупным планом берет его руки, сжимающие руль. Кадр «плывет» и новое четкое изображение – детские руки, сжимающие рождественский крендель. Камера отъезжает, мимоходом показывая елку, и мы видим ребенка со стороны. Лицом он похож на Тилля. Он сидит в кресле с грустной мордашкой – одна нога у него в гипсе, к креслу прислонен костыль. Из соседней комнаты выходит дедушка. Он идет тяжело, опираясь на трость. Внучек смотрит на него сочувственно, потом отворачивается, прикрыв глаза. Камера сначала показывает один тяжелый шаг (так, чтобы было неясно, кто его сделал – у деда и внука одинаковые домашние тапочки), потом крупным планом берет трость. Она черная с металлической ручкой. Камера отъезжает, и мы видим вышагивающего Тилля в костюме, из клипа «Ich will». Потом кадр рябит, как помехи в телевизоре. Камера отъезжает, и мы видим, что это действительно сломанный телевизор. Отец с сыном пытаются его починить. Сын похож на Кристофа. На полу елочные игрушки чередуются с инструментами. Наконец экран начинает светиться и на нем видно фигуру в скафандре, спрыгивающую на землю. Ребенок радостно хлопает в ладоши, потом с шутливо-серьезным выражением лица начинает поднимать руку. Акцент камеры на светлый манжет его рубашки. И вот уже герр Кристоф Шнайдер отдает честь в клипе «Amerika». Кадр светлеет до чисто белого, потом камера фокусируется на белом пиджачке. Мы видим небольшую комнату, заваленную всевозможной одеждой. Посередине, с мученическим выражением на лице, стоит ребенок. По внешности – вылитый Флаке. Мать и сестра наряжают его на маскарад. На нем белые штаны, рубашка с кружевным жабо, светлые туфли. Сестра слегка припудривает ему лицо, но от рассыпчатой пудры он начинает чихать. Сестричка с улыбкой протягивает ему носовой платок. Крупным планом вышитая розочка на платке. Убирает от лица платок уже взрослый Флаке из «Du riecht so gut’98». Потом он становится на четвереньки, опираясь руками о землю. Акцент на темную траву, она незаметно перетекает в коврик. Потом мы видим подвальную печку и человека, поддерживающего огонь. Рядом носится существо, лицом очень напоминающее Пауля. Он перепачкан угольной пылью как чертенок. Человек у печки (по возрасту, скорее старший брат) окликает его, и кивает на тачку у стены. Ребенок радостно бросается к ней, и пытается ее сдвинуть, хотя ему это явно не по силам. Подошедший брат нахлобучивает ему каску. Акцент на нее, и по рельсам тачку везет уже Пауль Ландерс в образе из клипа «Sonne». Кадр темнеет, а, просветляясь, показывает сначала елку, а потом тяжелые туристические рюкзаки, сваленные у стены. Ребенок, лицом напоминающий Оливера, с серьезной миной подтягивает лямки на одном из них. Потом продевает руки в лямки, пытается поднять рюкзак, но шлепается на пол. Акцент на лямки и бок рюкзака. Поднимается на ноги уже взрослый Оливер, в образе из «Ohne dich».

01.35-02.07

Камера показывает в перспективе заснеженный путь, плавно меняющийся на главную улицу городка. Можно также показать часы, на которых близится полночь.
По улице идут все шестеро взрослых участников группы. С одной стороны, они одеты по-современному: тяжелые, высоко шнурованные ботинки, джинсы, джемпера в умеренный обтяг. Но сверху наброшены длинные безрукавки с капюшонами, слегка напоминающие накидки певчих в соборе. Капюшоны откинуты, цвет одежд произвольный, но НЕ черный и НЕ белый. Лучше всего, у каждого свой цвет.
Тилль и Оливер идут молча, с серьезными лицами. Пауль дурачится, пытаясь столкнуть Кристофа в сугроб. Рихард идет, засунув руки в карманы, и пинает попутные снежные кучки. Флаке это не нравится, так как снежная пыль налипает ему на очки. Сначала они идут все вместе, потом рассредоточиваются по переулкам.
Камера проходится по комнатам детей. Каждый занят чем-то своим: читает, смотрит телевизор, развлекается на празднике, в нетерпении бродит вокруг елки, играет с собакой, просто смотрит в окно…

02.05-02.10

В музыкальном проигрыше такой, как бы звеняще-замирающий звук.
Словно по неведомому знаку, они замирают, прислушиваются, и потом выбегают на улицу. И там каждый видит самого себя, только уже выросшего.

02.11-02.13

Они молча стоят и смотрят друг на друга. Дети смотрят с восторженным удивлением и надеждой. Взрослые – с легкой грустью и загадочными улыбками.

02.14-02.30

Они делают шаг навстречу друг другу. Камера показывает то их, то елку на площади. Как только происходит соприкосновение, на небе загорается звезда, а елка начинает светиться сильнее.

Пауль - маленький, как самый эмоциональный бросается обнимать свое взрослое привидение. Флаке – взрослый снимает очки, чтобы протереть их от снега, а его младшее воплощение протягивает ему платок, их руки соприкасаются. Оливер – ребенок, запрокинув голову, смотрит на себя взрослого. Тот, улыбаясь, слегка щелкает мелкого по носу. Оба Рихарда, скрестив руки на груди, рассматривают друг друга с преувеличенно-серьезным видом. Потом, не меняя выражений лиц, жмут друг другу руки, не выдерживают собственной серьезности и смеются. Маленький Кристоф на пробу, запускает во взрослого снежком. Тот уклоняется, после чего ловит этого чертенка за талию. Тилль – ребенок от удивления роняет костыль. Взрослый Тилль поднимает упавшее и подает ему.

02.30-02.40 – «Und der Himmel brich. Ein Lied fallt weich vom Himmelslicht»

Камера показывает елку на площади (она вся ярко светится, на верхушке – звезда) и часы (на них – ровно полночь). Камера идет выше, в небе над елкой горят рядом шесть крупных звезд. На несколько секунд они соединяются чуть видимыми линиями, и превращаются в Рамштайновскую символику.

02.41-03.30

Замечание: В комнатах взрослых Штайнов, инструменты должны выглядеть так, как - будто на них только что играли, и отложили буквально секунду назад….

Камера отъезжает, и мы видим звездное небо через окно. Мельком показывается елка. Маскарадный костюм аккуратно висит на вешалке, ребенок спит на кровати, укрытый пушистым пледом. Показывается старенькое пианино в углу, оно начинает переливаться, «искрить» и превращается в навороченный синтезатор. Видно, что он включен – горит лампочка on\off. На кровати лежит Флаке, он спит, даже не сняв очки. Одна рука поверх одеяла, пальцы перебирают по одеялу, как по клавишам. Рядышком - свернувшаяся клубочком кошка. Потом она становится игрушечной, и мы уже в следующей комнате. Елка, одежда, небрежно брошенная на стул, прислоненная к нему пластмассовая гитара, спящий в кровати ребенок. Гитара так же «переливается» и превращается в современную (тому, кто в этом понимает, должно быть ясно, что это бас-гитара), прислоненную к спальному месту. Оливер спит на очень низкой и длинной кровати, может даже показаться, что прямо на полу. Гитара прислонена практически к его плечу. Акцент на одеяло, касающееся пола, и смена комнаты. Елка, работающий телевизор, частично распакованные подарки. Одеяло накрывает ребенка, заснувшего прямо на диване в гостиной. В руке он сжимает барабанные палочки, сам инструмент лежит на полу. Он «искря» превращается в басс-бочку. Камера, отодвигаясь, показывает всю внушительную установку, одна из тарелок на ней чуть подрагивает. Кристоф спит на разложенном диване, почти уткнувшись в велюровую спинку лицом, одна рука засунута под подушку, из-под которой выглядывают заветные палочки. Камера переходит на обои, и меняет комнату. Елка, подарки, одежда свалена на полу, на стуле аккуратненько повешена пожарная униформа (маленького размера), среди подарков видна игрушечная гитара. Аналогично предыдущей, она превращается в настоящую, ультрасовременную со специальной подставкой. Но она с нее снята, и просто прислонена к стене, чуть дрожат струны. Рихард, раскинувшись, спит на кровати с кованой спинкой. Судя по его позе, он даже во сне продолжает играть. Потом спинка перетекает в решетку камина, комната меняется. Елка, игрушки, каска на полу. В кресле, на почетном месте – игрушечная гитара. Ребенок спит поперек кровати – любовался на подарок, пока не заснул. Гитара перевоплощается в нечто очень современное и навороченное, но стоит все равно в кресле. Рядом на полу валяются листки с нотами, и тут же свалена одежда. Пауль спит практически поперек кровати, лицом в подушку – должно быть понятно, что он не ложился специально, а просто упал на кровать, да так и заснул. Рука сжимает наплечный ремень от гитары. Камера возвращается на листки и по ним переходит в другую комнату. Елка, на полу валяются обертки от подарков, ленточки, мишура. К креслу аккуратно прислонен костыль, в кресле лежит игрушечный микрофон (он больше настоящего, рыжего цвета и весь в кнопочках). На кровати спит ребенок, он лежит на спине, одна рука чуть свешивается вниз. Микрофон превращается в настоящий, лежащий на столе. Шнур идет к работающему компьютеру, на экране заставка с рыбками. Стол завален книгами, вырезками, дисками, здесь же кружка с остатками кофе. Тилль спит на диване, укрывшись пледом. Губы чуть шевелятся, словно он повторяет текст. Занавеска не задернута, и через окно камера выходит на улицу.

Уже без музыки, кадр понемногу темнеет

Небо, звезды, медленно падающий снег, елка на площади….

[ распечатать ]    [в начало]