Rammstein Fan ru Rammstein - последние новости О Rammstein Аудио, видео материалы Фэн-зона Работы фанатов группы Rammstein Магазин Форум
домойкарта сайтадобавить в избранноесделать стартовой
  + концерты
  + статьи из прессы
  + книга записей
  + официальная фэн-зона
  + квизарий
  + фэн-лист
  + "Messer"



Рисунки Рисунки

Рисунки, сделанные фанатами группы Раммштайн. Хотите добавить свою работу в этот раздел?

далее


Интервью и публикации в прессе


Интервью: Рихард Круспе, Emigrate/Rammstein

Michael Tedder,
15 ноября 2007 г.

Гитарист Rammstein и автор песен Рихард Круспе не так давно взял небольшую передышку от записи самостоятельно написанного нового альбома для своей группы Emigrate, который получился на удивление танцевальным, но при этом абсолютно металличным. Герр Круспе оказался достаточно любезен, чтобы прервать ненадолго свою работу над следующим альбомом Rammstein, чтобы рассказать CMJ о неуверенности, концертах Rammstein и почему его новый альбом не будет сольным.

Почему вы решили создать сольный альбом?

Прежде всего, я бы не сказал, что это сольный альбом. Сольные альбомы появляются тогда, когда ты не можешь сделать определенные вещи в своей группе. Это совсем новый проект, с помощью которого я начал приводить себя к гармонии, и существует множество причин, почему я основал его. Прежде всего, я думаю, что любой гитарист хотел бы каким бы то ни было образом попробовать себя в качестве певца, даже если у него нет на это шансов. Итак, пение на долгое время стало для меня идеей фикс, и даже когда я работал с Rammstein, появлялись мысли о нем, но заняться этим было невозможно. Когда я переехал в Нью-Йорк в 2001, это стало для меня открытием нового мира... События как раз шли по такому сценарию, что можно было начать работу над чем-то новым.
На это потребовалось некоторое время, потому что, я считаю, как композитор я уже состоялся, но в пении я был тогда сущий ребенок. Поначалу я сомневался, но, кто знает меня, тот знает, что я никогда не сдаюсь, если я твердо решил что-нибудь сделать. Я продолжал работу и через какое-то время ее закончил.

Я читал, что когда Rammstein только образовались как группа, вы подумывали о пении, но, в конце концов, вы решили, что не хотите. Когда же к вам пришла уверенность в том, что вы должны петь в этом новом проекте?

Я полагаю, самая важное в жизни - это делать то, чего ты боишься. Это единственный способ познать себя и побороть страх. Я думаю, вначале, когда я хотел петь, я не чувствовал себя достаточно уверенным в себе, действительно, меня терзали сомнения. С одной стороны, я думал о включении в коллектив профессионального певца, но ребята мне сказали: это песни, которые ты сам написал, и ты - единственный, кто может их спеть. И я понял, что для пения необходимо много работать над самим отношением к нему, это нечто в твоем мозгу, что нужно включить, заставить работать. Ты включаешь и оно работает!
Интересно, что когда вы наблюдаете за выступлениями Rammstein на сцене, даже странно подумать, что наши ребята в чем-то когда-либо сомневаются. Я думаю, каждый внешне выглядит вполне уверенным, но на самом деле в его душе все наоборот. Если кто-то демонстрирует внешнюю уверенность, определенно внутри все совсем не так. Если кто-то кажется дружественным, на самом деле он таковым не является. Такое противоречие встречается везде. Неуверенность внесла большую долю в то, что мы стали настоящими музыкантами. Нам очень нужно внимание, которого нам так не хватало в детстве.

Когда вы работали над альбомом, вы ставили перед собой какие-то особенные цели? Альбом звучит менее камерным и плотным, чем ваше предыдущее творение.

Вначале я вообще не был ни на что нацелен из-за суеты, навалившейся на меня при переезде в Нью-Йорк, и давящей на меня мысли, что все придется начинать с нуля... Я рассматривал свое прошлое как успех, достигнутый с немецкой группой, поющей на немецком языке, мы дважды были номинированы на Грэмми. Я думал, что все это приготовило меня к началу нового проекта, мне даже стало тогда немного скучно, я чувствовал, что мне необходима новая сложная задача. Приезжая в новую страну, соприкасаясь с ее культурой, получаешь вдохновение, особенно от самого Нью-Йорка, города драм, города всеобщего оживления, города крайностей. Да, он вдохновляет на написание музыки. Нужно просто побродить по городу. Итак, я не нацеливался ни на что. Единственное, в чем я хотел отличаться от Rammstein - писать в другом духе. Для Rammstein я пишу в основном что-то наподобие саундтрека, то есть музыку без вокала. Это то же самое, что писать саундтрек к фильму. С Emigrate я с самого начала старался, чтобы мой голос был частью композиции, чему и учит старая школа написания песен.

Итак, вы рассматриваете Emigrate как второстепенную группу?

Что я и хочу сказать с самого начала интервью! Именно так. Потому что было много фанатов, которые боялись, что с основанием моего проекта Rammstein прекратит свое существование. Я всегда себе объяснял, что Emigrate нужен мне, чтобы поддержать внутренний баланс, потому что я живу в двойственном мире, и существование в двух культурах спасло мне жизнь. Я больше не чувствовал себя удовлетворенным в Rammstein... а Emigrate дал мне то, что я могу внести в Rammstein. Мне нужны обе эти группы, чтобы выжить.

Получается, Rammstein - одна часть твоего сознания, а твой новый проект - другая?

Я твердо верю, что внутри каждого из нас уживается не одна личность, а для меня всегда хорошо отстраниться от других, живущих во мне. Как я сказал раньше, мне стало в некоторой степени скучно от той роли, которую я играл в Rammstein. В конце концов, это лишь часть твоей личности, но всего одна-единственная часть. Это как актеры играют то одну роль, то другую, и у меня появилось чувство, что я должен наполнить мою душу чем-то еще.

Теперь, когда у тебя есть выход для твоих идей, ты чувствуешь большую заинтересованность в Rammstein?

Да, я удовлетворен работой с ребятами, и в настоящий момент мы вновь возвратились к репетициям, начали запись. У меня намного больше энергии, чем прежде, потому что я реализую свою вторую половину и не вынужден делить свое "Я".

Много ли различий между бытностью певцом и автором песен в собственной группе, и бытностью частью коллектива из шестерых человек?

И у того, и у другого есть и положительные, и отрицательные стороны. Я начал работу с Emigrate, потому что я устал от постоянной необходимости идти на компромисс в Rammstein. Мне нужно было что-то, что я мог сам сделать... Я мечтатель... И приведение в порядок всех своих идей вызвало много неприятностей. Дайте мне идти своим путем: музыка - король, она ведет весь проект, ну а я хочу быть королевой. А в Rammstein целых шесть королей и много разговоров - совсем другой сценарий. Я считаю, жизнь по обоим сценариям действует на меня благотворно.

Когда вы приняли решение петь, вы хотели состязаться с какими-то определенными певцами?

Примером может послужить мой собственный опыт: когда я начинал играть на гитаре, я не был заинтересован в игре, напоминающей чье-то еще звучание, потому что я был слишком погружен в себя и всегда хотел создать нечто свое, а играть что-либо еще - это не для меня. Я предпочитаю двигаться вперед со своим собственным творчеством, а не переигрывать чужое, - я до сих пор придерживаюсь этого принципа. Я хотел создать свой, отличный от всего стиль. Есть отдельные личности, которыми я восхищаюсь... такие, как Мартин Гор из Depeche Mode, например; некоторых авторов песен я считаю действительно великими, и у них есть то, чего бы я тоже хотел достичь.

Как отреагировали фанаты на создание твоей новой группы?

Поначалу они в большинстве своем испугались: а не повлияет ли это на Rammstein? И через некоторое время я почувствовал... это было как с Rammstein, до предела обостренное чувство. Либо люди это любят, либо ненавидят, это проявляется предельно отчетливо.

Итак, я читал, что однажды Rammstein появились на сцене из гигантской матки, одетые под младенцев.

Да, это было очень забавно. Эта матка была подвешена за крышу, когда мы спускались по ней, душа уходила в пятки. Она внезапно открывалась, и мы просто из нее вываливались с высоты полтора метра, одетые в одни подгузники. Мы ползали вокруг и потом получали свои инструменты. Неслабое начало, действительно волнующее.

Какой у вас любимый концерт?

Да, это было самое мое любимое начало концертов Rammstein, правда. Но еще у нас было шоу, как мне помнится, в Чикаго, одно из наших самых ранних шоу в Америке, и нам запретили использовать пиротехнику... но мы играли и это получилось потрясающе! Это просто сработало и музыка реально завела публику. И хотя люди ни слова не понимали, они полностью погрузились в нее.